Қазақстан Республикасы Мәдениет және спорт министрлігі Тілдерді дамыту және қоғамдық-саяси жұмыс комитетіінің тапсырысы бойынша


Общая характеристика современного



жүктеу 2.8 Mb.
Pdf просмотр
бет18/41
Дата15.03.2017
өлшемі2.8 Mb.
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   41
    Навигация по данной странице:
  • (после

Общая характеристика современного

 уйгурского литературного языка

Современный  уйгурский  литературный  язык,  отличающий ся  от 

письменно-литературного  языка  уйгуров  прошлых  столетий  как  по 

своему богатству и развитости, так и по ши роте употребления, был создан 

в послеоктябрьский период на базе общенародного живого разговорного 

языка,  объеди няющего  различные  его  диалекты  и  городские  говоры. 

Вмес те  с  тем  современный  уйгурский  литературный  язык  в  про цессе 

своего формирования и постепенного развития, вобрав в себя наилучшие 

языковые элементы, стилистические прие мы мастеров художественного 

слова  предшествующих  вре мен,  продолжает  развивать  некоторые 

положительные тради ции письменно-литературного языка.

Всесторонний научный анализ и изучение как внутренних языковых 

процессов,  так  и  внешних  факторов  языкового  строительства  играют 

первостепенную  роль  в  оценке,  наибо лее  правильных  тенденций 

и  выявлении  закономерностей  дальнейшего  развития  уйгурского 

литературного  языка.  Этот  вопрос  особую  актуальность  приобретает 

именно  в  на стоящее  время,  когда  происходит  в  литературном  языке 

про цесс  постоянного  усовершенствования,  уточнения  и  стабили зации 

письменных  и  устных,  орфографических  и  орфоэпиче ских,  лексико-

грамматических и стилистических норм.

Несмотря на это, вопрос о формировании и развитии со временного 

уйгурского  литературного  языка  до  сих  пор  не  был  предметом 

специального  изучения,  а  попутные  замеча ния  ученых  о  частных 

моментах этой большой проблемы да леко недостаточны для каких-либо 

серьезных научных обобщений и выводов по данному вопросу.

В  этой  связи  нельзя  не  упомянуть  о  существующих  в  настоящее 

время мнениях о характере и нормах уйгурского литературного языка, о 

диалектах вообще и о диалектной базе литературного языка в частности. 

Так,  проф.  Н.А.  Бас каков  считает,  что  «Современный  уйгурский 

язык  представ лен,  с  одной  стороны,  двумя  литературными  языками: 

1)  литературный  язык  советских  уйгуров,  в  основе  которого  лежат 

северные диалекты уйгурского языка... и 2) литературный язык уйгуров 



198

Синьцзяна, который основан на южных диалектах, хотя окончательная 

его стабилизация ещене закончилась...;  и  с  другой  –  разговорным 

языком  с  множеством  диалектов,  которые  в  основном 

распадаются на четыре груп пы»

11

 Далее указывается, что первую 



группу  составляют  южные  диалекты:  1)  кашгаро-яркендский 

диалект с янги-гисарским говором, 2) хотано-керийский диалект 

с черченским говором и 3) аксуйский диалект; вторую группу – 

северные диалекты: 1) куча-турфанский диалект (Карашар, Куча, 

Турфан,  Комул-Хами)  и  др.;  2)  илийский,  или  кульджинский, 

диалект; третью группу – лобнорский диалект, а четвертую группу 

–  ганьсуйские  диалекты,  куда  относятся  саларский  и  сары-

уйгурский  диалекты.  Приводя  основные  и  общие  при знаки 

каждой  из  этих  групп,  Н.  А.  Баскаков  указывает,  что  уйгуры 

Советского Союза говорят на илийском диалекте

12

.

Следует  отметить,  что  за  последнее  время  диалектные 



особенности уйгурского языка путем экспедиционных выез дов 

изучались в Китае при участии советских ученых

13

.

На  основе  этих  материалов  вопрос  о  диалектной  основе 



уйгурского  литературного  языка  получил  несколько  иную 

научную  интерпретацию.  Так,  например,  Э.  Н.  Наджип  в 

своем  последнем  труде  по  языку  уйгуров  Синьцзяна

14

  утверж-



дает, что «... можно выделить как диалекты лишь язык хотаицев 

и  лобнорцев;  остальные  «диалекты»  (кашгарский,  илий-

ский,  хамийский,  аксуйский,  яркендский)  отличаются  друг 

от  друга  главным  образом  фонетически,  грамматических  же 

и  лексических  расхождений,  как  правило,  обнаруживается 

очень  мало;  поэтому  все  они  могут  рассматриваться  в  качест-

ве  говоров  одного  так  называемого  центрального  диалекта 

(подчеркнуто нами, – А. К . ) ,  который сейчас и лежит в основе 

литературного языка»

15

По мнению же Э. Р. Тенишева, который сам непосредственно 



участвовал  в  экспедициях,  проходивших  по  Синьцзян-

Уйгурскому  автономному  району,  и  вел  диалектологические 

1 1 Н.А.Баскаков. Тюркские языки. М., 1960. стр.182–183.

12 Там же.

13  Э.Р.Тенишев.  Отчет  о  поездке  к  уйгурам,  сары-уйгурам  и  саларам.  «Известия  АН 

СССР» ОЛЯ. Т. ХХ, вып. 2. 1960.

14 Э.Н.Наджип. Современный уйгурский язык. М., 1960.

15Там же. стр. 9.



199

записи  языка  у  населения

16

,  «Современный  общенародный 



уйгурский  язык  Синьцзяна  существует  в  двух  основных 

формах:  в  форме  литературного  языка  (в  его  письменной  и  устной 

разновидностях) и в виде совокупности местных диалек тов и говоров. 

При  этом  большинство  элементов  граммати ческого  строя  и  лексики 

являются  общими  для  всех  диалектов  и  для  литературного  уйгурского 

языка.  Но  вместе  с  общими  явлениями  народные  уйгурские  говоры  и 

диалекты  обнару живают  частные  особенности,  отличающие  их  друг 

от  друга  и  от  литературного  языка.  Не  будет  особым  преувеличением 

сказать, что общего в уйгурских диалектах больше, чем частного»

17

.



Исходя  из  основных  фонетических  и  лексико-грамматиче ских 

особенностей Э. Р. Тенишев намечает три диалекта уйгурского языка: 1) 

северо-западный, или центральный, кото рый, в свою очередь, объединяет 

языки  уйгуров  всей  северо-западной  части  страны  в  ряд  городских 

говоров (яркендский, кашгарский, аксуйски, кучарский; кульджинский, 

карашарский, урумчинский турфанский, корлинский и комульский): 2 ) 

южный, или хотанский  с  границей  на  западе  –  Гума,  а  на  востоке  – 

Чарклык и 3) восточный, или лобнорский, с гра ницей на юге – Чарклык, 

на севере – Чонг-Кель

18

.



Аналогичной точки зрения по вопросам о диалектах об щенародного, 

языка  в  их  отношении  к  литературному  языку  придерживаются  и 

языковеды  Синьцзяна.  Они,  конкретизируя  указанное  положение, 

выдвигают  в  качестве  диалектной  основы  литературного  языка 

кульджинский,  турфанский  и  кашгарский  говоры  центрального 

диалекта. Так, например, Имин Турсун отмечает, что «...в силу близости 

с литера турным языком некоторые говоры потеряли свою особенность 

и  в  настоящее  время  они  каких-либо  серьезных  различий  не  имеют... 

Современный  уйгурский  литературный  язык,  базирующийся  на 

кашгарском, илийском и турфанском говорах («шевә»), функционирует 

в качестве общелитературного языка»

19

.



Это  положение  нашло  себе  подтверждение  и  в  последую-

щих  исследованиях  языковедов  СУАР.  Так,  в  одном  из  док ладов 

лингвистической  конференции  (1959  г.)  отмечалось,  что  «По  данным 

16  Э.Р.Тенишев.  О  диалектах  уйгурского  языка.  Синьцзяна  В  сб.  «Тюркологические 

исследования», М. – Л., 1963, стр. 136.

17  Э.Р.Тенишев. Указ. работа, стр.137.

18  Там же.

19  Там  же,  стр.  6.  (Здесь  и  в  дальнейшем  цитаты  из  уйгурских  ис точников  будут 

приводиться нами в их русском переводе).


200

исследований  уйгурских  диалектов  было  оп ределено,  что  уйгурский 

литературный язык формируется на основе кульджинского, турфанского 

и кашгарского говоров. Формирование уйгурского литературного языка 

именно  на  основе  говоров  центрального  района  страны  объясняется 

тем, что этот район и в прошлом, и в настоящее время явля ется центром 

политического,  экономического  и  культурного  развития  Синьцзяна». 

Касаясь  литературного  произноше ния,  А.Гаппарова  отметила,  что 

произношение  кульджинских  уйгуров,  в  котором  как  бы  нашли  свое 

преломление все говоры северо-западных районов, должно лечь в основу 

произ носительной нормы всего литературного языка.

Таким  образом,  из  приведенных  нами  высказываний  и  мнений 

языковедов вытекает вывод: в качестве опорного диа лекта современного 

уйгурского  литературного  языка  высту пает  т.  н.  центральный  диалект, 

объединяющий  языки  уйгу ров  северо-западного  района  Синьцзяна. 

Несколько  обособ ленными  от  литературной  нормы  стоят  лобнорский 

и  хотанский  диалекты

20

,  а  языки  сары-уйгуров  и  саларов,  некогда 



считавшиеся  диалектами  уйгурского  языка,  в  настоящее  вре мя 

представляют собою как самостоятельные языки.

21

Как мы видим из приведенной классификации, множество городских 



говоров,  которые  раньше  рассматривались  как  са мостоятельные 

диалекты,  теперь  объединяются  в  одну  общую  диалектную  группу. 

В связи с этим напрашивается один воп рос: по какому принципу и на 

основании каких общих приз наков объединены эти говоры; произошли 

ли в диалектной системе уйгурского языка какие-либо серьезные сдвиги 

в  связи  с  формированием  и  быстрым  темпом  развития  литератур ного 

языка?

Во-первых,  нельзя  отрицать,  что  общенародный  уйгурский  язык 



существовал как совокупность множества местных диа лектов и говоров: 

причем,  как  нам  думается,  диалектов,  имеющих  свои  отличительные 

особенности,  было  меньше,  чем  говоров.  Последние  же,  являющиеся 

результатом оседлого образа жизни уйгуров еще в раннем средневековье, 

разобщенности городов и отсутствия повседневной тесной связи между 

различными  оазисами,  естественно,  тоже  имели  свои  определенные 

особенности. И эти их особенности, за некото рым исключением, ввиду 

различного подхода ученых с раз ными лингвистическими критериями, в 

20 Э.Н.Наджип. Современный уйгурский язык. М., 1960, стр. 9.

21  Э.Р.Тенишев.  Отчет  о  поездке  к  уйгурам,  саларам  и  сары-уйгурам.  «Известия  АН 

СССР» ОЛЯ. Т. ХХ, вып. 2. 1960. стр.181.


201

одном случае прини мались за диалектные, в другом – за специфические 

черты  говоров  или  наречий.  В  результате  этого,  в  научной  литературе 

часто  допускалось  смешение  понятий  диалект,  говор  и  на речие.  Это 

в  известной  степени  является  оправданием  тому,  что  при  последних 

классификациях многие наречия и диалек ты, как это квалифицировалось 

в прежних исследованиях, признаются говорами.

Во-вторых, в связи с внешними историческими факторами (создание 

единого  государственного  управления  или  его  по следующий  распад, 

перемещение культурно-административных центров и т. д.) действительно 

происходили  определен ные  сдвиги  в  диалектной  системе  уйгурского 

языка.  В  одном  случае  они  выражались  в  локализации  и  изолированной 

дифференциации говоров, в усугублении диалектных различий и местных 

языковых  особенностей,  а  в  другом  –  в  постепенной  консолидации  и 

объединении мелких городских говоров вок руг крупного диалекта. Иногда 

же самостоятельный язык, в силу длительного и тесного территориального 

контакта с наи более развитым языком, превращался в один из его диалектов. 

Так  произошло,  например,  с  языком  лобнорцев.  «В  прош лом  это  был 

самостоятельный язык...», теперь же он, раство рившись в уйгурском языке, 

стал одним из его диалектов

22

.

Итак, то что мы обнаруживаем в системе диалектов уй гурского языка, 



следует рассматривать как закономерный процесс ее развития, приводивший 

к  значительному  стиранию  границ  диалектных  различий,  консолидации  и 

объединению  ряда  городских  говоров  в  одну  общую  диалектную  группу. 

Но  было  бы  ошибочно  связывать  это  только  с  начальным  пе риодом 

формирования  и  развития  современного  уйгурского  литературного  языка. 

Начало этого процесса, конечно, сле дует искать в прошлой истории языка.

Данное  положение  находит  себе  подтверждение  в  трудах  некоторых 

отечественных  тюркологов,  где  неоднократно  го ворилось  о  большом 

единообразии  народно-разговорного  языка  уйгуров.  Так,  один  из 

исследователей уйгурского язы ка в 60-х годах прошлого столетия профессор 

Казанского университета Н. И. Ильминский писал, что на всей террито рии 

Синьцзяна  «существует  одно  наречие,  только  быть  может  с  небольшими 

разностями»

23

.  Аналогичного  мнения  придер живались  С.  Е.  Малов



24

,

14



 

24

Н.Ф.Катанов



25

,  а  также  В.  А.  Бо городицкий,  который,  кстати,  писал, 

22  Э.Р.Тенишев. Указ. работа, стр. 81.

23  Н.И.Ильминский.  Вступительное  чтение  в  курс  турецко-татарского  языка,  с 

приложениями. Казань, 1962, стр. 43–48.

24  С.Е.Малов.  Изучение  Живых  турецких  наречий  Западного  Ки тая.  –  «Восточные 

записки». 1927. т. 1, стр. 165. 

25 L.XXIII тому. Записки ИАН. СПб., 1893. стр. 95.



202

что «Уйгурский язык здесь (т. е. в Синьцзяне. – А. К.) однороден по типу, 

представляя небольшие диалектные различия и лишь в некоторых местностях 

более значительные; прежде эти диалекты объе динялись под названием 

кашгарского наречия»

26

.



Из  этого  следует,  что  еще  в  недалеком  прошлом  обще народный 

уйгурский язык, несмотря на наличие ряда гово ров и диалектов, имел 

сравнительно единообразный, одно типный характер.

Сравнительное  единообразие  общенародного  разговорного 

языка  уйгуров  и  общность  основных,  наиболее  важных  эле ментов 

грамматического строя и лексики существующих диалектов и говоров 

не только послужили причиной успешно го образования литературного 

языка, но и обусловили быст рейший темп его развития. Теперь уйгурский 

литературным язык в своем развитии пользуется двояким источником: 

с  одной  стороны,  он  все  необходимое  черпает  из  общенарод ного 

живого разговорного языка, с другой – перенимает все положительные 

элементы как опорного диалекта, так и диалектов вообще.

Чем  быстрее  развивается  литературный  язык  и  происхо дит 

уточнение  и  стабилизация  его  норм  во  всех  ее  разновид ностях,  тем 

быстрее протекает процесс нивилировки диалект ных различий, с одной 

стороны, и стирания граней между отдельными диалектами (говорами) 

и литературным языком – с другой.

Между тем для правильной ориентации и определения тенденции 

развития литературного языка большое теорети ческое и практическое 

значение имеют выявление и анализ специфических черт и различий 

каждого  из  говоров  опорно го,  т.  н.  центрального,  диалекта,  наиболее 

характерными из которых, как уже отмечено, выступают кашгарский, 

кульджинский  (илийский)  и  турфанский  говоры.  Этому  вопросу 

посвящена  указанная  уже  работа  Э.  Р.  Тенишева  («О  диа лектах 

уйгурского  языка  Синьцзяна»),  а  также  ряд  статей  и  докладов 

уйгурских  языковедов.  Как  показывает  первый  предварительный 

анализ  диалектных  особенностей  указан ных  трех  говоров,  наиболее 

характерные  моменты,  расхожде ния  в  них  обнаруживаются  главным 

образом  в  области  фоне тики,  а  в  области  грамматики  и  лексики  они 

незначительны.

Так,  Э.  Р.  Тенишев

27

  для  выявления  диалектов  уйгурского  языка 



выдвигает  шесть  основных,  носящих  системный  харак тер  признаков: 

16  В.А.Богородицский. Введение в татарское языкознание в связи с другими тюркскими 

языками. Изд. 2-ое, испр. и доп., Казань, 1953, стр. 94.

17    Э.Р.Тенишев.  О  диалектах  уйгурского  языка  Синьцзяна.  В  сб.:  «Тюркологические 

исследования», М.–Л., 1963, стр. 136–151.


203

1)  вариантность  фонемы,  2)  прогрессивная  гармония  гласных,  3) 

регрессивная  гармония  гласных,  4)  ассимиляция  согласных,  5)  форма 

1-го  лица  будущего  вре мени  и  6)  форма  3-го  лица  будущего  времени. 

Рассматривая под этим углом зрения все диалекты и говоры, он отмечает 

следующие характерные особенности турфанского говора, от личные от 

нормы литературного языка: 1) в начале слова перед узкими гласными 

стоит,  тогда  как  в  литературном  языке  и  –  ж   (йиғин  «собрание»,  лит. 

жиғин;  йил  «год»,  лит.  жил);  2)  широкий  ә  первого  слога  сужается 

и  произносится  как  е,  а  в  лит.  сохраняется  ә  (деп  «сказав»,  лит.  дәп; 

мешрәп «вечеринка», лит. мәшрәп); 3) в речи людей старшего поко ления 

литературное в чередуется с ғ, г (һага «погода», лит. һава; дуға «молитва», 

лит.  дува):  4)  сравнительная  степень  прилагательных  образуется  при 

помощи аффиксов -арақ//-әрәк, -ерек, которые отличаются от форманта 

литературно го  языка  добавочным  звуком  -а//-ә, -е  (чоң-арақ  «больше», 

лит.  чоң-рақ;  көп-ерек//көп-рәк,  лит.  көпрәк)

28

;  5)  форма  бу дущего 



предположительного времени имеет губные варианты (туғ-ур «родит», 

лит. туғ-ар; қар-ур «посмотрит», лит. қар-ар).

Отличительными  от  литературного  языка  особенностями 

кашгарского говора являются следующие: 1) наруше ние прогрессивной 

губной гармонии в конечном ударном слоге, т. е. появление негубных а//е 

вместо губных (көңәл «сердце», «чувство», лит. көңүл; бүгән «сегодня», 

лит. бүгүн; олтурап «сев», лит. олтуруп; көзәм «мой глаз», лит. көзүм); 2) 

в начале слова смычный к перед узкими гласными, смяг чаясь, звучит как 

аффриката ч (чим? «кто?» лит. ким?; чигән «вошедший», лит. киргән); 3) 

глухие согласные қ, к меж ду гласными часто остаются глухими (қусақи 

«его  живот»,  лит.  қосуғи);  4)  в  некоторых  случаях  узкий  ү  в  середине 

слова приобретает твердость (йуз – «сто», лит. йүз); 5) дро жащий р, как 

правило, становится шумным ж (биж «один» лит. бир; қижқивәтти «он 

побрил», «постриг», лит. қирқивәтти).

Некоторые из этих диалектных особенностей кашгарско го, илийского 

и  турфанского  говоров  приводятся  И.  Турсуном.  Он,  в  частности, 

отмечает следующие особенности:

1) широкий гласный заднего ряда а в отдельных словах турфанского 

говора  (чүкән  «молодая  женщина»,  чока  –  «палоч ки»  (для  еды)  в 

28    До  введения  в  практику  новых  «Правил  орфографии  современного  уйгурского 

современного  литературного  языка»,  разработанных  канд.  филолог.  наук  Г.  Садвакасовым, 

данная форма в лит. языке советских уйгуров употреб илась двояко -арақ//әрәк, -рақ//рәк (чоң-

арақ,  кичиг-әрәк).Сейчас  при няты  и  узаконены  ее  четыре  варианта:  -рақ//  -рәк  (после  слов, 

оканчи вающихся на широкие и узкие гласные: тола-рақ, тәлвә-рәк)и -ирақ//ирәк. См. Ә.Илиев, 



Ғ.Садвақасов. Уйғур тилиниң имла луғити. Алмута. 1963, стр. 289.

204

кашгарском  и  илийском  говорах  про износится  как  широкий  гласный 

переднего ряда ә (чүкән, чүкә)Однако этот факт в отдельных словах 

представлен  наоборот,  т.е.  в  турфанском  и  илийском  –  нахша  

песня;  авал  «раньше»,  һайдаш  –  им.  д.  от  һайдимақ  «гнать», 

«погнать», тогда как в кашгарском – нәхшә, әввәл, һәйдәш;

2) в отличие от литературного языка, а также илийского и турфанского 

говоров,  в  кашгарском  наблюдается  замена  губных  гласных  переднего 

ряда  соответственно  губными  гласными  заднего  ряда  (чогун  «чугун», 

лит. чөгүн; гош «мя со», лит. гөш; гул «цветок», лиг. гүл);

3) как уже отмечалось выше, в противовес литературно му языку, в 

турфанском  говоре  ж  чередуется  с  й  (йирақ  «да леко»,  лит.  жирақ;  йүк 

«груз», лит. жүк);

4) в кашгарском дрожащий р  во  втором,  третьем и по следующих 

слогах  произносится  как  шумный  ж  (қиж  «унич тожай»,  «брей», 

лит.  қир;  гиждә  (нан)  «круглая  лепешка»,  лит.  гирдә),  но  не  всегда 

последовательно;

5) в кашгарском говоре глухие қ, к как и в литературном языке, не 

подвергаются озвончению (аяқи «его ноги», лит. айиғи; челәки «его 

ведро», лит. челиги);

6) вариантность отдельных наложных аффиксов (в каш гарском тил-

гә «языку», лит. тилға; uш-кә «делу», «работе», лит. иш-қа) и аффикса 

множественности (қиз-ләр «девушки», лит. қизлар);

7)  своеобразной  особенностью  кашгарского  говора  явля ется 

выпадение конечного р в аффиксе множественного числа с последующей 

редукцией слогообразующего -а//-ә (қиз-ли-ға «девушкам», кадр-ли-ға 

«кадрам»);

8) в кашгарском говоре иногда встречается широкий ва риант аффикса 

уменьшительности ғина//-кина (аз-ғина «не множко», лит. аз-ғинә; кичик-

кина «малюсенький», лит. кичик-кинә);

9) в турфанском говоре имеются отличные от литератур ной нормы 

варианты  местоименных  форм  (өзлә  «сами»,  лит.  өзәңлар;  өзләниң 

«самих», лит. өзәнләрниң; өзләдин «от вас»,лит. өзәңлардин; өзлүрлә «вы 

сами», өзлирила);

10) в турфанском и частично илийском говорах деепри частная форма 

имеет  вариант  -ғини//-қини,  -гини//-кини,  в  ли тературном  же  языке: 

-ғили//-қили, -гили//-кили;

11)  в  турфанском  говоре  употребляется,  например,  сле дующее 

сочетание  форм  глагола:  бар-мақ-чи-дәк-мән  –  «я,  как  будто,  должен 


205

пойти»;  кәл-мәк-чи-дәк-мән  –  «я,  как  буд то,  должен  пойти»,  вместо 

литературного: барғидәкмән, кәлгидәкмән.

Для  наглядности  приводим  общую  сравнительную  табли цу,  в 

которую  сведены  все  наиболее  характерные  особенно сти  трех  говоров 

центрального диалекта уйгурского языка.

Кашгарский 

Илийский 

Турфанский 

Перевод 


киҗғақ

қирғақ

қирғақ

край; возвышенность



гиждә

гирдә

гирдә

круглая лепешка



чокан

чокан

чүкән

молодая женщина



чока

чока

чүкә

палочки (для еды)



әввәл

авал

авал

прежде


һәйдәш

һайдаш

һайдаш

тонение


чогун

чөгүн

чөгүн

чугун


гош

гөш

гөш

мясо


гул

гүл

гүл

цветок


жуң

жуң

юң

шерсть


жирақ

жирақ

йирақ

далеко


мәктап

мәктәп

мәктәп

школа


зилча

зилчә

зилчә

коврик


аяқ – аяқи

аяқ – айиғи

аяқ – айиғи

ноги – его ноги



челәк – челәки

челәк – челиги

челәк – челиги

ведро – его ведро



болапто

болупту

болупту

так было


бүгән

бүгүн

бүгүн

сегодня


қол-ләр

қол-лар

қол-лар

руки


дост-ләр

дост-лар

дост-лар

друзья


бизлиму

бизләрму

бизләрму

 и мы


оқуватиттим оқувататтим

оқувататтим я читал

қандағ?

қандақ?

қандақ?

как?


уруғ

уруқ

уруқ

семья


жуваз

жугаз

жугаз

маслобойка



сувақ

суғақ

суғақ

штукатурка



чим?

ким?

ким?

кто?


чирди

кирди

кирди

зашел


При  сопоставлении  лексики  кашгарского  и  илийского  говора 

выявлено, что 58,7% словарного состава имеют абсолютное совладение, 

32,5% составляют слова, выступающие в виде орфографических дублетов 

и  фонетических  вариантов,  5,7%  –  слова,  совпадающие  внешне,  но 

имеющие  разные  значения,  и,  наконец,  3,1  % –  слова,  встречающиеся 


206

в  одном  говоре  и  отсутствующие  в  другом.  В  илийском  и  турфанском 

говорах первая группа слов соответственно составляет 71,5%, вторая – 

24,3%, третья –  3,3%, четвертая – 0,9%; а в кашгарском и турфанском 

говорах, соответственно, первая груп па  слов составляет 54,8%, вторая 

– 35,6%, третья – 6,6% и четвертая – 3%.

Исходя  из  указанных  фактов  Ли  Сын  приходит  к  заклю чению, 

что  общий  словарный  состав  сопоставляемых  трех  го воров,  включая 

сюда как абсолютно тождественные, так и слова, выступающие в виде 

орфографических  дублетов  и  фоне тических  вариантов,  составляет 

следующее процентное соот ношение: в кашгарском и илийском говорах 

– 91,2%, в илий ском и турфанском – 95,8%, в кашгарском и турфансксом 

–90,5 %

29

.



Таким  образом,  указанные  языковые  данные  говорят  о  том,  что 

турфанский, илийский и кашгарский говоры, как ос новные компоненты 

центрального диалекта уйгурского язы ка, отличаясь между собою лишь 

незначительными,  главным  образом  фонетическими  особенностями, 

больше других диалектов (например, лобнорский и хотанский) отражают 

в себе элементы литературного языка.

Поэтому  литературный  язык  в  дальнейшем  развитии  и 

усовершенствовании  своих  норм  в  основном  будет  опираться  на  эти 

говоры.  Но  это  не  значит,  что  другие  говоры  и  диа лекты  уйгурского 

языка  будут  изолированы  и  не  могут  участ вовать  в  процессе  его 

формирования. Вместе с тем он, опираясь на центральный диалект, будет 

постоянно  обращаться  к  богатому  источнику  общенародного  языка  и 

черпать из него все необходимое для своего развития. В связи с этим, 

подобно живому организму, будут приве дены в движение все говоры и 

диалекты,  из  которых  собственно  и  состоит  сам  общенародный  язык. 

Однако их участие в создании нормы литературного языка бу дет далеко 

не одинаково.

Что  же  касается  существующих  фонетических  различий  между 

говорами опорного диалекта, то они, при наблюдае мой интенсивности 

развития литературного языка, будут претерпевать процесс постепенной 

нивилировки. Причем в этом и процессе, как нам думается, решающую 

роль  сыграет  уже  принятая  и  оправдавшая  себя  на  языковой  практике 

29  О  фонетической  характеристике  особенностей  указанных  говоров  в  их 

отношении к норме литературного произношения. См. Т. Талипов. Уйғуp шевилириниң 

әдәбий  тәләппузға  нисбәтән  фонетикилиқ  умумий  характеристикиси.  «Известия  АН 

КазССР», серия филологии искусствоведения, вып. 3 (13), 1959, стр. 59–69.



207

норма литературного произношения, в основу которой легло произношение 

кульджинских уйгуров

30

.

Следует  также  отметить,  что  о  постепенной  стабилизации 

фонетических  и  произносительных  норм  литературного  языка 

свидетельствует  относительное  их  единообразие,  наблюдае мое  в 

печатной  продукции  (художественной  и  периодической,  научно-

политической  литературе),  выпускаемой  как  в  Синь цзяне,  так  и  в 

СССР.  Особенно  характерен  в  этом  отношении  язык  таких  местных 

газет,  как  («Каш гарская  газета»),  («Илийская  газета»).  В  указанных 

газетах,  хотя  и  проскальзывают  иногда  некото рые  фонетические  и 

лексические  элементы  местных  говоров,  в  основном  выдерживается 

общелитературная  норма  во  всех  ее  звеньях.  Это  происходит  прежде 

всего  в  силу  расширения  сфер  общественных  функций  литературного 

языка, а прак тически – в результате того, что тот или иной представитель, 

например, кашгарского говора, хотя и говорит төт қонап бешинчи күни 

Қәшқәгә  чиридикән,  но  пишет:  төрт  қонуп  бәшинчи  күни  Қәшқәргә 

киридикән,  соблюдая  при  этом  принятую  норму  литературного  языка. 

О  сравнительном  единообразии,  наблюдаемом  в  языке  периодической 

печати, можно говорить и применительно к языку газеты («Синьцзянская 

газета»)  и  художественно-литературного  журнала  («Тарим»),  с  одной 

стороны,  и  межреспубликанской  уйгурской  газеты  «Коммунизм  туғи» 

(«Знамя коммунизма»), выходящей в Алма-Ате, – с другой. Наблюдае-

мые расхождения в этих газетах и журналах главным обра зом относятся 

к терминологической  лексике, а не к фонетической природе слов (при 

учете,  конечно,  разных  письменно   орфографических  традиций)  и 

грамматической структуре языка вообще.

В аспекте изучения характерных особенностей и норм современного 

уйгурского  литературного  языка,  а  также  определения  тенденции 

его  развития,  большой  практический  смысл  и  принципиальное 

теоретическое  значение  имеет  воп рос:  является  ли  современный 

уйгурский литературный язык общим и единым как для синьцзянских, 

так и для советских уйгуров, или же мы должны дифференцировать его 

как два самостоятельных литературных языка?

31

.



Приведенные нами выше факты и высказывания многих языковедов 

30  Г.Сердюченко.  О  письменности  для  нацменьшинств.  «Друж ба»,1957,  23  августа. 

Т.Талипов. Уйғур шевилириниң әдәбий тәләппузға  нисбәтән фонетикилик умумий характеристикиси. 

«Известия АН КазССР», серия филологии и искусствоведения, 1959, вып. 3 (13), стр. 66.

31  Н.А.Баскаков. Тюркские языки. М., 1960, стр. 182–183.


208

говорят  в  пользу  того,  что  на  всей  огромной  тер ритории  Синьцзяна 

функционирует единый общелитератур ный уйгурский язык. Если это так, 

то остается нам теперь выяснить вопрос, какое отношение к указанному 

литературно му языку имеет язык советских уйгуров, в чем заключается 

их общность и расхождения. 

Как  известно,  уйгуры  Советского  Союза,  живущие  в  ос-

новном  в  Казахстане  (в  Уйгурском,  Чиликском,  Энбекши-Казахском, 

Панфиловском,  Нарынкольском  районах  Алма-Атинской  области,  в  г. 

Алма-Ате и частично в г.Чимкенте), в Киргизии (в Ошском, Араванском, 

Каракольском районах, в городах Фрунзе, Токмаке, Пржевальске и Оше), 

в Узбе кистане (в отдельных селениях Андижанской обл., в Ленин ском, 

Избаскентском, Пахтаабадском районах и в г. Таш кенте), в Туркмении (вг. 

Байрам-Али) и Таджикистане составляют по данным переписи 1959 г. 95,2 

тыс. человек

32

 и по своему территориально-экономическому положению 



де лятся  на  две  группы:  семиреченскую,  к  которой  отно сятся  уйгуры, 

живущие более компактно, непрерывными полосами вдоль Заилийского 

Алатау от Алма-Аты до государственной границы КНР, и ферганскую

куда входят уйгуры среднеазиатских республик, расселившиеся неболь-

шими  «гнездами»  среди  сплошного  массива  узбекского,  кир гизского, 

туркменского и таджикского населения

33

.

Как  свидетельствуют  исторические  данные,  первоначаль ное 



переселение уйгуров в Ферганскую долину началось еще в I половине 

XVIII в.,

34

 затем оно повторялось во второй половине XVIII и начале XIX 



вв.

35

 Главной причиной массо вого переселения уйгуров из юго-восточных 



районов Синьцзя на в Ферганскую долину явилось создавшееся в стране 

трудное  социально-экономическое  и  политическое  положение.  Против 

невыносимого  двойного  гнета  местных  феодалов  –  маньчжурских 

завоевателей неоднократно вспыхивали восста ния народа, и каждый раз 

они терпели поражения. Разорен ный народ, боясь мести и преследования 

военно-администра тивной  власти  маньчжуров,  покидал  свои  родные 

места и бе жал в соседние ханства. Так, например, известный в истории 

Синьцзяна «бунт семи ходжей» и его последующее пораже ние «...повлекли 

за собой эмиграции до 20 000 семейств, т. е. до 100 000 человек из городов 

Кашгараа отчасти Яркенда и Аксу»

36

. В результате таких событий на 



32  Но учесть число переселившихся уйгуров из заграницы запоследние годы,то эта цифра 

может быть значительно увеличена.

33   Народы мира.Народы Средней Азии и Казахстана, т. ІІ, М., 1963,стр. 488.

34  Ч.Ч.Валиханов. Соб. соч. в пяти томах, т. II, Алма-Ата 1962. стр. 317–324.

35   Там же.

36  А.Н.Куропаткин. Кашгария. СПб.,1879, стр.121.



209

территорию  Кокандского  ханства  к  1860г.  переселилось  около  250  000 

уйгу ров

37

  что  намного  превышает  число  уйгуров  Ферганской  долины, 



засвидетельствованное  переписью  1959г.  Уменьше ние  числа  уйгуров 

в  указанных  районах,  как  пишет  И.  В.  Захарова,  объясняется  главным 

образом тем, что в процессе консолидации узбекской социалистической 

нации  часть  уйгуров,  живущих  в  Узбекистане,  слилась  с  соседним 

узбекским  населением  и  стала  относить  себя  к  узбекам.  Протекавший 

весьма интенсивно процесс слияния облегчался восходящей к глубокой 

древности  этнической,  языковой  и  культурной  общностью  предков 

уйгуров и узбеков»

38

.

Вторую, семиреченскую, группу составляют уйгуры, переселившиеся 



в  1881–1883  гг.  из  Илийской  долины

39

  в  пределы  Семиречья.  Процесс 



эмиграции и реэмиграции семиреченских уйгуров имел место до последнего 

времени.  Причиной  перво начального  массового  переселения  илийских 

уйгуров в пре делы России явились события 60-х годов XIX в. и известные 

их последствия

40

. Так, в пределы Семиречья до начала 1884 г. «переселилось 



9572 уйгурской семьи, насчитывавших 45 373 чел...»

41

.



Таким образом, уйгурское население, переселившееся на территорию 

России, оказалось в различном языковом окру жении (в одном случае –

казахском, в другом – узбекском и киргизском), что в известной степени 

отразилось не только на экономической и культурной жизни народа, но и 

на даль нейшем развитии его литературного языка.

Из  приведенных  выше  исторических  данных  видно,  что  уйгуры 

Ферганской  долины,  являясь  выходцами  из  юго-восточных  районов 

Синьцзяна, в языковом отношении пред ставляют кашгарско-яркендский 

говор,  который  в  настоящее  время  выступает  одним  из  основных 

компонентов  т.  н.  цент рального  диалекта  –  опорного  диалекта 

современного  уйгур ского  литературного  языка.  Семиреченские  же 

уйгуры, буду чи выходцами из северных районов Синьцзяна, в основной 

своей  массе,  являются  носителями  илийского  говора,  так  же  ставшего 

впоследствии одним из основных говоров опорного диалекта уйгурского 

литературного языка.

37  Там же.

38  Народы мира. Народы Средней Азии и Казахстана, т.II, М.,1963, стр. 488

39  М.Н.Кабиров. Переселение илийских уйгуров в Семиречье. Алма-Ата, 1951.

40  Ю.Баранова.  К  вопросу о переселении мусульманского насе ления из Илийского края  в 

Семиречье в 1881 –1883 гг. В кн.: «Труды Сек тора востоковедения», т.1, 1959, стр. 33–52.

41

     


 М.Н.Кабиров. Указ. соч., стр. 82.

210

Несмотря на это, создание литературного языка, общего и единого 

для всего уйгурского населения Советского Союза, было делом далеко не 

из легких. Этому препятствовали следующие обстоятельства.

Во-первых,  к  моменту  переселения  уйгуров  в  пределы  России 

уйгуры  не  имели  единого  литературного  языка  с  об щей  диалектной 

основой, а письменно-литературный язык с узкой сферой употребления 

базировался в основном на каш гарском диалекте.

Во-вторых,  различия  диалектов  уйгурского  языка,  в  том  числе 

кашгарского и илийского, в тот период были значитель но большими, чем 

они имеются в настоящее время.

В-третьих,  компактность  расселения  семиреченских  уйгу ров 

способствовала  сохранению  не  только  национальной  са мобытности 

культуры,  но  и  чистоты  своего  языка,  тогда  как  уйгуры  Ферганской 

долины в культурном и языковом отно шениях значительно сблизились 

с узбеками

32

.

42



В  четвертых,  в  силу  исторической  традиции,  уйгуры  Фер ганской 

долины  (т.е.  «кашгарлыки»)  и  илийские  уйгуры  (т.е.  «таранчи»)

43

 

ошибочно относили себя к двум народам, различным как в этническом, 



так и в языковом отношениях

44

.



Все  эти  обстоятельства  в  известной  степени  мешали  соз-

данию  в  послеоктябрьский  период  единого  литературного  язы ка 

уйгуров  Советского  Союза.  Они  послужили  причиной  по стоянных 

лингвистических  дискуссий  и  острых  дебатов  между  специалистами 

уйгурского  языка  по  вопросам  создания  обще литературного  языка  и 

определения его диалектной основы.

Первоначальный спор был о существовании «двух» нацийи «двух» 

языков  –  «кашгарского»  и  «таранчинского».  Выд вигая  подобный 

вредный  тезис,  незначительная  часть  уйгур ской  интеллигенции,  вроде 

Кадырхаджи

45

,  руководствовалась  узкоместнической  тенденцией.  Она 



42 О языковых особенностях ферганских уйгуров см. статью канд. филологических наук 

Г. Садвакасова, публикуемую в данном сборнике.

43  С.Шакирҗанов.  «Или  шәккиз  миң»  вә  «таранчи»  сөзлириниң  келип  чиқиши.  – 

«Шәриқ һәқиқити», 1948, № 1, стр. 7.

44  В  1921  г.  на  съезде  представителей  уйгурской  интеллигенции  в  Ташкенте  по 

инициативе С.Е.Малова и при общем одобрении участников съезда был восстановлен издавна 

бытовавший этноним «уйгур» как об щее название для всего уйгурского народа.

45  В этом отношении любопытен факт, приведенный в статье А. Мухаммади: «24 жили 

Тәшкән уйғур оқуғучилири башлиғи Бурһан Қасимов маңа (Москваға) язған хетида «биз 10–15 

оқуғучи группа болуп Пәрғанә уйғурлири арисиға ишләп кәлгили (йәни тил материаллирини 

жиққили.  –  А.  Қ.)  тәйярликизатимиз»  дәгән.  Шуниңдин  бир  ай  кейин  язған  хетиди.  «Биз 

Пәрғаниға тәйярланған едук, ләйкин һазиру планлиримиз йимирилди. Қадирһаҗилар «бизни 



211

требовала  языкового  размежевания  и  создания  двух  литературных 

языков. Когда эта крайне вредная тенденция в языковом строительстве 

все  же  получила  окончательный  отпор,  спор  перешел  на  тему:  какой 

же диалект («кашгарский» или «таранчинский») дол жен лечь в основу 

общелитературного уйгурского языка?

46

Подобные  споры,  несмотря  на  принятое  решение  объеди ненным 



съездом уйгуров – представителей Алтышара (т. е. ферганских уйгуров) 

и Семиречья, состоявшимся в Ташкенте в 1921 г., по вопросу упразднения 

названий  «кашкарлык»  и  «таранчи»  и  признания  общего  названия 

«уйгур» и единого уйгурского языка, продолжались примерно до 1935 г. 

Множество полемических выступлений по этому вопросу опубликовано 

на  страницах  таких  уйгурских  газет  и  журна лов,  выходивших  в  20–

30  годах,  как  «Кәмбәгәлләр  авази»  («Голос  бедняков»),  «Қутулуш» 

(«Освобождение») «Күн чиқиш һәқиқити» («Правда Востока»), «Қизил 

таң» («Красная заря»), «Инқилапчи шәриқ» («Революционный Восток»), 

«Ленин йолида» («По ленинскому пути») и др. 

Так,  С.  Шакиржанов

47

  утверждал,  что  язык  «кашгарлыков»  и 



«таранчинцев» – суть разных языков. Его статья на шла многочисленные 

отклики  и  опровержения.  Один  из  известных  в  то  время  уйгурских 

языковедов  Абдулхай  Мухаммади  по  поводу  этого  мнения  писал: 

«Уйгурский  язык»,  «кашгарский  язык»,  «таранчинский  язык»  –  вот  те 

основные вопросы, впервые видвинутые перед нами. По этому вопросу 

сейчас  существуют  самые  различные  мнения.  ...Вопрос  этот  очень 

серьезный.  Для  правильного  его  решения  недостаточно,  одного  лишь 

понимания уйгурской речи. Крайне необходимо нам вникнуть в существо 

каждого предложения и каждого слова, надо нам разобраться в деталях и 

изучить каждую мелочь звукового строения этого языка»

48

.

Далее  он,  подвергая  анализу  отдельные  фонетические  явления 



и  грамматические  формы,  свойственные  языкам  «кашгарлыков»  и 

«таранчей»,  в  качестве  литературной  нормы  выдвигает  элементы  того 

и  другого  «диалектов».  Например,  вместо  «кашгарских»  вариантов 

аммайдо – не берет, болапто – так было, он предлагает «таранчинские» 

таранчилар езип кәтти, янчип кәтти» деп толаһанәт қилди, биз һәйран қалдуқ... (Мәсилә чиң. – 

«Кәмбәғәлләр авази». 1927, 21, 28 март, 1 апрель).

46  А.Розибақиев. Биздә тил, әдәбият, мәтбуат мәсилилири. – «Кәмбәғәлләр авази», 1927. 

1 июнь, 1 август (Қутлуқ Т. – псевдоним). Его же. Тилимиз тоғрисидин чатақлар. – «Кәмбәғәлләр 

авази», 1926, 8 февраль, и др.

47  С.Шақиржанов. Уйғурларда тил, шевә мәсилиси. – «Кәмбәғәлләр авази», 1926,

 17 май.


48   А.Муһәммәди. Мәсилә чиң. – «Кәмбәғәлләр авази», 1927, 21, 28 март, 1 апрель.

212

варианты:  алмайду,  болупту,  и,  наоборот,  вместо  «таранчинских»: 



өтүги – его сапоги, қулуғи – его уши – «кашгарские»: өтүки, қули қи

49

В 

результате подобного лингвистического анализа А.Мухаммади приходит 

к заключению: «...мы допустим серьез ную ошибку, если наша литература 

и все книги впредь будут выходить только на чисто «кашгарском» или на 

чисто «таранчинском» языках. Необходимо нам создать единый и общий 

по  орфографическим  нормам  литературный  язык  для  всего  уйгурского 

народа в Китае и Советском Союзе»

50

.



Вопрос  о  создании  единого  литературного  языка  неодно кратно 

ставился на повестку дня многих научно-лингвисти ческих конференций, 

в  которых  принимали  участие  также  ученые  Москвы,  Ленинграда 

и  др.  городов.  В  этой  связи  ве лика  заслуга  С.  Е.  Малова,  который, 

неоднократно  принимая  участие  в  работе  этих  конференций  (1921, 

1925, 1930, 1937 гг.), как и многие другие боролся за создание единого 

уйгурского  литературного  языка  и  доказал  правомерность  своих  поло-

жений научными данными

51

.

Борьбе  за  создание  единого  уйгурского  литературного  языка 



придавалось  большое  политическое  значение.  Поэтому  в  дискуссиях 

принимали участие и политические деяте ли. Так, один из организаторов 

установления советской власти в Семиречье А. Розыбакиев накануне II 

Всеуйгурской лингвистической конференции, состоявшейся в Алма-Ате в 

1930 г., писал: «Одной ли нации «кашгарлыки» и «таранчи»? Ставить этот 

вопрос снова в 1930 г. по крайней мере смехот ворно. Но еще смехотворнее 

дискуссировать о наличии двух наций под предлогом того, что в языке 

кашкарлыков и таранчинцев имеются некоторые лексические различия. 

Но нет более позорного кичиться и хвастаться, говоря, что мы соз дадим 

разные  «литературные  языки»  только  на  том  основа нии,  что  в  языке 

одной нации имеются вполне естественные местные особенности»

52

.



Разоблачая  таким  образом  вредные  тенденции  в  языко вом 

строительстве. А Розыбакиев указывал, что «Борьба за общелитературный 

язык  –  есть  классовая  борьба,  так  как  сопротивление  против  создания 

единого уйгурского литера турного языка означает ослабление языкового 

средства и усложнение пути культурного развития... Чем мы скорее кон-

чим эти споры, тем быстрее мы продвинемся вперед»

53

.

49  А.Муһәммәди. Указ. работа.



50  Там же.

51  С.Е.Малов. Уйғур әдәбий тили тоғрилиқ. – «Кәмбәғәлләр авази», 1930, 9 май; Его 



же. Уйғурларниң әдәбий тили. – «Кәмбәғәлләр авази», 1930, 12 апрель. Уйғур тили һәққидики 

С.Е.Маловниң сөзи – «Шәриқ һәқиқити», 1937, 12 апрель, и мн. др.

52   А.Розыбакиев . Уддулйол.– «Кәмбәғәлләр авази», 1930, 14 май.

53   Там же.



213

Надо отметить, что в ходе этих дискуссий была признана необходимость 

создания  единого  литературного  языка  для  всего  уйгурского  населения 

СССР,  основу  которого  должны  были  составить  как  илийский,  так  и 

кашгарский  «диалекты».  Однако  в  практике  языкового  строительства, 

т.е. в станов лении и формировании нормы общелитературного языка уча-

стие  указанных  «диалектов»  носило  неодинаковый  характер.  Не  будет 

преувеличением, если скажем, что в этом процессе все же доминирующую 

роль сыграл язык семиреченских уйгуров.

Это  и  естественно.  Помимо  того,  что  илийские  уйгуры  в  большей 

степени сохранили самобытность и чистоту своего языка, они в известной 

мире являются носителями не только илийского говора, но и всего северо-

западного диа лекта. Это мнение прежде всего находит себе оправдание 

в  историческом  аспекте,  при  учете  того  факта,  что  уйгуры  Илийской 

долины,  частью  которых  являются  и  уйгуры  совет ского  Казахстана,  в 

период 1760–1767 гг. были переселены

54

 в эти края из таких, например, 



городов,  как  Учтурфан,  Хотан,  Яркенд,  Аксу  и  др.  Поэтому  многие 

свои  особенности  язык  илийских  уйгуров,  как  нам  думается,  приобрел 

после пере селения и при определенном смешении элементов различных 

говоров. Эти элементы, кстати, обнаруживаются и поныне в языке уйгуров 

Казахстана

55

.



Таким  образом,  незначительные  различия  между  указан ными 

«диалектами» не оказались серьезным препятствием в создании единого 

общелитературного языка для всех совет ских уйгуров.

Быстрые  темпы  развития  уйгурского  литературного  язы ка,  как  и 

темпы всего экономического и культурного прог ресса народа, не только 

способствовали  преодолению  и  значительной  нивилировке  диалектных 

особенностей,  но  и  привели  в  действие  все  лексико-грамматические 

ресурсы общенародного языка.

Современный уйгурский язык, вобравший в себя все лучшие элементы 

общенародного языка и значительно пополнивший свой словарный запас 

за  счет  новообразований  и  заимст вования  советско-интернациональных 

слов и терминов, а также постоянно совершенствуя свою грамматическую 

структуру, становится одним из развитых литературных языков, народов 

СССР. На базе этого языка в настоящее время раз вивается многожанровая 

уйгурская  советская  литератуа,  издается  художественно-политическая 

54  Ә.Һадайәтов. Или уйгурлариниң 1864 жилдиқи қозғулиңи. «Известия АН КазССР», 

серия уйгуро-дунганской культуры, 1950, выр.1, стр. 63–64.

55  Л.А.Аганина. Уйгурские диалекты Казахской ССР (Чиликский район). Автореф.канд.

дисс., Москва. 1954, 16 стр.


214

и  научно-популярная  литература,  учебники  и  газеты,  организуются 

радиопередачи, работают национальный театр и более 60 школ. 

Следовательно,  рассмотренные  нами  объективные  про цессы 

становления и формирования литературного языка советских уйгуров, учет и 

сравнительное изучение основных данных общенародного уйгурского языка 

в отношении к су ществующей норме литературного языка, дают нам полное 

основание  утверждать,  что  уйгуры,  как  советские,  так  и  синьцзянские, 

на  данном  этапе  развития  своей  истории  поль зуются  общим  и  единым 

уйгурским литературным языком, имеющим одну общую диалектную базу, в 

качестве которой выступает северо-западный или центральный диалект.


Каталог: books
books -> Мақалалар, баяндамалар жинағы
books -> 1 Бес томдық шығармалар жинағы Телжан Шонан лы Оқу құралдары, оқулықтар
books -> Ғылым комитеті М. О. Әуезов атындағы Әдебиет және өнер институты Сейіт Қасқабасов
books -> Ббк 83. 3 (5 Қаз) 82 Қазақстан Республикасының Мәдениет және ақпарат министрлігі Ақпарат және мұрағат комитеті «Әдебиеттің әлеуметтік маңызды түрлерін басып шығару»
books -> Бағдарламасы бойынша шығарылып отыр Редакция алқасы
books -> Құл-Мұхаммед М., төраға
books -> Ербол шаймерден°лы шы армалары бесінші том


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   14   15   16   17   18   19   20   21   ...   41


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет