Байтұрсынов оқулары халықаралық Ғылыми-практикалық конференция материалдары


ӘЛЕУМЕТТІК-ГУМАНИТАРЛЫҚ БІЛІМ БЕРУ МЕН ҒЫЛЫМНЫҢ ӨЗЕКТІ МӘСЕЛЕЛЕРІ



жүктеу 5.13 Mb.
Pdf просмотр
бет4/50
Дата28.12.2016
өлшемі5.13 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50

ӘЛЕУМЕТТІК-ГУМАНИТАРЛЫҚ БІЛІМ БЕРУ МЕН ҒЫЛЫМНЫҢ ӨЗЕКТІ МӘСЕЛЕЛЕРІ 
АКТУАЛЬНЫЕ
 
ВОПРОСЫ
 
СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОГО
 
ОБРАЗОВАНИЯ
 
И
 
НАУКИ 
 
16 
 
″те  элементы  прагматики,  которые  отражают  связанные  со  словом  культурные  представления  и 
традиции,  господствующие  в  данном  обществе,  практику  использования  соответствующей  вещи  и 
многие другие внеязыковые факторы″ [8, с. 67]. 
 В  современном  научном  языкознании  значение  слова  рассматривается  как  организованная 
система  взаимосвязанных  макрокомпонентов  и  микрокомпонентов.  В  качестве  микрокомпонентов 
исследователи  выделяют  семантические  показатели,  выражающие  экспрессивность,  эмоциональ-
ность, оценочность, образность. Ср.: поганец ″отвратительный и презренный мелкий человек″; ста-
рец  ″старик  с  оттенком  почтительности,  уважения″.  Практически  любое  слово  оценочно.  ″Вся  оце-
ночная  лексика  в  самом  общем  виде  подразделяется  на  эмоционально-оценочную,  в  которой  оце-
ночный  компонент  отражает  эмоциональные  и  родственные  им  характеристики,  внутренне  прису-
щие  человеку  как  индивидууму  биологическому,  социальному,  и  зафиксированные  в  его  сознании 
на основе деятельностного опыта и идеологически оценочную лексику, оценочный компонент кото-
рой  отражает  идеологические,  мировоззренческие,  морально-нравственные,  социальные,  культур-
ные  и т. п.  отношения между людьми (индивидуумами, групповыми  коллективами  и  количественно 
значительными общностями″, - утверждает А.Л. Голованевский [9, с.79-80]. 
Употребление  оценочных  слов  сопряжено  с  определёнными  типами  контекстов,  экспрессив-
ность  производных  выступает  в  коммуникативном  акте.  Разный  тип  оценки  передаётся  разной  то-
нальной  окраской  интонации  или  контекстом.  Читаем  у  В.Н.  Цоллер:  ″…  экспрессивность,  являясь 
совокупностью  особых  семантико-стилистических  признаков  лексической  единицы,  в  сложном 
взаимодействии  с  категориями  оценочности  и  эмоциональности  как  компонентами  коннотации, 
обеспечивает  способность  слова  выступать  в  коммуникативном  акте  средством  субъективного  вы-
ражения отношения говорящего к содержанию или адресату речи… ″ [10, с. 70].   
 Для  выражения  эмоций  язык  располагает  разнообразными  лексическими,  морфологически-
ми, синтаксическими  средствами,  эмотивность передаётся с помощью междометий,  частиц, слов  с 
эмоционально-экспрессивными  суффиксами.  Диминутивные    суффиксы  информируют  о  том,  что 
производные  обладают  эмоциональной  окраской  (неодобрения,  пренебрежительности,  иронии, 
ласкательности и т. д.).Экспрессивная лексика выражает не только эмоции человека, но и его оцен-
ку явлений действительности. Оценочность, представляемая как соотнесенность слова с оценкой, и 
эмоциональность, связываемая с эмоциями, чувствами человека, не составляют разных компонен-
тов  значения,  они  едины,  как  неразрывные  оценки  и  эмоции  не  внеязыковом  уровне.  Положитель-
ная  оценка  может  быть  предана  через  положительную  эмоцию  –  одобрение,  похвалу,  ласку,  вос-
торг,  восхищение  и т.п., отрицательная – через отрицательную эмоцию – неодобрение, неприятие, 
осуждение, досаду, раздражение, пренебрежение, презрение и т.п.  
И. Б. Голуб считает, что: «Экспрессивная окраска в слове наслаивается на его эмоционально-
оценочное значение, причем у одних слов преобладает экспрессия, у других - эмоциональная окра-
ска.  Поэтому  разграничить  эмоциональную  и  экспрессивную  лексику  не  представляется  возмож-
ным».  [11,  с.25].    Мы  согласны  с  этим  мнением,  но,  однако  при  этом  нельзя  считать,  что  эмоцио-
нальность и  экспрессивность  – это одно  и то же.  Экспрессивность может выражаться  как языковы-
ми, так и неязыковыми средствами: жестами, мимикой, интонацией. 
Индивидуальное  эмоционально  окрашенное  восприятие  слова  обусловлено,  на  наш  взгляд,  
контекстом.   Одно и то  же слово может  в  разных  контекстах иметь неодинаковую степень  эмоцио-
нальной окрашенности. Вот некоторые из возможных примеров: 
Пантелей  Прокофьевич,  времени  не  теряя,  бутылку  самогонки  –  на  стол,  тряпочку  –  затычку 
из горлышка долой, понюхал сладко – горький дымок, похвалил.(М. Шолохов.Тихий Дон) [12, с.63]; 
  Выстрел сорвал с крыши белый дымок инея. (М. Шолохов.Тихий Дон) [12, с.139]; 
  Над папахами их слоился и таял табачный дымок. (М. Шолохов.Тихий Дон) [12, с.127]. 
Слово  дымок  не  в  одинаковой  степени  способно  наполняться  эмоциональным  содержанием. 
Так,  в  предложение  (Выстрел  сорвал  с  крыши  белый  дымок  инея)  производное  дымокпривносит 
эмоциональное  ощущение  лёгкости  и  даже  грусти,  благодаря  сочетанию  производного    дымоксо 
словами  белый,  инея.  В  первом  и  третьем  предложениях  эмоциональность    слова  дымок  выража-
ется  в  сочетании  с  прилагательными  сладко  –  горький,  табачный,  которые  указывают  на  признак 
предмета.  Функционируя  в  эмоционально-  окрашенном  тексте,  производные  с  маловыраженной 
диминутивностью  сравните:  дымочек,  сыночек,  братик)получают  способность  экспрессивно  пере-
дать информацию о состоянии героя в момент эмоционального напряжения: 
-  Ну,  здорово,  Мирон!  Вот  как  пришлось,  сынок,  свидеться.  (М.  Шолохов.Тихий  Дон)  [12, 
с.265]; 
- Дойдём до яров, сынок, ты беги, а я для видимости вслед тебе стрельну раза два…(М. Шо-
лохов.Донские рассказы) [13, с.169]; 
- Да будь, братец, хоть ты умён! Ну что вам далось это потомство. 
(Н. Гоголь.Мёртвые души) [14, с.325]. 

ӘЛЕУМЕТТІК-ГУМАНИТАРЛЫҚ БІЛІМ БЕРУ МЕН ҒЫЛЫМНЫҢ ӨЗЕКТІ МӘСЕЛЕЛЕРІ 
АКТУАЛЬНЫЕ
 
ВОПРОСЫ
 
СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОГО
 
ОБРАЗОВАНИЯ
 
И
 
НАУКИ 
 
17 
 
Таким образом, эмотивное значение полностью совпадает с лексическим и служит, как счита-
ет  В.И.  Шаховский,  ″для  выражения  эмоционального  состояния,  отношения  (без  его  называния  в 
слове) к миру″ [15, с.26]. 
Прагматическая и эмоциональная функция языка находятся в диалектическом единстве. Реа-
лизация  экспрессивной  функции  языка  связана  с  актом  производства  речи.  Осуществление  же 
прагматической функции неотделимо от восприятия речи читателем или слушателем. 
   В стилистике художественной литературы пёстрая структура экспрессивных красок бытовой 
речи используется для решения задач литературно- художественного произведения. 
Диминутивностьхарактеризуются  определённой  стилистической  окраской,  особенности  её 
проявления,  на  наш  взгляд,  определяются  коммуникативной  целью  высказывания.  Выступая  в  ка-
честве экспрессивного средства языка, диминутивыобразуют слова, вызывающие те  или иные чув-
ства, эмоции. Диминутивность, на наш взгляд, является продуктивным в образовании производных 
с эмоционально-экспрессивным оттенком. 
 
 
Литература: 
1.  Ипполитова Н.А. Русский язык  и культура речи в вопросах и ответах. Учебник для  вузов.- 
М.: Проспект, 2006.- 344с. 
2.  Апресян Ю.Д. Образ человека по данным языка: попытка системного описания /  
3.  Апресян Ю.Д.. Избр. труды. Лексикография.- М.: Наука, 1995. – 366 с. 
4.  Доданов Б.И. Эмоция как ценность.- М.: Политиздат, 1978. – 272 с. 
5.  Кожина М.Н. Стилистика русского языка.- М.: Просвещение, 1983. – 223 с. 
6.  Вольф Е.М. Функциональная семантика оценки.- М.: Наука, 1985. – 227с.  
7.  Лукьянова  Н.А.  Экспрессивная  лексика  разговорного  употребления.-  Новосибирск:  1986.  – 
227 с. 
8.  Мягкова Е.Ю. Эмоциональная нагрузка слова: опыт психолингвистического исследования.- 
Воронеж: Изд-во Воронежского университета, 1990.-106с. 
9.  Апресян  Ю.Д.  Избранные  труды  в  2-х  томах.-  М.:  Школа  ''Языки  русской  культуры'',  1995.-
С.145-147. 
10.     Голованевский А.Л. Оценочность и ее отражение в политическом и  
11.  лексикографическом  дискурсах (на материале русского языка). // Филологические  
12.  науки.- 2002, № 3. – С. 79-80.  
13.  Цоллер  В.Н.  Экспрессивная  лексика:  семантика  и  прагматика  //Филологические  науки.- 
1996, № 6. – С. 62-71. 
14.  Голуб И.Б. Русский язык и культура речи: Учебное пособие.  М: Логос,  2003.  432 с.  
15.   Шолохов М. А.  Тихий Дон: Роман в 4-х книгах. Алма – Ата: Мектеп, 1987. – 640 с.  
16.   Шолохов М. А.  Донские рассказы.- М.: Детская литература, 1964. – 221 с.  
17.   Гоголь Н.В.  Мертвые души. - М.: Сов. Россия, 1988. – 430 с. 
18.  Шаховский  В.И.  Категоризация  эмоций  в  лексико-  семантической  системе  языка.-  Воро-
неж: 1987. – 262 с 
 
 
 
УДК 32.019.51   
МАНИПУЛЯТИВНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ СМК:  
МИФОТВОРЧЕСТВО И ПРОПАГАНДА 
 
Галактионова  Н.А.  -  кандидат  филологических  наук,  доцент,  доцент  кафедры  русского  и 
иностранных языков, Тюменское  высшее военно-инженерное командное училище (военный инсти-
тут) имени маршала инженерных войск А.И.Прошлякова. 
 
В  статье  рассматриваются  манипулятивные  технологии,  применяемые  в  современных 
СМК. Мифотворчество, пропагандистские практики расчеловечивания, этнонационалистические 
фиксации расцениваются автором статьи как проявление этнонегативизма и ксенофобии.  
    Ключевые слова: этнонегативизм, пропаганда, СМК, манипулятивные технологии, мифо-
творчество, технологии расчеловечивания.   
 
Нации в современной Европе складываются из людей разных национальностей, объединенных 
в  едином  государстве.  Формированию  их  общего  национального  сознания  способствует  общность 
идеологии и культуры; освоенная посредством совместного труда и хозяйственных связей в течение 
нескольких поколений  территория; возможность беспрепятственного передвижения по стране; един-

ӘЛЕУМЕТТІК-ГУМАНИТАРЛЫҚ БІЛІМ БЕРУ МЕН ҒЫЛЫМНЫҢ ӨЗЕКТІ МӘСЕЛЕЛЕРІ 
АКТУАЛЬНЫЕ
 
ВОПРОСЫ
 
СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОГО
 
ОБРАЗОВАНИЯ
 
И
 
НАУКИ 
 
18 
 
ство  хозяйственной  деятельности  и  экономических  интересов.  Взаимопониманию  разных  этносов 
способствует наличие языка (или языков) межнационального общения. Этнонационализм  - практика 
группообразования, основанная не на общегосударственных интересах, а на принадлежности к опре-
деленному этносу, этническая конкуренция.   
В  полиэтничных  странах  этнонационализм  –  опасная  тенденция,  возникающая  как  результат 
этнической мобилизации в узкогрупповых интересах.  
Со второй половины 80-х годов в национальных республиках СССР и отдельных регионах Рос-
сии  возникла  волна  этнонационализма  и  русофобии.  В  90-х  годах фиксировались  случаи  дискрими-
нации  русского  населения,  в  те  годы  появлялись    публикации  с  теоретическим  обоснованием  спра-
ведливости происходящих процессов. В 1994 году Г.Т. Тавадов писал, что негативная межнациональ-
ная обстановка обусловлена тем обстоятельством, «что во многих республиках в составе РФ титуль-
ное население составляет меньшинство. Из 21 республики только в 5 титульное население превыша-
ет 50 % населения республики. В республиках РФ, вместе взятых, «коренное население» составляет 
32 %, а в автономных округах и того меньше – 10,5 %. Такая ситуация порождает известное противо-
речие между титульным и нетитульным населением в республиках. Реалии сегодняшнего дня позво-
ляют сделать вывод: национальная государственность, возникнув как следствие решения националь-
ного  вопроса,  стала  теперь  одной  из  причин  межнациональной  напряженности»  [9;  36].  Таким  обра-
зом, Г.Т. Тавадов формулирует позицию, по которой полиэтничность или доминирование нетитульно-
го населения  признается конфликтогенным фактором.  
После  распада  СССР,  сопровождавшегося  конфликтами  титульных  этносов  с  остальными,  в 
России  возникла  необходимость  оформления  собственной  национально-этнической  политической 
стратегии. Усилия по созданию новой политической общности – россиян вполне оправдываются, оп-
росы  общественного  мнения    фиксируют  неуклонный  рост  идентификационных  характеристик,  свя-
занных  с  нацией,  а  не  этносом.  Большинство  граждан  позиционирует  себя  как  «россиян»,  при  этом 
повсеместно  фиксируется  множественная  идентичность  –  для  жителей  России  одинаково  ценным 
является осознание себя гражданином страны, представителем этноса и жителем определенного ре-
гиона,  таким  образом,  национально-государственная,  этническая  и  локально-региональная  идентич-
ности не конфликтуют между собой.   
В  современной  России  идет  активный  поиск  инструментов  по  воспитанию  патриотических  
чувств гражданина страны, россиянина.  Патриотические инициативы властей направлены в сторону 
восстановления  в  глазах  общественности  статуса  России  как  сильного  и  самостоятельного  государ-
ства.  Отсюда  –  популярность  разного  рода  патриотических  проектов  («Имя  России»,  «Георгиевская 
ленточка» и т.д.) с общероссийским ценностным смыслом; апеллирование к героическому прошлому 
страны; поиск «героев нашего времени», популяризация российских праздников; воспитание в русле 
общероссийских гражданских ценностей вне этнических и конфессиональных различий. Наблюдают-
ся новые подходы в осмыслении вектора российского образования как  образования надэтнического, 
общегосударственного с одной стороны, и сохраняющего лучшие черты этнического с другой.  
Этническая и национальная самоидентификация индивида в обычных условиях присутствует в 
латентной форме, уступая место иным формам идентичностей: профессиональной, семейной, поли-
тической  и  др.  Этническая  идентичность  актуализируется  ситуативно,  например,  при  конкуренции  с 
другими  этническими  группами  за  доступ  к  общественным  ресурсам  и  рабочим  местам,  в  момент 
ощущения  опасности  потери  привилегий,  угрозы  ассимиляции,  других  вызовов.  Политизация  этнич-
ности  может  быть  результатом  удачного  манипулирования  существующими  противоречиями  и  дис-
танцированности со стороны национальных лидеров.  В этом случае гипертрофированное этническое 
самосознание начинает конкурировать с общегражданской идентичностью, проявляется в форме  эт-
нического  сепаратизма,  поддержки  националистических  движений  и  партий,  протестной  активности, 
базирующейся на этническом поле. 
Бытовой этнонационализм не всегда и не обязательно проявляет себя в форме открытого про-
тивостояния или конфликтов на этнической почве. Автор настоящего исследования на основании мо-
ниторинга  СМИ  и  электронных  новостных  ресурсов,  пришел  к  выводу,    что  российские  СМК  и  СМИ  
искусственно подогревают интерес к теме межэтнической вражды.  
Исследование  деструктивной  роли  СМИ  относительно  межэтнической  стабильности  –  тема 
важная и практикоориентированная. По данным исследований Г.В. Кожевниковой, А.М. Верховского и 
О.А. Сибиревой, спад количества публикаций, заостряющих внимание на теме межэтнической враж-
ды, снизился в начале – середине 2000 годов. [3]. Это период борьбы российского государства за це-
лостность  страны.  Думается,  власть  понимала,    что  публикации  экстремистского  толка,  эксплициро-
вание  этнической  принадлежности  преступности  в  СМИ  не  снижает  градус  этноненавистничества  в 
период кавказских конфликтов, террористической активности. Цензурная политика настойчиво не ре-
комендовала  подчеркивать  этничность,  однако,  предыдущие  годы  приучили  читателя  по  нерусской 
фамилии участников конфликтных ситуаций делать выводы о «понаехавших».   
Следует особо сказать,  что актором внедрения негативных установок являются не собственно 
СМИ, а власть в лице конкретных чиновников, представителей органов правопорядка. Риторика пра-

ӘЛЕУМЕТТІК-ГУМАНИТАРЛЫҚ БІЛІМ БЕРУ МЕН ҒЫЛЫМНЫҢ ӨЗЕКТІ МӘСЕЛЕЛЕРІ 
АКТУАЛЬНЫЕ
 
ВОПРОСЫ
 
СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОГО
 
ОБРАЗОВАНИЯ
 
И
 
НАУКИ 
 
19 
 
воохранителей  ориентирована  на  «расистские»  установки,  их  отмечали  в  заявлениях  начальника 
управления  Федеральной  миграционной  службы  России  по  Московской  области  О. Молодиевского, 
руководителя ФМС К. Ромодановского и других [6].  
В  сфере  правопорядка  сложилась  практика  сегментирования  криминального  пространства  по 
национально-этническому  признаку.  Как  общее  место,  например,  закрепилось  представление  о  пре-
обладании  граждан  стран  Центральной  Азии  среди  лиц,  совершающих  преступления,  связанные  с 
наркотиками [7, с. 103-124]. Для повседневной правоохранительной практики такое сегментирование 
–  рабочий  инструмент  по  раскрытию  преступлений.    Однако,  в  этом  случае  существует  реальная  
опасность выхода таких воззрений в широкий общественный обиход, что провоцирует их кодирование 
в устойчивые негативные стереотипы.  
Журналисты используют информацию со специализированных ресурсов, пользуются данными, 
опубликованными на сайте Следственного комитета РФ, других сугубо профессиональных сегментах, 
транслируя  информацию,  предназначенную  для  служебного  пользования  напрямую  в  общество.  В 
результате профессиональная характеристика  криминальной сферы становится основой для обыва-
тельской  стереотипизации,  закрепляется  в  сознании  граждан  неизменно  в  отрицательном  ключе: 
«кавказцы  –  члены  организованных  бандитских  группировок»,  «мигранты  –  насильники  и  убийцы»  и 
т.д. 
Между  тем,  оценки  потенциала  человеческого  развития,  индексы  инвестиционной  привлека-
тельности  российских  регионов,  экономическая  ситуация,  структура  занятости  показывает  заинтере-
сованность  в  привлечении  миграционных  потоков.  Миграция  –  важнейший  ресурс  экономического 
развития для модернизирующейся экономики.  
Негативизм  в  отношении  мигрантов  стал    нагнетаться  с  ухудшением  экономической  ситуации, 
спровоцированной  глобальным  кризисом,  другими  геолокальными  причинами.  Увеличение  материа-
лов с этноненавистническим подтекстом зафиксировано со времени событий в Кондопоге, уральском 
селе Сагре, достигло кульминации после убийства болельщика Егора Свиридова в декабре 2010  го-
да, участники нападения были отпущены и скрылись, что вызвало возмущение и выплеснулось в про-
тивостояние на Манежной площади. Это убийство породило цепь подобных, в резонансных столкно-
вениях  2010 – 2012 годов гибли именно футбольные фанаты, а, как известно, наиболее радикальная 
их часть – ультрас – хорошо скоординированная многочисленная группа, с разработанной тактикой и 
стратегией  поведения,  тренированная  в  уличных  боях,  поэтому  их  протестные  выступления  после 
очередного происшествия становятся массовыми, пользуются поддержкой блогосферы и СМИ.  
Таким образом, с 2010 года отмечается рост публикационной активности материалов, характе-
ризующихся  как  этнонегативизм.  В  процессе  исследования  новостных  ресурсов  можно  фиксировать 
акцентирование этнического подтекста совершаемых преступлений, нагнетание истерии, связанной с 
мигрантофобией.  Достаточно  открыть  любой  поисковый  браузер,  и  по  тегу  «убийство»  возникнет 
множество публикаций ксенофобского содержания. Для интернет-источников, как и для других СМИ, 
характерна ориентация на освещение национальной принадлежности преступника, описание жертвы 
как  исключительно  мирного,  случайного  прохожего:  Убийствоболельщика  «Спартака»  мигрантами  в 
Пушкино.  (РИА  Новости);  Убийствоболельщика  «Спартака»  выходцами  с  Кавказа!  (Вконтакте);  Мос-
горсуд сегодня, 3 ноября, приговорил уроженца Грозного Ахмедпашу Айдаева за убийствоболельщи-
ка «Спартака», сотрудника ВГТРК Юрия Волкова, к 17 годам заключения в колонии строгого режима 
(piter.tv);  Подозреваемый  в  убийствеболельщика  ЦСКА  в  Подольске  после  преступления  уехал  в 
Азербайджан  (lenta.ru);  Мосгорсуд  вынес  приговор  Ахмедпаши  Айдаеву,  обвиняемому  в убийствебо-
лельщика  московского  «Спартака»  Юрия  Волкова  (news.bcm.ru);Обвиняемый  в  убийствеболельщика 
«Спартака»  житель  Нальчика  Аслан...  (karachays.com);  Националистические  беспорядки  после  убий-
стваболельщика  «Спартака»  (regnum.ru);  Убийствоболельщика  Волкова:  чеченцы  начали  драку  на 
ножах,  чтобы  москвичи  не  сопротивлялись  (zakon.kz);  Новое  убийство  фаната:  в  Петербурге  гастар-
байтер… (newsru.com);  Объявлен розыск обвиняемого в убийствеболельщика команды ЦСКА. След-
ственным  комитетом  России  в  федеральный,  а  также  в  международный  розыск  был  объявлен  Хос-
рувл Наила – уроженец Азербайджана (crims.ru); В убийствеболельщика ЦСКА в Подольске подозре-
вается уроженец Дагестана (aksakal.info); Новое убийство фаната: в Петербурге гастарбайтер забил 
трубой болельщика «Зенита» (lenta.ru).  
В  СМИ  также  подчеркивается  лояльность  правоохранительных  органов  по  отношению  к  пре-
ступникам,  либо  коррумпированность  и  близорукость  органов  обеспечения  правопорядка    в  искоре-
нении преступлений на этнической почве: Следователь по делу Свиридова объяснил, почему отпус-
тил кавказцев... Шестерых кавказцев задержали, но потом отпустили всех, не считая 26-летнего уро-
женца  Кабардино-Балкарии…  Против  следователей,  отпустивших  задержанных,  о  халатности 
(tver13.org); Кавказцы убили русского парня в Омске. Следователь их отпустил (rospil.info); Следова-
тель  Соколов,  который  отпускает  убийц  на  волю:  24 декабря  2010  блогеры  разыскали  следователя 
Головинской прокуратуры, который отпустил соучастников драки кавказцев с футбольными фанатами 
(stringer-news.com); 
Правоохранители 
отпустили 
кавказцев, 
забивших 
до 
смерти 

ӘЛЕУМЕТТІК-ГУМАНИТАРЛЫҚ БІЛІМ БЕРУ МЕН ҒЫЛЫМНЫҢ ӨЗЕКТІ МӘСЕЛЕЛЕРІ 
АКТУАЛЬНЫЕ
 
ВОПРОСЫ
 
СОЦИАЛЬНО-ГУМАНИТАРНОГО
 
ОБРАЗОВАНИЯ
 
И
 
НАУКИ 
 
20 
 
москвича...(rupolitika.ru); Полиция отпустила кавказцев, жестоко избивших студента в московском мет-
ро (online812.ru).  
По  данным правозащитного  центра  «Сова»,  с  начала  2014  года  в  конфликтах  на почве  ксено-
фобии и национальной ненависти пострадало не менее 29 человек, 7 из них погибли. С января 2014 
года зафиксировано не менее 12 акций вандализма, обусловленных неонацистскими взглядами.   
В марте 2014 года Центр изучения национальных конфликтов (ЦИНК) совместно с «Клубом ре-
гионов»  подготовил  первый  рейтинг  межэтнической  напряженности  в  регионах  Российской  Федера-
ции.  Самая  напряженная  межэтническая  ситуация  сложилась  в  Москве,  Санкт-Петербурге,  Ставро-
польском крае и Республике Татарстан. По результатам исследования, с сентября 2013 года по март 
2014 года произошло 570 «этнически мотивированных действий». По мнению составителей рейтинга, 
основными факторами этнической напряженности являются неконтролируемая миграция, социально-
экономическая депрессия в регионах, невнятная национальная политика, отсутствие должной культу-
ры  общения,  неосведомленность  населения,  противостояние  элит  и  кланов  [8].  Необходимо  доба-
вить,  что  СМИ  следует  с  осторожностью  тиражировать  такие  характеристики  криминальной  среды, 
которые  относятся  исключительно  к  служебной  сфере  и  допустимы  в  дискурсе  работников  правоох-
ранительных  органов.  Использование  этноориентированных  фиксаций  различного  рода  преступле-
ний, несомненно, облегчает работу полиции, но при опубликовании в широком информационном про-
странстве может способствовать развитию этнонегативизма и ксенофобии. 
Дискурс межнациональной розни в последние два года связан не столько с мигрантами из кав-
казских  и  азиатских  республик,  сколько  с  украинской  тематикой  для  россиян  и  с  неконтролируемой 
миграцией из охваченного войной Ближнего Востока для Европы.  
Таким образом, в настоящее время в России актуальны проекты, способные снять межэтниче-
ские  противоречия,  снизить  градус  этнонегативизма.  Необходима  государственная  идеология,  при-
званная  упорядочить систему  гражданских  ценностей,  став  пассионарной  идеей,  объединяющей  об-
щество  на  принципах  общероссийского  патриотизма  вне  этнической  определенности.  Центральные 
электронные СМИ во многом определяют общие для всей страны не только социально-политические, 
но и культурные установки. Именно электронные СМИ способствовали акциям, направленным против 
политики  эстонских  властей  по  переносу  памятников  российским  воинам-освободителям,  против  аг-
рессивной  политики  Грузии  в  отношении  Южной  Осетии.  Но  именно  СМИ  представили  конфликт  на 
Манежной площади, в Кондопоге в системе координат этнической розни. С 2010 года в электронных 
СМИ фиксируется наибольшее количество ультранационалистических воззваний, блогосфера актив-
но используется в нагнетании истерии  вокруг событий, связанных с межгосударственной и межэтни-
ческой политикой. С декабря 2013 года основная масса этнонегативизма связана с украинской тема-
тикой, идет широкомасштабная информационная война. [5] 
Новая  практика  информационной  войны  связан  с  использованием  приема  расчеловечивания. 
Стратегия расчеловечивания вписывается в манипулятивные технологии, связанные с «вбрасывани-
ем» в мир востребованного социального мифа. Основные черты такого мифа, чтобы стать жизнеспо-
собным,  базируются  на  нескольких  основаниях:  цели;  жизнеспособности,  которая  подразумевает 
адаптивность  к  существованию  в  определенной  социокультурной  среде;  доверительности,  основан-
ной на  ощущении искренности у целевой  аудитории; обобщенности, укорененной на  раскрытии цен-
ностей  целевой  аудитории;  выразительности,  способной  вызвать  эмоциональное  переживание  эсте-
тического и антиэстетического характера. [10] 
Мифотворчество,  имеющее  пропагандистские  основания,  искусно  использует  в  манипулятив-
ных практиках отработанные технологии использования образа врага. Для подчеркивания его агрес-
сивной  и  разрушительной  роли  интенсифицируются  не  человеческие  или  бесчеловечные  основания 
зла, внушается, что по отношению к врагу соблюдение правил необязательно, поскольку он – «нече-
ловек». Для экспликации такой мысли важно отказать врагу в любых проявлениях человеческих черт: 
у врага нет имени, он бездушен, он – не человек, и, значит, любые агрессивные действия против него 
оправданны, логичны и нужны.  «Уже давно произошло расчеловечивание – воюют не люди с людь-
ми, не славяне со славянами, не чеченский батальон со львовскими силами, воюют "укропы" с "коло-
радами".  Такие  ярлыки  позволяют  не  мучиться  совестью  –  какая  разница,  порезать  траву  на  салат 
или опрыскать картофельные кусты ядом» - пишут специалисты. [1] Начало технологии расчеловечи-
вания – маска, скрывающая лицо. Использование масок у активистов майдана стало основанием те-
зиса о том, что они «прячут лица», поскольку виновны. Лицо не скрывает тот, кто прав. Вторая волна 
расчеловечивания – использование ярлыков, в основании  которых лежат анималистские (колорады) 
или растительные (укроп) образы и т.д. Использование образов-ярлыков калечит сознание, поскольку 
реципиенты воспринимают эти ярлыки без должного анализа, усваивают их, пользуются ими, привы-
кают к ярлыкам. 
Технологии  расчеловечивания  увеличивают  накал  противостояний,  не  снижают  градуса  чело-
веконенавистничества, и потому опасны. 
Для  снижения  числа  этноориентированных  публикаций  необходимо  выработать  стратегию  ин-
формационной  ответственности  СМИ,    в  которой  бы  были  закреплены  установки  журналистской  и 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   50


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет