Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі ғылым комитеті



жүктеу 1.71 Mb.
Pdf просмотр
бет16/27
Дата27.12.2016
өлшемі1.71 Mb.
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   27

2

Литературное наследие Абая, заключающееся в стихах, 

поэмах, переводах и беседах с читателем (Кара сёзь), на-

званных им “Гаклия”, в последнем издании составляет два 

объемистых тома. Драгоценный результат многолетних дум, 

волнений и благородных душевных порывов поэта, насле-

дие это представляется теперь на фоне истории казахской 

литературы как синтез духовной культуры казахского  на-

рода.

Три великих источника питают своими соками корни 



творчества мудрого  поэта.

Один из них – древнеказахская культура, запечатленная 

в уст ных и письменных памятниках прошлого, созданных 

самим народом. В процессе глубокого и тесного общения с 

поэтическим наследием родного народа Абай сумел прим-

кнуть к этому кладу и обогатить им свою поэзию.



241

Другой источник – это лучшие образцы восточной куль-

туры: арабо-иранская и тюркская классическая поэзия. В 

той стадии развития казахской литературы, в которой за-

стал ее Абай, обра щение к восточной культуре было еще в 

значительной мере не прошлым, а настоящим, ибо сопри-

косновение с этим источником вплотную началось среди 

народов лишь с начала XIX ве ка. Насыщая этим богатством, 

мало знакомым казахскому на роду, свою поэзию, Абай, не-

сомненно, совершал прогрессивное дело.

Третий источник – это русская (а через нее и европей-

ская) культура. Для эпохи Абая самый факт обращения к 

этому источ нику – главным образом, к наследию великих 

русских гумани стов и классиков, до него совершенно не из-

вестных казахскому на роду, – был фактом огромного значе-

ния. Это было залогом будущего расцвета казахской культу-

ры и надежным путеводителем на его историческом пути.

Исключительная самобытность, природная мощь и 

большой та лант Абая сказывались в том, что, обратившись 

к упомянутым трем источникам, он не исказил своего та-

ланта ни фальшью, ни подража тельностью. Абай как ху-

дожник большого дыхания, производя всегда критический 

и строгий отбор, органически впитывает в себя новую куль-

туру. Однако при этом он сохраняет полностью свою яркую 

индивидуальность художника  и мыслителя.

Своим обращением к этим культурам – далеким и неосво-

енным еще казахским народом – Абай не только обогатился 

новыми сред ствами художественной выразительности. Он 

обогатил и свой ду ховный мир новыми идеями. Так Пуш-

кин обогатил свой гениальный дар общением с античным, 

средневековым и современным ему за падноевропейским 

миром. Подобно Пушкину, Абай в самой сущно сти свое-

го идейного и творческого богатства интернационален, но 

вместе с тем национален и, бесспорно,  народен.

Присмотримся ближе к влиянию трех названных нами 

основных источников творчества Абая. Эти струи часто на-

ходятся в органи ческом слиянии, во взаимопроникновении, 

что естественно для творчества зрелого мастера. Поэтому, 

касаясь различных этапов творчества Абая, мы можем го-

ворить об этих элементах только как о преобладающих при-

знаках.


242

Большинство стихов Абая, относящихся к восьмиде-

сятым годам, посвящено своеобразному укладу и быту 

казахского аула и исто 

рической судьбе современного 

ему общества. Вместе с тем поэт производит глубокий 

художественно-критический пересмотр всех духовных цен-

ностей своего народа и провозглашает свою но вую  поэти-

ческую  программу  преобразователя  общества.  В  этих 

произведениях Абай близко соприкасается с народным 

насле дием.

Но именно здесь мы особенно ясно видим, как резко 

отличается его поэзия от народного творчества. Ни одна 

абаевская строчка не воспроизводит речевой и поэтической 

культуры народного творче ства в канонизированном, тра-

диционном виде. И словарь, и образ ная система, и стили-

стические приемы устного творчества углублены Абаем, на-

полнены новыми мыслями и чувствами, характеризующими 

его мироощущение. Великолепную силу и выразительность 

народ ной поэзии Абай сумел перевести в иное, высшее ка-

чество. Иные идеи, иные порывы духа запечатлены в его 

стихах, и прежде всего в них резко сказалось непримири-

мое отношение поэта к обществен ному укладу тогдашнего 

аула с его архаическими пережитками, с развращенными 

нравами феодальных верхов, с его мракобесием, раздорами, 

бедственным и безысходным положением трудовых масс. 

Огромное количество стихов Абая, начиная с “Жизнь ухо-

дит...”, “О, казахи мои”, “Кулебмаю”, “Кожекбаю”, беспо-

щадно бичует не вежество, сутяжничество, взяточничество, 

паразитизм, духовную нищету вершителей судеб казахского 

народа. Впервые в казахской литературе так отчетливо и на 

такой моральной высоте высказано новое отношение к се-

мье, к родительскому долгу, к воспитанию молодого поко-

ления  и,  главное,  к  женщине.

Безотрадная, злосчастная доля восточной женщины, 

изображен ная в народных поэмах и бытовых песнях, при-

обретает в творче стве Абая новый смысл. В своей поэзии 

Абай раскрывает самую душу женщины и девушки, ее со-

кровенные мысли и чувства, о которых так мало было рас-

сказано в прежних поэмах и песнях, отражавших, главным 

образом, внешнюю сторону ее трагической судьбы. Абай 


243

показывает, как трогательна, искренна и глубока ее любовь, 

когда она сама выбирает себе возлюбленного, как силь на и 

непоколебима ее воля в борьбе за вырванное с таким тру-

дом счастье. Абай воспевает казахскую женщину и мать как 

опору разумной семьи, воспевает готовность ее к самопо-

жертвованию, мудрость и стойкость ее в преданной дружбе, 

цельность ее пре красной и верной души. Страстно отрицая 

позорный институт ка лыма, многоженства и порабощения, 

Абай в своих стихах борется за равноправие женщины  в  

обществе.

Язвительно нападая на вековые устои старого аула, на 

косность, лень, Абай в то же время воспевает деятельную 

волю и любовь к труду, как необходимые качества разумного 

и жизнеспособного человека. Со всей силой своих изобли-

чительных стихов он разру шает каноны господствовавшей 

до него дидактической, наставитель ной поэзии. В своей  

поэтической программе, выраженной в  стихотворениях 

“Не для забавы я слагаю стих...”, “Поэзия – властитель язы-

ка”, “Если умер близкий...”, он резко критикует популяр-

ных до него акынов – Бухар-жирау, Шортамбая, Дулата, на-

зывает их твор чество “лоскутной поэзией”, где нет ни слова 

о решительной борь бе с вековой косностью и отсталостью,  

где, наоборот, воспевается, идеализируется  это прошлое.  

Он  осуждает  их за то,  что они,  не давая никакой духовной 

пищи новому поколению, отходят от борь бы за преобразо-

вание общества. Сам же Абай провозглашает  высо кой  це-

лью, историческим призванием новой поэзии – служение  

на роду, призыв ко всему новому, что должно перевоспитать, 

преобра зовать общество. Только труд и борьба за свои права 

принесут не зависимость  степной  бедноте,  только  упорное  

стремление  к  зна нию,  к  общедоступному  просвещению  

принесут  лучшую  жизнь подрастающему  поколению.  Этот  

призыв к просвещению  выражен не в сухой проповеди. Вся 

система поэтических образов Абая ориентирует казахское  

общество на русскую и европейскую культуру, высмеивая  

схоластику  и фанатизм  мусульманских  медресе,  питом цы  

которых лишь  углубляют невежество и усиливают бедствен-

ное положение аульных  масс.  В  этих  стихах  Абая  произ-

ведена ради кальная переоценка  основ степного  общества, 



244

дедовских традиций, обычных  прав и  общественной мора-

ли – жизненный путь  человека определяют разумная воля, 

искренность, благородство чувств и по лезная  деятельность, 

а  не  тупое  усвоение  обветшалых обычаев  к традиций.

Такую же остроту и глубокую содержательность приоб-

ретает в творчестве Абая вопрос об отношении человека к 

природе, к труду, к борьбе за преобразование жизни. Смысл 

человеческого суще ствования  осознан по-новому.

Большой цикл стихов Абая посвящен коренному пере-

смотру всех основ современной ему общественной морали, 

построенной на традициях и обычаях прошлого. Абай, за-

трагивающий все живо трепещущие вопросы и проблемы, 

которые волновали народ, пред стает перед нами в этих сти-

хах как выразитель его мыслей, его чаяний. Но в этих же 

стихах Абай самобытен и неповторим как поэт, провозгла-

шающий новые идеи, прямолинейно и резко проводящий 

свою  действенную  социальную  программу.

Одной из отличительных особенностей творчества Абая, 

по сравнению с его предшественниками, является то, что 

он последо вательно проповедует идеи просвещения через 

сближение с русской и общечеловеческой культурой. Ни 

языковые, ни религиозные раз личия между народами, ни 

исторические дали, разделяющие народы на протяжении 

веков, не признаются Абаем за препятствия на пути про-

грессивного роста своего народа.  Учиться, учиться у  всех 

народов, имеющих накопленную веками культуру, – во имя 

этой вели кой исторической задачи просвещения своей род-

ной страны он объявляет беспощадную борьбу всем устоям 

прошлого, бичует всех носителей отсталой, отживающей 

свой век идеологии. Но он не щадит в своей сатире и не-

доучившуюся молодежь, превращаю щуюся в чиновников, 

не щадит тунеядцев, сутяг и интрига нов, отравляющих раз-

дорами жизнь мирного трудового на рода.

Не менее оригинален Абай и в своем общении с восточ-

ной поэ зией, со всей прошлой и современной ему культу-

рой Ближнего Востока.

Еще в молодости сказалось на Абае влияние Востока. 

Он знал в оригинале (частично в переводе на чагатайский 

язык) весь арабо-иранский религиозно-героический эпос и 



245

классиков Востока: Фир доуси, Низами, Саади, Хафиза, На-

вои, Физули, Бабура. Тогда он и сам подражал этим поэтам, 

впервые введя в казахский стих размер “аруз” и множество 

арабо-персидских слов, заимствованных из поэ 

тической 

лексики этих классиков. Впоследствии, найдя в народном 

творчестве более жизненные и прочные основы искусства, 

Абай отобрал из восточной литературы народные творе- 

ния – “Тысячу и одну ночь”, персидские и тюркские народ-

ные сказки и народный эпос. В его пересказах стали попу-

лярными в степи поэмы “Шах-намэ”, “Лейли и Меджнун”, 

“Кер-Оглы”.

Изучая историю арабо-магометанской культуры, Абай 

знал исторические труды Табари, Рубгузи, Рашид ад-дина, 

Бабура, Абулгази-Багадур-хана и других, знал также осно-

вы логики и мусульманского права в толковании ученых 

богословов Востока. Не только древняя история, но и со-

временное состояние культуры Ближнего Востока было 

хорошо известно Абаю. Он знал и труды первого татар-

ского просвещенца-новатора Шихабеддина Марджани. 

Абай еще в те годы оценил значение зарождавшегося тог-

да мнимо-новаторского, а по существу глубоко реакцион-

ного, религиозно-политического течения панисламизма и 

пантюркизма, которое нахо дило своих ревностных привер-

женцев среди казахских мулл, ход жей и степных феодалов. 

Сторонники этого течения имели свои газеты и журналы. 

В противоположность этому направлению, Абай решитель-

но избрал путь культурного преобразования своего народа 

только через приобщение к великой культуре русского на-

рода, – и в этом он был последователен и упорен до самого 

конца своей жизни. Не поддаваясь влиянию панисламизма 

и пантюркизма, он проходит мимо них, отвергает их как 

ограниченное фанатическое течение, могущее только усу-

губить вековую изолированность, от сталость народов Вос-

тока.


Отрешившись от догм и устоев исламизма, Абай выра-

батывает в себе удивительно смелую, европейски широкую 

независимость духа, необыкновенную широту взглядов, как 

истинно просвещенный борец и деятель культуры, воспи-

танный на классических образцах русской и европейской 


246

литературы с их общечеловеческими идеа лами добра, долга 

и бескорыстного служения народу, родине, на благо угне-

тенного человечества.

В свете этих воззрения на мир Абай безошибочно постиг 

огра ниченность и реакционную сущность мнимого “про-

буждения” мусульманского Востока. Проницательный, 

 

мудрый художник уже тогда предвидел вредоносное влия-



ние этих идей.

Октябрьская революция, сорвавшая идеалистические 

покровы с панисламизма, пантюркизма и прочих видов 

буржуазно-реакционного национализма, показала во всей 

наготе их антинародную сущ ность.

В своем  творчестве  Абай ни  шагу не  сделал  вместе с  

этим восточным  “новаторством”.  В  поэтическом  насле-

дии  Абая  чув ствуются  лучшие  традиции  древневосточной  

классической  поэзии. В песнях любви, в лирических раз-

думьях, в философско-моралистической поэме “Масгуд” 

видно несомненное влияние восточных клас сиков.  Но это  

только  внешние  признаки.  Новое  идейно-художе ственное  

содержание,  правдивость  чувств,  глубокопроникновенное 

ощущение  жизни,  конкретное,  “земное”  осознание  мира  

вещей и человеческих отношений у Абая бесспорно ориги-

нальны и не зави симы от восточных  образцов.

Даже те стихи его, которые касаются религиозных веро-

ваний и внутренних убеждений поэта, не имеют ничего об-

щего с книжным учением мусульманской религии. Абай, ра-

ционалист и поклонник ясного критического разума, часто 

прямо отрицает официально про поведуемые догмы ислама. 

Религия для него – только условная основа человеческой 

морали, только повод для личного совершен ствования че-

ловека. В цикле стихов, посвященных муллам, фана тикам, 

распространителям ислама или схоластикам, толкователям 

корана, Абай едко высмеивает их корыстную, притворную 

набож ность и не стесняется называть их “прожорливыми 

паразитами с широкой глоткой коршуна, раздирающего па-

даль”.

Арабо-мусульманский Восток находит свое место в твор- 



честве Абая критически переоцененным, воспринятым са-

мостоятельным ми ровоззрением поэта.



247

Сложно, оригинально и многообразно также общение 

Абая и с европейской культурой. Абай прошел длительный 

путь самообра зования, изучая русскую и западную культу-

ру.  Начав с  Пушкина, Лермонтова, Крылова, он изучил и 

литературу шестидесятых–восьмидесятых годов, причем 

любимыми его авторами стали не только поэты, но и вели-

кие русские прозаики – Лев Толстой, Салтыков-Щедрин. 

По русским переводам Абай узнал Гете, Бай рона и других 

великих западноевропейских классиков. Он был до статочно 

знаком и с античной литературой.

Пользуясь лермонтовскими переводами, Абай перевел 

на казах ский язык  ряд отдельных стихов Байрона и Гете.

По свидетельству ссыльных его друзей (Леонтьева и дру-

гих), Абай систематически занимался западной философи-

ей, в частности философией Спенсера, Спинозы, интересо-

вался учением Дар вина.

Творческий подход Абая к русской классике отличался 

новыми чертами в каждую новую пору его деятельности

Переводя Кры лова, Абай изменял дидактическую часть ба-

сен, перерабатывая их в новые сентенции, применительно к 

представлениям и понятиям казахов. С огромной тщатель-

ностью и особой любовью переводил Абай стихи Лермон-

това. Из них “Кинжал”, “Выхожу один я на дорогу”, “Дары 

Терека”, “Парус”, отрывки из “Демона” до сих пор остают-

ся непревзойденными по мастерству среди переводов рус-

ских классиков на казахский язык.

Совсем особое отношение было у Абая к Пушкину. 

Переведен ные им отрывки “Евгения Онегина”, скорее, не 

перевод, а вдохновен ный пересказ пушкинского романа. 

Пораженный правдивостью и высокой поэтичностью об-

разов Татьяны и Онегина, Абай переска зал их историю, 

подчеркнув поучительность цельного чувства любви и при-

близив эту любовь к пониманию казахской молодежи. При 

этом Абай следовал узаконенной в восточной поэзии древ-

ней тра диции “назира”, в силу которой поэт по-новому 

раскрывает сюжет и темы своих предшественников. Так, 

мы знаем “перепевы” сюжетов “Лейли и Меджнун”, “Фар-

хад и Ширин”, поэм об Александре (Искандере) у поэтов 

арабо-индусской, иранской и тюркской ста рины. Сам Абай 



248

воспевал в одной своей поэме Александра (Искан дера) и 

Аристотеля в плане такого перепева, следуя в этом при меру 

азербайджанского классика Низами и узбекского – Навои. 

Эту манеру вольного поэтического пересказа великого на-

следия прош лого Абай применил и к “Евгению Онегину”. 

При этом Абай не изменил образа Татьяны в тончайших 

проявлениях ее русской Души, не исказил и конца романа. 

“Евгений Онегин” Пушкина в абаевской версии принял 

форму эпистолярного романа. Сложив мелодии на письма 

Татьяны и Онегина, Абай ввёл в репертуар акынов чудес-

ные  излияния  душ влюбленной  пары,  и  их  имена стали 

популярными настолько, что не только пелись эти письма-

объяснения, но порой их же словами начинались любовные 

посла ния и объяснения самой степной молодежи или цити-

ровались в  них.

Переводческая работа Абая, имевшая огромное значе-

ние для развития казахской литературы, показывает, одна-

ко, лишь непосред ственную связь его с русской и европей-

ской литературами. Глубо кое же и органическое влияние 

этой культуры и художественных традиций надо искать в 

собственном творчестве Абая. Несомнен ным итогом бла-

готворного влияния русской поэтической культуры было 

смелое обогащение Абаем казахской поэзии новыми фор-

мами (Абай ввел одиннадцать не существовавших до него 

стихотворных форм), новой тематикой, новым социальным 

содержанием. Это резко повысило качественный уровень 

казахской поэзии. Хотя Пушкина Абай переводил реже, 

чем других русских классиков, общение с великим русским 

поэтом сказалось в собственном его творчестве: в нем очень 

много пушкинских черт – и в лирических раздумьях, и в 

описаниях природы, и в проникновенном понимании лю-

бящего женского сердца, и в общечеловеческом звучании 

социальных мотивов.

Только глубокая внутренняя связь с мировой поэтиче-

ской куль турой дала Абаю возможность создать его песни 

о четырех време нах года, его лирические стихи и поэтиче-

ские размышления, его стихи о назначении поэта, поэму об 

Александре Македонском и Аристотеле.


249

В стихах о четырех временах года Абай дает казахский 

пейзаж и быт кочевого казахского аула. Но в восприятии 

природы, во взгляде на этот своеобразный бытовой уклад, 

в пронизываю щем их поэтическом настроении сказывается 

новое качество мыслей и чувств поэта, до него небывалое в 

казахской  литера туре.

В стихотворении, посвященном поэту, Абай противо-

поставляет низменной и косной среде, окружающей поэта, 

его независимость, правдивость, гордость и взлет его вдох-

новенной мысли. Здесь Абай роднится в своих взглядах с 

Пушкиным.

Замечательно также сходство мотивов в творчестве Абая 

и Салтыкова-Щедрина. Абай не писал художественной 

прозы, но в своих сатирических стихах, с убийственной мет-

костью осмеивающих степных воротил – управителей, чи-

новников, биев (судей), аткамнеров – родовых старейшин, –  

Абай художественно и политически близок к Салтыкову-

Щедрину. В одном из своих обращений к учащимся Абай 

называет имя Салтыкова-Щедрина как писателя, давшего 

верные портреты чиновников, насильников народа. Не от-

дельными, случайными высказываниями, а всем содержа-

нием своей поэзии Абай отрицает политический строй сво-

его времени, и поэтому его одобрение и сочувствие русским 

классикам, выражав шим оппозицию правительству, имеет 

глубокую связь с его сочувствием Шамилю и Кенесары, 

вождю казахского восстания против царизма.

Абай оставил нам не только свою поэзию.

В его философско-критических и моралистических бе-

седах “Гаклия” мы находим большое количество афориз-

мов. Мудрые и ла коничные, эти афоризмы давно уже вошли 

в обиход казахского ли тературного языка.

В настоящем издании  впервые на  русском  языке  публи-

куется значительный  цикл этих  бесед-рассуждений  Абая.  

Трудно назвать жанр, к которому можно было бы отнести 

их. Здесь и философско-моралистические,  и  общественно-

публицистические,  и  изобличи тельно-сатирические  вы-

сказывания поэта.  Нося  в  целом  характер то  мирной,  то  

иронически-желчной,  то  глубоко  грустной,  даже удручен-

ной беседы со своим читателем, эти “сёзь” (“слова”) прежде 



250

всего  отличаются  исключительно  тщательной  стилисти-

ческой  отдаленностью.  Если  это рассуждения – то  рассу-

ждения  поэта,  вы сказанные  мастерским,  выразительным,  

образным  языком.  Адресо ванные порою  к слушателю-

собеседнику, они  иногда  носят  форму прямого изустного 

обращения к нему с глазу на глаз. И тут Абай становится ча-

сто гневным судьей или печальником народа, и в  та ких слу-

чаях  часто его “сёзь” превращаются в скорбную исповедь 

человека,  обреченного на  одиночество  в  мрачный  век  го-

сподства беспросветной  тьмы.

В ту пору, когда сочинения поэта распространялись еще 

в ру кописных списках, его “Кара сёзь” входили в каждую но-

вую книгу. С особенным интересом зачитывались ими люди 

старшего поколения, которые украшали свою речь вставка-

ми из “Кара сёзь”, подолгу толкуя о смысле и поучительных 

выводах этих рассуждений. Видимо, и сам поэт, понимая 

большую доступ ность прозаической формы высказываний 

своих разнообразных ори гинальных мыслей и заранее зная 

круг читателей этого вида его творчества, нередко старается 

говорить их языком, пользуется их моральными оценками. 

В этих случаях он ссылается иногда на моралистические 

догмы ислама. Но при этом каждый раз апологе тику ислама 

он истолковывает в духе рационалистической морали.

Абай  был  также  талантливым  и оригинальным  ком-

позитором.

Помимо многих стихов, посвященных песне и музыке, 

Абай создал около двух десятков мелодий.

Такой же новатор в музыке, как и в поэзии, Абай вло-

жил в свои мелодии новое содержание и создал стиль, от-

личный от суще ствовавших до него народных мелодий. И 

здесь проявилась вся многогранность и мощь творческой 

натуры Абая.

Поклонник критического разума, просвещенный и пла-

менный борец за культуру, трагический одиночка в мрачной 

среде ханжей, стяжателей, косных седобородых старшин-

феодалов, Абай был вы дающейся фигурой не только в исто-

рии своего народа, но и в истории  всего Ближнего Восто-

ка.


251

Отыскивая свою “каабу” не на развалинах ислама, как 

его со временники – панисламисты и пантюркисты всего 

Ближнего Востока, Абай смотрел не только на Восток, но и 

на Запад. Он шел вперед своим одиноким путем сквозь мрак 

и косность эпохи. Он обрел свет и счастье, когда этот путь 

вывел его на незарастающую на родную тропу к памятни-

ку великого гения русского народа Александра Сергеевича 

Пушкина,

И, пожалуй, один из первых, кто пришел с Востока к 

этому благородному  памятнику, был  именно  Абай.

Нашему поколению Абай с его бессмертными творе-

ниями, вспоенными соками народной казахской и русской 

классической поэзии, представляется явлением поразитель-

ным. Горным тени стым кедром высится он в истории свое-

го народа. Он взял все лучшее от многовековой культуры 

казахского народа и обо гатил эти сокровища благотворным 

влиянием русской куль туры.

Своим устремленным и систематическим обращением 

к великому наследию духовной культуры русского народа 

Абай возглавил са мое прогрессивное движение в истории 

общественной мысли своего народа. Одним из первых про-

свещенных деятелей казахского народа он последовательно 

разрушал все преграды, мешавшие ско рейшему приобще-

нию казахского общества к передовой русской культуре. 

Тем самым он способствовал слиянию русского и казах-

ского народов в общей борьбе за светлое будущее против 

реак ционного строя, разобщавшего эти народы. Потому так 

дорого нам имя Абая и потому так свежо, по-современному 

звучали стихи поэта в среде казахов-бойцов и офицеров, за-

щитников Родины, в годы Великой Отечественной войны 

скрепивших борьбой и побе дой, кровью и сердцем братское 

содружество народов Великого Союза.

Пройдя  вместе  с  лучшими  сынами  и  дочерьми своей  

родины через годы боевого испытания всех духовных цен-

ностей, Абай стал еще более дорог и близок нашей социали-

стической счастли вой современности.

В этом высшее свидетельство неувядаемой славы Абая 

как под линного основоположника новой казахской культу-

ры, сияющей вершины казахской классической поэзии.


1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   27


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет