Филологический аспект 2 ббк 80/83 ф 51 Филологический аспект: международный



жүктеу 1.92 Mb.
Pdf просмотр
бет3/11
Дата03.03.2017
өлшемі1.92 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

 

Библиографический список 

1. Аймауытов Ж. Бес томдық шығармалар жинағы. 5-том. – Алматы: 

Ғылым,1999. – 5 т. – 304 б. 

2. Тұрысбек Р. Жүсіпбек Аймауытұлы (Өмірі мен қаламгерлігі хақында). – 

Алматы: Рауан, 1997. – 104 б. 

3. Бес арыс: естеліктер, эсселер және зерттеу мақалалар / Құраст. Д Әшімханов. 

– Алматы: Жалын, 1992. – 543 б. 

4. Қирабаев С. Жүсіпбек Аймауытов. – Алматы: Ана тілі, 1993. – 224 б. 

5. Ахметов З. Абай және Әуезов // Қазақ тілі мен әдебиеті. – 1995. – № 4. 

6. Тұрысбек Р. Жүсіпбек, Зерттеу.– Алматы: Санат, 1997. – 224 б. 

 

 

УДК 



82-95

 

Дата публикации 25.12.2016 



 

Жакупова А.О. Особенности критики Аймауытова на темы 

насущных проблем национального словесного искусства 

 

Жакупова Алия Омиржановна  

ассистент профессора 

Казахская головная архитектурно-строительная академия  

 

Aimauytov`s features critics on national themes pressing problems of 



literary art 

 

Zhakupova Alia Omirzhanovna  

assistant professor 

Kazakh Leading Academy of Architecture and Civil Engineering 

 

Аннотация: В  статье  определяется  период  казахской  литературной 

критики и истории литературной науки. Раскрывается современное состояние и 

перспективы  развития  казахской  литературной  критики.  Рассматривается 

литературно-критическое наследие Жусыпбека Аймауытова. 



Ключевые  слова: критика,  литература,  жанр,  наследие,  произведение, 

исследование, история 



 

Abstract: The  article  defines  the  period  of  the  Kazakh  literary  criticism  and 

history  of  literary  science.  The  author  reveals  the  current  state  and  prospects  of 

Kazakh literary criticism development. It is considered the literary and critical legacy 


Международный научно-практический журнал                                                               №12/2016

 

 



19 

 

of Zhusypbek Aimauytov. 



Keywords: criticism, literature, genre, heritage, work, research, history 

 

Многочисленный 



талант 

Ж.Аймауытова, 

проявивший 

себя 


в 

разнообразных  жанрах  казахской  литературы,  после  Октябрьского  переворота 

приобрел  интенсивный  характер.  В  этот  период  критик  поднимает  проблемы 

поэзии  и  поэтов.  Так  в  критических  статьях  «Әдебиет  мәселесі»,  «Әдебиет 

мұралары»,  «Көркем  әдебиетті  саралау»  отмечается  роль  литературы  в 

«познании  бытия,  и  воспитании  духовности»,  подвергает  критике  классовость 

революционной  литературы,  считая  невозможным  создание  трудовой 

литературы  в  рамках  казахского  национального  искусства.  Ж.Аймауытов 

обратил внимание, на то, что литература является видом искусства и отмечал ее 

роль  в  «познании  бытия,  и  воспитании  духовности»  [1,  с.  251],  отрицая 

придаваемый классовой литературе того времени статус «агитационного слова» 

и  не  принимая  «необходимость  создания  пропагандистских  стихов».  «Это  не 

искусство, а просторечие, публицистика», – отмечает истину вещей критик, тем 

самым 


проводя 

грань 


между 

искусством 

и 

анти-искусством. 



В статье «Көркем әдебиетті саралау» («Анализ художественной литературы»), 

опубликованной  в  газете  «Ақ  жол»  [1,  с.  2],  всесторонне  рассмотрены 

особенности  развития  казахского  искусства  слова  послеоктябрьского  периода, 

ее  достоинства  и  недостатки,  оригинальные  черты  казахской  литературы.  В 

частности,  ключевым  моментом  является  авторская  мысль  о  том,  что  мы  не 

сможем создать трудовую литературу. 

«В  период  зарождения  казахской  литературы  в  ней  было  множество 

сочинений  в  жанрах  хикая,  қисса,  насихат  (наставление),  которые  были 

написаны татарами, муллами и ходжами сартов, которые писали стихотворения 

из ничего. Но бесталанные речи мулл и ходжей не нашли отклика у народа. Вот 

на сегодняшний  день некоторые слова  напоминают  стихотворения тех  мулл  и 

ходжей.  Казах,  привыкший  к  художественной  поэзии,  не  воспримет 

водянистую поэзию. Такая поэзия не может его удовлетворить. Настало время 

выбирать между поэзией и ее подменой. Мы не можем выдавать одно за другое. 

Об  этом  необходимо  задуматься  поэтам»  [1,  с.204]  –  просит  автор. 

Обращая  внимание  на  необходимость  подражать  художественной  литературе 

развитых  стран,  Аймауытов  приводит  мнения  таких  мастеров  слова,  как 

Лелович, Маяковский. Автор критикует худших поэтов, которые представляют 

народу бессмысленные песни и стихи. «…Некоторые стихотворения не то что 

не воспитывают чувства, но вызывают у них отвращение» [1, с.205], – приводит 

в пример бесполезные для обучающихся стихотворения. 

«Когда стихотворение становится стихотворением? На сегодня нет таких 

писателей,  критиков,  такой  прессы,  которая  задавала  бы  себе  подобные 

вопросы. Сегодняшний автор публикует на газетных страницах что ни попадя. 

Для того чтобы отделить стихи от поэтического мусора, искусство от подделки-

заплатки,  которая  портит  литературу,  необходимы  отбор,  чистка  печатного 

слова, которая выходит в газетах и журналах, не пропуская ни чистый стих, ни 

простые рассказы, с тем чтобы отличить плохое слово от хорошего» [1, с.206], – 



Филологический аспект 

 

20 



 

так  Ж.Аймауытов  призывает  критиков  с  сегодняшнего  дня  приняться  за  дело. 

Автор  точно  описывает  изобразительно-эстетическую  силу,  духовную 

содержательность, характер народа, художественные источники, главные цели 

и смысл литературы. 

Статья  Ж.Аймауытова  «Көркем  әдебиет  туралы»  («О  художественной 

литературе»)  ценна  тем,  что  автор  высказывает  мнение  о  том,  что  в  то  время 

как фундамент советской эпохи только начал закладываться, преждевременным 

кажется  ее  восхваление.  Автор  статьи  высказывает  свое  мнение  на 

опубликованные  на  страницах  газет  замечания  о  казахской  литературе.  Он 

останавливается  на  том,  к  какому  периоду  относится  народная  культура, 

имеющая  литературу,  каков  быт  этого  народа,  каково  религиозное  влияние, 

социальное устройство, рожденное им, общественное мнение, господствующее 

мнение  того  времени,  подобные  противоречия  интеллекта,  мечты,  чувства, 

придающие  оттенки  направлению  литературы,  каковы  содержательные 

причины этих явлений. 

Из  исследовательской  статьи  Жусыпбека  Аймауытова  по  вопросам 

литературы  «Әдебиет»  [1,  с.15]  мы  можем  заметить,  что  она  является  трудом 

публициста,  который  выступает  знатоком  теории  литературы.  Эта  объемная 

статья,  состоящая  из  двух  частей,  демонстрирует  особенности  авторского 

познания, которые в высокой степени отражают соответствие их современным 

требованиям филологической науки. 

В  первой  части  дается  определение  термина  «литература»,  и  автор 

обращается к необходимым условиям создания литературы. Автор делает обзор 

периода  зарождения  понятий  «язык»  и  «речь»,  их  формирования.  На  научной 

основе дает пояснение, какова была роль этих понятий в истории человечества. 

«Истинное  содержание  литературы»,  –  дает  он  свою  оценку,  –  «поэтическое 

мастерство,  реалистичное  изображение  вещей».  Ученые  классифицируют 

искусство пяти видов, высшим из которых является искусство слова и приводит 

подтверждение тому. Слова Жусыпбека не подвержены влиянию времени, это 

ценное  мнение:  «Язык  –  явление,  подобное  одушевленному:  оживает,  растет, 

исчезает.  В  обществе,  которое  идет  по  пути  науки  и  искусства,  язык  растет, 

умножается,  расцветает;  общество,  потерявшее  язык,  потерявшее  традиции  и 

обычаи,  растерявшее  характер,  в  конце  концов  потеряет  и  само  общество»  [1, 

с.15]. 

«Товар  литературы  –  человеческая  жизнь»,  –  пишет  критик  во  второй 



части  статьи,  –  «распространение  литературы  –  распространение  печати». 

Наряду  с  этим  он  останавливается  на  других  условиях  развития  литературы. 

«Зарождение  основ  нашей  литературы  начинается  с  появления  в  ней  Абая 

(найдутся  и  те,  кто  свяжет  с  его  именем  и  зарождение  письма»),  –  дает 

Аймауытов  оценку  в  финале  исследования.  Вместе  с  тем  он  указывает  на 

условия,  необходимые  для  развития  казахской  литературы:  «Для  того  чтобы 

литература  молодого  поколения,  с  неокрепшим  крылом,  смогла  окрепнуть  и 

развиваться,  ей  нужны  множество  поэтов,  писателей,  которые  пишут 

литературу  разных  жанров  (роман,  драма,  комедия,  поэма,  рассказ),  и  кроме 

того,  это  зависит  от  того,  как  все  общество  сможет  обратиться  лицом  к 



Международный научно-практический журнал                                                               №12/2016

 

 



21 

 

искусству».  В  общем,  в  этой  статье  описаны  цели  и  задачи  «сильного  оружия 



общества – литературы [1, с.15]. Кроме того автор широко разбирает течения, 

которые  имели  быть  в  литературе  дооктябрьского  периода,  их  место  и  вклад, 

положительные и отрицательные стороны. 

Рассмотренные выше статьи являются зримым доказательством того, что 

Жусыпбек  Аймауытов  является  критиком,  который  своевременно  поднимает 

насущные  проблемы  литературы.  Поскольку  сокровищница  казахского 

словесного  искусства  берет  начало  из  устного  народного  творчества,  автор 

статьи  «Әдебиет  мұралары»  раскрывает  тайны  словесного  искусства, 

определяет  его  цели  и  задачи,  широко  поднимает  проблемы  сохранения, 

охраны,  распространения  через  центральные  органы,  сбора  и  систематизации. 

«Традиции  устной  литературы  –  на  устах  у  народа.  Но  это  не  будет 

продолжаться долго (…). Устное слово потеряет крылья, иссякнет. И, в конце 

концов, исчезнет. Если так, то пришло время говорить и не только говорить об 

исчезающем  культурном  и  литературном  наследии.  И  если  культурное 

наследие  стало  исторической  ценностью,  то  литературное  наследие  стало 

ценным в десятки более раз» [1, с.245], – эти приведенные слова обнаруживают 

высокий  авторский  эстетический  вкус,  способность  ставить  перед 

художественной  литературой  высокие  требования,  говорит  о  необходимости 

усиления  заботы  о  ней.  В  статье  широко  поднимаются  проблемы  сбора 

материалов  народной  литературы,  также  раскрывают  содержание  и  значение 

народной  литературы,  указывается  на  то,  что  их  собирание,  публикация 

является  важным,  интеллектуальным,  новаторским,  необходимым  делом. 

Литературное  наследие  –  сокровищница  нации,  средство  объединения 

народных масс, – считает Аймауытов. 

Автор  точно  замечает,  что  усиление  ответственности  перед  казахской 

литературой и заботы о ней – подтверждение того, что идеалом народа является 

справедливость  и  благополучие.  Критик  упоминает  народные  идеалы, 

проблемы  народа,  культурные  и  духовные  ценности  в  связи  с  литературным 

наследием  и  его  исследованием.  При  этом  в  разы  возрастает  социальное 

значение  и  художественно-эстетическая  мощь  произведений.  Особое  значение 

при  этом  придается  духовности  и  таким  составляющим  народного  наследия, 

как  история  и  познание.  Также  критик  высоко  оценивает  литературное 

наследие  как национальную  сокровищницу,  а также национальную историю  и 

духовность  как  бесценные  шедевры.  Так  же  автор  касается  литературно-

исторических ценностей, культурно-духовного содержания. При этом основное 

место  в  статье  занимает  литературное  наследие  и  ключевые  моменты  в  его 

исследовании,  место  национальной  сокровищницы  в  духовном  мире,  уроки, 

которые  даются  нации  и  поколению,  все  это  глубоко  рассматривается  и 

серьезно  анализируется.  Приведенные  тексты  являются  доказательством 

писательского мастерства. 

В упомянутой статье говорится, что из древних народных рассказов «…в 

одном из десяти, сотни, тысячи содержится ценная литература. В каждом жузе, 

в  каждом  племени,  в  каждом  роду  есть  старые  люди,  которые  обладают 

красноречием. Когда речь идет о древней литературе, мы должны обращаться к 



Филологический аспект 

 

22 



 

ним»  [1,  с.245],  и  перечисляет  ряд  имен  тех,  кто  хранит  образцы  устного 

народного творчества. 

«Один из них – Канжигали – сын Ерали Саккула из Акмолинского уезда, 

губернии Коржынкол. Ерали – один из тех бодрых старожилов, которые хранят 

сведения  о  казахской  генеалогии,  словесные  образцы  мирной,  военной, 

судейской  речи  ханов,  батыров,  биев.  Второй:  Караскесек,  сын  Магат  кожас 

Акая  из  волости  Ку  Каркаралинского  уезда  Семипалатинской  губернии.  Этот 

человек тоже хранит, подобно  Ералы,  разнообразную систему  древнего  слова. 

Третий  акын  Машхур  Жусып,  сын  Кобея,  из  уст  которого  рассыпаются  по 

ветру драгоценности (устного словесного творчества  – Ж.А.). Машхур Жусып 

из  волости  Суюндик-Кулык  (перешедшей  к  волости  Шидерты),  из  уезда 

Кереку,  Семипалатинской  губернии.  Среди  упомянутых  хранителей  устного 

народного  творчества  автор  особо  отмечает  Машхур  Жусыпа  Кобеева. 

Поскольку,  «нет  такого  места  в  казахской  степи,  где  бы  ни  был  Машхур 

Жусып. Старший жуз. Средний жуз полностью обошел. И, скорее всего, нет ни 

одного  рассказа  тех  мест,  которого  бы  ни  знал  Машхур.  Среди  них  есть  и 

записанные,  есть  и  устные.  В  его  устном  слове  есть,  начиная  с  генеалогии 

казахов,  ханов,  биев,  батыров,  мастеров  красноречия,  загадки,  простые  стихи, 

айтыс,  жар-жар  (свадебные  песни  –  Ж.А.),  беташар  (свадебный  ритуал), 

названия месяцев, лет, дней недели, картины древней жизни, скрытые стороны 

традиций,  обычаи,  –  свободно  льются  из  уст  Машхура»  [1,  с.245],  –  пишет 

критик  и  говорит  о  необходимости  разъяснения  и  самим  старожилам  крайней 

необходимости  для  казахской  культуры  помощи  старых  казахов,  которые 

хранят сокровища народной устной речи, важности убеждения образовательной 

среды  в  сохранении  и  распространении  среди  народа.  Так  общественный 

деятель  разъясняет  необходимость  в  привлечении  ответственных  людей  через 

губернские  отделы  образования  к  собиранию  устного  народного  творчества  у 

старожилов  различных  областей.  В  этой  связи  необходимо  отметить,  что 

Жусыпбек  Аймауытов  высоко  оценивает  Машхура  Жусып  как  мудрого 

аксакала, свидетеля многих исторических событий. Автор посвящает отдельное 

письменное  сочинение  рассказу  об  опубликованных  вещах  и  проводит 

творческие параллели: «…великий Толстой до восьмидесяти лет, до последней 

минуты,  не  расставался  с  пером.  Мыслитель,  философ,  он  много  писал  и 

оставил огромное наследие. Жизнь он провел в раздумьях, поисках осмысления 

добра и зла, справедливости, честности, человечности и провозглашая высокие 

нравственные  идеалы.  Человеческий  ум  не  должен  рано  иссохнуть,  мысль, 

интеллект, талант… не должны исчезать преждевременно. По мере взросления 

работу мозга необходимо направлять на истину. Исходя из этого, я думаю, есть 

ли у вас время, которое можно было бы подарить перу. Если так, то правильно 

было бы остаток жизни провести с пером в руке» [1, с.242] – через озвучивание 

задуманных  пожеланий,  вдохновляет  старожилов,  оставивших  богатое 

фольклорное  наследие  казахской  литературе  и  говорит  о  том,  что  они  всегда 

будут  дороги  народу.  Вместе  с  тем  в  каждом  письме,  описывая  богатое 

наследие  устной  народной  речи,  объявляет  о  своей  готовности  взять  дело 

издания их в виде книги. 



Международный научно-практический журнал                                                               №12/2016

 

 



23 

 

Можно  обнаружить  беспокойство  Жусыпбека  Аймауытова  по  поводу 



исчезновения  устной  народной  литературы,  который  в  завершении  статьи 

предлагает  свой  проект:  «1.  Центр  образования  при  учебном  комиссариате 

должен взять на себя обязанности по собиранию устного народного творчества 

древней  литературы.  В  крайнем  случае,  это  должны  быть  губернские  отделы 

образования.  2.  Невозможно  учесть  всех  престарелых  людей,  поэтому 

необходимо обратиться выборочно к 2-3 хранителям устного слова, например, в 

Семипалатинской  губернии  –  к  выше  упомянутым  людям.  3.  Для  собирания 

устного народного творчества нужно также избрать ответственного. Это нельзя 

поручить кому угодно. Критик предлагает отправить в подобную фольклорную 

экспедицию  пунктуального  человека,  способного  честно  выполнить  тяжелое 

поручение,  скрупулёзного.  4.  Чтобы  оправдать  усилия  по  возвращению 

казахской  культуры,  которые  сделают  престарелые  люди,  необходимо  их 

древнее  слово  опубликовать  и  распространить,  чему  должна  дать  гарантии 

образовательная  среда.  Пусть  им  будут  оказаны  почести  в  соответствии  со 

словами, которые они изложат» [1, с.242]. Вместе с тем Ж.Аймауытов говорит 

о том, что собирание древней словесности и ее систематизация будут большим 

вкладом в казахскую культуру. 

Ж.Аймауытов  жил  в  трудное  для  казахского  общества  время,  когда 

крайне обострились социальные противоречия. Несмотря на это, поэт и критик 

сумел  оставить  видный  след  в  духовной  жизни  казахского  народа,  наряду  с 

другими  соотечественниками-приверженцами  идеи  Алаш.  Великие  поэты 

ценны  не  только  своими  произведениями,  оставленными  в  истории 

современному  им  общества,  но  и  тем,  что  они  художественно  изобразили 

жизненный опыт, способный стать уроком для будущего человечества. С этих 

позиций  творчество  Ж.Аймауытова  ценится  тем,  что  появившееся  в  суровое 

время советского периода, оно превратилось в бесценное духовное сокровище 

для  будущего  поколения.  Несомненно  то,  что  прекрасные  мысли,  вышедшие 

из-под пера Жусыпбека, становятся ориентиром для национальной литературы. 



 

Библиографический список 

1. Аймауытов Ж. Бес томдық шығармалар жинағы. 5-том. – Алматы: 

Ғылым,1999. – 5 т. – 304 б. 

2. Мұхамедханов Қ. Әдеби мұраға абай болайық // Қазақ әдебиеті. – 1992. – 1 

мамыр. 

3. Тұрысбек Р. Жүсіпбек Аймауытұлы (Өмірі мен қаламгерлігі хақында). – 



Алматы: Рауан, 1997. – 104 б. 

4. Бес арыс: естеліктер, эсселер және зерттеу мақалалар / Құраст. Д Әшімханов. 

– Алматы: Жалын, 1992. – 543 б. 

 

 



 

Филологический аспект 

 

24 



 

ЛИТЕРАТУРА НАРОДОВ СТРАН 

ЗАРУБЕЖЬЯ 

 

УДК 



81

 

Дата публикации 10.12.2016 



 

Киреева Я.И., Замуленко Э.Ю. Особенности художественного 

пространства концепта «дом» в романе У.Фолкнера «The Hamlet» 

 

Киреева Яна Игоревна, Замуленко Элла Юрьевна  

Белгородский государственный национальный исследовательский университет  

 

Features of the fiction space of the concept "house" in W.Faulkner’s novel 

"Hamlet" 

 

Kireyeva Yana Igorevna, Zamulenko Ella Yuryevna  

Belgorod state national research University 



Аннотация: Целью  данной  статьи  было  выявление  номинантов, 

указывающих  на  предметно-бытовые  отношения  героев  произведения 

У.Фолкнера.  С  помощью  когнитивно-герменевтического  анализа  было 

установлено,  что  автор  тщательно  представляет  в  своем  произведении  не 

только  героев  и  действия,  связанные  с  ним,  а  также  предметы  и  окружение 

героя, которые дополняют картину мира. 



Ключевые  слова: Концептосфера,  предметно-бытовые  отношения, 

художественный текст, пространство 



 

Abstract: The  aim  of  this  article  was  to  identify  the  nominees  indicating  the 

objective and household relations of characters in the W.Faulkner’s novel. With the 

help of cognitive-hermeneutical analysis, it was found that the author represented not 

only  the  characters  and  the  actions  associated  with  them,  as  well  as  objects  and  the 

character’s surroundings that complement the worldview. 

Keywords: Concept  sphere,  objective  and  household  relations,  literary  text, 

space 


       

Художественное  пространство  в  литературном  произведении  на 

настоящее  время  является  предметом  изучения  многих  лингвистов  по  всему 

миру. 


На  переднем  плане  стоит  художественный  текст,  который  содержит  в 

себе концепты, включающие основные понятия и универсалии. 

 «Текст  –  явление  настолько  многогранное  и  разноплановое,  что  не 

существует,  да  и  вряд  ли  может  существовать  единое  его  понимание  и 

определение» [4; с.350]. 


Международный научно-практический журнал                                                               №12/2016

 

 



25 

 

В  рассматриваемом  нами  тексте  содержится  большое  количество 



концептов  пространства,  которые  позволяют  анализировать  произведение  с 

разных сторон, позволяя судить об обиходе и жизни разных слоев населения в 

определенный период времени. 

 «Концепт  –  термин,  служащий  объяснению  единиц  ментальных  или 

психических  ресурсов  нашего  сознания  и  той  информативной  структуры, 

которая  отражает  знание  и  опыт  человека;  оперативная  содержательная 

единицы   памяти,  ментального  лексикона,  концептуальной  системы  и  языка 

мозга всей картины мира, отраженной в человеческой психике» [4]. 

 «Локальность – ограниченность социального взаимодействия условиями 

места  действия,  «расположенность»  действия  в  пространстве  –  времени; 

контекстуальность интеракций, общения, дискурса» [3]. 

В современной философской науке пространство понимается двояко, во-

первых,  как  «форма  созерцания,  восприятия,  представления  вещей,  основной 

фактор высшего, эмпирического опыта» 

Пространство 

играет 


значительную 

роль 


в 

художественном 

произведении.  Именно  благодаря  пространственным  характеристикам  автор 

передает  читателю  картину  мира,  созданную  им,  позволяя  глубже  понять 

данное произведение. 

 «Автор создает в своем произведении некие пространственные границы, 

места,  в  пределах  которых  происходят  действия.   Художественное 

пространство  –  это  «выбор  пространственных  координат  при  категоризации  и 

концептуализации разных явлений действительности» [1;422]. 

 «Пространственные 

параметры  вербализуются  проксемами.  Под 

проксемами  нами  понимаются  языковые  структуры,  репрезентирующие 

пространственные  параметры,  пространственные  представления  этноса, 

зафиксированные в языке и являющиеся когнитивными текстовыми скрепами в 

архитектонике  динамичных  когнитивных  структур  (сцена,  сценарий), 

статичных когнитивных структур (фрейм), статично-динамичных когнитивных 

структур (когнитивная карта) концептосферы художественного текста» [5]. 

В  случае,  если  в  произведении  описывается  другая  эпоха,  то  дом  и 

интерьер могут играть важную культурологическую роль. 

Принято считать, что культурология – это совокупность научных знаний 

о  культуре,  созданной  человечеством,  ее  истории,  сущности,  закономерностях 

существования и развития. 

Описание домов и интерьера может помочь читателю понять культуру и 

образ жизни того времени, окунуться в эпоху, представленную в произведении. 

Благодаря  детальному  описанию  комнаты/двора/дома  героя  произведения, 

читатель с легкостью сможет понять его характер и уклад жизни. 

Многие 

предметно-бытовые 



детали 

произведения 

У.Фолкнера 

акцентируют уровень жизни героев, заостряя особое внимание на предметах и 

вещах,  которыми  пользуется  герой,   тем  самым  давая  понять  к  какому  слою 

населения относится герой и чем он любит заниматься. 

Психологическая функция интерьера играет важную роль (окружать теми 

вещами,  которые  нравятся)  но  и  интерьер  может  оказывать  влияние  на 



Филологический аспект 

 

26 



 

персонажа. 

Интерьер  имеет  символические  черты.  Он  может  стать  символом  эпохи, 

времени, исторических событий в рамках данного произведения

Также  дом  и  интерьер  указывают  на  условия  жизни  героев,  их 

материальный достаток и, возможно, на род занятий/профессию. 

Уильям Фолкнер в своем романе «Деревушка» представляет развернутую 

характеристику  всех  видов  интерьера,  на  фоне  которых  происходят  значимые 

события  в  произведении.  Описание  домов  героев  позволяют  читателю 

полностью погрузиться в атмосферу романа. 

Проведем 

когнитивно-герменевтический 

анализ 

примеров 



художественного произведения Уильяма Фолкнера 

Рассмотрим  первый  пример: An  hour  later  Varner  was  sitting  the  halted 



horse again, this time before a gate, or a gap that is, in a fence of sagging and rusted 

wire. The gate itself or what remained of it lay unhinged to one side, the interstices of 

the rotted  palings  choked  with  grass  and  weeds  like  the  ribs  of  a  forgotten 

skeleton  [6]. 

Когнитивно-герменевтический  анализ  выявил  3  номинанта  концепта 

«дом»: a  gap  that  is,  in  a  fence  of  sagging  and  rusted  wire,  unhinged  to  one  side, 

rotted palings choked with grass and weeds like the ribs of a forgotten skeleton. 

Все  три  номинанта  свидетельствуют  об  уровне  жизни  отдельных  слоев 

населения  Американского  Юга.  В  данном  примере  мы  видим  описание 

внешнего  вида  дома  одного  из  героев  произведения,  которое  отражает  его 

материальный достаток, что, в свою очередь говорит о его роли в произведении 

и об отношении с остальными участниками действий. 

Рассмотрим второй пример:  This year he sat at the desk with the iron cash 

box while  Snopes sat  on  a  nail  keg  at  his  knee  with  the  open  ledgers. In  the  tunnel-

like  room  lined  with  canned  food  and  cluttered  with  farming  implements  and  now 

crowded with patient earth-reeking man….[6]. 

Анализ  второго  примера  выявил  два  вида  номинантов:  проксемы  и 

профессионализмы, 

которые 


говорят 

о 

роде 



деятельности 

героев: with the iron cash boxathis knee with the open ledgers, также 

в 

этом 


примере  представлены  две  проксемы:  at the desk, sat on a nail keg. Данные 

номинанты  говорят не только  о профессии  героев, но и  об профессиональных 

особенностях  работников  времен,  описанных  в  произведении.  Также  этот 

пример  иллюстрирует  окружение,  в  котором  героям  приходилось  работать: In 



the  tunnel-like  room  lined  with  canned  food  and  cluttered  with  farming  implements 

and now crowded with patient earth-reeking man. 

Рассмотрим третий пример: … opened the dog kennel’s door and drew from 



beneath  the  new  machine  a  tin  dispatch  box. It  contained a  pen,  a  carefully  corked 

ink bottle, a pad of note forms. …. Snopes returned, reappeared at his  side. As soon 

as  Ratliffs  pen  stopped  Snoopes  slid  the  note  toward  himself  and  took  the  pen  from 

Ratliff’s hand… [6]. 

Когнитивно-герменевтический анализ последнего примера показал, что в 

произведениях  У.Фолкнера  детально  описывается  не  только  интерьер,  но  и 

предметно-бытовые  детали,  которые  помогают  понять  уклад  жизни  времени, 



Международный научно-практический журнал                                                               №12/2016

 

 



27 

 

описанного  автором.  Объекты,  которыми  пользуются  герои,  свидетельствуют 



не 

только 


о 

роде 


деятельности 

и 

эпохе:  a pen, a carefully corked ink bottle, a pad of note forms,  но  и  характере 



персонажей: As soon as Ratliffs pen stopped Snoopes slid the note toward himselfan

d took the pen from Ratliff’s hand

В  результате  анализа  всех  примеров,  можно  сделать  вывод,  что  в  своих 

произведениях  У.  Фолкнер  уделяет  пристальное  внимание  бытовой  жизни 

героев,  предметам,  которыми  они  пользуются,  а  также  повседневному 

окружению,  которое  отчетливо  иллюстрирует  обиход  и  особенности  быта  и 

жизни людей того времени, и страны, в которой происходит действие. 





Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет