Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук Научный консультант



Pdf көрінісі
бет39/42
Дата26.04.2022
өлшемі2.34 Mb.
#32437
түріДиссертация
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   42

часть  ораторов,  представлявших  интересы  нерусских  народов,  выступила  с 
резкой  обличительной  критикой  в  адрес  существующего  имперского  режима. 
Это  вызвало  ответную  реакцию  в  поведении  депутатов  И.П.  Сазоновича, 
Н.П.Келеповского  и  В.М.Пуришкевича,  к  которым  со  стороны  председателя 
применялись  жесткие  санкции.  Действия  председателя    вызвали  возмущение 
47-депутатов,  обратившихся  с  письменным  запросом  об  изменении  меры 
наказания  Келеповскому  и  его  товарищам  [493,  с.147].  В  Думе  позиции 
региональных  национальных  групп  по  жизненно-важным  социально-
экономическим и государственным проблемам воспринимались неоднозначно
В  это  же  время  из  мусульманских  представителей  формируется 
мусульманская  фракция.  Во  фракцию  поступило  несколько  заявлений  от 
русских депутатов, избранных в местностях с преобладающим мусульманским 
населением.  Во  фракцию  стремились  попасть  мусульманские  депутаты, 
выбранные  в  Думу  от  местности  с  преобладающим  русским  населением. 
Депутаты фракции включились в работу аграрной комиссии. На состоявшемся 
30 марта 1907года совещании рассматривался вопрос о выборе представителей 
фракции  в  думскую  аграрную  комиссию.  Было  решено  выбрать  6 
представителей  от  каждой  обобособленной  территориальной  местности.  В 
состав  комиссии  от  Крыма  вошел  Р.-М.-О.  Медиев,  от  казахских  областей  – 
Б.Б.Каратаев,  Северного  Кавказа  –  Т.Э.  Эльдарханов,  Туркестана  – 


 
286 
Абдуахаликов, Закавказья – М.-Т.-С. Шахтахтинский [499].  
Казахские  депутаты  принимали  участие    в  работе    комиссий и  запросных 
дел  по  другим  областям  и  губерниям,  не  имеющим  отношения  к  Степному 
краю.  В  мае  1907года  А.Беремжанов  и  Ш.Кощегулов  и  еще  20  депутатов 
Государственной  Думы  по  инициативе  депутата  Северного  Кавказа 
Т.Эльдарханова 
потребовали 
провести 
расследование 
инцидента 
противозаконного  применения  войск  в  Терской  области  с  обязательным 
наказанием  виновных  лиц  [493,  с.611].  Таким  образом,  каждый  депутат 
выражал  локальные  интересы  своего  народа  и  в  совокупности  все  делегаты 
отражали национальные права тюркских и мусульманских народов. 
Некоторые  мусульманские  депутаты  сотрудничали  с  кадетами,  в 
частности,  кавказский  депутат    Султанов.  Султанов  по  этнорелигиозному 
принципу  консолидировался  с  казахскими  депутатами.  От  данной  партии  он 
работал  в  Распорядительной  комиссии  по  хозяйственным  делам  и 
корреспонденции Думы. Согласно распорядку в комиссию входили только по 2 
представителя  от  партии  [500].  Таким  образом,  через  мусульманских 
представителей  и  кадетских  депутатов  в  Думе  казахские    лидеры    пытались  
сохранить  свое  влияние.  Количество  кадетов  в  Думе  было  существенным. 
Соответствующее  решение  ядра  партии  демонстрировало  степень  доверия  к 
нерусским  депутатам,  в  частности  тюркам,  находившихся  в  пограничном 
состоянии  выбора  политических  приоритетов  либеральных  партий  и 
мусульманской фракции.  
Ранее, 
под 
давлением 
общественности, 
удалось 
остановить 
переселенчество  в  регионы  Сибири  –  Тобольскую,  Томскую,  Енисейскую, 
Иркутскую  губернии.  Очевидно,  казахские  представители  рассчитывали  на 
сибирских  депутатов  в  разрешении  аграрной  проблемы.  Вопросы 
переселенческой 
программы 
неоднократно 
поднимались 
сибиряками. 
Непосредственно  участие  в  составлении  запроса  о  переселении  принимали 
Н.Л.Скалозубов,  С.И.  Колокольников,  Н.Я.  Коншин,  Б.Б.Каратаев.  Названные 
подписанты  в  Думе  выступали  о  срочном  обсуждении  аграрной  проблемы.  В 
постановлении Думы запросы депутатов о переселенческом деле признавались 
срочными  [501,  с.43].  В  процессе  обсуждения  запроса  о  переселении  социал-
демократ  Джапаридзе  внес  вопрос  о  недоверии  председателю  ввиду  его 
отношения  к  ораторам.  Очевидно,  сибирякам  удалось  привлечь  социал-
демократов в лоббировании вопросов о переселении
Будучи  профессиональным  юристом  Б.Б.Каратаев  искал  решение 
аграрного  вопроса  на  основе  законодательной  базы.  Аппелируя  к  имперскому 
законодательству  казахский  депутат  предпринимал  поытки  прекращения 
массового  изъятия  земель  у  казахов.  В  1907  году  во  время  выступления  в 
Государственной Думе Б.Б.Каратаев указывал на факты незаконного изъятия и 
выселения казахов с их земельных участков. Позиция казахского представителя 
получила  поддержку  левой  оппозиции  в  лице  социал-демократов, 
«трудовиков», эсеров. 
Каратаев  сотрудничал  с  Мусульманской  фракцией.  Весной  1907  года 


 
287 
фракция  постановила  поручить  своим  членам  по  областям  составить  доклады 
по  реформированию  духовных  мусульманских  правлений.  В  зоне  охвата 
оказались  такие  территории  как  Крым,  Оренбургский  край,  Закавказье, 
Северный Кавказ,  Туркестан,  Степной  край.  Разработкой  вопроса  по  Степным 
областям  и  Туркестана  соответственно  занимались  Б.Б.  Каратаев  и 
Б.Б.Султанов [502].  
Члены  сибирской  группы,  руководствуясь  областными    интересами, 
стремились  принять  участие  в  думских  комиссиях.  В  комиссии  по  реформе 
местного  суда  оказался  задействован  правовед  А.К.Беремжанов.  В  этой  же 
комиссии  участвовали  сибиряки  Ф.И.Байдаков  и  Н.Я.Коншин.  Параллельно 
Каратаев  совместно  с  сибиряками  Н.Л.Скалозубовым,  И.Ф.Головановым, 
И.П.Лаптевым,  В.М.Коншиным  и  П.С.Молодых  занимался  разработкой 
аграрного вопроса.  
Местное судопроизводство, основанное на обычном праве, сохранялось во 
многих  районах  империи.  По  факту  ликвидации крепостного  права  в  империи 
проводилось  реформирование  суда.  Институт  мировых  судей  признавался 
правительством  и  ведущими  специалистами  как  эффективный  метод 
реорганизации  правовой  сферы.  Обязанности  председателя  комиссии 
возлагались  на  В.М.Гессена.  В  процессе  обсуждения  этого  вопроса  в  крае 
уществовали противоречия относительно правомочности применения обычного 
права [503, с.7]. 
Новый  законопроект  готовился  для  внутренних  губерний  империи.  В 
динамике  обсуждения  указанной  проблемы  депутаты  А.К.  Беремжанов, 
Н.Я.Коншин,  Г.М.Мусин,  С.Ф.Сундерлянд  обратились  к  председателю 
комиссии  с  просьбой  об  определении  официального  языка  судопроизводства. 
Депутаты  Беремжанов,  Мусин,  Сундерлянд,  выражавшие  интересы  казахской, 
татарской,  польской  общин,  предлагали  ввести  в  проект  пункт  обязательного 
знания  национального  языка  судьями  в  населенных  пунктах  компактного 
расселения  нерусских  народов.  Подписанты  отмечали  наличие  подобных 
пунктов  и  даже  уездов  в  Казанской,  Самарской,  Симбирской,  Тамбовской 
губерниях  и  в  Крыму,  население  которых  не  владело  русским  языком,  равно 
как и местные судьи не знали языки местных  нерусских национальных групп. 
Депутаты предлагали ввести систему языковых экзаменов  при избрании судей 
на  должности.  В  процессе  обсуждения  данного  пункта  большинство  членов 
комиссии  –  12  депутатов  –  проголосовали  против  мнения  7  депутатов 
относительно  языкового  ценза.  Данный  пункт  считался  трудновыполнимым  в 
районах  со  смешанной  этнической  структурой  населения.  На  заседании 
комиссии  рассматривался  вопрос  функционирования  «инородческого  суда». 
Представители  национальных  районов  и  Сибири  выступили  с  пожеланием 
формирования особых подкомиссий для разработки вопроса об «инородческих 
судах».  Данная  инициатива  большинством  комиссии  признавалась  как 
преждевременная до определения основных принципов и положений местного 
суда,  которые  должны  были  получить  свое  изложение  в  законопроекте  [504, 
с.39].  


 
288 
 Депутат    Беремжанов  как  профессиональный  юрист,  принимал  участие  в  
Думской  комиссии  по  разработке  законопроекта  об  отмене  военно-полевых  
судов  [493,  с.180].  На  заседании  Государственной  Думы  разгорелась  острая 
полемика  между  сторонниками  продолжения  Переселенческого  движения  в 
Сибирь  и  Степной  край  и  их  противниками.  Правые  отмечали  обилие 
свободных  земель  в  указанных  областях,  настаивая  на  их  заселении.  Им 
страстно в 10-минутной речи оппонировал Каратаев. Впоследствии он получил 
возможность передать материалы в аграрную комиссию. Известный  сибирский 
общественный деятель Л. Чермак, критически  настроенный  к переселенческой 
программе,  отмечал  в  своей  статье:  «киргизы,  встревоженные  наплывом 
переселенцев    посылают  депутации…  Каратаев,  в  своих  речах  в  заседании 
Думы    и,  в  более  резкой  форме,  в  заседании  аграрной  комиссии  ...  просил 
народных представителей помочь киргизам в трудное для них время» [76, с.69]. 
Обсуждение проблемы в Думе  происходило на фоне острого  противостояния  
правых  и  левых  группировок  относительно  политических  убийств  и  в  целом 
террора  в  государстве.  Колеблющиеся  позиции  в  принятии    формулы  
осуждения  террора  занимали  польская  фракция    и  мусульманская  группа.  С 
негативной  реакцией  выступали  левые:  социал-революционеры,  социал-
демократы,  трудовики.  Обстановка  в  Думе  накалялась  и,  по  признанию 
очевидцев  существовало  предчувствие  ее  роспуска  по  причине  острых 
противоречий.  
Проблема земства в восточных районах являлась причиной неоднократных 
прений.  Четко  выработанной позиции к  модели  земского  управления  в  группе 
не  существовало.  Делегаты  осознавали  сложность  разрабатываемого  вопроса. 
Этнокультурная  мозаика  региона  накладывала  отпечаток  на  разработку  схемы  
формирования земства. Различие в специфике хозяйственно-культурных типов 
ведущих  этнических  групп  населения  в  совокупности  с  присущими  им 
судебной  системой  и  административным  управлением  предопределили  отказ 
депутатов от создания унифицированной формы земства. Принятие какой-либо 
единой  модели  с  учетом  интересов  конкретной  этнической  общины 
отвергалось. Представители мусульманских депутатов акцентировали проблему 
социально-экономических  отношений  казахов  и  татар.  По  мнению  ряда 
депутатов,  предоставление  татарам  права  аренды  казахских  территорий  в 
перспективе способствовало бы обнищанию казахов. По сообщению секретаря  
совещания  Н.Колокольникова:  «Все  эти  соображения    принимаются  во 
внимание  мусульманской  группой,  где  представители  русского  населения  
принимают  участие  и  надеются  прийти    к  соглашению»  [505,  с.36]. 
Фракционерами 
учитывались 
специфика 
хозяйственного 
устройства, 
социального  быта  и  самоуправления  казаков  в  системе  их  отношений  с 
казахами  на  фоне  формирования  земских  органов  власти.  Увеличение 
удельного  веса  пришлого  населения  в  Акмолинской  и  Семипалатинской 
областях вызвало опасение депутатов за сохранение культуры казахов. 
Официальной разработкой законопроекта о самоуправлении и в частности 
законов  о  выборах  уездных  земских  властных  в  Думе  занимались 


 
289 
представители партии народной свободы и трудовой партии. По причине своей 
малочисленности  сибирская  группа  не  имела  права  внести  в  Думу  свой  макет 
земской  реформы.  Сибиряки  решили  принять  за  основу  законопроект  о 
самоуправлении  партии  народной  свободы  в  случае  его  легитимности, 
адаптируя  его  к  региональным  особенностям  и  указаниям  разрабатывающих 
вопрос  о  введении  самоуправления  в  Сибири  обществ  и  союзов. 
Привлекательность  проекта  еще  и  заключалась,  по  мнению  разработчиков,  в 
устранении  механизма  административного  вмешательства  в  деятельность 
земства.  Фактически  основная  цель  земства  заключалась  в  создании 
нормальных  условий  самоопределения  населения  в  системе  и  достижения  к 
обеспечению достойного уровня жизни [506, с.41].  
В  1905  году  публицист    М.  Соболев  в  своей    статье    проанализировал 
эффективность  работы  волостных  управлений.  Сравнительный  анализ 
экономической  ситуации  обширной  богатой  Сибири  и  других  областей 
актуализировал  неутешительный  вывод  исследователя  о  некачественности  
функционирования  устоявших  форм  власти  как  громоздкой  структуры. 
Предложенная автором Земская схема управления вырабатывалась в  кулуарах  
местной  общественности  и  предлагалась  как  более    действенная  мера  
использования  ресурсного  потенциала  в  реформировании  управления  [507, 
с.80].  
Земский  вопрос  активно  будировался  в  российских  политических  кругах 
начала XX века. Данная административная реформа должна была практически 
осуществиться  в  Степном  крае  в  начале  XX  века.  Особую  актуальность  этот 
вопрос  приобрел  после  роспуска  I  Государственной  Думы.  В  мае  1906года 
вводятся  «Правила  о  введении    в  губернии  и  областях  Сибири  положений    о 
губернских  (областных)  и  уездных  земских  учреждениях».  Данные  «Правила 
…»  распространялись  на  Степные  области.  Земская  реформа  являлась 
либеральным  социально-экономическим  направлением,  разработка  которой  и 
внедрение    в  Степных  областях  возлагались  на  местные  власти.  В  1907  году 
Степной  генерал-губернатор  генерал  Надаров  с  целью  реализации  программы 
земства  инициировал  процедуру  обсуждения  коллегиальным  присутствием 
правления  Акмолинской  и  Семипалатинской  областей.  Участники  данного 
совещания  признали  себя  некомпетентными  по  незнакомству  с  бытом 
населения  областей,  тем  самым  делегируя  процедуру  обсуждения  вопроса  о 
земстве съезду: «…правление постановило  передать вопрос  о земстве  на суд 
выборных    от  местного  населения:  киргиз,  крестьян,  горожан  и  казаков»  [508, 
с.43].  Таким  образом,  местные  власти  фактически  дистанциировались  от 
земского  вопроса  демонстрируя    свое  нежелание  или  слабость  в  условиях 
неопределенной ситуации политического накала в империи.  
Впоследствии степные власти приняли решение созыва казахских уездных 
съездов,  на  которых  их  участникам  разрешалось  обсуждение  многочисленных 
вопросов, ранее направляемых  ими в обращениях и петициях с 1905 года. При 
этом  функции  председателей  на  съездах  передавались  мировым  судьям,  тогда 
как аналогичные обязанности по форме должны были исполнять  крестьянские 


 
290 
начальники. С 1902 года  в степных областях  вводится институт крестьянских 
начальников. 
На  содержание  крестьянских  начальников  только 
в 
Семипалатинской области затрачивалось 70 тысяч рублей в год, что составляло 
1/5  часть  земского  сбора  с  казахского  населения  Степного  края.  В  среднем  в 
каждом  уезде  насчитывалось  от  3  до  5  крестьянских  начальников. 
Неконтролируемые действия крестьянских начальников  вызывали возмущение 
со 
стороны 
казахского 
населения. 
Несовершенство 
российского 
законодательства осложняло процедуру контроля чиновников [73, с.3].  
Казахское население традиционно не доверяло крестьянским начальникам, 
поэтому  власти  стремились  избежать  очага  напряженности  и  недопонимания 
между  местным  населением  и  администрацией  посредством  введения 
соответствующего механизма.  Сроки совещания совпали с моментом роспуска 
II  Государственной  Думы,  когда  стало  известно    о  лишении  казахов 
избирательных  прав  в  Государственную  Думу.  Репрессивный  механизм  в 
Российской  империи  нарастал.  В  Степном  крае  за  10  месяцев  управления 
Надарова  без  суда  и  следствия  административной  высылке  подверглись  около 
300  казахов.  Председательские  функции  съезда  казахских  выборных 
возлагались  на  Надарова.  При  соответствующих  обстоятельствах  откровенно-
диалоговая  форма  сотрудничества  между  степной  администрацией  в  лице 
Надарова  и  казахскими  выборными  ставилась  под  сомнение.  На  июньское 
совещание 1907года созывалось 20 казахских делегатов и 20 административных 
чиновников.  
По  квоте  интересы  каждого  уезда  представляли  два    казахских  делегата. 
Предварительно  казахские  делегаты  устроили  совещание  для  обсуждения 
программы  с  целью  выработки  общей  позиции.  Волевым  решением  Надарова 
предварительное  совещание  казахов  санкционировалось  как  незаконное,  что 
являлось  грозным  предвестником  планируемых  официальных  контактов. 
Фактически  на  совместный  съезд  прибыло  всего  9  казахских  депутатов, 
оказавшихся  не  в  состоянии  защитить  интересы  населения  вследствии 
административного  прессинга:  «…  киргизы  –  члены  совещания  –  молчали, 
памятуя,  что  язык  дан  и  для  молчания  и,  высказываясь  о  наболевших  ранах 
родины,  облекая  свои  речи  в  форму  жалобы»  [508,  с.43].  Анализ  ситуации 
демонстрирует  неспособность  решения  земского  вопроса  казахскими 
общинниками на местах в процессе  репрессивных актов и административного 
давления. Стала насущной задача законодательной проработки земской модели 
в Государственной Думе. 
В целом сибиряки склонялись к мысли о  повсеместном введении земства в 
Сибири с учетом особенностей местностей. Для разработки вопроса о введении 
земства  в  кочевых  районах  члены  группы  уполномочили  Н.Я.  Коншина 
вступить в сотрудничество с мусульманской группой. При этом представители 
Степных  областей  и  мусульманские  делегаты  обращались  с  ходатайством 
приостановить  введение  земства  в  Степных  областях  до  разработки 
приемлемой формы местного управления [506, с.52].  
Осознав важность выполняемой миссии, сибиряки почти в полном составе 


 
291 
работали в Санкт-Петербурге  в каникулярный период  апреля 1907 года. За это 
время члены группы трижды собирались с целью рассмотрения проекта закона 
о  выборах  уездных  земских  гласных  применительно  к  условиям  жизни 
Степного  края  и  Сибири.  Сибиряки  намеревались  использовать  в  качестве 
основы кадетский проект программы. В перспективе планировалась совместная 
встреча кадетских идеологов и прокадетски  настроенных членов Думы,  в том 
числе и от сибиряков по вопросам принятия поправок.  
Сибиряки,  кадеты,  мусульмане  сходились  во  мнении  о  реорганизации 
системы  управления  на  местах  методом  создания  органов  областного 
самоуправления, организованных на демократических началах. Гораздо раньше 
передовыми  сибирскими  лидерами  и  основателями  сибирского  областного 
союза разрабатывался проект местного земства. Сибирский (Томский) земский 
вариант  положительно  воспринимался  на  совещаниях  представителей  Кавказа 
[509, с.8].  
В империи актуализировалась проблема земства. По сообщению думского 
информатора,  у  казахских  депутатов  формировалась  собственная  позиция  по 
этой  проблеме  [501,  с.14].  В  прениях  Сибирской  группы  обсуждался  проект 
введения  всесословного    земства.  В  Степном  крае  и  Семиреченской    области 
проект  не  вызывал  принципиальных  возражений  за  исключением    пункта 
определения количества гласных  от двух  крупных этнических общин региона. 
Коншин  и  его  сторонники  выдвигали  условие  временного  соблюдения 
количества  гласных  в  каждом  уезде  от  оседлой  части  населения  (русских  и 
татар)  и  казахов.  Его  оппоненты  настаивали  на  пропорциональном 
представительстве гласных от этнических групп населения.  
Лидеры    сибирской  группы  разрабатывали  вопрос  установления    земства  
как  гражданского  института  на  правах  самоуправления  в  Сибири.  Казахско-
общинная  форма  управления  в  определенной мере  оказалась    близка    земской  
модели.  Безусловно,  казахские    прогрессисты  изучали    опыт    земства 
Центральной России и имели собственное  суждение,  выработанное в условиях 
земельно-социального  кризиса  в  Казахстане.  Земство  являлось    европейской  
формой    управления.  Политически-образованные  казахи  готовились    к  ее 
принятию.  Досконально  природу  земства  изучал  А.Букейханов.  Он  составил 

Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   42




©emirsaba.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет