Исполком Всемирного конгресса татар



жүктеу 2.99 Mb.
Pdf просмотр
бет21/28
Дата15.03.2017
өлшемі2.99 Mb.
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   28
назначение – «как можно лучше знакомить с исламом и воспиты-
вать в них людей, безусловно, ему преданных» – писал в 1904 г.
инспектор народных училищ Симбирского уезда
78
. А за 30 лет до
него, священник А.Баратынский, размышляя о борьбе православ-
ной церкви с исламом в Симбирской губернии, обратил внимание
на институты мусульманской общины. С негодованием и горе-
чью он писал в 1875 г.: «Религиозный характер образования, су-
живая донельзя объем его, сообщает ему необычайную крепость,
знание, проникнутое фанатизмом, немногословное, категоричное
западает в самую глубь натуры и делается ее двигателем. Необ-
ходимо оценить эту органичную стойкость ничтожного, по-види-
мому, образования татар по достоинству…»
79
.
При всех своих мнимых и реальных недостатках конфессио-
нальная система образования, функционировавшая в мусульман-
ских общинах Симбирской губернии, все же обеспечивала отно-
сительно высокий уровень грамотности местного татарского на-
селения. Например, И.Я.Яковлев, еще будучи студентом, писал в
1870 г. в докладной записке на имя попечителя Казанского учеб-
ного округа, что «татары-магометане в отношении интеллекту-
ального развития вообще выше стоят наших русских крестьян,
живущих с ними рядом…. Магометане и магометанки знают гра-
моту, конечно не русскую…»
80
. В рапорте Буинского училищно-
го совета за 1870 г. было сказано: «Здешние магометане и без того
несравненно более развитые умственнее не только живущих с
ними инородцев чуваш, но и природных русских…»
81
. В памят-
ной книжке за 1879 г. говорилось, что в татарских селах Симбир-
Как и в прочих регионах Российской империи с магометанским
населением у татар-мусульман Симбирской губернии существова-
ло раздельное воспитание и обучение мальчиков и девочек. Доля
девочек, учившихся в мектебе в 1870–1911 г. колебалась в преде-
лах 6–14 % и сильно уступала численности мальчиков, занимавших-
ся в конфессиональной школе. Такое соотношение объясняется тем,
что девочки обычно учились в домах указных мулл под руковод-
ством жен, куда ходили в свободное от домашних занятий время
73
.
 
Годы
 
 
 
Общее 
 
число 
 
уч
 
е
 
ников
 
 
 
Мальч
 
и
 
ки
 
 
 
Девочки
 
 
 
Среднее 
 
число 
 
уч
 
е
 
ников 
 
на одну 
 
шк
 
о
 
лу
 
 
 
% учащихся 
 
от о
 
б
 
щей 
 
численности 
 
нас
 
е
 
ления
 
 
 
1870
 
 
 
3883
 
 
 
3352
 
 
 
(86 %)
 
 
 
534
 
 
 
(14 %)
 
 
 
49
 
 
 
4
 
 
 
1871
 
 
 
3767
 
 
 
3243
 
 
 
(86 %)
 
 
 
524
 
 
 
(14 %)
 
 
 
44
 
 
 

 
 
 
1875
 
 
 
4778
 
 
 
4008
 
 
 
(82 %)
 
 
 
770
 
 
 
(18 %)
 
 
 
47
 
 
 

 
 
 
1876
 
 
 
4897
 
 
 
4464
 
 
 
(
 
91 %)
 
 
 
433
 
 
 
(9 %)
 
 
 
44
 
 
 
4,6
 
 
 
1877
 
 
 
4672
 
 
 
4234
 
 
 
(90 %)
 
 
 
438
 
 
 
(10 %)
 
 
 
40
 
 
 
4,3
 
 
 
1887
 
 
 
5546
 
 
 
5148
 
 
 
(93 %)
 
 
 
398
 
 
 
(7 %)
 
 
 
50
 
 
 
4,25
 
 
 
1892
 
 
 
5009
 
 
 

 
 
 

 
 
 
40
 
 
 
3,8
 
 
 
1894
 
 
 
5202
 
 
 
4877
 
 
 
(94 %)
 
 
 
325
 
 
 
(6 %)
 
 
 
41
 
 
 

 
 
 
1895
 
 
 
5360
 
 
 

 
 
 

 
 
 
40
 
 
 
4
 
 
 
1902
 
 
 
6550
 
 
 

 
 
 

 
 
 
48
 
 
 
4,35
 
 
 
1911
 
 
 
10609
 
 
 
9431
 
 
 
(89 %)
 
 
 
1178
 
 
 
(11 %)
 
 
 
56
 
 
 
5,8
 
 
 
 

237
236
Мусульманская община как центр организации обучения...
А. Кобзев
ской губернии «можно найти не только мальчиков, но и девочек
11 и 12 лет, хорошо читающих Коран с пониманием текста»
82
.
Вместе с этим нельзя не отметить и другие последствия узкого
конфессионального образования татар-мусульман. В докладе от 16
октября 1913 г. начальник жандармского управления Симбирской
губернии писал, что «существующая в настоящее время порази-
тельная обособленность и замкнутость татар, является результа-
том воспитания по старометодной школе»
83
. И надо сказать, это
было оправдано в тех исторических условиях, когда татары-му-
сульмане в середине XVI – начале ХХ в. испытывали на себе рели-
гиозно-культурное и политическое давление Российской империи
84
.
Консервация общественной жизни, обособление были необходи-
мыми условиями в отстаивании татарами-мусульманами своей эт-
нокультурной самобытности. И та защитно-охранительная функ-
ция исламской религии, о которой неоднократно писали исследо-
ватели
85
, могла реализоваться и реализовалась в мусульманской
общине, в функционировании ее институтов – соборной мечети,
приходского духовенства, конфессиональной школы. Таким обра-
зом, мусульманская община была важнейшим социальным механиз-
мом, обеспечивавшим стабильность этнокультурной жизни татар-
мусульман Российской империи в середине XVI – начале ХХ в.
1
 Ионова А.И. Ислам и современное общество в Таиланде и на Филиппи-
нах (обзор материалов социально-этнографических исследований) // Ислам
в истории народов Востока. – М., 1981. – С. 128.
2
 Бартольд В.В. Сочинения. – М., 1966. – Т. 6. – С. 111.
3
 Адикаев М. Мусульманское народное образование среди татар Сара-
товской губернии (конец XIX – начало ХХ вв.) // Этносоциальная ситуация в
Саратовском Поволжье и проблемы управления. – Саратов, 1996. – Ч. 2. – С.
68–69.
4
 Бартольд В.В. Сочинения. – М., 1966. – Т. 6. – С. 111–112.
5
 Махмутова А.Х. Становление светского образования у татар: (Борьба
вокруг школьного вопроса, 1861–1917). – Казань, 1982. – С. 12.
6
 Амирханов Р. Нива, не полегшая под ветрами // Татарстан. – 1993. – № 2.
– С. 34–37; Татары. – М., 2001. – С. 404.
7
 Руновский Н. Контора новокрещенских дел // Симбирские епархиаль-
ные ведомости. – 1903. – № 11. – С. 271.
8
 Михайлова С.М., Коршунова О.Н. Традиции взаимовлияния культур
народов Поволжья. – Казань, 1997. – С. 38.
9
 Фукс К. Казанские татары в статистическом и этнографическом отно-
шении. – Казань, 1844. – С. 126–127.
10
 Трупчинский А.В. Среднее Поволжье. – М., 1908. – С. 49, 119.
11
 Махмутова А.Х. Становление светского образования у татар. (Борьба
вокруг школьного вопроса, 1861–1917). – Казань: Издание Казанского уни-
верситета, 1982. – С. 23; Загидуллин И.К. Татарская школа и русификаторс-
кая политика царизма во второй половине XIX в. // Народное просвещение у
татар в дооктябрьский период. – Казань, 1992. – С. 64.
12
 Государственный архив Ульяновской области (далее ГАУО), ф. 76, оп.
7, д. 591, лл. 42–49.
13
 Там же, ф. 99, оп. 1, д. 298, л. 29 об.; д. 311, л. 2 об.
14
 Там же, ф. 99, оп. 1, д. 1182, л. 42 об.
15
 Там же, д. 303, лл. 11 об. – 20, 23 об. – 24, 28 об. – 31, 67 об. – 73; д. 1275,
лл. 8 об. – 9, 10 об. – 14; ф. 88, оп. 1, д. 1796, лл. 6, 9–9 об.; ф. 318, оп. 1, д.
1196, лл. 4–5 об.; ф. 320, оп. 1, д. 195, лл. 2–2 об., 5; Календарь Симбирской
губернии, 1879 год. – Симбирск, 1879. – С. 240.
16
 ГАУО, ф. 99, оп. 1, д. 303, лл. 5–5 об., 33 об. – 38.
17
 Там же, лл. 69 об. – 71.
18
 Там же, д. 1275, лл. 8 об. – 16.
19
 Там же, ф. 76, оп. 2, д. 221, л. 1 об.; ф. 99, оп. 1, д. 303, лл. 33 об. – 34;
д. 1275, лл. 14 об. – 15, 31 об. – 32.
20
 Там же, ф. 99, оп. 1, д. 303, лл. 36 об. – 37.
21
 Там же, лл. 5–5 об.
22
 Там же, лл. 5–5 об., д. 1275, лл. 4–4 об.
23
 Там же, д. 1182, лл. 8–8 об.
24
 Там же, лл. 58–59.
25
 Там же, лл. 44 об. – 46, 47, 87.
26
 Там же, лл. 43 об. – 47 об., 86–87 об.
27
 Там же, л. 47 об.
28
 Там же, ф. 88, оп. 1, д. 1796, лл. 6, 9–9 об.
29
 Там же, ф. 99, оп. 1, д. 1182, л. 86 об.
30
 Там же, д. 303, лл. 5 об. – 6.
31
 Там же, ф. 76, оп. 1, д. 649, лл. 18–19.
32
 Журналы Симбирской городской думы за 1914 год. – Симбирск, 1915.
– С. 6–12.
33
 ГАУО, ф. 99, оп.1, д. 1182, лл. 44 об., 80.
34
 Там же, лл. 46 об., 99.
35
 Там же, л. 87 об.
36
 Там же, лл. 80, 61–62 об., 99.
37
 Там же, л. 81.
38
 Там же, д. 303, лл. 6, 9 об. – 24, 28 об. – 30; ф. 76, оп. 7, д. 591, лл. 42–49;
д. 1270, л. 18; оп. 1, д. 649, лл. 8–9, 12, 15, 18 об.
39
 Там же, ф. 88, оп. 1, д. 835, лл. 19–19 об.
40
 Там же, д. 1401, л. 42.
41
 Календарь Симбирской губернии, 1879 год. – Симбирск, 1879. – С.
239; ГАУО, ф. 99, оп. 1, д. 1182, л. 3.
42
 Календарь Симбирской губернии, 1879 год. – Симбирск, 1879. – С.
239; ГАУО, ф. 99, оп. 1, д. 1182, л. 4 об.

239
238
Мусульманская община как центр организации обучения...
А. Кобзев
43
 ГАУО, ф. 99, оп. 1, д. 1182, л. 9 об.
44
 Там же, д. 303, лл. 6 об., 28 об. – 31, 33 об. – 35, 67 об. – 73 об.; д. 1275,
лл. 9, 11, 52 об. – 56, 59 об. – 60, 8 об. – 16; Календарь Симбирской губернии,
1879 год. – Симбирск, 1879. – С. 239.
45
 Валидов Д. Очерк истории образованности и литературы татар // Та-
тарстан. – 1993. – № 9. – С. 76; Ишмухаметов З.А. Социальная роль и эволю-
ция ислама в Татарии. Исторические очерки. – Казань, 1979. – С. 130.
46
 ГАУО, ф. 99, оп. 1, д. 303, лл. 36 об. – 38, 72 об. – 73.
47
 Там же, лл. 28 об. – 30, 63.
48
 Там же, д. 1275, лл. 52 об. – 56
49
 Татары. – М., 2001. – С. 405.
50
 ГАУО, ф. 99, оп. 1, д. 1182, лл. 4 об. – 5.
51
 Там же, лл. 4, 5 об., 92.
52
 Там же, лл. 45 об., 46 об. – 47, 58 об., 87 об.
53
 Там же, ф. 99, оп. 1, д. 303, л. 6.
54
 Там же, л. 5 об.; д. 1182, лл. 4, 45 об.
55
 Там же, ф. 318, оп. 1, д. 1196, л. 5–5 об.; ф. 99, оп. 1, д. 1182, лл. 3 об. – 4.
56
 Там же, ф. 99, оп. 1, д. 1182, л. 4.
57
 Там же, ф. 137, оп. 34, д. 341, л. 8 об.
58
 Там же, ф. 99, оп. 1, д. 1182, л. 8 об.
59
 Там же, л. 4 об. – 5.
60
 Там же, д. 303, лл. 6–6 об.
61
 Там же, д. 1182, л. 9.
62
 Там же, л. 8 об.
63
 Там же, лл. 92–93.
64
 Там же, л. 42–43; д. 303, л. 67 об. – 68; ф. 88, оп. 1, д. 1385, л. 1.
65
 Там же, ф. 99, оп. 1, д. 1182, л. 42.
66
 Там же, д. 303, л. 6, 33 об. – 34; д. 1182, лл. 5, 9.
67
 Там же, д. 1275, л. 22.
68
 Там же, ф. 137, оп. 34, д. 341, лл. 8–8 об.
69
 Там же, ф. 99, оп. 1, д. 1275, лл. 19–61.
70
 Составлено автором по материалам: ГАУО, ф. 99, оп. 1, ед. хр. 1275.
71
 Там же, д. 303, л. 9 об. – 73 об.; д. 1182, л. 43 об. – 47 об., 86–87 об.;
д. 1275, лл. 48–69.
72
 Составлено автором по материалам: ГАУО, ф. 48, оп.1, ед. хр. 87, 88; ф.
99, оп. 1, ед. хр. 298, 300, 303, 1275; Первая всеобщая перепись… – СПб.,
1904. – С. 10; Статистический обзор Симбирской губернии за 1911 год. –
Симбирск, 1912; Календарь Симбирской губернии за 1877–1879; Памятная
книжка и календарь на 1889 год. – Симбирск, 1889; Справочная книжка,
адрес-календарь Симбирской губернии на 1904 год. – Симбирск, 1903; Эфи-
ров А.В. Нерусские школы Поволжья, Приуралья и Сибири. Исторические
очерки. – М., 1948.
73
 Там же, д. 1182, л. 3; ф. 176, оп. 1, д. 6, л. 7.
74
 Махмутова А.Х. Указ. соч. – С. 14.
75
 ГАУО, ф. 99, оп. 1, д. 298, л. 29 об.
76
 Там же, д. 303, лл. 36 об. – 37.
77
 Алишев С.Х. Общественно-культурное развитие народов Среднего
Поволжья (XVI – конец XIX вв.) // Народное просвещение у татар дооктябрь-
ского периода. – Казань, 1992. – С. 15.
78
 ГАУО, ф. 99, оп. 1, д. 1182, л. 3.
79
 Там же, ф. 134, оп. 7, д. 213, л. 112.
80
 Материалы по истории Татарии второй половины XIX века. – М.-Л.,
1936. – Ч. 1. – С. 331.
81
 ГАУО, ф. 99, оп. 1, д. 298, л. 24.
82
 Календарь Симбирской губернии, 1879 год. – Симбирск, 1879. – С. 239.
83
 ГАУО, ф. 76, оп. 7, д. 1270, л. 12.
84
 Загидуллин И.К. Перепись 1897 года и татары Казанской губернии. –
Казань, 2000. – С. 81–110; Орлов А.М. Мещера, Мещеряки, Мишари. – Ка-
зань, 1992. – С. 46–47, 76, 95–96, 107–108; Балтанова Г.Р. Ислам в СССР:
анализ зарубежных концепций. – Казань: Изд-во Казанского университета,
1991. – С. 85.
85
 Абдуллин Я. Мусульманская религия в жизни татарского народа // Та-
тарстан. – 1994. – № 1–2. – С. 106–109; Амирханов Р.У. Ислам в истории
татарской общественной мысли // Татарстан. – 1993. – № 4. – С. 83; Муха-
метшин Р.М. Региональные особенности ислама // Татарстан. – 1995. – № 11–
12. – С. 66–68; Ноак К. Некоторые особенности социальной структуры по-
волжских татар в эпоху формирования наций (конец XIX – начало XX вв.) //
Отечественная история. – 1998. – № 5. – С. 156; Ислам и мусульманская куль-
тура в Среднем Поволжье. Очерки. – Казань, 2002. – С. 94.

240
241
Мусульманская община г.Буинска и Буинского уезда...
Радик Салихов
Рамиль Хайрутдинов
Мусульманская община г. Буинска и
Буинского уезда на рубеже XIX — начала XX в.
Первые исторические упоминания о мечети Буинска датиро-
ваны 1811 г. В конце ХХ века в Буинске было разобрано здание
соборной мечети первой махалли, 1882 г. постройки. Оно было
выстроено деревянным, но в августе 1897 г. буинский купец Ша-
рип Габейдуллович Муллин получил в Симбирском губернском
правлении разрешение обложить кирпичом наружные стены хра-
ма. В 1880-е годы было построено первое из двух сохранивших-
ся зданий медресе «Мурия» первого прихода, в котором обуча-
лись многие видные татарские духовные лица, деятели науки, куль-
туры и образования, в том числе видный ученый, педагог и обще-
ственный деятель Хади Атласи.
Начальное образование Хади Атласи получил в медресе отца
Мифтахутдина хазрата, в с. Нижнем Чекурском. Естественным стало
и решение продолжить обучение в одном из наиболее крупном,
авторитетном и популярном в Горной стороне кадимистском мед-
ресе Симбирской губернии, находившемся при 1-й соборной мече-
ти г. Буинска. С 1886 г. и до самой кончины в 1917 г. духовным
наставником махалли и руководителем медресе являлся уроженец
с. Мурзинское Тетюшского уезда Казанской губернии (ныне – Апа-
стовского района РТ), впоследствии ахун Нургали Хасанов, полу-
чивший образование в ряде хивинских и бухарских мусульманс-
ких заведений. Он в 1886 году получил указ на должность имам-
хатиба буинской мечети, несколько лет тесно общался с нурлатс-
ким ишаном Фахрутдином Мустаевым и преуспел в создании серь-
езного мусульманского училища, в котором овладевали знаниями
70–80% будущих священнослужителей Буинского уезда.
Именно в этом учебном заведении Хади Атласи получил ос-
новательные познания в богословских науках, арабском, персид-
ском, турецком, немецком, русском языках. В это же медресе Хади
Атласи вернулся в 1898 г. после окончания в Каргалах учительс-
ких курсов и пять лет преподавал здесь вплоть до утверждения в
1903 г. на должность имама в с. Альметьево Самарской губернии.
Выбор медресе «Мурия» был, по-видимому, осознанным шагом,
так как оно переживало в эту пору период своего расцвета.
К началу ХХ века количество татар, проживавших в городе
значительно возросло – в 243 домовладениях проживало 719 душ
м.п. и 653 ж.п., что составляло более одной трети всех жителей
Буинска. С учетом пятисот шакирдов медресе «Мурия» мусуль-
манская городская община представляла собой реальную силу,
пытавшуюся добиться определенных уступок от городских влас-
тей в реализации своих прав.
В мае 1901 г. часть мусульманской общины составила приго-
вор о необходимости строительства в городе второй соборной
мечети. В своем ходатайстве прихожане указывали на недопус-
тимость ситуации, когда большинство верующих во время бого-
служений остается в любое время года вне стен храма: «Во время
ранней весны, осени и зимы люди, оставаясь долгое время мо-
литься в открытом месте, страдают часто простудными заболева-
ниями, в особенности же старики и дети». В приговоре указыва-
лось, что именно в зимнее время число молящихся резко возрас-
тает «от наплыва в город из деревень уезда, а равно из смежных
Симбирского и Тетюшского уездов молодых людей, обучающих-
ся в городском татарском училище, число которых достигает до
500 человек ежегодно и которые обязательно должны отправлять
богомоление в мечети».
Следует отметить, что Н.Хасанов не был сторонником строитель-
ства новой мечети, так как считал, что с появлением нового храма и
медресе завоеванные им позиции будут поколеблены. Он дал отзыв,
в котором настаивал, что все прихожане махалли свободно разме-
щаются в мечети даже во время религиозных праздников. В отказе
губернских властей свою роль сыграло и резко негативное заключе-
ние Симбирской духовной консистории, которая указала на опас-
ность соблазна для проживавших в городе и уезде татар-новокре-
щен. Консистория сослалась на события 1896 г., когда из Буинского
уезда в массовом порядке направлялись в Св.Синод коллективные
прошения о перечислении новокрещен в магометанство.
Буинские мусульмане опротестовали решение губернских влас-
тей в Правительствующем сенате и, несмотря на последовавшие в
1902 и 1904 гг. отказы, раз за разом направляли новые требования
и ходатайства о разрешении строительства второй мечети, исполь-
зуя все доступные и легальные средства. Так, в апреле 1905 г. к
губернатору Симбирской губернии обратился буинский городской
голова Корсаков, который уведомлял, что уполномоченные от та-
тар-мусульман купеческого и мещанского сословий настаивают на
рассмотрение данного вопроса на заседании городской думы. Го-

243
242
Мусульманская община г.Буинска и Буинского уезда...
Р. Салихов, Р Хайрутдинов
лова констатировал, что строительство мечети «Может считаться
вопросом о местных пользах и нуждах значительного населения
города». Он писал далее: «Магометанское население города взвол-
новано и очень удручено этим обстоятельством и только все упо-
вания свои возлагают на Высочайший указ 12 декабря 1904 г. – О
терпимости в делах веры и указанным выше путем с содействием
Вашего Сиятельства надеются осуществить постройку дома мо-
литвы». Несмотря на противостояние духовных властей в апреле
же 1905 г. симбирским губернатором князем Л.В.Яшвилем была
разрешена постройка пятивременного храма и в октябре того же
года проведено первое богослужение избранным муллой Абдул-
лой Губайдулловичем Рахматуллиным (ум. 13.10.1923). В 1911 г.
мечеть второго прихода была переименована в соборную.
До середины 1880-х гг. наиболее авторитетным учебным заве-
дением Буинского уезда было медресе д. Нурлат имам-хатипа
Фахрутдина Мустаева (1804–1891). В начале 20-х гг. XIX века он
отправился за знаниями в Казань в медресе при мечети «Иске Таш»,
где в то время мударрисом служил известный богослов Амирхан
Габдельманнанов (ум.1828) – прадед выдающегося татарского
писателя Ф.З.Амирхана. Проучившись здесь несколько лет, Фах-
рутдин перешел в медресе соседней махалли мечети № 11 к Абу-
бакиру Юсупову (ум. 1830), который в те годы считался одним из
самых популярных мусульманских педагогов Казани.
Затем уже в начале 30-х гг. XIX столетия Фахрутдин Мустаев
отправился в путешествие в Бухару, став одним из мюридов иша-
на Шамсутдина бин Мингола аль-Балтаи (ум. 1838). Через несколь-
ко лет вернувшись из Средней Азии, молодой, но весьма образо-
ванный шакирд еще какое-то время жил в Казани, посещая заня-
тия Хабибуллы Рахманкулова в медресе при 4-й соборной мече-
ти. Даже простое перечисление имен его учителей свидетельствует
о том, что выходцу из деревни Нурлат посчастливилось общать-
ся с признанными корифеями той эпохи, необычайно талантливы-
ми и эрудированными людьми. Не зря каждому из них, выдаю-
щийся татарский ученый Шигабутдин Марджани посвятил в сво-
ей книге «Мустафадаль-ахбар...» по отдельному очерку.
Таким образом, проучившись двадцать лет в различных мусуль-
манских учебных заведениях Казани и Бухары, Фахрутдин Мус-
таев в начале 40-х гг. XIX века вернулся в родную деревню. Фах-
рутдин хазрет женился на крестьянке Мухибзамал Абдулловой
(1814–?), с которой он вырастил трех сыновей – Садрутдина
(1841–1902), Бурганутдина (1846–?), Камалетдина (1850–?).
Смерть Мустая муллы в 1850 году сделала Фахрутдина не про-
сто главой обширного рода, но и единоличным лидером махалли,
кроме огромной ответственности открыла широкие горизонты для
религиозной и общественной деятельности.
Авторитет муллы рос с каждым годом. Время, проведенное за
рукописями и в жарких теологических дискуссиях, оправдывало
себя. Так, в Буинском уезде появился новый влиятельный ишан с



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   17   18   19   20   21   22   23   24   ...   28


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет