Исполком Всемирного конгресса татар



жүктеу 2.99 Mb.
Pdf просмотр
бет24/28
Дата15.03.2017
өлшемі2.99 Mb.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28
ыш
Бу
ин
ск
города
православные
мусульмане
746
800
1672
777
1
563
151
811
282
139
0
23
4
3
0
Си
мб
ир
ск
ая
Са
ма
рс
ка
я
Ка
зан
ск
ая
Мо
ск
ов
ск
ая
Са
ра
то
вс
ка
я
губернии Среднего Поволжья
количество 
храмов, 
мечетей 
и синагог
храмы
мечети
синагоги

266
А. Абзалетдинова
267
Ольга Сенюткина
Мечети Нижегородского края:
актуальность научного изучения
Цель этой работы – показать актуальность исследования исто-
рии мечетей в современных условиях, используя при этом матери-
алы Нижегородского Поволжья. Отметим, что в последнее время (с
рубежа XX–XXI веков) значимость исследования по этой теме рез-
ко возросла, что обусловлено происходящими в России обществен-
ными переменами. Определяя актуальность исследования истории
мечетей Нижегородского края, подчеркнем многогранность про-
блемы: ее можно рассматривать с точки зрения философской, ре-
лигиозной, культурологической, исторической, даже политической.
Предельно абстрагируясь, насколько это позволяет иследова-
телю исторический процесс, скажем, что мечети – это внешнее
выражение глубинных ценностных установок исламской ци-
вилизации. Это знаковый элемент той совокупности системооб-
разующих ценностей, которая присуща сообществу и которая,
наряду с типом хозяйственной деятельности, социально-полити-
ческой структурой и оригинальным менталитетом, и есть реаль-
ное выражение конкретной цивилизации.
Исламская цивилизация – одна из локальных, включающая в
себя ряд государств, не составляющих сегодня в политическом
смысле единого целого.  Некоторые носители исламских ценнос-
тных ориентаций (так сложилось исторически) оказались в соста-
ве сообществ иных цивилизаций. Это в полной мере можно отне-
сти к татарам-мишарям Нижегородчины. Сохранив традиционную
религию – ислам, оставаясь этнической частью татарского наро-
да, они вместе с тем соединили свою историческую судьбу с ис-
торией российского многоэтничного поликонфессионального со-
общества и являются неотъемлемым компонентом российской
цивилизации, ее мусульманской составляющей. Поэтому можно
утверждать, что мечети являются выражением не только ис-
ламской, но и российской цивилизации, которой присуща мно-
гоконфессиональность.
Выражаясь образно, можно сказать, что мечеть – «опознава-
тельный знак» исламского общества. Изучение истории мечетей
и махалля тесно связано с этнической историей. Это ярко просле-
живается на примере исследования нижегородских реалий, так как
Приложение З*
Соотношение православных церквей и
магометанских мечетей в Симбирской губернии за 1861 г.
* Источник: Памятная книжка Симбирской губернии на 1862–1863 годы.
– Симбирск, 1863. Таблица II.
количество 
0
20
40
60
80
100
120
Cимбирский
Карсунский
Буинский
уезды Симбирской губернии
магометанские мечети
православные церкви и соборы
 

269
268
Мечети Нижегородского края: актуальность научного изучения
О. Сенюткина
воссозданию многоплановой истории татарских селений Большого
и Малого Рыбушкино в XVI–XX веках
5
. В 2001 году руководи-
тель коллектива С.Б.Сенюткин завершил капитальное академичес-
кое исследование в области истории татар Нижегородского края
на протяжении XVI – начала XX вв., то есть с момента их широ-
кого расселения в пределах области
6
. Его работа позволила дать
ответы на ряд давних ключевых вопросов: когда и почему тата-
ры-мусульмане начали широко осваивать земли Нижегородчины;
какой пласт тюркского этноса они представляют, каковы были
специфические черты их религиозной, материально-хозяйствен-
ной, социальной жизни, как протекала жизнь исламских общин
края в конкретной повседневности и т.д.
Постепенно расширился и вырос круг исследователей, связанной
с исламской и тюркской тематикой. Стали издаваться сборники на-
учных статей по философии, истории, культуре ислама, проблемам
прошлого татаро-мусульманских общин Нижегородского края
7
. В
рамках нижегородского краеведения стало формироваться самосто-
ятельное тюркологическое направление, вобравшее в себя ряд спе-
циалистов из высших учебных заведений города. Сегодня труды
ученых этого направления находят свое отражение на постоянно
проводимых по инициативе ДУМНО Фаизхановских чтениях.
Приведенный краткий историографический экскурс понадобил-
ся нам для того, чтобы обратить внимание на последовательность
анализа исторического материала учеными: сначала собирался
материал о мечетях, махалля, затем стал возможен выход на этни-
ческие сюжеты. Ныне, после того, как освещены основные воп-
росы формирования и развития махалля, ученые Нижегородчины
ставят своей задачей комплексное развитие проблемы этногенеза
татар-мишарей (с привлечением археологических материалов)
8
 и
миграций мишарского населения за пределы Нижегородчины
9
.
Задаваясь вопросом о появлении мечетей на территории Ниже-
городского края, нужно отметить, что ислам пришел на нижего-
родскую землю вместе с пребыванием в этом регионе, постоянном
или временном, людей, исповедующих эту религию. Достаточно
сказать, что Нижегородчина была стыковым регионом, своего рода
буферной зоной, между Волжской Булгарией и Владимиро-Суздаль-
ским княжеством, между ордынцами и территорией Урус-Улус
(часть Иски Юрта в пределах Восточной Мещеры), между Казанс-
ким ханством и Московией, затем являлась окраинной территорией
России, подвергавшейся постоянным набегам кочевников (азовцев,
ногайцев, крымцев) на рубеже XVI–XVII вв. Ислам исповедовали
во многом благодаря религии нижегородские татары сохранили
себя как народ.
С 1993 года нижегородскими учеными начался комплексный
научный поиск по исследованию региональной истории мусуль-
ман края, религиозной жизни татар-мишарей, роли мечетей в этих
процессах. Открылось и то, что явно убедило в важности мусуль-
манского компонента региональной культуры. До этого местные
краеведы воспринимали Нижегородчину (и то же типично для
любого региона внутренней России
1
) как моноконфессиональную
территорию, а мусульман как некий наличествующий, но не осо-
бо значимый элемент национального меньшинства.
Начало систематического академического изучения прошлого
нижегородских исламских общин было положено публикацией в
1995 году фундированной статьи об истории возникновения в 1915
году Нижегородской соборной мечети
2
. Одновременно ученые
начали исследовать фонды архивов не только в Нижнем Новгоро-
де, но и в Ульяновске, Арзамасе, Санкт-Петербурге, Москве. (Ока-
залось, что документы, отражающие жизнь татар-мусульман Ни-
жегородчины в силу ряда причин разбросаны по разным городам
России и даже за ее пределами, например, в Финляндии). К сере-
дине 90-х годов созрели возможности для комплексного изучения
истории многочисленных исламских сообществ Нижегородской
области. Цели и задачи этой работы были инициированы Духов-
ным управлением мусульман Нижнего Новгорода и Нижегородс-
кой области (ДУМНО).
Своеобразной пробой сил созданного авторского коллектива
явилось написание труда по истории мусульманских общин Ниже-
городского края в XIX – 30-х годах XX века
3
. Почти сразу иссле-
довательский процесс столкнулся с рядом объективных трудностей,
связанных, прежде всего, с отсутствием публикаций на избранную
тему. Задача воссоздания процесса развития исламских общин
Нижегородчины потребовала исследования самой истории появле-
ния татар в пределах Нижегородского края и уяснения времени
возникновения их деревень, особенностей их хозяйственного и
социального развития. Работа была завершена в 1998 году выпус-
ком базовой монографии объемом почти в 50 печатных листов
4
.
Эта работа создала условия для издания иных исследований
по истории отдельных татарских деревень Нижегородчины, по-
иска в области истории отдельных исламских мечетей и медресе,
воссоздания генеалогических древ (шеджере) отдельных татарс-
ких семей. В таких условиях была выполнена научная работа по

271
270
Мечети Нижегородского края: актуальность научного изучения
О. Сенюткина
тар и наделение их землей стал отправной вехой в рассмотрении
махалля Нижегородчины. К сожалению, конкретизировать наши
представления о мечетях татарских деревень края в XVII и частично
XVIII вв. не представляется возможным. Это обусловлено тем об-
стоятельством, что российское уездное делопроизводство XVI–XVII
вв. не решало задач слежения и контроля за религиозной жизнью
служилых татар. Это дело являлось внутренним элементом жизни
махалля. Кроме того, долговременное отсутствие общероссийского
мусульманского управленческого органа также сказывалось на си-
туации. Сами общины сохраняли информацию на уровне устной тра-
диции (известна ее неполная достоверность), а мечетские записи
дошли до нас фрагментами, в скудном объеме и в копиях.
Не можем мы составить и точного представления, как выглядели
мечети того времени. Самое первое упоминание о мечети на нижего-
родской земле – в деревне Ключищи – восходит к 1706 году. Под
1736 годом зафиксирована мечеть в Кочко-Пожарках и 1756-м – в
Трехозерках. Очевидно, что они играли роль центров распростране-
ния религиозного знания и духовности, а также сопротивления хри-
стианизации в середине XVIII века. Именно тогда с 1731 года дей-
ствовала «Комиссия для некрещеных казанских и нижегородских
мусульман и других инородцев», призванная христианизировать
народы Поволжья. Свою роль сосредоточения протестных движе-
ний против христианизации мечети выполнили: «количество татар-
новокрещен, проживавших в татарских селах и деревнях, не превы-
шало 12% от общего числа жителей»
11
. В 1764 году Контора ново-
крещенских дел прекратила свое существование.
Таким образом можно заключить, что именно вера сплотила
нижегородских татар и позволила им сохранить этническую са-
моидентификацию.
Активность в деле строительства мечетей прослеживается в
XVIII столетии. В 1770-е годы почти во всех 35 татарских дерев-
нях Нижегородчины (по тогдашнему территориально-админист-
ративному делению 25 из них размещались в Нижегородской и 10
– в Симбирской губерниях) действовали мечети. Источники дают
нам сведения о мечетях Андреевки (там было две мечети), Базло-
вой, Камкиной, Карги, Пошатовой, Шубиной и даже небольшой
деревеньки Парши. По указу 1756 года мечети, как известно, раз-
решалось строить в селениях, которые насчитывали не менее 200
душ. Но Парша в 1779 году имела 66 мужчин в составе своего
населения (следовательно, учитывая демографические тенденции
края, население в целом составляло ориентировочно не более 140
не только татары, но частично мордва, мари, чуваши.
Основная масса татарских мусульманских деревень края возникла
как результат планомерного расселения властями служилых татар
в конце XVI – начале XVII вв. Последнее селение из этой цепи –
деревня Новая Татарская Медяна, возникшая в 1674 году. Но у
создания татарских деревень на Нижегородчине, как поселений
служилых татар, есть своя предыстория. Некоторые татарские де-
ревни будущих Арзамасского, Алатырского и Курмышского уез-
дов (прежде всего, известная нам Пара, на базе которой возник ряд
современных деревень, существующие поныне Большое Рыбуш-
кино, Малое Рыбушкино, Сафаджай, Петряксы) зародились задол-
го до наделения служилых людей землей на территории края. Что
касается исчезнувших татарских селений региона (Барашев Усад,
Шахаева, Салтаганова), то этот вопрос пока еще недостаточно изу-
чен, тем не менее, мы на основании исследованных материалов (в
частности, арзамасских поместных актов рубежа XVI–XVII вв.)
имеем представление о наличии тюркского компонента на западе и
юго-западе области. Например, в документах упоминаются старин-
ные татарские кладбища. Некоторые татарские селения (Фоминки,
Абаимово, Мамешево и др.) перестали существовать как татарс-
кие в XVIII–XIX вв. Они были русифицированы и, следовательно,
канула в лету история их мечетей.
На татарском юго-востоке Нижегородчины, где компактно про-
живают по сей день нижегородские татары, некоторые селения да-
тируются не позднее, чем серединой XV века. Очевидно, если исхо-
дить из мусульманского стиля жизни, создававшие поселения тата-
ры могли молиться какое-то время, пока обустраивались, в одном из
домов, но стремились возвести мечети в месте проживания как мож-
но скорее. По воспоминаниям, зафиксированным в источниках рос-
сийского делопроизводства, при составлении списков мечетей в конце
XVIII в., пожилые жители деревень вспоминали, что свои мечети,
нередко ветхие, а, следовательно, давние по времени постройки, они
ставили давно («…в котором году и по каким повелениям ставились
не знаем; удостоверяем только то, что когда те мечети приходили в
ветхость, мы их своим иждивением поправляли»
10
). Традиция сельс-
ких махалля содержать мечети «на собственный кошт» проходит
через всю историю нижегородских приходов.
Выявленное нами наличие абызов в отрядах служилых татар, по-
лучавших землю на Нижегородчине, подтверждает, что по конфес-
сиональной принадлежности служилые, приходившие в регион Ни-
жегородского Поволжья, были мусульманами. Приход служилых та-

273
272
Мечети Нижегородского края: актуальность научного изучения
О. Сенюткина
посередине двухскатной крыши и михрабом, выступающим в сто-
рону Мекки. Этот облик мечети для Нижегородского края являлся
типичным. Исключением из общего правила была первая соборная
мечеть в деревни Ендовищи. Ендовищи конца XIX века, по описа-
нию Е.А.Малова, «очень большая мусульманская и притом мишар-
ская деревня. В ней четыре мечети, две школы, а также имеется в
этой деревне волостное правление... 1300 душ по прежней реви-
зии. В деревне Ендовищи из четырех мечетей три устроены по
форме российского государства, а одна точно турецкая мечеть.
Впрочем, она очень обветшала». В разговоре с Маловым волост-
ной старшина деревни Зайнетдин, о котором Малов отзывался, как
об очень умном и опытном человеке, с горечью отметил по поводу
ветхости первой, самой старой мечети Ендовищ: «Жаль! Как было
бы хорошо, если бы из мусульман нашелся богатый человек и об-
новил бы эту мечеть. В этом и будущем свете была бы ему награ-
да»
14
. Позднее, в 1906 году первая соборная мечеть (старейшая)
деревни Ендовищи будет обновлена. Вместо ветхого, пришедшего
в негодность здания, поднимется новый, радующий душу мусуль-
ман храм
15
. В результате, на территории Нижегородчины мусуль-
манами была сохранена мечеть, имевшая здание восьмигранной
формы, увенчанное оригинальным, «турецким» минаретом.
Высокими темпами росло количество мечетей на нижегородс-
кой земле во второй половине XIX века. К 1878 году их число
насчитывалось 47-ю, в 1898 году функционировало 63 мечети.
С.Б.Сенюткин, тщательно проанализировав эти тенденции на об-
ширном цифровом материале, связывал их, прежде всего, с уве-
личением числа мектебе и медресе в татарских селениях края.
«Приведенные цифры заставляют считать, что там, где имелось
большее число духовных школ, к концу XIX века значительно
увеличилось количество соборных и пятивременных мечетей»
16
.
Кроме того, в татарских деревнях к концу века выделилась и ок-
репла группа состоятельных людей, внутренне «созревших» к
тратам, не только на нужды религиозных общин, но и для укреп-
ления своего собственного авторитета.
Материал о внешнем виде нижегородских мечетей дают чер-
тежи, которые были сделаны по указанию властей перед их сло-
мом в 1930-х годах в период сталинских репрессий. Полный ком-
плект чертежей, извлеченный из дел ЦАНО (а их – десятки) был
приведен нами в книге по истории исламских общин края
17
.
Актуальным является исследование не только истории сельских,
но и городских мечетей Нижегородчины. Оно раскрывает специ-
человек), тем не менее, община построила еще в середине века
мечеть, видимо, следуя традиции, а не букве указа. В 1790 году
только в Нижегородском наместничестве (без учета нынешних
татарских деревень Нижегородской области, входивших тогда в
Симбирское наместничество) насчитывалось 28 мечетей, где вели
службу 4 мулл, 26 абызов, 22 азанчея. Общее число прихожан
мужского пола исчислялось в 6697 душ. Мечетей не было лишь в
трех самых малонаселенных деревнях – Большом Красном Яре,
Малом Красном Яре и Малой Анде
12
.
Итак, материал об этнической принадлежности населения дере-
вень можно уточнять применительно к Нижегородскому региону
по наличию или отсутствию мечетей. На первый взгляд, это кажет-
ся непонятным и даже парадоксальным, так как исламские ценнос-
ти надэтничны. Но это так, поскольку именно сохранение мечетей
и их развитие было фактором, противостоящим русификации.
Кроме того, исследование истории мечетей дает материал о со-
циальном развитии деревень, дифференциации населения по иму-
щественному признаку, о материальном потенциале приходов. Рас-
ширение мусульманского блока источниковой базы с конца XVIII
века очевидно, и это дает возможность составить полную картину
наличия мечетей в деревнях края. За период с 1790 по 1812 годы
фактически количество мечетей не изменилось, если не считать,
что в деревне Андреевка действовало две мечети, а теперь остава-
лась одна. С 1812 года по 1829 год рост числа мечетей незначите-
лен – всего на три единицы. С 1829 по 1859 годы опять – увеличе-
ние на незначительное количество – мечетей стало 35
13
. Причины
такого явления коренятся в следующем. Во-первых, известны ма-
териальные затруднения большинства татарских общин края в связи
с малоземельем. Во-вторых, выделившаяся зажиточная верхушка
деревень еще не созрела к пониманию необходимости проведения
благотворительности. В-третьих, мусульман в целом устраивало
наличие, как правило, одной мечети на деревню. В-четвертых, ме-
чети после создания ОМДС строились упорядоченно. Как извест-
но, Указами Правительствующего сената от 9 декабря 1835 года и
от 23 января 1836 года возведение соборной мечети разрешалось
при наличии 300 мужчин-прихожан и пятивременной мечети – 200
мужчин-прихожан. Это создавало определенные трудности делоп-
роизводственного характера.
Внешний вид мечетей того времени также отражает материаль-
ные возможности приходов. Мечети представляли собой прямоу-
гольное в плане деревянное одноэтажное сооружение с минаретом

275
274
Мечети Нижегородского края: актуальность научного изучения
О. Сенюткина
исламских общин Нижегородской области. – Нижний Новгород: Изд-во
ННГУ, 1998. – 550 с.
5
 Сенюткин С.Б., Сенюткина О.Н., Гусева Ю.Н. История татарских селе-
ний Большое и Малое Рыбушкино Нижегородской области (XVI-XX века):
Монография. – СПб.: Изд. дом «Иван Федоров», 2001. – 432 с.
6
 Сенюткин С.Б. История татар Нижегородского Поволжья с последней
трети XVI до начала XX вв. (историческая судьба мишарей Нижегородского
края): Монография. – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2001. – 416 с.
7
 Ислам: вопросы истории, культуры и философии / Под ред. С.Б.Сенют-
кина. Сб. научных статей. Вып. I. – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 1995. –
135 с.; Ислам на пороге XXI века. Материалы международной научной кон-
ференции. 13–15 июня 1997 года / Под ред. О.А.Колобова. – Нижний Новго-
род: Изд-во ННГУ, 1997. – 148 с.; Ислам: вопросы истории, образования,
цивилизаций / Под ред. С.Б.Сенюткина. Сб. научных статей. Вып. V. – Ч. 1. Ч.
2. – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2000. – Ч. 1. – 70 с. Ч. 2. – 70 с.
8
 Задачу разобраться в этногенезе татар-мишарей поставил в своей рабо-
те А.М.Орлов. – Орлов А.М. Мещера, мещеряки, мишаре. – Казань: Тат. кн.
изд-во, 1992. – 112 с.
9
 Первые шаги в этом направлении начаты: см., например, Гусева Ю.Н.
Миграции нижегородских татар-мишарей как одна из основ для взаимодей-
ствия мусульман России в начале XX в. Форумы российских мусульман на
пороге нового тысячелетия. Нижний Новгород: Изд-во НИМ «Махинур». –
С. 128–131.
10
 Цит. по: Сенюткин С.Б. История татар Нижегородского Поволжья с после-
дней трети XVI до начала XX вв. (историческая судьба мишарей Нижегородско-
го края): Монография. – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2001. – С. 282.
11
 Сенюткин С.Б. История татар Нижегородского Поволжья с последней
трети XVI до начала XX вв. (историческая судьба мишарей Нижегородского
края): Монография. – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2001. – С. 275.
12
 Там же. – С. 283, 402.
13
 Там же. – С. 294–295.
14
 Гациский А.С. «Нижегородка». Путеводитель и указатель по Нижнему
Новгороду и Нижегородской ярмарке. – Нижний Новгород, 1876. – С. 28.
15
 Центральный архив Нижегородской области (ЦАНО), ф. 5, оп. 50, д.
17312, лл. 1, 7.
16
 Сенюткин С.Б. История татар Нижегородского Поволжья с последней
трети XVI до начала XX вв. (историческая судьба мишарей Нижегородского
края): Монография. – Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 2001. – С. 300, 301.
17
 Идрисов У.Ю., Сенюткин С.Б., Сенюткина О.Н., Гусева Ю.Н. Из исто-
рии нижегородских мусульманских общин в XIX – 30-х годах XX века. –
Нижний Новгород: Изд-во ННГУ, 1997. – 182 с.
18
 Сенюткина О.Н., Загидуллин И.К. Нижегородская ярмарочная мечеть –
центр общения российских и зарубежных мусульман (XIX – начало XX вв.).
– Нижний Новгород: Изд-во Нижегородского исламского медресе «Махи-
нур», 2006 (сдано в печать).
фические черты устройства религиозного быта мусульман в усло-
виях жизни города. Нижегородчина дает уникальный пример дея-
тельности махалля во время проведения ярмарок: Макарьевской
(XVII – начала XIX вв.) и Нижегородской (начало XIX – начало XX
вв.)
18
. Кроме того, с 1915 по 1938 гг. в Нижнем Новгороде действо-
вала Нижегородская городская соборная мечеть. Мечети на обеих
ярмарках были образцом межконфессионального взаимодействия
в условиях имперской России. Первой каменной мечетью и долгое
время единственной на Нижегородчине была Ярмарочная мечеть,
располагавшаяся на территории всемирно известного торга. С 1822
по 1827 годы было возведено ее здание как элемент ярмарочного



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет