Ислам и общество



Pdf көрінісі
бет2/6
Дата23.02.2022
өлшемі371.61 Kb.
#26183
1   2   3   4   5   6
Введение 

Во время встречи с представителями духовных управлений мусульман Северного 

Кавказа, других религиозных организаций, состоявшейся в августе 2009 года в г. Сочи, 

Президент РФ Д.А. Медведев заявил: «Я поддерживаю то, что сказал Президент Чечни 

Рамзан Кадыров. Мы не должны называть экстремистов «исламскими экстремистами». 

Правильное  наименование  бандитов  –  просто  бандит,  у  него  нет  религиозного  содер-

жания, даже если  у него где-то в голове кружится, что он правоверный мусульманин. 

Он не мусульманин – он бандит… Так их и нужно называть и по телевизору, и в сред-

ствах массовой информации» [

2

, с. 2]. 



После  своего  назначения  Врио  Президента  Республики  Дагестан  Р.Г.  Абдулати-

пов, развивая эту мысль, неоднократно заявлял о том, что выражение "исламский тер-

роризм" неправильно передает суть проблемы, и требовал не называть исламским экс-

тремизмом и терроризмом различные проявления экстремизма, фанатизма и террориз-

ма  в  республике.  «Всё  это  на  самом  деле  называется  антиисламским  экстремизмом  и 

антиисламским терроризмом… Иначе мы сами объявляем бандитов, негодяев и убийц 

защитниками ислама». В этой связи Р. Абдулатипов обозначил и свое намерение обра-

титься  в  Национальный  антитеррористический  комитет  с  просьбой  не  употреблять 

дальше термин «исламский экстремизм и терроризм» [

6

].  



В июле 2014 г. Р. Абдулатипов выступил со специальным обращением к предста-

вителям СМИ: «Ислам, как и все религии, исповедует ценности мира и добра и не при-

емлет  насилия  в  любом  его  проявлении.  Пора  назвать  вещи  своими  именами:  экстре-

мизм и терроризм не имеют ничего общего с любой религией, в том числе с исламом. 

Все те негативные явления, которые сегодня приписываются исламу, по своей сути яв-

ляются антиисламскими, и действия так называемых «исламских террористов» – одно-

значно  антиисламские.  Экстремизм  и  терроризм  любых  мастей  направлены  на  разру-

шение основополагающих принципов, которые заложены в исламе. Поэтому журнали-

стскому  сообществу  очень  важно  сегодня  отказаться  от  использования  терминов  «ис-

ламский  терроризм»,  «исламский  экстремизм»  как  факторов,  способствующих  накоп-

лению  в  обществе  конфронтационного  потенциала  и  разжиганию  межконфессиональ-

ной  нетерпимости.  Такие  формулировки  оскорбляют  чувства  миллионов  добропоря-

дочных мусульман, являющихся активными гражданами и патриотами нашей страны… 

Настало время серьезно задуматься о своих действиях и не придавать религиозной ок-

раски антирелигиозным, невежественным деяниям и словам» [

6

]. 



О том, что «исламский экстремизм» – это не что иное, как «фантом», используе-

мый отдельными политиками и журналистами, чаще других говорят представители ду-

ховных управлений мусульман, которые нередко обвиняют федеральные власти в том, 

что они используют проблему  экстремизма и терроризма для того, чтобы оказать дав-

ление  на  республики  с  преимущественно  исламским  населением.  Солидаризируясь  с 

ними, об этом же говорят и некоторые представители христианских организаций [

9

].  



Яхьяев М.Я.

 

    


 

 

ИСЛАМОВЕДЕНИЕ. 2015. № 2 



66 

О  неточности,  небезупречности  терминов  «исламский  экстремизм»,  «исламский 

терроризм»,  «исламский  фанатизм»  и  необходимости  беспристрастного  научного  ана-

лиза  тех  феноменов,  которые  обозначаются  этими  терминами,  религиоведы  говорят 

давно. С. Пичугин задается вопросом: «Насколько оправдана сама постановка вопроса об 

исследовании именно исламского экстремизма? Ведь давно известно, что преступность и 

терроризм не имеют ни национальности, ни религиозной принадлежности?» [

4

].  



М.А.  Баглиев  считает,  что  речь  следует  вести  «об  экстремизме,  использующем 

ислам  в  качестве  религиозной  идеологии».  Но  он  же  отмечает,  что  «ислам,  будучи 

цельной религией, неотделим от политики. Более того, он проникает во все формы обще-

ственного сознания. И с этой точки зрения экстремизм может быть и исламским» [

1

]. 


Говоря о важной роли позитивного идейного потенциала ислама в борьбе с рели-

гиозным экстремизмом, Л.Р. Сюкияйнен исходит из необходимости борьбы и с ислам-

ским  экстремизмом  и  терроризмом.  Он  полагает,  что  в  России  «ислам  как  политиче-

ский  фактор  чаще  используется  в  антигосударственных  деструктивных  целях,  а  не  в 

интересах  консолидации  общества  и  укрепления  государства».  И  происходит  это,  по 

его мнению, «прежде всего, не в силу природы ислама, а потому, что российская власть 

в  целом  оказалась  неготовой  к  масштабному  вторжению  ислама  в  политическую 

жизнь» [


8

]. 




Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6




©emirsaba.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет