№4(56)/2009 Серия история. Философия. Право



жүктеу 6.1 Mb.
Pdf просмотр
бет26/39
Дата22.12.2016
өлшемі6.1 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   39
часть следственные органы включены в главу шестую «Судебная власть» (ст.ст. 127 и 128). Точно так 
же в Конституции Румынии раздел первый главы 6 посвящен судебным органам (ст.ст. 123–129), а 
раздел  второй — прокуратуре  (ст.ст. 130–135). Конституционный  суд,  как  и  органы  прокуратуры, 
также относят к судебным органам, и это несмотря на то, что он, как известно, не осуществляет пра-
восудие. 
В  угоду  теории  разделения  властей,  по  мнению  указанного  автора,  в  некоторых  конституциях 
государств  Восточной  Европы  непомерно  возвеличивают  и  без  того  громадные  полномочия  Прези-
дента  республики,  который  обязан  обеспечивать  на  деле,  в  реальной  практике  государственного 
строительства разделение властей [1; 217]. «Президент Румынии, — гласит ее Конституция, — сле-
дит  за  соблюдением  Конституции  и  надлежащим  функционированием  государственных  властей» 
(п. 2 ст. 80), т.е. именно он и обеспечивает на деле разделение властей. 
Власть в любом государстве чрезвычайно разнообразна, но вместе с тем она едина и потому не 
может  быть  разделена.  Однако  огромный  объем  деятельности  власти  в  государстве  в  целом  все  же 
осуществляется различными видами государственных органов. Поэтому, не разделяя власть, уже не-
однократно  подчеркивалось,  что  это  практически  невозможно,  можно  и  необходимо  разделить  ее 
функции между различными видами государственных органов. 
Главная  особенность  органов  прокуратуры  в  зарубежных  странах  заключается  в  том,  что  они 
осуществляют общий надзор за точным и единообразным исполнением законов. Общий надзор орга-
ны  прокуратуры  осуществляют  в  отношении  органов  государственного  управления.  Это,  следова-
тельно, общий контроль за министерствами, государственными комитетами, различными ведомства-
ми, а также за предприятиями, учреждениями, за местными органами государственного управления. 
Надзор,  осуществляемый  органами  прокуратуры,  весьма  существенно  отличается  от  контроля. 
Контролирующие  органы  имеют весьма  важные  права  в  отношении контролируемых  органов. Кон-
тролирующие органы вправе приостанавливать, отменять, изменять или отклонять акты или действия 
контролируемых органов. В отличие от этого органы прокуратуры осуществляют не контроль, а над-
зор, и поэтому они не обладают такими правами, как контролирующие органы. 
Органы  прокуратуры  не  осуществляют,  как  правило,  нормотворческую  деятельность.  Дело  в 
том,  что  в  литературе  данный  вопрос  рассматривается  неоднозначно.  Формулируется  позиция,  со-
гласно которой Генеральный прокурор имеет право в весьма редких, чрезвычайных ситуациях изда-
вать  нормативные  акты — приказы,  в  которых  содержатся  нормы  права.  Подобное  суждение  пред-
ставляется, по крайней мере, спорным по следующему основанию. Дело в том, что Генеральный про-
курор в большинстве стран является одним из субъектов права законодательной инициативы. Если он 
обнаружит,  что  по  какому-то  вопросу  о  прокуратуре  есть  пробел  в  правовых  актах,  то  он,  обладая 
правом законодательной инициативы, вправе внести соответствующее предложение в Парламент, — 
это может быть, например, законопроект. 
Осуществляя  свою  деятельность,  органы  прокуратуры  остаются  независимыми  от  всех  других 
государственных органов. Речь идет о независимости не только от центральных, но и от местных ор-
ганов государственной власти, а равно от центральных и местных органов государственного управ-
ления. 
Общим  для  прокуратур  постсоветского  пространства  является  независимый  их  характер  дея-
тельности, о чем прямо указано в законах об этих органах. Система подотчетности и подконтрольно-
сти органа прокуратуры, закрепляемая в законодательстве, исходит прежде всего из необходимости 
обеспечения этого принципа. 
Статья 1 Федерального закона о прокуратуре Российской Федерации определяет, что прокурату-
ра Российской Федерации является единой федеральной централизованной системой органов, осуще-
ствляющих от имени Российской Федерации надзор за исполнением действующих на ее территории 
законов. Генеральный прокурор Российской Федерации ежегодно представляет палатам Федерально-
го Собрания Российской Федерации и Президенту Российской Федерации доклад о состоянии закон-
ности и правопорядка в Российской Федерации и о проделанной работе по их укреплению (п. 6 ст. 12 
Федерального закона). Статья 5 Федерального закона о прокуратуре Российской Федерации называ-
ется  «Недопустимость  вмешательства  в  осуществление  прокурорского  надзора».  В  соответствии  с 
этой статьей воздействие в какой-либо форме федеральных органов государственной власти, органов 
государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, общест-
венных объединений, средств массовой информации, их представителей, а также должностных лиц на 

191 
прокурора или следователя с целью повлиять на принимаемое им решение или воспрепятствование в 
какой-либо форме его деятельности влечет за собой установленную законом ответственность [3]. 
Статус  прокуратуры  регулируется  в  конституциях  зарубежных  стран  достаточно  редко.  Из  не-
многочисленных примеров западных основных законов можно привести Конституции Италии и Ис-
пании, где прокуратуре посвящены отдельные статьи в разделах о судебной власти. Наиболее лако-
ничным  является  положение  ст.112  итальянской  Конституции: «Прокуратура  обязана  осуществлять 
уголовное преследование» [4]. 
Более развернутой является характеристика прокуратуры в Конституции Испании (ст. 124). Она 
определяет задачи прокуратуры, а также главные принципы ее организации. Основная задача проку-
ратуры состоит в том, чтобы «способствовать отправлению правосудия в целях защиты законности, 
прав граждан и общественных интересов, охраняемых законом, в силу своих обязанностей или же по 
ходатайству заинтересованных лиц, а также осуществлять надзор за обеспечением условий для неза-
висимости судов и соблюдением в них общественных интересов». Организация органов прокуратуры 
основана на принципах «единства действий и иерархической соподчиненности, законности и беспри-
страстности». При этом «Генеральный прокурор государства назначается Королем по предложению 
Правительства, с учетом мнения Государственного совета судебной власти» [5]. 
Сохранение высокого статуса прокуратуры во многих постсоциалистических странах обуслови-
ло наличие в их новых конституциях структурных подразделений, специально посвященных проку-
ратуре. Например, в обновленной редакции венгерской Конституции 1949 г. это раздел XI. Его нор-
мы определяют функции прокуратуры (обеспечение охраны прав граждан, уголовное преследование 
за совершение преступлений и их расследование, осуществление надзора за законностью следствия и 
исполнения наказания, предъявление обвинения в судебном процессе, выступление в защиту консти-
туционности,  содействие  обеспечению  соблюдения  законов  всеми  общественными  организациями, 
государственными органами и гражданами), структуру органов прокуратуры и порядок их формиро-
вания (Генеральный прокурор избирается Государственным собранием по предложению Президента, 
его  заместители  назначаются  Президентом  по  предложению  Генерального  прокурора,  а  остальные 
прокуроры — Генеральным прокурором), основные принципы организации и деятельности прокура-
туры (несовместимость статуса прокуроров с политической деятельностью, централизация, ответст-
венность и подотчетность Генерального прокурора Государственному собранию) [6]. 
Конституция Румынии регламентирует статус прокуратуры во втором разделе главы VI, посвя-
щенной судебной власти. Вместе с тем она устанавливает, что руководство прокуратурой осуществ-
ляет  министр  юстиции  (ст. 131). Основными  функциями  прокуратуры  Конституция  считает  пред-
ставление интересов всего общества в судебной деятельности, защиту правопорядка, прав и свобод 
граждан (ст. 130), а принципами ее деятельности — законность, беспристрастность и иерархический 
контроль,  несовместимость  функций  прокурора  с  любой  публичной  или  частной  функцией,  за  ис-
ключением преподавания в высших учебных заведениях (ст. 131) [7]. 
Российские государствоведы В.H.Додонов и В.Е.Крутских, исходя из места прокуратуры в сис-
теме государственных органов выделяют четыре группы стран: 
1) где прокуратура входит в состав министерства юстиции: США, Франция, Япония, Израиль, 
Эстония и др.; 
2) где  прокуратура  полностью  включена  в  состав  судебной  системы  и  находится  при  судах 
или пользуется в рамках судебной власти административной автономией; 
3) социалистические  (КНР,  КНДР,  Куба,  Вьетнам,  Лаос)  и  некоторые  постсоциалистические 
государства; 
4) где прокуратуры как особого института нет (Великобритания и др.) [8; 5–6]. 
Схожую позицию в вопросе о классификации зарубежных стран в зависимости от роли и мес-
та  органов  прокуратуры  в  государственном  механизме  занимают  видные  ученые  Б.А.Страшун  и 
Ал.А.Мишин. Эти авторы подразделяют зарубежные государства также на четыре группы: 
 страны, где прокуратура находится в составе министерства юстиции; 
 страны,  где  прокуратура  включена  в  состав  судейского  корпуса  (магистратуры)  и  находится 
при судах; 
 страны, где прокуратура выделена в отдельную систему и подотчетна парламенту; 
 страны, где прокуратура вообще отсутствует [9; 676]. 
К первой группе стран относятся, в частности, США, Франция, Польша, Япония. Так, в США и 
Польше  министр  юстиции  (в  США  генеральный  атторней) — это  одновременно  и  генеральный 
пpокурop.  Ему  подчинены  нижестоящие  прокуроры  (атторнеи),  причем  в  США  наряду  с  системой 

192 
федеральной прокуратуры в каждом  из штатов действует своя система прокуратуры, возглавляемая 
генеральным атторнеем штата и не подчиненная прокуратуре федеральной. Федеральные прокуроры 
назначаются Президентом по представлению генерального атторнея по совету и с согласия Сената. В 
штатах прокуроров аналогичным образом назначают губернаторы. 
Прокурорские  функции  в  США  выполняет  атторнейская  служба.  Генеральный  атторней  США, 
являясь главным прокурором страны и высшим должностным лицом федеральных органов юстиции, 
обладает очень широкими полномочиями и осуществляет разнообразные функции. К функциям госу-
дарственной  атторнейской  службы  в  США  относятся:  уголовное  преследование  лиц,  совершивших 
преступления; представление в суде интересов федерального правительства, администрации штатов 
по различным правоотношениям; обеспечение исполнения законов; участие в законодательном и су-
дебном  нормотворчестве;  координация  деятельности  органов  уголовного  преследования;  участие  в 
формировании судейского корпуса и т.д. 
Под  руководством  Генерального  атторнея  находятся  Федеральное  бюро  расследований,  феде-
ральные тюрьмы и иные места лишения свободы, служба иммиграции и натурализации, наделенная 
полномочиями расследования преступлений. Атторнейская служба, выполняя правозащитную функ-
цию,  осуществляет  уголовное  преследование  лиц,  совершивших  преступления  и  при  этом  атторнеи 
наделены  полномочиями  возбуждать  уголовные  дела,  проводить  проверки,  привлекать  к  уголовной 
ответственности, поддерживать обвинение в суде. 
Во Франции согласно Ордонансу № 58–1270, содержащему органический закон о статусе маги-
стратуры, 1958 г., прокуроры находятся под руководством и контролем вышестоящих руководителей 
и подчиняются министру юстиции; в судебном заседании их речь свободна. При Кассационном суде 
и  апелляционных  судах  действуют  генеральные  прокуроры,  при  трибуналах  большого  процесса — 
прокуроры Республики. 
Примечательно,  что  в  Японии,  где  прокуроры  обладают  широкими  дискреционными  полномо-
чиями в области судебного преследования, наряду с судебным контролем за их действиями сущест-
вует  и  общественный:  в  каждом  округе  из  числа  избирателей  по  жребию  составляется  специальная 
комиссия по надзору за прокурорами. Прокурор может по своему усмотрению воздержаться от обви-
нения в отношении лица, совершившего преступление, и приостановить судебное преследование. По 
действующим  правилам  судопроизводства  прокурор  не  обязан  предъявлять  обвиняемому  и  его  за-
щитнику все доказательства, имеющиеся в его распоряжении. Прокурор также не обязан знакомить 
со всеми материалами дела до судебного разбирательства и судью, которому он передает лишь обви-
нительное заключение без каких-либо других документов. 
Ко второй группе стран относятся, в частности, Испания, Италия. Так, в Испании согласно Зако-
ну № 50, которым регулируется органический статут Прокуратуры (Ministerio Fiscal) 1981 г., проку-
ратура содействует юстиции в защите законности, прав граждан и охраняемого законом публичного 
интереса  в  силу  своей  функции  или  по  ходатайствам  заинтересованных  лиц,  а  также  следит  за  со-
блюдением независимости трибуналов и добивается перед ними удовлетворения публичного интере-
са. Будучи включена в систему судебной власти с функциональной автономией, прокуратура выпол-
няет свою задачу в соответствии с принципами единства действий и иерархической зависимости и, во 
всяком  случае, с  принципами  законности и беспристрастности  (что  означает  и  непринадлежность  к 
политическим  партиям).  Органы  прокуратуры  действуют  при  судах,  вплоть  до  провинциального 
уровня  включительно.  Возглавляет  их  генеральный  прокурор  государства,  назначаемый  Королем  по 
представлению  Правительства  после  заслушивания  мнения  Генерального  совета  судебной  власти.  В 
иерархии судебной власти он считается следующим лицом после председателя Верховного трибунала. 
Третью группу стран образуют социалистические страны. В этих странах на прокуратуру наряду 
с  упомянутыми  выше  функциями  чаще  всего  возлагался  так  называемый  общий  надзор  за  закон-
ностью,  объектами  которого  были  государственные  органы  (начиная  от  министерств  и  ниже,  с  ис-
ключением  представительных  органов),  общественные  объединения,  хозяйственные  организации, 
разного рода учреждения и физические лица. Начиная со сталинской Конституции СССР 1936 г. со-
циалистические  конституции  неизменно  регулируют  статус  прокуратуры  как  одного  из  важнейших 
государственных  органов,  хотя  реально  значение  этого  общего  надзора  ничтожно.  Объективно  со-
циалистическая прокуратура — организационно обособленная система органов, возглавляемая гене-
ральным  прокурором,  которого  формально  назначает  парламент  на  срок  своих  полномочий  или  на 
более длительный срок и который формально же несет перед парламентом ответственность за свою 
деятельность.  Он  назначает  нижестоящих  прокуроров.  Реально  решения  о  назначении  и  смещении 
прокуроров  принимаются  коммунистическими  партийными  инстанциями.  Так,  согласно  Конститу-

193 
ции  КНДР  (ст. 143–146) прокурорскую  деятельность  осуществляют  Центральная  прокуратура,  про-
винциальные  (городов  центрального  подчинения),  городские  (районные),  уездные  прокуратуры  и 
специальные прокуратуры. В обязанности прокуратур входит: 
1) надзор  за  точным  исполнением  государственных  законов  государственными  органами, 
предприятиями, общественно-кооперативными организациями и гражданами; 
2) надзор за непротиворечием постановлений и распоряжений государственных органов Кон-
ституции,  законам,  актам  Президента,  Центрального  народного  комитета,  Постоянного  совета  Вер-
ховного народного собрания, Административного совета; 
3) защита  «власти  рабочих  и  крестьян  и  социалистического  строя»  от  любых  посягательств, 
охрана государственной и общественно-кооперативной собственности, конституционных прав, жиз-
ни и имущества граждан (прокуратуры делают это, «разоблачая преступников и нарушителей закона 
и привлекая их к ответственности по закону») [9; 678]. 
Деятельностью прокуратуры централизованно руководит Центральная прокуратура, которая на-
значает и освобождает от должности прокуроров. Председатель же Центральной прокуратуры в соот-
ветствии с п. 8 ст. 16 Конституции назначается и освобождается от должности Верховным народным 
собранием. Все прокуратуры подчиняются вышестоящим прокуратурам и Центральной прокуратуре, 
которая за свою деятельность ответственна перед Верховным народным собранием,  Президентом и 
Центральным народным комитетом. Как видим, никакой, даже функциональной независимости про-
куратуры  здесь  нет.  Достаточно  вспомнить,  что  Верховное  народное  собрание  заседает  несколько 
дней в году (не говоря уже о его составе и принятых в нем нравах послушания) и что Центральный 
народный  комитет  возглавляется  Президентом,  и  становится  ясно,  что  прокуратура — всего  лишь 
одна из карательных дланей Президента. 
Действующая Конституция Китайской Народной Республики 1982 г. организационно децентра-
лизовала прокуратуру, органы которой призваны согласно ст. 129 осуществлять надзор за соблюде-
нием законности. Согласно части второй ст. 101 Конституции местные собрания народных предста-
вителей уездной ступени и выше избирают и имеют право освобождать от должности главных про-
куроров народных прокуратур соответствующей ступени; такое решение доводится до сведения вы-
шестоящего главного прокурора и утверждается постоянным комитетом собрания народных предста-
вителей этой вышестоящей ступени. Все прокуратуры ответственны перед органами государственной 
власти (т.е. собраниями и их постоянными комитетами) своего уровня и вышестоящей прокуратурой, 
если таковая есть (ст. 133 Конституции). 
Пример страны четвертой группы — Великобритания, где прокуратуры нет. Генеральный аттор-
ней  возглавляет  адвокатский  корпус,  представители  которого  в  необходимых  случаях  выступают  на 
судебных процессах в качестве обвинителей. Когда же слушаются особо важные уголовные дела, обви-
нение поддерживает специальное должностное лицо — директор публичных слушаний. 
В  системе  государственных  учреждений  Великобритании  нет  органов  прокуратуры,  но  есть 
службы  и  должностные  лица,  которые  осуществляют  отдельные  функции,  свойственные  прокурор-
скому надзору. Так, к числу названных субъектов следует отнести Службу государственных обвини-
телей (Crown Prosecution Service) и генерал-атторнея (генерального атторнея) [10; 7]. 
Служба  государственных  обвинителей — это  государственная  служба  Англии  и  Уэльса,  воз-
главляемая  директором публичных преследований (Director of Public Prosecutions). Эта служба под-
чинена  парламенту  через  генерального  атторнея,  являющегося  юрисконсультом  королевы  и  прави-
тельства, а также возглавляющего адвокатуру. Данная служба носит статус национальной организа-
ции, в состав которой входит 42 района страны. Каждый район возглавляется главным государствен-
ным обвинителем (Chief Crown Prosecutor) и соответствует одному полицейскому району, где Лондон 
представляет собой один район. Служба была основана в 1986 г. для поддержания обвинения по де-
лам,  возбуждаемым  полицией.  Однако  история  создания  этой  службы  уходит  корнями  в  далекое 
прошлое. Так, еще в 1879 г. в Великобритании для поддержания обвинения по делам, затрагивающим 
интересы короны, была учреждена должность директора публичного преследования. Он назначался 
министром  внутренних дел  с  согласия премьер-министра и  генерал-атторнея. Директор публичного 
преследования  по  преступлениям,  за  которые  была  предусмотрена  смертная  казнь,  возбуждал  уго-
ловные  дела  по  требованию  министра  внутренних  дел  и  генерал-атторнея,  а  также  по  собственной 
инициативе,  когда  находил  это  необходимым  ввиду  важности  и  сложности  дела,  вызвавшего  резо-
нанс в обществе (публичный интерес). Расследование такого рода дел осуществлялось полицией под 
руководством и контролем дирекции публичного преследования, представители которой также под-
держивали обвинение в судах [11; 364–365]. 

194 
На  примере  зарубежных  государств,  в  том  числе  стран  СНГ  и  Балтии,  можно  проследить,  что 
статус прокуратуры в конституционно-правовом законодательстве этих стран имеет как общие чер-
ты, так и национально-государственные особенности. 
Анализируя  конституционные  положения  стран  СНГ  о  статусе  прокуратуры,  академик 
Г.С.Сапаргалиев  выделяет  три  разновидности  статуса  прокуратуры  в  конституционно-правовом  за-
конодательстве  постсоветских  государств.  В  первом  случае  прокуратура  признается  самостоятель-
ным государственным органом в механизме государства и не входит ни в одну из ветвей государст-
венной  власти  (конституции  Российской  Федерации (1993 г.),  Армении (1995), Казахстана (1995), 
Таджикистана (1994), Туркменистана (1992), Узбекистана (1992), Украины (1996)). При этом указан-
ные  конституции  по  расположению  норм  о  прокуратуре  можно  разделить  на  две  подгруппы:  когда 
нормы  о  прокуратуре  находятся  в  разделе  о  судебной  власти  (конституции  Российской  Федерации, 
Армении и Казахстана), однако в них закрепляется независимый от судебной власти статус прокура-
туры.  И  во  второй  подгруппе  конституций  прокуратуре  посвящен  отдельный  раздел  (конституции 
Туркменистана, Узбекистана и Украины) [12; 69]. 
Несмотря на различия, в конституциях Российской Федерации, Армении, Казахстана, Таджики-
стана, Туркменистана, Узбекистана и Украины имеются общие черты: 1) прокуратура не относится к 
какой-либо  ветви  государственной  власти; 2) централизованный  характер  органов  прокуратуры; 
3) подчеркивается  самостоятельность  прокуратуры.  Прокуроры  руководствуются  только  законом  и 
подотчетны только Президенту. Лишь в Конституции Таджикистана записано, что Генеральный про-
курор  подотчетен  Маджлиси  Милли  и  Президенту.  А  президенты  во  всех  указанных  республиках 
стоят вне ветвей государственной власти. 
Во  втором  варианте  конституционного  законодательства  стран  СНГ,  по  мнению 
Г.С.Сапаргалиева,  прокуратуры  включаются  в  систему  судебной  власти.  Так,  в  ст. 91 Конституции 
Грузии 1995 г. говорится, что прокуратура Грузии является учреждением судебной власти. В Консти-
туции и в Законе Республики Молдова «О прокуратуре» установлено, что «прокуратура осуществля-
ет свои функции как автономный орган в системе судебной власти». В Законе Латвийской Республи-
ки «О прокуратуре» указывается, что прокуратура является органом судебной власти, который само-
стоятельно  осуществляет  надзор  за  соблюдением  законности  в  пределах  компетенции.  В  Конститу-
ции Азербайджана говорится, что «прокуратура Азербайджанской Республики является единым цен-
трализованным  органом,  основанным  на  подчинении  территориальных  и  специализированных  про-
куроров  Генеральному  прокурору...» (ст. 133). А  в  статье 2 Закона  Азербайджана  «О  прокуратуре» 
сказано, что прокуратура Азербайджанской Республики — это единый централизованный орган, ко-
торый входит в систему судебной власти. 
Третий вариант конституционной модели включает прокуратуру в исполнительную ветвь госу-
дарственной власти. В Законе «О прокуратуре» Кыргызской Республики сказано: «Прокуратура Кыр-
гызской Республики — государственный орган в системе исполнительной власти». В Законе Эстонии 
«О прокуратуре» (1998 г.) установлено, что «прокуратура является относящимся к сфере управления 
министра юстиции правительственным учреждением». 
Таким  образом,  проведенный  обзор  конституционно-правового  законодательства  зарубежных 
стран показывает, что каждая страна выбирает свою модель и свою концепцию построения органов 
прокуратуры, в этом проявляется многообразие мирового конституционного процесса. 
 
 
Список литературы 
1.  Златопольский Д.Л. Государственное право зарубежных стран: Восточной Европы и Азии. Учеб. для вузов. — М.: Зер-
цало, 2000. — 320 с. 
2.  Ковачев  Д.А.  Конституционный  принцип  разделения  властей:  его  понятие,  реальность  и  фиктивность // Журнал  рос-
сийского права. — 1997. — № 9. — С. 73–77. 
3.  Закон Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» //http://genproc.gov.ru 
4.  Конституция  Италии // Конституции  зарубежных  государств:  США,  Великобритания,  Франция,  Германия,  Италия, 
Япония, Канада. Учеб. пособие / Сост. В.В.Маклаков. — М.: БЕК, 1996. — 311 с. 
5.  Конституция Испании // Конституции государств Европейского Союза.– М.: НОРМА–ИНФРА, 1999. -816 с. 
6.  Конституция Венгрии // 20 европейских конституций: Сб. неофициальных текстов конституций и конституционных ак-
тов / Сост. Г.П.Лупарев. — Алматы: ВШП «Эдилет», 2003. — 762 с. 
7.  Конституция Румынии // Конституции государств Восточной Европы: Учеб. и справ. пособие / Отв. ред. Д.А.Ковачев. 
— М.: Изд. группа НОРМА–ИНФРА, 1996. — 422 с. 
8.  Додонов В.H., Крутских В.Е. Прокуратура в России и за рубежом. — М.: Норма. 2001. — С. 5–6. 

195 
9.  Конституционное  (государственное)  право  зарубежных  стран:  В 4 т. / Отв.  ред.  Б.А.Страшун. — М.:  БЕК.  Т.1–2. — 
1995. — 778 с. 
10.  Мухамеджанов Э. Прокуратура на британский манер // Фемида. — 2003. — № 6. — С. 32–36. 
11.  Семенов В.М. Суд и правосудие в СССР. — М.: Юрид. лит., 1976. — 376 с. 
12.  Правозащитное предназначение органов прокуратуры на современном этапе: Материалы междунар. науч.-практ. конф. 
— Алматы, 2004. — 23–24 нояб. / Ред. кол. Р.Т.Тусупбеков. — Алматы: Эдельвейс, 2004. — 415 с. 
 
 
 
 
ƏОЖ 342.4 (574) 
Г.С.Базарова  
Е.А.Бөкетов атындағы Қарағанды мемлекеттік университеті 
Каталог: journals
journals -> Национальной академии наук республики казахстан
journals -> №3(63)/2011 Серия филология
journals -> Казахский национальный
journals -> Жансүгіров атындағы жму хабаршысы №1 / 2015
journals -> Рецензируемый медицинский научно-практический журнал
journals -> Редакционная коллегия: В. В. Тулупов — главный редактор
journals -> Ғылыми журнал 1996 жылдың қарашасынан бастап екі айда бір рет шығады
journals -> Issn 2306-7365 1996 жылдың қарашасынан бастап екі айда бір рет шығады


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   ...   39


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет