Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі



жүктеу 5.42 Mb.
Pdf просмотр
бет28/43
Дата25.12.2016
өлшемі5.42 Mb.
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   43

 

 
 
245 
Литература
1.
 
Федотова  Г.А.,  Игнатьева  Е.Ю.  Технологии  профессионального  образования:  учеб.  пособие 
Великий Новгород, 2010. 142 с.  
2.
 
Рапацевич Е.С. Современный словарь по педагогике Минск, 2001. 928 с.  
3.
 
Бабинская П.К. Практический курс методики преподавания иностранных языков: английский, 
немецкий, французский: учеб. пособие Минск, 2003. 288 с.  
4.
 
Корчажкина  О.М.  Симуляционные  задания  для  интерактивной  доски  при  работе  над 
иноязычными  литературными  произведениями  //  Иностранные  языки  в  школе.  2012.  №  7. 
С.20-25.  
5.
 
Яценко И.И. Художественный текст: от проблемности текста – к его проблемному анализу. – 
МГУ 1998. Вып. 6. 116 с.  
6.
 
Клычникова, З.И. Психологические особенности обучения чтению на иностранном языке. М.: 
Просвещение, 1973. 152 c. 
7.
 
Елизарова Г.В. Культура и обучение иностранным языкам. СПб.: КАРО, 2005. 352 с. 
 
 
 
УДК  811.161.1 
 
ОСОБЕНОСТИ ПЕРЕДАЧИ КАТЕГОРИЙ ЭКСПЛИЦИТНОСТИ И 
ИМПЛИЦИТНОСТИ ПРИ АНГЛО-РУССКОМ ПЕРЕВОДЕ 
 
Пономарёва Т.А., Силантьева Е.В. 
(СКГУ им. М.Козыбаева) 
 
 
 
Данная  статья  посвящена  проблеме  передачи  таких  типов  информации  при 
переводе, как имплицитная и эксплицитная информация. В статье представлен контент-
анализ для обобщения понятий «эксплицитность» и «имплицитность». 
Передача  категорий  эксплицитности  и  имплицитности  при  переводе  текстов 
является  одной  из  самых  распространенных  проблем,  которая  возникает  у  каждого 
переводчика.  Ученые-лингвисты,  изучающие  эксплицитную  и  имплицитную 
информацию, далеко не едины в своих понятиях и в своих суждениях.  
В  целях  обобщить  существующие  определения  понятий  «эксплицитность»  и 
«имплицитность»  был  проведён  контент-анализ.  Соответственно,  за  единицы  анализа 
были взяты различные интерпретации данных понятий.   
При 
содержательной 
интерпретации 
понятия 
«эксплицитность» 
было 
установлено,  что  наблюдается  большое  расхождение  во  взглядах  и  понятиях  авторов 
относительно содержания этого понятия  (Таблица 1). 
 
Эксплицитность 
Таблица 1. 
 
Автор 
Определение 
Дискриптор 
Долинин К.А. 
Содержание, которое 
непосредственно выражено 
совокупностью языковых знаков, из 
которых это высказывание 
составлено [5] 
Содержание, совокупность 
языковых знаков 
Багдасарян В.Х. 
Эксплицитными или имплицитными 
бывают только мысли, а не 
языковые единицы [8] 
Мысль 

 
 
246 
Баранов А.Н. 
Содержание, которое можно 
установить из поверхностной 
формы высказывания, не проводя 
дополнительных смысловых 
преобразований, которые могут 
основываться как на значении слов, 
входящих в это высказывание, так и 
на значении контекста [7] 
Содержание, поверхность 
Ахманова О.С. 
Открытое выражение, 
маркированность [3] 
выражение 
Шатилова Л.М. 
Прямое, явно выраженное значение 
языковых знаков, которое 
заключается в прямой реализации в 
речи [9] 
Значение языковых знаков 
 
В отношении содержания понятия «имлицитность» авторы ещё менее едины. Это 
говорит о том, что данная категория вызывает больше споров и вопросов. Проведённый 
контент-анализ понятия «имплицитность» демонстрирует, в каких ключевых моментах 
определения авторов соприкасаются (Таблица 2). 
 
Имплицитность 
Таблица 2 
 
Автор 
Определение 
Дискрипт 
Водоватова Т.Е. 
Содержание, которое не выражено 
эксплицитно в данном высказывание, но 
которое детерминировано (дедуктивно) либо 
вероятностно (индуктивно) вытекает из 
ассертивной части высказывания на основе 
фоновых знаний [10] 
Содержание, 
фоновые знания 
Багдасарян В.Х. 
Эксплицитными или имплицитными бывают 
только мысли, а не языковые единицы [8] 
Мысль 
Виноградов В.С. 
Второй параллельный смысл устного или 
письменного высказывания, обусловленный 
языковой системой или целями и замыслом 
автора [2] 
Параллельный 
смысл 
Баранов А.Н. 
Содержание, которое выявляется на основе 
дополнительного анализа значения 
выражений, входящих в высказывание, и на 
значении контекста употребления этого 
высказывания [7] 
Содержание, 
дополнительный 
анализ. 
Ахманова О.С. 
Подразумевание [3] 
Подразумевание 
Хамзина Г.К. 
Неявное, опосредованное выражение части 
информации в функционировании 
национальных языков [11] 
Выражение 
информации, 
неявное. 
Ермакова Е.В. 
Смысл, извлекаемый с опорой на на 
речевую ситуацию и благодаря 
деавтоматизируемому имплицитному 
знанию [12] 
Смысл, речевая 
ситуация. 
 

 
 
247 
Таким образом, можно сделать вывод о том, что эксплицитная информация – это 
содержание текста, находящее свое выражение в языковых знаках. И, соответственно, 
имплицитная информация – это смысл, который подразумевал автор текста, но не дал 
ему знакового выражения; смысл, о котором читатель, может только догадываться. 
Исходя  и  этих  определений,  можно  понять,  что  при  переводе  у  переводчика  не 
возникнет  проблем  при  передаче  явной,  прямой,  буквальной,  эксплицитной 
информации.  Вопрос  стоит  в  том,  как  переводчику  найти  и  передать  скрытую 
имплицитную информацию, то есть определённый подтекст. 
Сложность передачи категорий «эксплицитность» и «имплицитность» при англо-
русском  переводе  состоит  в  том,  что  переводчику  нужно  уметь  смотреть  на  тексты 
сквозь  призмы  авторского  восприятия.  Согласно  Виноградову  В.С.,    в  тексте  есть 
определенные  индикаторы,  которые  открывают  доступ  к  имплицитной  информации. 
Это могут  быть вводные слова, целые предложения или даже части текста. Найдя их, 
переводчику  следует  найти  способ  их  передачи.  Возможно,  постараться  найти  такой 
эквивалент,  который  также  будет  нести  в  себе  параллельный  смысл  и  на  языке 
перевода. Важным  условием является наличие  у переводчика фоновой информации, в 
которую  входят  и  социокультурные  сведения,  и  история,  и  биография  автора,  и 
предпосылки написания текста. Все это могло повлиять на автора текста и на вложение 
им  имплицитной  информации.  Следовательно,  владея  фоновыми  знаниями, 
переводчику будет легче «взглянуть на текст глазами автора».[2] 
 
 
 
Литература: 
1.
 
Комиссаров В.Н. Современно переводоведение/ В.Н. Комиссаров – М. Изд-во ЭТС, 2002. 
2.
 
Виноградов В.С. Перевод: Общие и лексические вопросы: учебное пособие. –М: КДУ, 2006. 
3.
 
Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М: Советская энциклопедия, 1999. 
4.
 
Арутюнова  Н.Д.  Предложение  и  его  смысл.  Логико-  семантические  проблемы.  –  М.:  Наука, 
1976. 
5.
 
Долинин К.А. Имплицитное содержание высказывания/ К.А. Долинин// Вопросы языкознания. 
– М., 1983.№ 4. 
6.
 
Сермягина  C.С. Имплицитное и подтекст: общее и специфическое// Вестн. Том. гос. ун-та. – 
2007. 
№300-1. 
URL: 
http://cyberleninka.ru/article/n/implitsitnoe-i-podtekst-obschee-i-
spetsificheskoe (дата обращения: 09.12.2014). 
7.
 
Баранов А.Н. Скрытое (имплицитное) утверждение в лингвистической экспертизе текста. – М., 
2007. 
8.
 
Багдасарян В.Х. Проблема эксплицитного. – Ереван: изд-ва АН АрмССР, 1993. 
9.
 
Шатилова  Л.М.  Актуализация  лингвокультурологических  категорий  эксплицитности  и 
имплицитности как концептуальных доминант в немецкой и русской языковой картине мира. 
– М, 2011. 
10.
 
Водоватова  Т.Е.  Семантика  и  прагматика  языкового  высказывания  в  свете  инференциальной 
теории смысла- Самара: Изд-во СГПУ, 2006. 
11.
 
Г.К.  Хамзина  Соотношение  имплицитных  и  эксплицитных  компонентов  семантики 
высказывания-номинатива. – Казань, 1995. 
12.
 
Ермакова Е.В. Имплицитность в художественном тексте. – Саратов, 2010. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 
 
248 
УДК 816 
 
КОНЦЕПТ «СЛОВО» В РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЭЗИИ 
 
Приль М.В. 
(СКГУ им. М.Козыбаева) 
 
 
 
Лингвистика  XXI века  выделяет  язык  как  уникальную  систему  и  предлагает 
изучать  ее  как  неотъемлемую  часть  пространства,  в  котором  существует  человек. 
Лингвистическая наука развивается в рамках антропоцентрической парадигмы, в связи 
с этим в научный оборот вводятся новые термины: концепт, языковая картина мира, и 
др. 
Этнопоэтика  –  лингвистическое  направление,  которое  возникло  на  стыке 
лингвокультурологии,  этнолингвистики,  лингвопоэтики.  С  возникновением    данного 
направления  появляется  новый  вид  анализа  –  этнопоэтический,  который  помог  нам 
раскрыть индивидуально-авторский контент концепта слово.  
Стихотворения  североказахстанских  поэтов  характеризуются  гармоничным 
сочетанием  русских  лингвокультурем  и  тюркских  этнопоэтизмов,  в  которых  заложен 
тюркский  компонент.  Мы  наблюдаем  смешение  символик.  Такое  поразительное 
сочетание  черт    русского  менталитета  с  чертами  казахского  в  пределах  одного 
стихотворения свидетельствует о взаимовлиянии двух культур. 
Владимир Шестериков и Александр Курленя не разделяют свой внутренний мир 
по  национальному  признаку.  Будучи  русскими  по  национальности,  они  пропускают 
сквозь  призму  своего  сознания  образы,  присущие  казахскому  этносу.  В  результате 
получается некое синкретическое восприятие окружающего мира человеком. 
Мир Владимира Шестерикова огромен, чист, человечен. Таков и сам Шестериков, 
которому мы отдаем дань признательной любви, потому что в тяжелые дни нам нужен 
чистый  и  здоровый  воздух  его  поэзии,  его  светлая  голова  и  отзывчивое  сердце,  его 
преданная  любовь  своему  краю,  которому  он  никогда  не  изменял,  при  этом  уважая 
другие народы. Его удивительная гармония и «возвышающий обман», его вера в свой 
народ и человечество несомненны.  
Рассмотрим  особенности  концепта  слово  в  творчестве  Владимира  Шестерикова. 
Художественным  кредо  поэта  можно  считать  его  строчки  из  стихотворения 
«Волшебное слово»:  «….Ищу я волшебное слово,/Но только, поймите, свое».  
Поэт находится в поиске верного, волшебного слова, которое   способно выразить 
его чувства, его восприятие жизни. 
Спустя годы поэт признается, что он его нашел: «Признаюсь: с той поры по свету/ 
его находил я не раз/ в твореньях любимых поэтов/ в народной премудрости фраз».  
Концепт  слово  в  стихотворении  «Есть  слова,  что,  как  день,  светлы» 
интерпретируется весьма индивидуально. Для поэта каждое слово несет определенную 
значимую силу: силу тепла, силу радости, силу любви.  
«Есть слова, что, как день, светлы, 
Что нам мир и счастье пророчат. 
 Распускается слово «цветы», 
Как родник, журчит слово «дочери», 
Как подснежник, слово «любимая»[4,54]. 
Обратим  внимание  на  лингвокультурему  подснежник:  «как  подснежник,  слово 
«любимая». Причины появления подобного названия понять нетрудно: как справедливо 
замечает  В.И.  Даль,  в  народе  "подснежником  называются  вообще  все  растения, 

 
 
249 
которые  появляются  вскоре  по  таяния  снега"  [2,79].  Итак,  название  цветка  выявлено. 
Но,  на  наш  взгляд,  символический  подтекст  заключается  в  другом.  Подснежник 
издавна  стал  для  русских  поэтов  и  писателей  символом  пробуждающейся  природы, 
символом  весны,  света.  Белый  цвет  символизирует  чистоту,  незапятнанность, 
невинность,  добродетель,  радость.  Он  ассоциируется  с  дневным  светом,  а  также  с 
производящей  силой,  которая  воплощена  в  молоке  и  яйце.  С  белизной  связано 
представление о явном, общепринятом, законном, истинном. В христианской традиции 
белое  обозначает  родство  с  божественным  светом.  В  белой  одежде  изображаются 
ангелы, святые и праведники.  В наши дни нежный подснежник продолжает оставаться 
одним из самых любимых цветов русской поэзии.  
Таким  образом,  контент  субъективного  восприятия  слова  «любимая»  -    это 
прежде всего нечто божественное.  
Человеческая жизнь представляет собой непрекращающийся экзамен, где каждого 
из  нас  на    жизненном  пути  встречают  непрерывные  испытания,  поток  проблем, 
вопросов и задач, которые нужно решать. Размышления о смысле жизни собственной и 
о  судьбе  людей,  живущих  на  нашей  земле,  всегда  начинаются  с  переоценки  личных 
убеждений.  Мысли,  сказанные  слова  и  совершенные  поступки  повторяются  в  нашей 
жизни, и только нам решать, как поступить на этот раз:  
«Поступки, мысли и слова, 
Одни и те же не однажды 
Приходят к нам… и синева  
Над головой кружится та же» [4,24]. 
В стихотворении « Поступки, мысли и слова» поэт использует цветовую палитру: 
« приходят к нам … и синева/ над головой кружится та же».  
Поэт хотел подчеркнуть, что синева, удаляющаяся от человека, увлекает взгляд в 
глубину.   У  этого  цвета  «нет  дна»,  он  никогда  не  кончается,  он  затягивает  в  себя, 
опьяняет.  При  этом  сила  цвета  недооценивается.  Он  создает  предпосылку  для 
глубокого размышления над жизнью; зовет к нахождению смысла, истины. Но не дает 
ответа  в  понимании  смысла  жизни;  вгоняет  в  меланхолию,  слабость.  Вызывает  не 
чувственные,  а  духовные  впечатления. Казахская  культура  опирается  на  традиции 
тюркской  культуры.  На  древнетюркском  языке,  а  значит  на  языке  почти  всех  тюрко-
язычных  народов,  синий  цвет  означает  небо.  В  русле  этих  традиций  синий  цвет  для 
тюркоязычных  народов  воспринимается  как  небесный,  священный,  обетованный, 
заветный, исконно чистый, высший. 
У  многих  народов  синий  цвет  символизирует  небо  и  вечность.  Он  также 
символизирует  доброту,  верность,  постоянство,  расположение,  а  в  геральдике 
обозначает целомудрие, добрую славу и верность.  
В христианстве - это символ божественности неба и истины. Это - бесконечность, 
космос, мудрость, спокойствие и глубина. Он совмещает в себе какое-то противоречие 
возбуждения и покоя, вызывает ощущение холода и напоминает о тени.  
Судьба  русского  поэта  Владимира  Шестерикова  складывалась    нелегко.    Тем  не 
менее, его стихотворения дышат спокойствием строки.  
Поэт фокусирует свое внимание  на вечных ценностях. Такой ценностью является 
хлеб.  Индивидуально-авторский  контент  концепта  слово  наглядно  проявляется  в 
описании  хлеба.  Издавна  хлеб  является  символом  благополучия  и  достатка.  Хлеб  как 
одно  из  ментальных  понятий  накладывает  отпечаток  и  на  восприятие  реальной 
действительности, внося этническое в художественные образы.  
Поэт  использует  однокоренные  слова:  «страда»,  «страдать»,  «страданья»  для 
усиления  значимости  этих  понятий.  Страда  -  напряженная  летняя  работа  в  период 
косьбы, уборки урожая. Субъективное отношение автора к хлебу весьма значимо, ведь 
ему знакомо это чувство. Хлеб достается тяжелыми усилиями, поэт выделяет это: «это 

 
 
250 
значит  –  за  хлеб  страдать»,  в  этом  описании  проявляется  национальный,  русский 
характер. Хлеб – этнозначимый образ в русской культуре. Издревле считался символом 
жизни,  необходимым  условием  существования  человека.  З.П.  Табакова  пишет:  «У 
славян  хлеб  почитался  святыней  еще  со  времен  язычества»  [5,11].  У  древних  славян, 
поклонявшихся Солнцу, существовал обряд жертвенного приношения хлеба Перуну и 
другим  языческим  богам.  «Не  утратил  хлеб  своей  значимости  и  с  принятием  на  Руси 
христианства,  где  он  почитается  плотью  Христовой  и  используется  при  причастии» 
[5,11].  
В  словаре  С.И.  Ожегова  хлеб  толкуется  как  пищевой  продукт,  выпекаемый  из 
муки.  «Издавна хлеб является символом благополучия и достатка. Не случайно пение 
подблюдных  песен,  как  это  требовал  древний  обычай,  начиналось  с  провозглашения 
славы хлебу: Хлебу да соли долог век, слава!» [1,13]. Лингвокультурема хлеб, обращает 
внимание  З.П.  Табакова,  является  «глобальной  в  языковой  картине  мира  русского 
человека» [5,15].  
Отметим, что  лингвокультурема хлеб относится к числу интернациональных, но 
для русского народа она является, прежде всего, символом труда и достатка:  «..смысл 
особый в слове «страда./ Если вдуматься, ясно станет- / Это значит – за хлеб страдать,/ 
Нет на свете выше страданья!...» [4,21]. 
З.П.  Табакова  отмечает,  что  «Поэтика  Владимира  Шестерикова  характеризуется 
многоплановостью, 
ему 
свойственно 
особое 
художественное 
восприятие 
действительности».  Владимир  Шестериков  воспевает  североказахстанскую  землю.  Он 
гордится  тем,  что  принадлежит  к  племени  славян,  но  признает,  что  родом  из 
Казахстана:  «Я  к  племени  славян  принадлежу,/А  родом  я  из  Казахстана!/И  полоснут, 
как  трели  соловья,/Не  потускнев  в  веках  и  не  увянув,/Родившиеся  в  древности 
слова,/Чтоб жить навеки, слава и славяне./И я сажусь с тобой за круглый стол,/Струной 
домбры  звенит  в  ауле  утро./И  мне  милы  речей  крестьянских  соль/  И  аксакалов 
сдержанная мудрость»[4,45]. 
Анализ  стихотворений  Владимира  Шестерикова  позволил  иначе  взглянуть  на 
поэтический  мир  поэта.  Субъективный  контент  концепта  слово  раскрывается 
многообразно  и  включает  кроме  понятия  слова,  ментального  содержания  концепта  в 
русской  культуре,  субъективное  отношение  поэта  к  слову.  Такой  контент  концепта 
слово  в  стихотворениях  поэта  связан  с  философскими  размышлениями  о  жизни, 
творчеством, родиной и семьей. 
Весьма  интересный  смысл  концепта  слово    заложен  в  творчестве  Александра 
Юрьевича Курлени. В его поэзии есть центр - это слово.  
Новый  взгляд  на  отношение  к  словам  позволяет  говорить  о  поэзии  Александра 
Курлени  как  о  новом  явлении  в  развитии  русской  лирики.  В  его  поэзии  есть  и 
«божество»,  и  «вдохновенье».  Сохраняя  высокое  назначение  идеи  слова,  Александр 
Курленя возвращает ей живой реальный характер. Слово оживает «не кощунства злого 
ради… чтоб слово взять для новых тем». 
«В  начале  мысль  была.  Потом  явилось  Слово»  -  вот  движущее  начало  лирики 
Александра  Курлени.    Мир  открывается  в  дополнительной  реальности,  вещам 
возвращается  первозданный  смысл,  концепт  слово  приобретает  пространственное 
значение:  «В  начале  мысль  была./Потом  явилось  Слово./Всё  повторилось  снова,/И 
жизнь вперед пошла» [3,62]. 
Обратим внимание  на то,  что  в стихотворениях о Родине, природе родного края 
раскрывается  эго  самого  поэта,  его  мировоззрение,  мироощущение,  миропонимание, 
его  концепция  жизни.  В  замечательно  написанном  стихотворении  «И  верю  я  голосу 
свыше».  Талант  поэта  прослеживается  в  первых  строках:  «  На  языке  родных  берез/  я 
разговариваю с миром/ и сок, как дар счастливых грез,/стекает капельным пунктиром» 
[3,62]. 

 
 
251 
Чувствуется любовь к Родине, радость жизни.  «На языке родных берез», то есть 
на русском языке, русским словом. Автор смог в одной строчке показать значимый для 
него  образ  березы,  и  не  менее  важную  значимость  русского  слова.  Вдохновение  к  
человеку  так  сразу  не  приходит,  ему  необходимо  воодушевление,  поэт  использует 
метафоры:  «стекает  капельным  пунктиром,/скользит  по  белому  листу/в  строку 
березовой тетради», чтобы подчеркнуть важность строк. Поэт сравнивает «белый стан» 
березы с листом, на котором он создает  свой шедевр. Ассоциации с березой придают 
ему  вдохновение,  «чтоб  слово  взять  для  новых  тем/в  святом  божественном  напитке». 
Для  автора  береза  –  это  прежде  всего  символ  Родины,  но  в  ней  так  много  загадок, 
которые ему предстоит разгадать. 
Особое внимание привлекает  словосочетание  «божественный напиток». Береза, 
березовый  сок  являются    святыми  словами  для  поэта.  В  стихотворении  наблюдается 
игра с цветом, что подчеркивает ментальность русского человека:  «по белому листу», 
«под  небом  синим».  Автор  восхищается  Есениным:  «когда-то  тайнопись  весны-/слезу 
отечественной музы-/испил сквозь розовые сны/простой крестьянский парень русый». 
Поэт  снова  подчеркивает  значимость  березы  для  русского  человека.    Ее  особое 
значение не только для него, но и для других поэтов в другие времена. Он стремится 
познать  тайны  «стремлюсь  и  я..».  Для  него  нет  места  лучше,  чем  его  Родина,  где  бы 
таким сладким был сок: «но где так сладок, мне скажи/ бывает сок под небом синим». 
Проходят  времена,  меняется  отношение  людей  к  ценностям,  но  для  автора  Родина  и 
русская  березка  навсегда  в  его  сердце.  Как  единое  целое  они  связаны  на  всю  жизнь: 
«одним помазаны мы мирром».  
Александр Курленя считает, что концепт  слово  имеет особую силу. Слово будет 
жить вечно в отличие от людей, которые проживут несколько десятков лет и покинут 
этот мир, но при этом они могут оставить  после себя нечто новое. 
«Слова,  слова…  Вы  –  словно  клад  бесценный,/И  словно  раскаленное 
тавро,/Стрела и яд, гранит, янтарь и цедра,/И гения бессмертное перо» [3,59]. 
Концепт слово уподобляется «бесценному кладу», как «раскаленное тавро». Оно 
впечатывается  навечно.  Словарь  Даля  дает  более  пространное  толкование  слову 
«тавро». 
Во-первых, слово это - заимствование из тюркского языка и означает «знак» или 
«метка». 
Во-вторых,  тавро  –  это  был  родовой  «рукоприкладный»  знак  для  лиц,  не 
владеющих  грамотой.  Поэт  умело  сочетает  культуру  двух  этносов:  русского  и 
казахского народов.  
Поэзия  –  это  непрекращающаяся  музыка.  Средством  ее  выражения    являются  – 
слова. Сила поэтического дарования состоит в том, чтобы душа высказывалась в слове.  
Концепт слово приобретает  «нескончаемую силу».  Автор понимает  бессмертие не как 
физическое  существование,  а  как след  в  памяти  потомков.    Независимо  от  того, 
вдумываемся ли мы или нет в смысл слов, которые произносим, они проявляют свою 
силу.  Научившись  управлять  словом,  мы  можем  действовать  во  благо  себе  и 
окружающим.  
Этнопоэтический  анализ  стихотворений  североказахстанских  поэтов  позволяет 
сделать  вывод,  что  поэты  используют  этнопоэтизмы,  лингвокультуремы,  поэтонимы, 
что  свидетельствует  о  глубоком  взаимопроникновении  казахской  и  русской  культур. 
Таким  образом,  в  условиях  контактного  двуязычия  происходит  соединение  разных 
языковых картин мира в результате чего складывается новая субкультура, происходит 
диалог культур и языков, что приводит к взаимодействию и толерантности. 


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   24   25   26   27   28   29   30   31   ...   43


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет