Қазақ инновациялық



жүктеу 3.26 Mb.
Pdf просмотр
бет9/41
Дата15.03.2017
өлшемі3.26 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   41
    Навигация по данной странице:
  • Түйін

Литература 
1.
 
Комментарий  к  Гражданскому  кодексу  Российской  Федерации.  Часть  вторая  /  Под  ред.  О.Н.  Садикова 
(Автор главы М.Г. Масевич) — М. : Изд-во «ИНФРА-М — НОРМА», 1996. - 780 с. 
2.
 
Гражданское право: Учебник для вузов. Т.2 / Под ред. Е.А. Суханова-М.: Изд-во «Проспект», 2001. - 516 с. 
3.
 
Каменецкий  Д.В.  Договорная  ответственность  в  гражданском  праве.  -  Екатеринбург:  Изд-во 
Екатеринбургского университета, 2001. - 198 с. 
4.
 
Черданцев А.Ф. Теория государства и права: Учебник для вузов. - М.: Изд-во «Юрайт», 2001. - 429 с. 
5.
 
Грибанов  В.П.  Пределы  осуществления  и  защита  гражданских  прав.  —  М.:  Изд-во  Московского 
университета, 1972. — 284 с. 
6.
 
Пугинский Б.И. Гражданско-правовые средства в хозяйственных отношениях. - М.: Изд-во  «Юридическая 
литература», 1984. - 224 с. 
7.
 
Тархов В.А. Гражданские права и ответственность. Монография. - Уфа: Уфимская высшая школа МВД РФ, 
1996. — 
126 с. 
8.
 
Басин  Ю.Г.  Ответственность  за  совершение  гражданско-правового  обязательства:  Учебное  пособие. 
Алматы: Эдiлет - Пресс. 1997. С.5 
9.
 
Чернышевский  В.М.  К  вопросу  о  понятии  юридической  ответственности.  сб:  Вопросы  советского  права. 
Новосибирск. 1966. С.45  
10.
 
Тархов  В.А.  Гражданское  право.  Курс.  Общая  часть.  -  Уфа:  Уфимский  юридический  институт  МВД  РФ, 
1998. - 
330 с. 
11.
 
Кечекьян  С.Ф.  Правоотношения  в  социалистическом  обществе.  —М.:  Изд-во  АН  СССР  Институт  права, 
1958. - 
187 с. 
12.
 
Быкова Т.А., Серветник А.А., Хмелева Т.И. Учебное пособие по курсу «Гражданское право». Часть первая. 
— 
Саратов: Приволжское кн. Изд-во, 2000. - 160 с. 
13.
 
Антимонов Б. С. Гражданская ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. - 
М.: Госюриздат, 1952 - 296 с. 
14.
 
Тархов В.А. Ответственность по советскому гражданскому праву.- Саратов: Коммунист, 1973. — 121 с. 
15.
 
Иоффе О.С. Вина как условие ответственности за нарушение обязательства // Советская юстиция. 1965. №5. 
С. 25-26. 
16.
 
Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. — М.: Изд-во «Юридическая литература», 
46 
 

Қазақ инновациялық гуманитарлық-заң университетінің хабаршысы №2, 2016 г. 
________________________________________________________________________________ 
1970. — 
309 с 
17.
 
Брагинский  М.  И.  Комментарий  к  части  второй  Гражданского  Кодекса  Российской  Федерации  для 
предпринимателей. - М.: «Фонд Правовая культура», 1999. С. 328. 
18.
 
Коммерческое право. /Под ред. В. Попондопуло, В. Яковлевой. - СПб., 1998. С. 193. 
19.
 
Екимов С.А. Понятие и общая характеристика договора / С.А. Екимов // Журнал российского права. – 2002. 
– 
№10. - с. 6-7. 
20.
 
Куренной А.М. Правовое регулирование договора поручительства / А.М. Куренной // Законодательство. – 
2001. - 
№11. – с. 21-29. 
 
Канатов А.К. 
к.ю.н., доцент ГУ «Институт законодательства Республики Казахстан», г. Астана 
 
К ВОПРОСУ О ВВЕДЕНИИ ИНСТИТУТА УГОЛОВНОГО ПРОСТУПКА 
 
Түйін:  Бұл  мақалада  қылмыстық  құқықтағы  қылмыстық  теріс  қылық  енгізудің  тарих  аспектілері 
қаралған. 
Summary:  The article reviewed and analyzed relevant aspects of the introduction of the institution 
misdemeanors 
 
Предыстория. Введение в уголовный закон категории «уголовный проступок», а также переоценка 
степени  тяжести  отдельных  уголовных  правонарушений  путем  перевода  преступлений  в  категорию 
уголовных  проступков  предусматривается  Концепцией  правовой  политики  Республики  Казахстан  на 
период с 2010 до 2020 годы. 
Введение  института  уголовных  проступков  поддержано  4  июля  2012  года  на  заседании  МВРГ  по 
вопросам совершенствования правоохранительного и хозяйственного законодательства и практики его 
применения. 
В связи с этим в Концепции проекта УК, одобренной 2 августа 2012 года на 274-ом заседании МВК 
по  вопросам  законопроектной  деятельности  при  Правительстве,  предусматривалось  введение  в  УК 
института уголовных проступков. 
При  разработке  проектов  УК  и  КоАП  Генеральная  прокуратура  настояла  на  том,  чтобы  перевести 
отдельные составы адмправонарушений в разряд уголовных проступков по целому ряду причин и, как 
следствие, исключение из КоАП административного ареста. 
Исключение ареста из КоАП было одобрено 10 июля 2013 года на заседании СПП при Президенте 
РК. 
Вместе с тем 23 сентября 2013 года на очередном заседании СПП принято противоположное решение 
о сохранении в КоАП ареста в виде административного взыскания. 
В итоге, Уголовный кодекс, принятый Парламентом 3 июля 2014 года, предусматривал 157 составов 
уголовных  проступков,  из  них:  47  состава  перенесенных  из  КоАП;  94  состава  сконструированы  из 
преступлений небольшой тяжести; 16 новых составов, которые не были ранее ни в УК, ни в КоАП. 
Научные  мнения.  Теоретически  обосновано  выделение  в  уголовном  законодательстве  Республики 
Казахстан при классификации преступлений такой категории, как «уголовный проступок», под которым 
понимается  преступление  небольшой  тяжести.  Данную  категорию  преступлений  целесообразно 
использовать при конструировании норм уголовного законодательства, а также при регламентировании 
установленного  только  для  нее  особого  процессуального  порядка  производства  расследования  и 
рассмотрения дел в суде и обособленного статистического учета [1]. 
Термин «уголовный проступок», прочно вошедший в лексикон юристов, может означать лишь одно: 
ответственность  за  подобные  деяния  должна  предусматриваться  уголовным  законом.  Регламентация 
уголовных  проступков  в  рамках  Уголовного  кодекса  наряду  с  приведенными  в  проекте  Концепции 
положительными  моментами  также  позволит  избежать дублирования  большинства  институтов  Общей 
части,  которые,  в  принципе,  должны  быть  едиными  для  обеих  разновидностей  уголовно-
противоправных деяний (признаки субъекта, форма вины, соучастие, добровольный отказ и т.д.). 
В обоснование необходимости выделения в законе категории уголовных проступков можно привести 
следующие доводы. Прежде всего это то, что некоторые деяния по характеру и степени общественной 
опасности  отличаются  от  преступлений,  с  одной  стороны,  и  от  иных  проступков  -  с  другой. 
Сложившиеся  в  массовом  правосознании  представления  о  преступном  и  непреступном  не  всегда 
адекватно  соотносятся  с  нынешней  правовой  оценкой  тех  и  других.  Поэтому  представляется 
целесообразным  некоторые  преступления  и  непреступные  противоправные  деяния  перевести  в  разряд 
уголовных  проступков  -  правонарушений,  по  уровню  своей  общественной  опасности  занимающих 
47 
 

Қазақ инновациялық гуманитарлық-заң университетінің хабаршысы №2, 2016 г. 
________________________________________________________________________________ 
промежуточное  положение  между  преступлениями  и  известными  сейчас  административными 
проступками.  Следует  признать,  что  в  настоящее  время  институт  административной  ответственности 
несколько  утратил  свою  эффективность,  и  большая  часть  правонарушений  требует  более  строгих 
наказаний, которые не предусмотрены в рамках и так чуждого для административного права института 
ответственности физических лиц.  
Во-вторых,  обособление  рассматриваемой  категории  правонарушений  позволит  высвободить  силы 
для  борьбы  с  наиболее  опасными  посягательствами  за  счет  установления  упрощенного  процесса  по 
делам об уголовных проступках. Установлено, что один из главных факторов, вызывающих ошибки в 
правоприменительной 
деятельности, 

большая 
служебная 
загруженность 
работников 
правоохранительных органов. Снижение нагрузки и тем самым высвобождение сил станет реальностью 
при условии упрощенной процедуры расследования и рассмотрения дел об уголовных проступках.  
В-третьих,  появится  возможность  сократить  сферу  применения  лишения  свободы  и  повысить  ее 
эффективность.  В  последние  годы  наблюдается  позитивная  тенденция  снижения  удельного  веса 
лишения  свободы  среди  других  видов  наказания,  однако  оно  и  сейчас  нередко  применяется  за 
преступления, не представляющие большой общественной опасности. 
В-четвертых,  выделение  категории  уголовных  проступков  окажет  положительное  влияние  и  на 
статистику  преступности:  частое  изменение  позиции  законодателя  относительно  наказуемости 
преступлений небольшой общественной опасности уже не будет отражаться на статистической картине 
уровня  и  структуры  преступности,  станет  возможным  сопоставление  данных  об  уголовно 
противоправных деяниях в РК с информацией о них тех государств, где осуществлено разграничение 
деяний на преступления и проступки [2].  
В странах англосаксонской правовой системы (Великобритания, США), такое деление существует, но 
там  оно  исторически  и  логически  оправдано.  В  этих  странах  нет  законодательства,  посвященного 
административным правонарушениям. С этой задачей справляются нормы уголовного права и поэтому 
они  подразделяются,  еще  со  времени  средневековья,  на  фелони  и  мисдиминоры.  Фелони  –  это 
преступления срок наказания, за которые предусмотрен от 1 года и более, они в УК большинства штатов 
подразделяются  на  четыре  вида  (А,  В,  С,  D),  а  мисдиминоры  подразделяются  на  2-3  класса  (иногда 
выделяются  мелкие  мисдиминоры)  наказание  за  них  предусматривается  в  общей  части  уголовного 
права.  Эта  градация  сказывается  на  определении  подсудности  американских  судов.  Здесь  же  следует 
отметить,  что  такое  деление  преступных  деяний  отсутствует  в  Австралии,  Канаде,  Новой  Зеландии, 
Индии  и  других  странах  входящих  в  англосаксонскую  правовую  систему.  Поэтому  заимствование 
подобного  деления  преступных  деяний  уголовным  законодательством  Казахстана  считаем  не  только 
малооправданным, но и надуманным. 
Это  обстоятельство,  на  наш  взгляд,  в  правовом  плане  породит  трудности  в  разграничении 
административных  правонарушений  с  уголовными  проступками  и  подмену  одних  другими.  А  в 
социальном  аспекте  это  выразится  в  том,  что,  например,  за  нарушение  правил  дорожного  движения, 
которые  сегодня  являются  административным  правонарушением,  человек  будет  признан  уголовным 
преступником.  Не  приведет  ли  это  к  тому,  как  правильно  отмечает  председатель  Следственного 
комитета МВД РК М. Кожаев, что таких лиц, не будут брать на работу, т.к. не каждый работодатель 
захочет иметь в своем коллективе уголовного преступника [3].  
Кроме  того,  и  с  точки  зрения  семантики  словосочетания  «уголовный  проступок»  и  слова 
«преступление»  тоже  много  вопросов.  Как  справедливо  отмечает  А.Х.  Миндагулов,  нет  совершенно 
никакого различия в понятиях «преступление», «уголовное правонарушение» и «уголовный проступок». 
Их  следует  рассматривать  как  синонимы.  Под  словом  «уголовный»  (уголовное  дело,  уголовный  суд, 
уголовный закон, уголовный кодекс) подразумевается именно преступление и ничто иное. Не случайно 
в  справочной  юридической  литературе  (словарях,  энциклопедиях)  нет  понятий  «уголовное 
правонарушение» и «уголовный проступок».  
Подводя  итог  вышеизложенному,  следует  отметить,  что  разработчики  проектов  УК  и  УПК  РК 
совершенствовали  эти  правовые  документы  преимущественно  посредством  рецессии,  т.е. 
заимствования.  Но,  они  не  учли,  что  копирование  зарубежных  правовых  институтов  без  учета 
ментальности  народа  Казахстана,  традиционных  основ  казахстанского  права,  прежде  всего, 
свидетельствует  о  слабости  казахстанской  государственности,  а  игнорирование  этого,  приводит  к 
отторжению всего привнесенного извне.  
В  заключении  хотелось  бы  отметить,  что  мы  не  против  совершенствования  вышеназванных 
нормативных правовых актов, мы не против рецессии правовых норм, но мы против навязывания тех 
стандартов,  которые  в  нашей  стране  никогда  не  применялись,  когда  в  обществе  реально  существует 
интеллектуальная,  ментальная  пропасть  между  взглядами  реформаторов  и  народа.  В  такой  ситуации 
48 
 

Қазақ инновациялық гуманитарлық-заң университетінің хабаршысы №2, 2016 г. 
________________________________________________________________________________ 
принимать  проекты  УК  и  УПК  в  обсуждаемой  редакции,  на  наш  взгляд,  является  непродуманным 
шагом, который приведет к нарушению интересов общественной безопасности Казахстана /3/.  
С точки зрения семантики (происхождения и смыслового значения слов), нет совершенно никакого 
различия  в  понятиях  «преступление»,  «уголовное  правонарушение»  и  «уголовный  проступок».  Их 
следует  рассматривать  как  синонимы.  Под  словом  «уголовный»  (уголовное  дело,  уголовный  суд, 
уголовный закон, уголовный кодекс) подразумевается именно преступление и ничто иное. Не случайно 
в  справочной  юридической  литературе  (словарях,  энциклопедиях)  нет  понятий  «уголовное 
правонарушение»  и  «уголовный  проступок».  Так  что  и  уголовное  правонарушение,  и  уголовный 
проступок - тоже преступления. Правда уголовный проступок представляет малозначительное деяние, в 
силу  чего  оно  не  признается  преступлением  (ст.  9,  ч.  2  действующего  УК  РК).  Полагаю,  что  нет 
необходимости  искусственного  включения  в  язык  закона  спорных  терминов  во  избежание 
недопониманий. 
Попытка внедрения в уголовный кодекс двусмысленных понятий внесет много путаницы. Дело в том, 
что  согласно  общей  теории  права,  преступления  и  проступки  объединяются  общим  понятием 
«правонарушения».  Преступление  признается  наиболее  опасным  для  общества  деянием,  все  иные 
правонарушения (проступки) признаются непреступными, и их принято классифицировать по отраслям 
права:  административные,  гражданские,  трудовые,  процессуальные,  международные.  Что  касается 
юридической  ответственности  за  проступки,  то  она  подразделяется  на  административную  и 
дисциплинарную.  Разумеется,  словом  «проступок»  можно  обозначать  любое  незначительное 
противоправное  поведение,  в  том  числе  и  преступное,  но  при  этом  надо  помнить,  что  уголовный 
проступок - это и есть преступление, хотя и не представляющее большой общественной опасности /4/. 
Текущая ситуация и ее причины. С момента принятия Парламентом новых УК и КоАП поднимаются 
вопросы по возврату некоторых уголовных проступков обратно в КоАП. 
Спустя несколько месяцев после принятия УК, еще до введения его в действие, Законом Республики 
Казахстан  от  12  декабря  2014  года  из  УК  в  КоАП  обратно  возвращены  2  состава  воинских 
правонарушений:  неповиновение  или  иное  неисполнение  приказа;  самовольное  оставление  части  или 
места службы.  
В  рамках  проекта  Закона  по  вопросам  совершенствования  уголовно-исполнительного 
законодательства, рассматриваемого Мажилисом Парламента, депутатами предлагалось вернуть в КоАП 
еще  три  состава  уголовных  проступков,  предусмотренных  статьями  108  «Умышленное  причинение 
легкого  вреда  здоровью», 109 «Побои»,  140  «Неисполнение  обязанностей  по  воспитанию 
несовершеннолетнего» УК. 
Помимо этого, МВД предлагало вернуть в КоАП составы уголовных проступков, предусмотренных 
статьями  187  «Мелкое  хищение»,  204  «Неосторожное  уничтожение  или  повреждение  чужого 
имущества»,  345  «Нарушение  правил  дорожного  движения  или  эксплуатации  транспортных средств 
лицами, управляющими транспортными средствами», 389 «Самоуправство» УК. 
Все  это  обусловлено  тем,  что  в  процессе  криминализации  и  декриминализации  деяний  не 
учитываются принципы, а также критерий (основания) криминализации деяний, установленные в теории 
уголовного  права.  Под  принципами  криминализации  (декриминализации)  следует  понимать  научно 
обоснованные критерии оценки необходимости, целесообразности и допустимости уголовно-правового 
запрета или его отмены. В частности, существуют принципы общественной опасности деяния, принцип 
относительной  распространенности  деяния,  принцип  возможности  воздействия  на  определенный  вид 
поведения  с  помощью  уголовно-правового  запрета,  принцип  невозможности  воздействия  на 
определенный  вид  общественно  опасного  поведения  другими,  не  уголовно-правовыми  средствами, 
принцип  обязательного  учета  возможностей  системы  уголовной  юстиции,  принцип  уголовно-
политического соответствия. 
Принцип  обязательного  учета  возможностей  системы  уголовной  юстиции  означает,  что 
существующая  в  обществе  система  готова  к  криминализации  конкретного  деяния:  его  регистрации, 
раскрытию, расследованию и осуждению лица, совершившего это деяние.  
Принцип  уголовно-политического  соответствия  означает,  что  криминализация  (декриминализация) 
должна  соответствовать  общему  направлению  уголовной  политики,  иначе  уголовно-правовая  норма 
работать  не  будет.  Например,  в  настоящее  время  уголовная  политика  в  Республики  Казахстан 
ориентирована на охрану складывающихся рыночных отношений. 
В юридической литературе указываются следующие критерий (основания) криминализации деяний: 

 
Вред  от  криминализируемого  деяния  должен  быть  значительнее  прямого  и  косвенного  вреда, 
который неизбежно влечет за собой уголовное наказание лица по норме УК, которая предусматривает 
ответственность за криминализированное деяние.  
49 
 

Қазақ инновациялық гуманитарлық-заң университетінің хабаршысы №2, 2016 г. 
________________________________________________________________________________ 

 
Криминализируемое  деяние  должно  поддаваться  определению  с  точностью,  необходимой  для 
права.  

 
Это деяние должно быть с достоверностью доказуемым.  

 
Доказывание подобных деяний должно достигаться без ущерба для неприкосновенности частной 
жизни.  

 
Деяние  должно  в  значительной  мере  возмущать  привычные  чувства  общества,  общественное 
мнение.  

 
Достаточная  защита  общества  от  данного  вида  деяний  не  может  быть  обеспечена  более 
мягкими — административными или гражданско-правовыми мерами.  
Криминализация допустима только тогда, когда есть убеждение, что ее положительные результаты 
превзойдут  неизбежные  отрицательные  ее  последствия.  Поэтому  важно  учитывать  весь  спектр 
неизбежных  негативных  последствий  криминализации:  социальных,  экономических,  политических  и 
т.д.  Особенно  наглядно  негативные  последствия  криминализации  выражаются  в  следующем  за  этим 
процессом наказанием. Общество лишь в определенной мере решает проблему безопасности, изолируя 
преступника. Одновременно оно несет определенные затраты на исполнение наказания, на социальную 
адаптацию осужденного после отбытия наказания в виде лишения свободы.  
Нет  четкой  грани  между  уголовными  проступками  и  адмправонарушениями,  между  уголовными 
проступками и преступлениями, что не позволяет обоснованно и взвешенно принять решение о возврате 
в КоАП отдельных составов уголовных проступков. 
Более того, в УК, на наш взгляд имеются схожие (однородные) по степени общественной опасности 
составы правонарушений, из которых только отдельные составы предлагают вернуть в КоАП.  
К  примеру,  в  случае  возврата  в  КоАП  составов  правонарушений,  предусмотренных  ст.  108 
«
Умышленное  причинение  легкого  вреда  здоровью»  ст.  109  «Побои»  УК,  целесообразно  было  бы 
декриминализировать  уголовную ответственность  по ст.  131  «Оскорбление», ст. 115  «Угроза»  и  др., 
путем  установления  за  них  административной  ответственности,  так  как  последствия  от  побоев  и 
причинения легкого вреда здоровью более существенны, нежели последствия от оскорблений и угроз.  
Неоднозначный  и  непроработанный  подход  к  «перебрасыванию»  составов  правонарушений  между 
УК и КоАП может вызвать общественный резонанс и повлечь негативные последствия. 
В  целом следует  заметить,  что  тенденция  по  эпизодическому  перемещению  составов  между  двумя 
кодексами  свидетельствует  о  несостоятельности  института  уголовных  проступков,  что  усложняет  его 
применение,  ведет  к  нарушению  стабильности  действия  уголовного,  уголовно-процессуального  и 
административного  законодательства,  а  также  подрыву  доверия  населения  к  качеству  издаваемых 
законов.  
Вместе  с  тем  на  данный  момент  подготовлено  техническое  задание  по  совершенствованию 
административно-деликтного  законодательства  в  рамках  проекта  Всемирного  Банка  по 
институциональному укреплению сектора правосудия.  
В частности, планируется изучение международного опыта, в том числе Франции и Германии, где 
градация  преступных  деяний  на  преступления,  проступки  и  нарушения  (административные) 
осуществляется  по  наказанию  и  степени  тяжести  совершенного  деяния,  отсутствует  Кодекс  об 
административных  правонарушениях,  при  этом  отдельные  законы  определяют  общие  положения 
административно-деликтного права.  
Предложение.  Необходимо  разработать  критерии  разграничения  уголовных  проступков  от 
адмправонарушений и преступлений. 
Данное  предложение  было  озвучено  на  заседании  Координационного  совета  РК  по  обеспечению 
законности, правопорядка и борьбы с преступностью, состоявшемся 24 февраля 2016 года.  
В  свою  очередь,  в  настоящее  время  вопрос  по  разграничению  уголовных  проступков  от 
адмправонарушений  и  преступлений  прорабатывается  Рабочей  группой  по  совершенствованию 
законодательства о правоохранительной системе, созданной приказом МЮ РК от 15 марта 2016 года. 
Литература 
1.
Онгарбаев  Е.А.  Теоретические  проблемы  классификации  преступлений  по  уголовному  праву  Республики 
Казахстан. М., - 1999. - 42 с. 
2.
Джансараева Р.И. // Интернет ресурс http://www.zakon.kz/. 07.06.2012 г. 
3.
Новости  науки.  Взгляд  на  реформы  УК  и  УПК  в  Республике  Казахстан  (Мухамеджанов  Э.Б.,  д.ю.н., 
профессор). https://i-news.kz. 16 января 2014 года. 
4.
Миндагулов  А.Х.  Об  уголовном  правонарушении  и  административной  преюдиции  //  Интернет  ресурс 
http://www.zakon.kz/. 03.04.2013 г. 
50 
 
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   41


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет