Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук Научный консультант



Pdf көрінісі
бет23/42
Дата26.04.2022
өлшемі2.34 Mb.
#32437
түріДиссертация
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   42

часть  учащихся  отчислялась  по  различным  причинам  из  училищ.  Оплата  за 
обучение в год составляла 200 рублей [207, л.14]. В Томске периода 90-х годов 
ХIХ  века  функционировала  повивальная  школа.  При  Томском  университете 
действовал 
медицинский 
факультет. 
Дипломированный 
выпускник 
медицинского  факультета  согласно  правилам  распределения  получал  место 
участкового врача. Участковые врачи имели следующие права: государственная 
служба,  пенсия  по  медицинскому  положению,  должность  VIII  класса,  оклад 
содержанием  в  1200  рублей  в  год  (столовых  600  и  жалование  600), 
освобождение  от  призыва  на  действительную  воинскую  службу  [127,  л.49].  В 
финансовом соотношении медики находились в более благоприятной ситуации 
в  отличие  от  учителей.  Очевидно,  данный  аспект  учитывался  казахскими 
юношами  в  выборе  учебного  заведения  и  будущей  профессии.  На  основании 
нового  Положения  области  делились  на  несколько  медицинских  участков. 
Врачебный  штат  каждого  участка  состоял  из  1  врача,  1  акушерки-
фельдшерицы, 1 фельдшера. В среднем на каждый участок приходилось около 
20  кв.верст.  Оклад  фельдшеров  составлял  200  рублей  и  признавался 
современниками  как  мизерный  в  социально-бытовых  условиях  региона.  Ранее 
жалование фельдшера в 60-70-е годы XIX века в степной части составляло 150 


 
118 
рублей  в  год  [208,    л.5].  Таким  образом  ситуация  слабой  материальной 
обеспеченности сохраняла свою остроту. 
Дефицит  врачебного  персонала  в  крае  оставался  существенным. 
Информаторы отмечали  хронический недостаток медикаментов, недокомплект 
инструментов,  социальную  неустроенность  врачей.  Актуализировалась 
проблема  наличия  переводчиков  при  русских  врачах,  не  знающих  казахского 
языка  [209].  Очевидно,  русские  специалисты  не  желали  выезжать  в  области. 
Соответствующие  вакансии  восполнялись  адаптированными  к  местным 
условиям казахскими служащими. 
В  Сибири  хронически  наблюдалась  нехватка  врачебных  кадров.  По 
официальным данным, в 1911 году из 200 врачебных и фельдшерских пунктов, 
находившихся  в  распоряжении  переселенческого  управления,  многие 
продолжали  пустовать.  С  целью  привлечения  профессиональных  кадров 
фиксировалось  увеличение  оклада  для  медиков  от  1800  рублей  до  3  тысяч 
рублей  и  фельдшерам  до  600  рублей.  Специалистам  предоставлялась  готовая 
квартира [210].  
Участники  проходившего  в  Петербурге  фельдшерского  съезда  в  этот 
период  подняли  злободневную  проблему  системы  преподавания  в 
фельдшерских школах. Таким образом, ученые поставили под вопрос качество 
квалификации  фельдшерского  корпуса.  По  правильному  замечанию  медиков, 
фельдшеры не имели дальнейших перспектив качественного роста  «… мальчик 
13-14 лет попадает  в фельдшерскую школу. Он кончает ее и дальше ему  ходу 
уже  нет».  Фактически  фельдшерское  образование  замыкалось  в  рамках 
фельдшерской  школы,  методика  преподавания  в  которой  ограничивало  поле 
деятельности фельдшеров [211].  
Итак,  казахские  фельдшеры,  функционировавшие  в  имперской  структуре, 
локализовались  в  рамках  полученных  знаний  без  дальнейших  возможностей 
повышения квалификации. По данным медицинского департамента Российской 
империи  общее  количество  фельдшеров  в  1906  году  составляло  22  тысячи. 
Только  за  1906  год  в  общей  сложности  они  приняли  20  миллионов    больных. 
Фактически,  как  признавали  статисты,  фельдшеры  в  сельской  местности  
выполняли  обязанности  врачей.  По  аналитическим  подсчетам  на    одного 
медицинского  специалиста  приходилось    25000  человек  населения  [211].  На 
съезде  медиков  отчетливо  обозначилась  задача  повышения  специализации 
фельдшеров  и  расширения  их  сферы  деятельности.  Медицинские  чиновники 
признавали  сохранение  пагубной  ситуации  в  государстве.  Казахские 
фельдшеры  при  всем  желании  оставались  ограниченными  в  своих  действиях. 
По  качеству  полученных  знаний,  специфике  полномочий,  скудном 
инструментарии,  фельдшеры локализовались  на выполнении  незначительных 
хирургических  операций.  Наиболее    успешные    фельдшеры  выполняли    свои 
функции  в закрепленных  за ними приемных покоях  и аптеках. Периодически 
курсировавшие  фельдшеры  в  аульной  глубинке  зачастую  использовали 
народные 
средства 
и 
фиксированное 
количество 
медикаментов, 
распределяемых  в  зависимости  от  финансирования  по  медицинской  части. 


 
119 
Наблюдатели 
отмечали 
несоответствие 
методики 
преподавания 
в 
фельдшерских  училищах  современным  реалиям.  Казахские  фельдшеры 
повышали  собственную    квалификацию  в  производственной  деятельности.  В 
личных  делах  фельдшеров  не  прослеживается  информация  об  их  дальнейшем  
обучении или повышении квалификации. 
В  медицинской  иерархии  по  официальной  статистике  фельдшеры, 
акушеры,  лекарские  ученики  и  повивальные  бабки  признавались  низшим 
персоналом.  В  процентном  соотношении  эти  группы  врачей  доминировали. 
Причем  в  уездах  фельдшеров  в  процентном  соотношении  фиксировалось 
больше,  чем  в  городах.  Подобная  картина  наблюдалась  во  всех  областях 
расселения казахов.  
Реформирование  медицинского  положения  в  степных  областях  по  закону 
от  29  мая    1897  года  было  призвано  коренным  образом  изменить  социальную 
ситуацию.  Эта  реформа  в  конечном  результате    не  соответствовала 
фактическим  нуждам  местного  населения.  На  момент  реформы  во  всех 
областях    насчитывался  ограниченный  медицинский  персонал.  Ранее  с  1893 
года  в  каждом  уезде  полагалось  наличие  1  уездного  врача  VII  класса  с 
содержанием 1800 рублей в год, по 1 акушерке с жалованием 400 рублей, по 1 
уездному фельдшеру с финансированием в 360 рублей и нескольких волостных 
фельдшеров, получавших 220 рублей в год. В уездах при каждом уездном враче 
находился  приемный  покой  с  аптечкой  и  небольшие  стационарные  пункты  
лечения [212,с. 22].  
Работа  незначительного  медицинского  персонала,  в  частности,  в 
Семипалатинской  области  с  территориальными  масштабами  в  4 211  85  кв. 
верст,  признавалась  неэффективной.  На  основании  нового  положения    каждая 
область  делилась  на  несколько  участков.  Планировалось  наличие  в  каждом 
участке  1  врача,1  акушерки-фельдшерицы,1  фельдшера.  Жалование  врачам 
понижалось  с  1800  рублей  до  1200  рублей  в  год.  Врачи  переводились    из  VII 
класса служащих в VIII. Оклад  акушерок снижался с 480 рублей до 360 рублей, 
фельдшера – с 360 рублей до 220 рублей. На разъезды медицинским служащим 
ассигновывавалось  по  5760  рублей  в  год.  Расходы  на  медикаменты  в 
Семипалатинской  области  составляли  3450  рублей.  В  среднем    на  каждый 
участок  приходилось  несколько  сотен  рублей.  В  той  же    Семипалатинской 
области  планировалось  распределение  2  врачей  в  волости  с  казахским 
населением, что не решало проблему ликвидации эпидемий. Согласно анализу 
в  среднем  на  подготовку  и  обучение  в  школе  и  в  университете  специалиста 
затрачивалось 14 лет с соответствующим финансированием  и энергозатратами. 
Работа  пришлых  специалистов  в  плохо  обустроенных  пунктах  не 
соответствовала  их  запросам.  В  степных  областях  сохранялся  дефицит 
медицинских  кадров,  выбиравших  благоприятные  для  проживания  зоны. 
Материальное  обеспечение  акушерок  и  фельдшеров  не  могло  сравниться  с 
окладами  полуграмотных  волостных  писарей,  нехватка  инструментов  и 
приемных  покоев  снижала  эффективность  труда  медиков  и  подрывала 
значимость  официальной медицины среди населения. Так, военный губернатор 


 
120 
Семипалатинской 
области, 
фиксируя 
существенный 
недокомплект 
медицинского  штатного  состава,  отмечал  причины  сложившейся  ситуации: 
«нынешние  условия  службы  врачей  не  привлекают  на  здешнюю  далекую 
окраину  достаточного  числа  лиц  наиболее  полезных  населению  своими 
медицинскими познаниями» [213, с.23].  
По данным статистов, в 1906 году по результатам исследования жалования  
нескольких  тысяч  государственных,  земских  и  частных  врачей    в  среднем  на 
каждого  из  них  приходилось  до  800  рублей  в  год.  Качество    жизни 
вольноприходящих  врачей  оценивалось  в  сумму  от  800  до  1000  рублей. 
Аналитическая  статистика  свидетельствовала    о  низком      финансовом  
обеспечении   многих  врачей  в  сумме  от  200  до  300  рублей  в  год.  Социальная 
статусность работников медицины признавалась неоправданной:  «На лестнице 
разных  родов  государственной  службы  врачи  занимают  сравнительно  низкую 
ступень.  В  то  время  как  учителя  средних  учебных  заведений,  судебные 
следователи,  мировые  судьи,  податные  инспекторы  занимают  должности  не 
ниже 7 класса, большинство врачей находятся в должности 8 класса, а младшие 
военные  врачи  даже  9-го»  [213].  Годовой  оклад  титулярного  советника,  врача 
Карабаева в середине 90-х годов XIX  века составлял 800 рублей. В этот период 
Карабаев  ходатайствовал  у  Военного  губернатора  области  об  отставке, 
мотивируя  свое  решение  «домашними  обстоятельствами»,  по  которым  он  не 
мог  продолжить  дальнейшую  службу  [214,  л.1].  Ограничение  в  финансовых  
средствах  снижало  уровень социализации медиков, знания и кругозор которых  
базировались  на  требовавших  постоянного  улучшения  университетских 
познаниях. 
Одним  из  первых  дипломированных  врачей  края  являлся  Амре 
Дурманович  Айтбакин.  Уже  в  1895  году  он  известен  как  медик 
Каркаралинского  3-х  классного  училища.  Айтбакин  имел  звание  титулярного 
советника [215, с.127]. Его отец Дурман имел зимнюю стоянку в Акпетьтавской 
волости.  Айтбакин  не  ограничивался  практикующей  деятельностью  только  в 
училище.  При  острой  нехватке  врачей  в  восточных  провинциях  к  его  услугам 
специалистов  прибегали  жители  округа.  Айтбакин,  пожалуй,  был  одним  из 
немногих проживавших в городе казахских врачей.  
 В  категории  военных  медиков  числился  Санжар  Асфендияров.  По 
окончании 
Санкт-Петербургской 
Императорской 
военно-медицинской 
академии  он  начинал  работу  по  медицинской  части  в  среднеазиатском  городе 
Термизе [64, с.145].  
С 1906 года в Семипалатинске работал  фельдшер Ахмеджан  Козбагаров. 
Первоначальное 
образование 
он 
получил 
в 
Семипалатинской 
сельскохозяйственной школе. Впоследствии  Козбагаров продолжил обучение в 
Омской  фельдшерской  школе  [65,  с.162].  В  биографиях  казахских  служащих 
редко    встречаются  материалы  об  их  переучивании  по  совершенно  разным 
специальностям.  Дефицит  финансовых  средств  и  времени  обуславливали 
рациональное  использование    наличных  ресурсов  казахскими  юношами. 
Очевидно, в данном случае Козбагаров  исходил  из  практичности  реализации 


 
121 
своих  возможностей именно по востребованной  в животноводческом  регионе 
профессии фельдшера. 
В станице Баянаул Павлодарского уезда Семипалатинской области работал 
выпускник медицинского факультета Томского государственного университета 
Асылбек Жуманович Сеитов [59, с.50].  
Его  отец  –  Жуман  Сеитов  –  выполнял  обязанности  переводчика 
канцелярии  генерал-губернатора  Западной  Сибири.  В  этой  связи    вызывает 
интерес зачисления его сына на медицинский факультет. 
Обязанности  участкового  фельдшера  в  Кокчетавском  уезде  выполнял 
Четыбеков  Беркутбай.  Как  правило,  на  один  пункт  приходилось  несколько 
волостей.  Нагрузки  на  медицинских  специалистов  возрастали  в  эпоху 
инфекционных  эпидемий.  В  1902  году  он  награждается  серебряной  медалью 
«За усердие» на Станиславской ленте  [216]. В архивах документов о подобных 
награждениях  казахов-врачей  не  обнаружено.  В  1911  году  Четыбеков 
откомандировывается  штатным  медицинским  фельдшером  на  10-й  участок 
этого же уезда [216]. На примере Четыбекова фиксируется процесс медленного 
увеличения  штатного  персонала  при  наличии  права  выбора  сферы 
производственной  деятельности  молодых  специалистов.  Беркутбай  Четыбеков 
числился  некоторое  время  при  штате  канцелярских  служителей  крестьянских 
начальников Кокчетавского уездного съезда. Действительно, ряд образованных 
казахских  специалистов  работали  при  канцеляриях  не  по  профилю, 
существенно снижая профессиональную квалификацию. 
На  3-м  участке  Базаровской  волости  Зайсанского  уезда  работал 
медицинский  фельдшер  Талтаков  Рахмет.  Талтаков  окончил  Омскую 
центральную  фельдшерскую  школу.  Он  был  уроженцем  Зайсанского  поста 
Семипалатинской  области  [207,л.14].  За  проявленное  усердие  приказом 
генерал-губернатора Талтаков поощряется похвальным листом  – юридическим 
документом,  подтверждающим  степень  квалифицированности  и  гражданской 
ответственности  труженика  [217].  На  2-м  участке  Омского  уезда  приобрел 
известность  участковый  фельдшер  Мукучев.  В  1902  году  он  поощряется 
серебряными  часами.  Аналогичную  награду  получил  участковый  фельдшер 
Аккаинского  уезда  Шаймерденов.  Пик  поощрений  и  наград  по  Степным 
областям приходится на 1902 год. В первом десятилетии ХХ века наблюдалась 
вспышка  оспы  в  данном  регионе.  Актуализировалось  качество  работы  врачей. 
Формируются группы оспенных учеников. Согласно источникам, похвальными 
листами  награждались  оспенные  ученики  Акмолинской  области  Толжанов 
Омар, Майликутов Оспан, Акмухаметов Садыкпек [218].   
По  данным  1915  года  в  Троицком  уезде  работал  врач  Алдияров  Аубакир 
[159,  с.118].  В  Тургайской  области  широкую  популярность  получил 
Мухамеджан  Карабаев работавший долгое время врачом I участка Иргизского 
уезда  и  имевший  звание  статского  советника  [214,    л.83].  С  детства  Карабаев 
находился  под  влиянием  И.Алтынсарина,  который  рекомендовал  его  в 
Казанский  пансионат  при  Троицкой  мужской  гимназии.  Карабаеву  как  «… 
единственному  на  уезд  врачу  приходилось  выезжать  на  погашение  очагов 


 
122 
острозаразных  эпидемий,  производить  срочные  хирургические  операции, 
принимать  тяжелые  роды»  [13,  с.117].  В  восточных  провинциях  империи 
испытывался  острый  дефицит  медиков.  В  начале  XX  века  Карабаев  обладал 
непререкаемым авторитетом в Тургайской области.  Профессиональные  услуги 
казахских  специалистов  применялись  и  в  переселенческих  селах.  Именно  на 
Карабаева  возлагалась  процедура  проведения  медицинского  расследования 
состояния  переселенческого  населения  от  последствий  голода  в  Кустанайском 
уезде  [219].  Численность  врачей  в  области  оставалась  незначительной.  В 
период  социальных  потрясений  медики  обслуживали  население  при  крайне 
скудном финансовом бюджете. 
Позже  Карабаев  командировался  на  длительный  период  в  Якутию  по 
случаю эпидемии инфекционных заболеваний. В Сибири он пребывал с 1911 по 
1916 год  [219]. В Тургайской области Карабаев проработал более 20 лет с 1888 
по  1911  год  и  считался  одним  из  опытных  специалистов.  Из    биографии  
казахских  служащих  известны  единичные  случаи  их  делегирования  по 
служебной  необходимости  за  пределы  Степных  областей.  Областные  власти 
испытывали  сильную  степень  доверия  к  Карабаеву.  По  роду  деятельности 
предполагался  его  контакт  с  «инородческим»  населением  Сибири,  которое 
психологически  должно  было  испытывать  уважение  и  признательность  врачу 
Карабаеву  по  причине  антропологического  родства  и  духовной  близости.  В 
Якутии  Карабаев  занимал  должность  Верхоянского  участкового  врача,  затем 
работал  Колымским  участковым  врачом.  Впоследствии  Карабаев  проживал  в 
Оренбурге  –  городе,  в  котором  концентрировались  казахские  интеллигенты  и 
служащие.  В  1916  году  Карабаева  командировали  в  Петроград  для  работы  в 
организации Красного Креста.  В этот период дефицит медиков сохранял свою 
актуальность.  Например,  в  Акмолинской  области  имелось  7  вакансий 
участковых врачей – 3 в городах  Кокчетав, Атбасар, Акмолла и 4 в селах [220]. 
В  отличие  от  канцелярских  служащих  сельские  врачи  и  фельдшеры  имели 
обширное поле деятельности. Реальную конкуренцию им составляли шаманы и 
знахари.  Медицинские  специалисты  в  большей  степени  вынуждены  были 
рассчитывать  на  собственные  знания  и  возможности.  Рабочий  день  этих 
служащих  в  сельских  условиях  носил  лихорадочный  характер.  В  трудных 
условиях  и  непредсказуемых  ситуациях  эти  специалисты  заслуживали 
собственный  авторитет.  В  источниках  нет  сведений  о  командировании 
специалистов  на  курсы  повышения  квалификации.  Производственная 
квалификация 
оттачивалась 
в 
ежедневной 
работе 
и 
контактными 
консультациями  с  медиками  из  городов  или  смежных  волостей.  В  силу 
существующей  национальной  традиции  приобретшие  известность  врачи  и 
фельдшеры  имели  право  доступа  к  казахским  авторитетам  и    султанам, 
находились  в  привилегированном  положении  в  казахских  общинах.  Знание 
русского  языка  и  официальный  статус  дипломированных  специалистов 
определяли их выезды в переселенческие населенные пункты. 
 Итак,  в  исследуемый  период  в  Казахстане  формируются    национальные 
медицинские  кадры,  представленные  врачами  и  фельдшерами.  Проведенный 


 
123 
анализ  позволяет  сделать  следующие  выводы:  во-первых,  казахские 
медицинские  кадры  начинают  готовиться  с  начала  XIX  века;  во-вторых, 
казахские  специалисты  проходили  обучение  в  фельдшерских  школах,  а 
впоследствии  со второй  половины XIX века  в  университетах на медицинских 
факультетах;  в-третьих,  численность  врачебно-фельдшерского  персонала  
применительно  к  казахскому  населению  оставалась  незначительной;  в-
четвертых,  из  группы    казахских  специалистов  лишь  единицы    работали  в 
городах.  Большинство  было  задействовано  в  волостях.  Из  казахских  врачей  и 
фельдшеров  только  незначительная  часть  проживала  вне  пределов 
этнотерритории  выше  казахских  общинников.  И  все  же  в  этот  период  в 
империи актуализировалась  проблема социально-имущественного обеспечения 
врачебно-фельдшерского персонала. 
Подавляющее  большинство  казахов  занималось  животноводством. 
Казахские юноши рационально подходили к выбору профессии ветеринара. По 
сути,  занятие  ветеринарным  делом  предопределяло  возвращение  казахов  в 
привычную  аграрно-кочевую  социоэтническую  среду.  Условия  городской 
жизни  преломляли  жизненные  приоритеты  повзрослевших  юношей.  По 
окончании  ветеринарных  училищ  молодые  люди  распределялись  в  уездные 
пунктовые  участки.  Фактов  массового  проживания  ветеринаров  в  городах  не 
зарегистрированоВ  обязанности  ветеринаров  вменялся  осмотр  гуртового  и 
«промышленного»  скота,  надзор  за  местами  выпаса  и  убоя.  Объемы 
ветеринарных участков, в частности, в Акмолинской области, варьировались от 
7  до  66  квадратных  верст.  Численность  скота  на  участках  колебалась  от  60 
тысяч до 300 тысяч голов.  Аналогичные показатели в  целом были  характерны 
для остальных Степных областей. Ветеринары обслуживали казахские волости 
и переселенческие деревни. По аналитическим сведениям областных властей и 
ветеринарного  начальства,  распределение  скота  между  специалистами  носило 
неравномерный  характер.  Врачи  не  имели  возможности  качественно 
организовать  в  стационарных  пунктах  их  пребывания  лечебного  дела  и 
зоотехнических  мероприятий.  Ветеринары  лишались  возможности  частых 
регулярных  рейдов  в  отдаленные  селения  и  аулы.  Поэтому  в  докладе 
резюмировалась неэффективная работа ветеринаров в крае.  
Большинство  уездов  в  своем  составе  имели  казахские  волости.  В 
Акмолинской  области  в  1910  году  на  службе  по  14  уездам  состояло  14 
ветеринаров.  Русские  уездные  ветеринарные  врачи  зачастую  не  владели 
казахским  языком.  Данный  фактор  затруднял    эффективность  их  труда  в 
волостях.  Медицинский  штат  в  уездах  состоял  из  ветеринарного  врача, 
ветеринарного  фельдшера  и  ветеринарного  стражника.  Численность  казахских 
специалистов в областях оставалась незначительной. Например, из нескольких 
десятков  специалистов-ветеринаров  в  Акмолинской  области  на  службе 
состояли только 2 этнических казаха - врач Избасаров  и фельдшер Альдибаев. 
Исследование 
ветеринарного 
корпуса 
в 
областях 
характеризует 
продолжающийся 
умеренный 
процесс 
формирования 
ветеринарного 
медицинского  контингента  из  казахской  среды.  При  ситуации  сохранения 


 
124 
дефицита  подготовленных  кадров  казахские  ветеринары  достигали  уровня  
уездных  врачей,  полномочия  которых  сохранялись  в  рамках  обширной 
территории [221].  
Из  ветеринарных  врачей  следует  выделить  Избасарова  Джусупа.  Его 
карьера  началась  в  Копальском  уезде  Семипалатинской  области.  В  1901  году 
Избасаров  согласно  прошению  назначается  уездным  ветеринарным  врачом  IV 
участка Акмолинского уезда [222]. Ранее приказом по гражданскому ведомству 
по МВД он производится в титулярные советники. Должность управленческого 
уровня  обязывала,  в  том  числе  казахских  служащих,  стремиться  к  титулам, 
являвшимися  подтверждением  их  квалификации  и  признанием  заслуг.  В 
представлении  аграрной  среды    знаковая    атрибутика  служащих 
символизировала  их  деловые  качества.  Через  непродолжительное  время  по 
приказу Избасаров переводится на  ХIII участок Атбасарским уездным врачом. 
С  1907  года  он  трудился  ветеринарным  врачом  на  XXXIV  участке 
Акмолинского  уезда.  Пожалуй,  он  являлся  одним  из  немногих  изъездивших 
всю  Акмолинскую  область  ветеринаров.  В  этот  период    Избасаров  получает  
звание  надворного  советника  или  VII  чин  [223].  Примечательно,  что  звание  
надворного  советника  было  уделом  выходцев    из  разночинной    среды.  По 
уставу к чиновникам с VIII чина, то есть коллежского асессора, обращались по 
терминологии  «Высокоблагородие».  Это  обращение  являлось  новым  в 
казахском  обществе  и  формировало  дистанционную  форму    отношений  на 
уровне  официоза,  тем  самым  приближая  казахских  разночинцев  к  статусу 
местных  аристократов,  всевластных  волостных  и  обеспеченных    баев. 
Избасаров  повышается  в  чине  со  старшинством  коллежского  секретаря.  В 
империи повышение в чине проводилось за выслугу лет и заслуги. 
В  1910  году  Избасаров  выполнял  обязанности  уездного  ветеринарного 
врача на XIV участке  Акмолинской области. Таким образом, только  за 10 лет 
производственной  деятельности  он  проработал  на  3  смежных  участках. 
Выполняя  служебные  функции  на  IV  участке,  Избасаров  обслуживал  8 
крестьянских  волостей  с  переселенческим  населением  и  1  казахскую.  Это  не 
единичный  случай  эффективной  работы  казахских  специалистов  в  районах  с 
концентрацией  русского  населения.  Соответствующие  условия    труда 
мобилизовывали  внутренние  ресурсы    казахов,  ориентированных    на 
сохранение  своих  позиций    в  производственной  нише  и  дальнейшей  карьере. 
Объем    территории  курируемого  Избасаровым  участка  составлял  9600 
квадратных верст с несколькими сотнями тысяч голов. В отчете Акмолинского 
губернатора  учитывалась  загруженность  ветеринарного  персонала  и 
актуализировалась  проблема  увеличения  количества  специалистов  с 
соответствующим дроблением территории области на пунктовые  участки [222, 
с.25].  За  период  работы  ветеринаром  XII  участка    Атбасарского  уезда 
Избасаров  переводится в звание коллежского асессора по причине выслуги лет 
[224].  Повышение  Избасарова  проходило  по  итогам  его  работы  на  каждом 
новом  участке.  Синхронно  с  каждым  новым  переводом  он    добивался 
положительного результата, демонстрируя высокую производительность труда. 


 
125 
По  документации  ветеринары  нередко  переводились  на  разные  участки  по 
приказу властей. Авторитарно-приказные методы оказывались эффективными в 
исправлении  ситуативных  проблем.  Ветеринарам  предписывалось  скорейшее 
перемещение  в  зоны  чрезвычайных  бедствий.  По  всей  видимости,    Избасаров 
находился на особом счету у властей как опытный и инициативный специалист.  
Отрывочные  сведения  сохранились  об  Ахмете  Чегирове.  Во  второй 
половине 80-х годов ХIХ  века Чегиров, будучи стипендиатом Каркаралинского 
уезда,  числился  среди  учащихся  Войсковой  ветеринарной  фельдшерской 
школы  Сибирского  казачьего  войска  [207,  л.18].  Вскоре  молодой  сотрудник 
Усть-Каменогорского  уезда награждается похвальным листом.  Распоряжением 
Степного  генерал-губернатора  ветеринарный  фельдшер  Алкабекского 
ветеринарно-охранного  пункта  Семипалатинской  области  Чегиров  был 
поощрен халатом 3-ей степени [225].  
Функции  ветеринарного  врача  на  скотопрогонном  тракте  в  урочище  Той-
Уткуль  выполнял  Султанов  Ибрагим.  Впоследствии  власти  его  задействовали 
на охранно-карантинной линии по реке Чу, которая являлась административной 
границей  между  областями  империи  [226].  Обязанности  пунктового 
ветеринарного  врача  Чуйского  Охранного  пояса  выполнял  не  имеющий  чина 
Нургалий  Якупович  Якупов.  В  обязанности  ветеринаров  вменялся 
обязательный  контакт  с  населением.  Казахские  служащие  владели  двумя 
языками,  что  и  обусловливало  необходимость  их  пребывания  на  проблемных 
участках.  
Обязанности  волостного  фельдшера  Семипалатинского  уезда  исполнял 
Садык  Досумбеков.  За  отличную  службу  он  был  поощрен  халатом  3  разряда  
[227].  
 В числе ветеринарных фельдшеров Кокчетавского уезда состоял Темирбек 
Альдибаев  [228].Уроженец  Кокчетавского  уезда  Альдибаев  окончил 
ветеринарно-фельдшерскую  школу  Сибирского  казачьего  войска  [132,  л.14]. 
Типичная  особенность  казахских  стипендиатов  –  возвращение  на  территории 
исходного  проживания.  В  этом  проявлялась  суть  национального  характера.  В 
данном  действии  и  подобных  поступках  сказывалась  склонность  избежания 
риска  в  судьбоносном  решении.  Казахские  служащие  предпочитали  начинать 
профессиональную  деятельность  в  зоне  концентрации  своей  родовой  общины. 
В 1904 году  за формулировкой «для пользы службы» фиксируется его перевод 
на  ХIII  участок  Акмолинского  уезда  [229].  Данный  тезис  встречается  весьма 
часто  в  переводных  делах  служащих  области.  Соответствующий  регулятор 
отношений возможно рассматривать как взаимный обмен опытом и избежания 
фактора  привыкания  к  местным  условиям,  что  негативно  могло  сказаться  на 
производительности труда чиновников всех уровней. 
На 
Чуйской 
ветеринарно-охранной 
карантинной 
линии 
между 
Акмолинской  и  Сырдарьинской  областями  трудился  пунктовый  ветеринарный 
фельдшер  Джансарин  [230].  С  начала  ХХ  века  государственные  власти 
практиковали  процедуру  перемещения  казахских  служащих  –  уроженцев 
степных областей Казахстана в южные регионы, совсем недавно включенные в 


 
126 
состав  государства.  Политическая  цель  данной  акции  заключалась  в 
установлении  контактов  с  местными  родоплеменными  авторитетами  при 
тотальном  дефиците  специалистов  из  жителей    данных  областей  и  незнании 
языка, традиционных основ населения русскими профессионалами.  Пунктовые 
врачи    на  карантинной  линии  в  весенний    период    курсировали  вдоль 
приграничной реки Сарысу, осуществляя контроль над перемещением скота из 
Сырдарьинской области.  
В  Оренбургском  генерал-губернаторстве  работал  ветеринарный  врач 
Хусаин  Заганьшинович  Терегулов,  который  в  1916  году  имел  звание 
коллежского  секретаря  [231,  с.123]..  На  V-м  участке  Челябинского  уезда 
действовал не имевший чина Исен Кульпеисович Кульпеисов. Впоследствии он 
перевелся на IV-ый участок, будучи сверхштатным ветеринарным врачом [232, 
с.47].  В  Тургайской  области  на  XIII-м  участке  работал  ветеринарный  врач 
Ибрагимов [233]. В Иргизском уезде ветеринарным врачом работал титулярный 
советник,  впоследствии  коллежский  асессор  Сермухамедов  [234].  Согласно 
архивных  источникам,  врачей  и  ветеринаров,  имевших  чиновничьи  звания, 
оказалось больше в сравнении с учительским персоналом. 
Обязанности    пунктового  ветеринарного  врача  в  Томской  губернии 
выполнял Мэтен Бекетаевич Бекетаев [235, с.68]. Первоначальное  образование 
Бекетаев получил в Омской мужской гимназии. Затем он продолжил обучение в 
Казанском ветеринарном институте, который окончил в 1898 году [32] . В 1913 
году  он  работал  в  деревне  Теренгуль    Каинского  уезда  [235,  с.35].По 
официальной  статистике,  общая  численность  населения  Каинского  уезда 
составляла 323 242 человек [236, с.3]. При малой плотности населения на столь 
огромной  территории  при  дефиците  специалистов  фиксировалась  их 
хроническая  загруженность.  В  Сибири  численность  ветеринаров  всех  уровней 
оставалась невысокой. Так, в Томской губернии работало 60 специалистов [236, 
с.11].  
Насущная  необходимость  сохранения  и  обеспечения  экономического 
потенциала  предопределила  перемещение  ветеринаров,  особенно  наиболее 
успешной  части  из  них,  на  различные  пунктовые  участки.  В  среднем 
ветеринары  меняли  участки  через  непродолжительный  период  по  факту 
улучшения 
ситуации. 
Соответствующие 
энергозатраты 
государство 
компенсировало повышением в чине.  
 Итак,  в  ХIХ  веке  формируется  группа  казахских  специалистов-
ветеринаров. Приведенный анализ позволяет  сделать ряд выводов: во-первых, 
ветеринарное образование казахские юноши получили  в ветеринарных школах. 
Впоследствии казахи обучались на ветеринарных факультетах высших учебных 
заведений;  во-вторых,  большинство  казахских  ветеринаров  начинали 
служебную  деятельность  в  местах  своей  родовой  этнотерритории;  в-третьих, 
численность ветеринарного потенциала в крае оставалась  незначительной, что 
определяло их большой объем работы; в-четвертых, в этот период  происходит  
перемещение    наиболее  успешных  казахских  специалистов  на  ветеринарные 
пункты-участки    с  целью  улучшения  ситуации  в  животноводческой  сфере;  в-


 
127 
пятых,  большинство  ветеринаров  состояло  на  службе  в  низших  классных 
числах с соответствующим окладом. 
Таким  образом,  в  регионе  формируются  профессиональные  группы 
казахских  служащих:  учителей,  врачей,  фельдшеров  и  ветеринаров. 
Профессиональная  специализация  указанных  служащих  соответствовала 
национальным традициям казахского народа. При этом  система  их подготовки 
основывалась  на  русско-европейских  образовательных  канонах.  Внутри 
профессиональных  групп  между  специалистами  сохранялась  существенная 
разница  по  качеству  подготовки,  степени  акклиматизации,  финансовому 
обеспечению.  Только  незначительная  часть  национальных  специалистов 
проживала  в  городах.  По  выявленным  данным  в  городах  в  этот    период 
функционировали немногочисленные категории казахских учителей. Служащие 
этих  групп  достигали  определенных  результатов  своего  развития    в  сельской 
среде. 
Географический анализ рассредоточения казахских служащих резюмирует 
вывод отсутствия конкуренции между ними по причине их дифференциации по 
профессии  и  незначительном  количестве  на  огромной  территории  с  малой 
плотностью  населения.  В  смешанных  поселениях,  особенно  в  зоне 
преобладания 
неказахского 
населения, 
служащие 
конкурировали 
с 
чиновниками из других национальных групп. Зафиксированные в личных делах 
награды  и  поощрения  казахских  специалистов  косвенно  демонстрируют  их 
рвение  к  служебной  деятельности.  В  XIX  веке  некоторые  специалисты 
достаточно 
успешно 
справлялись 
с 
повышенными 
нагрузками 
в 
мононациональных  русских  селах,  как,  например,  казахские  врачи  Карабаев, 
Айтбакин и целая группа  фельдшеров и ветеринаров 
 Основная  масса  учителей,  врачей  и  ветеринаров  концентрировалась  в 
аграрной сфере. Анализ личных дел большинства специалистов этих профессий 
демонстрирует  незначительное  представительство  в  их  среде  выходцев  из 
социально-престижных  слоев  казахского  общества  как-то  султанства  или 
других знатных сословий. Значительная часть  из исследованных специалистов 
за  длительный  период  своей  деятельности    не  смогли    совершить  карьеры  по 
служебной  иерархии,  ограничиваясь  низшей  ранговой  титулатурой    с 
соответствующим обеспечением. 


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   19   20   21   22   23   24   25   26   ...   42




©emirsaba.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет