Исполком Всемирного конгресса татар



жүктеу 2.99 Mb.
Pdf просмотр
бет26/28
Дата15.03.2017
өлшемі2.99 Mb.
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28
обеды, молодежные встречи и др. Сюда приходят за помощью,
поддержкой, за добрым словом, успокоением души.
Не замыкаясь в рамках собственных интересов, исламская об-
щина Нижнего Новгорода энергично участвует в общественной
и культурной жизни города и области. Поддерживаются постоян-
ные контакты с мусульманами других городов области, а также
деревень. Прихожане Нижегородской мечети стали традицион-
ными участниками общегородских праздников и мероприятий,
прежде всего, регулярных концертов татарских артистов. За всей
этой популярностью и достижениями ДУМНО стоит труд очень
небольшого, но сплоченного коллектива людей.
В 1996 году при Духовном управлении мусульман Нижегород-
ской области возникла Ассоциация женщин-мусульманок, возглав-
ляемая супругой председателя ДУМНО Зухрой-ханум Идрисовой.
Через год ассоциация была преобразована в отдел благотвори-
тельности в составе аппарата ДУМНО. За годы существования
отдела благотворительности его сотрудники помогли многим ты-
сячам нуждающихся. Постоянно устраиваются экскурсионно-бла-
готворительные поездки по связанным с Исламом достопримеча-
тельностям области. Деньги, собранные отделом благотворитель-
ности, деньги прихожан и спонсоров идут на помощь бедным и
обездоленным, детям-сиротам и брошенным старикам, погорель-
цам и инвалидам.
Во время Рамадана отдел организовывает благотворительные
ифтары для прихожан мечети. Благотворительные обеды для ма-
лоимущих прихожан устраиваются и на основные мусульманские
праздники. Усилиями сотрудников отдела и тех прихожан, кто
православной цивилизаций на основе толерантности и взаимного
уважения. Все участники презентации, включая представителей
властей, духовенства и ученых, высказывали свою поддержку идеи
проведения нового года под знаком межкультурного и межкон-
фессионального диалога, готовность к проведению других мероп-
риятий и изданию новых книг, направленных на укрепление мир-
ного сосуществования культур и религий. Красной нитью в выс-
туплениях и комментариях выступала надежда на то, что инициа-
тива ДУМНО найдет отклик у представителей всех конфессий,
национальных и общественных организаций.
Под эгидой Духовного управления мусульман Нижегородской
области в автозаводском районе функционирует также благотво-
рительный культурно-образовательный пансион «Волга». В этом
пансионе сегодня обучаются основам Ислама несколько десятков
детей-сирот и детей из неблагополучных или неполных семей.
Однако центром деятельности мусульманской общины города
по-прежнему остается Нижегородская Соборная мечеть. Именно
отсюда, из Нижегородской Соборной, осуществляется руководство
всей религиозно-духовной жизнью нижегородских мусульман.
За последнее десятилетие в Нижнем Новгороде сложилось ядро
действующих имамов. Это те духовные наставники, которые чи-
тают проповеди, являются предстоятелями на молитвах во всех
мечетях города. Это признанные сегодня лидеры нижегородской
мусульманской общины, способные объединить правоверных в
деле утверждения нравственности, духовности. Среди них руко-
водитель аппарата ДУМНО, ректор Нижегородского исламского
института им. Х.Фаизханова, директор НИМ «Махинур», выпус-
кник Исламского медресе «Нур аль-Ислам» (Республика Башкор-
тостан), института арабского языка университета «Умм аль-Кура»
(Мекка) и факультета международных отношений ННГУ им.
Н.И.Лобачевского по специальности политология Дамир-хазрат
Мухетдинов, заместитель председателя ДУМНО по учебно-вос-
питательной части, преподаватель нижегородского исламского
медресе «Махинур», выпускник исламского медресе «Нур аль-Ис-
лам» (Башкортостан), и высшего медресе «Дар уль-Хадис» (Мек-
ка) Абдулбари-хазрат Муслимов, имам-хатыб Соборной мечети,
преподаватель мактаба «Ихсан», выпускник медресе «Йолдыз»
(г. Набережные Челны), Московского высшего исламского духов-
ного колледжа Ахмет-хазрат Абдуллин – все эти имамы ДУМНО
каждую пятницу поочередно проводят проповеди в мечетях го-
рода. Часто пятничные проповеди в Соборной мечети и в «Тау-

286
Д. Мухетдинов
287
Ханифа Надырова
Деревянное культовое зодчество
Волго-Камья: истоки и традиции
Ислам органично связан с многовековой историей духовной и
материальной культуры татарского народа. На протяжении более
чем целого тысячелетия он играл определяющую роль в форми-
ровании уклада жизни, системы образования, мировоззрения и
духовных ценностей мусульманского населения Волжско-Камс-
кого региона. Ислам стал проникать в регион с тюркским населе-
нием, неоднократно переселявшимся с Нижней Волги. Вместе с
ним в регионе стала распространяться и мусульманская культура.
Процесс проникновения и распространения мусульманской рели-
гии в Волго-Камье, по мнению ряда исследователей, начался с
рубежа VII–VIII веков. В 922 году союз булгарских племен при-
знал ислам официальной государственной религией. Посольство
арабского халифа, прибывшее в Волжско-Камскую Булгарию,
политически оформило и признало исламизацию одного из круп-
нейших раннефеодальных государств Восточной Европы.
В доисламский период, по данным археологических исследова-
ний, в регионе существовала довольно развитая местная строитель-
ная культура на основе деревянных конструкций, позволявшая воз-
водить жилые и хозяйственные постройки, защищавшие людей в
суровых климатических условиях зимнего периода. Она была пред-
ставлена, в основном, жилыми и хозяйственными деревянными по-
стройками срубной, каркасно-срубной, каркасно-дощатой конст-
рукций. Первый тип конструкций представляли постройки из вен-
цов, уложенных друг на друга, бревна в которых были связаны вруб-
ками на концах. Второй тип – сооружения, состоящие из угловых
стоек, в вертикальные пазы которых вставлялись утонченные кон-
цы горизонтально уложенных бревен, брусьев, плах. Третья разно-
видность конструкций применялась при возведении хозяйственных
и неотапливаемых жилых построек, когда на вертикальные стойки
и горизонтальные балки набивались доски. Крыши построек, веро-
ятно, было одно-, двускатными, с покрытием из досок, коры, соло-
мы или земляным по бревенчатому накату.
Строительство мусульманских культовых сооружений в Волго-
Камье началось задолго до официального принятия ислама булга-
рами. Об этом в частности свидетельствуют арабо-персидские ис-
проявляет активное участие в судьбах нуждающихся, огонь на-
дежды вновь загорается в сердцах тех, кто уже перестал ждать
помощи от людей, уповая единственно на Бога. Отдел помогает
татарам и русским, мусульманам и христианам, ведь горе не зна-
ет национальностей и религий. Среди активистов отдела благо-
творительности отдельного внимания заслуживают сестры Адиля
Черкасова и Рауза Искандерова – они участвуют во всех благо-
творительных акциях, помогают в подготовке праздничных обе-
дов для прихожан. С каждым годом все больше людей приходит в
отдел благотворительности с предложением помощи.
В 2003 г. мусульмане города отмечали десятилетие со дня от-
крытия ДУМНО и девяностолетие со дня закладки Соборной ме-
чети. На торжества собрались мусульмане со всей России, резуль-
таты научно-практической конференции стали основанием для
принятия важных для мусульманской уммы России решений и из-
дания публицистических и богословских книг. В мае 2003 г. пред-
седатель ДУМНО Умар-хазрат Идрисов был награжден орденом
славы (Фахр) II степени Совета муфтиев России.
Видя одно из предназначений религии в укреплении дружбы и
взаимопонимания между народами, председатель ДУМНО
У.Ю.Идрисов активно выступал за разноплановое сотрудничество
в рамках полиэтничной и многоконфессиональной России. Умар-
хазрат постоянно озвучивает эти идеи в рамках встреч и конфе-
ренций, на пятничных проповедях и со страниц изданий ДУМ-
НО. За эту деятельность в 2004 году Умар-хазрат был отмечен
орденом Дружбы народов.
Идеи межконфессионального мира и сотрудничества несут
прихожанам и имамы действующих 57 приходов мечетей Ниже-
городчины.

289
288
Деревянное культовое зодчество Волго-Камья: истоки и традиции
Х. Надырова
дины Х в. к деревянной части здания был пристроен белокамен-
ный зал, остатки которого вскрыты в 1971–75 гг. Здание прямоу-
гольной формы в плане (41–42 х 26 м.) со стенами толщиной око-
ло 1 м. имело ту же ориентацию, что и деревянное. Внутри здания
прослежены остатки 24 колонн, расположенных в 6 рядов по 4 в
каждом. С наружной стороны юго-восточной стены прослежены
прямоугольные выступы (1,7 х 1,4) 6 боковых контрфорсов, раз-
мещенных на продолжениях поперечных ленточных фундамен-
тов. С внутренней стороны на середине юго-западной стены вы-
явлены следы михрабной ниши шириной 2,75 м. Анализ стратиг-
рафических и планографических данных показал, что залы функ-
ционировали одновременно. Общая площадь составляла 2300 кв.м.
(1200 кв.м. – деревянная часть, 1100 кв.м. – каменная). Внутрен-
няя площадь обоих залов составляла не менее 2000 кв.м. С севе-
ро-восточной стороны здания, на расстоянии 1,5 м. от его бело-
каменной стены располагался минарет (рис. 1). Несмотря на фраг-
ментарную сохранность, общий монументальный характер мече-
ти проглядывается наглядно. Несомненно, тип многоколонных
зальных мечетей был привнесен в регион из стран Мусульманско-
го Востока, но отражал местную строительную культуру (исполь-
зование деревянных конструкций и местного камня – известняка,
наличие утепленных скатных крыш и тамбуров). Исследования
историков архитектуры показали, что Билярская мечеть, к созда-
нию которой причастны ближневосточные мастера, служила об-
разцом при строительстве Булгарской соборной мечети.
В период Золотой Орды монументальная архитектура булгарс-
ких городов переживает расцвет. Строятся монументальные дере-
вянные и каменные мечети, в которых, по мнению исследователей,
сочетались формы сельджукской архитектурной школы и местно-
го зодчества. К сожалению, до настоящего времени археологичес-
ки не выявлены пока деревянные мечети региона золотоордынско-
го периода. Несомненно, они имели широкое распространение и
развивали традиции булгарского культового зодчества. После упад-
ка Золотой Орды развитие ислама и мусульманской культовой ар-
хитектуры в регионе продолжилось в рамках Казанского ханства.
Памятники мусульманской культовой архитектуры периода Ка-
занского ханства не сохранились. Известны лишь письменные сви-
детельства о казанских мечетях Нур-Али, Отучевой, Ханской и
многоминаретной мечети Кул-Шариф, разрушенных наряду с сот-
нями каменных и деревянных городских и сельских мечетей рус-
скими войсками при завоевании ханства. После завоевания Казани
точники X века. Представители арабской географии неоднократно
в своих сочинениях отмечали наличие мусульманского населения в
Булгарии. Один из них, Ибн Русте, в сочинении, составленном око-
ло 903–913 гг., утверждал: «Большинство их исповедует ислам, и
есть в селениях их мечети и начальные училища с муэдзинами и
имамами». Одно из наиболее подробных описаний религиозной
жизни булгар дано в «Записках» секретаря арабского посольства
Ибн Фадлана. О соборных мечетях в булгарских городах указыва-
ют ал-Балхи, Ибн Хаукал, Йакут, и позднейшие авторы средневе-
ковых географических сочинений. В сочинениях арабских геогра-
фов Х в. Абу Заида ал-Балхи и Ал-Джайхани г. Сувар упоминался
наряду с Биляром (Булгаром). Отмечалось, что между двумя горо-
дами пространство пути в два дня по берегу реки в очень густых
зарослях и в городе Сувар (Сивар) также есть главная мечеть
1
.
До наших дней дошли археологические остатки зданий мече-
тей в Билярском и Булгарском городищах (X–XIII вв.). На Биляр-
ском городище вскрыты остатки первой многоколонной деревян-
ной мечети в регионе. Комплекс Билярской мечети (С. Билярск,
Алексеевский район РТ), состоящий из остатков каменного и де-
ревянного молельных залов и отдельно стоящего минарета, рас-
положен в центре Билярского городища. В Х в. – 1236 г. это была
столица Волжско-Камской Булгарии, известная под названием
Биляр, Булгар, а по русским летописям – Великий город. Остатки
мечети известны издавна. Жители с.Билярска в XVII–XIX вв. это
место называли «татарской мечетью» или «столпом». Полные на-
учные раскопки всего комплекса мечети были произведены в
1971–76 гг. под руководством А.Х.Халикова.
Судя по стратиграфическим данным, первоначально была по-
строена деревянная часть, имевшая прямоугольную форму (44,5–
48 х 30–32 м), ориентированную входом на северо-восток, а мих-
рабом на юго-запад к Мекке. Здание представляло собой зал с 5
рядами колонн по 9 в каждом из них. Было установлено, что пе-
ред михрабной нишей и в центре зала по его продольной оси не
было по одной колонне, что позволило объединить соседние ячей-
ки пролетов для пространственного выделения михраба и устрой-
ства небольшого бассейна в центре зала. По периметру наруж-
ных стен были устроены узкие в плане клети, открытые в про-
странство. Вероятно, они несли галерею второго яруса, устроен-
ную по периметру мечети. В толще этих клетей на юго-западной
стене была устроена михрабная ниша, а на северо-восточной и
продольных сторонах – входные тамбуры. Позднее, около сере-

291
290
Деревянное культовое зодчество Волго-Камья: истоки и традиции
Х. Надырова
факты строительства мечетей, что свидетельствовало, по его мне-
нию, о слабости миссионерской деятельности господствующей
православной церкви. Он указывал в этой связи: «Да прежде сего
от казанского взятья в сорок лет, не бывали в Татарской слободе
мечети, а ныне де учали мечети ставити близко посаду, всего как
из лука стрелить». В последовавшем в 1593 г. царском наказе ка-
занским воеводам было строжайше приказано – «и вы б мечети
татарские все велели посметати, впред татарам мечети однолич-
но ставити не велели...».
Краткий период ослабления религиозного преследования та-
тар в правление Софьи Алексеевны в конце XVII столетия, сме-
нился в первой половине XVIII века новым всплеском кампании
насильственной христианизации, связанным в первую очередь с
деятельностью в крае Новокрещенской конторы. Антимусульман-
скую и антитатарскую направленность имел опубликованный в
ноябре 1742 г. сенатский указ «О недопущении в Казанской гу-
бернии строить мечети...». Согласно положениям этого указа Се-
натом предписывалось не только «сломать и впред строить не
допущать» вновь возведенные мусульманские культовые соору-
жения, но и подвергнуть обследованию и оценке целесообразнос-
ти существования мечети старой постройки. На практике это при-
вело к повсеместному разрушению мечетей. За полтора года, про-
шедших после издания указа, в Казанском уезде и в самой Казани
было уничтожено 418 из 536 мечетей, среди которых были и по-
строенные «еще до взятья под российское владение Казани, а
другие назад тому лет от 200 и ниже...».
Многочисленные жалобы и прошения татарского населения о
восстановлении мечетей, наконец, возымели действие. В 1744 г.
Сенат пошел на символические уступки, разрешив казанским та-
тарам строительство двух мечетей в Татарской слободе и устано-
вив положения, жестко ограничившие условия возведения мече-
тей, их количество и численность прихожан. Исключалась пост-
ройка мечети в селениях, где совместно проживали мусульмане и
новокрещены. Приход (махаллю) должны были составлять не ме-
нее чем 200 ревизских душ мужского пола.
В правление Екатерины II религиозная политика самодержа-
вия по отношению к мусульманам России существенно пересмат-
ривается. События Крестьянской войны 1773–1775 гг., колони-
альная политика царизма в Средней Азии, борьба за влияние на
южных границах и русско-турецкие войны потребовали от пра-
вительства определенных усилий по стабилизации социально-эко-
в 1552 г. и присоединения Казан-
ского ханства к Русскому госу-
дарству монументальная мусуль-
манская культовая архитектура в
регионе прекратила свое суще-
ствование и развитие. Сельская
культовая архитектура продол-
жала существовать в формах де-
ревянного народного зодчества.
Традиционный местный тип ме-
чети представлял срубную клеть,
покрытую двух или четырехскат-
ной крышей, которую прорезал
минарет. Такой вариант размеще-
ния минарета по сравнению с от-
дельно стоящим минаретом, от-
личается конструктивной жестко-
стью, устойчивостью к ветровой
нагрузке, большей экономичнос-
тью. Этот тип мечети сохранил-
ся и продолжает развиваться в
силу большой консервативности
народного зодчества, отбирав-
шего формы и приемы, наиболее устоявшиеся в строительной прак-
тике и отвечающие функционально-конструктивным требованиям
к мечети. Увеличение объема мечети происходило за счет прируба
клетей по продольной оси и устройства под ними подклетов (цо-
кольных этажей), используемых для хозяйственных нужд. Срубны-
ми, т.е. бревенчатыми были михраб, фронтоны крыши, ствол мина-
рета и входное крыльцо. Это подтверждают сохранившиеся в еди-
ничных образцах мечетей срубные консольные и наземные михра-
бы, крыльца, основания и балконы азанчи минаретов. Доказатель-
ством служат и выявленные иконографические материалы, науч-
ные исследования этого вопроса. Следовательно, в новых услови-
ях, когда ислам из государственной религии превратился в подав-
ляемую, жизнеспособным оказался лишь тип небольшой мечети,
сложившийся в местных условиях на основе традиционных конст-
руктивных решений и материалов. Однако и деревянные мечети
этого типа постоянно подвергались уничтожению.
В начале 1590-х гг., казанский митрополит Гермоген в своей
челобитной царю Федору Иоанновичу с беспокойством отмечал
Рис. 1. Билярская мечеть.
а – деревянная часть нач. Х в.;
б – с каменной частью сер. Х в.
Реконструкция С.С.Айдарова.

293
292
Деревянное культовое зодчество Волго-Камья: истоки и традиции
Х. Надырова
ственным подклетом или первым этажом и с минаретом на крыше.
Минареты, как правило, были ярусные двух типов: со световым
фонарем азанчи (открытым или остекленным) и с балконом вок-
руг светового фонаря. Световой фонарь – это освещенный окна-
ми последний перед шатровым завершением ярус минарета, на
который вела винтовая лестница. Яруса различались по форме,
размерам и разделялись карнизами с небольшими кровельками. В
оформлении первых кирпично-каменных мечетей: Марджани,
Апанаевской в Казани, в селениях Маскара, Нижние Берески,
Кшкар Казанского уезда использовано сочетание элементов ар-
хитектуры барокко и татарского декоративного искусства. В де-
ревянных мечетях также прослеживаются черты архитектуры ба-
рокко. Окна в них стали прорубать по размерам значительно выше
и шире, чем раньше. Появилась тесовая обшивка стен. Крыши
устраивались более высокие с крутыми скатами.
Практически единственным из известных, сохранившихся до
наших дней, памятников татарского деревянного культового зод-
чества конца XVIII в. является мечеть в д. Асан-Елга Кукморско-
го района РТ (рис. 2). При лаконизме традиционного объемно-
планировочного решения выделяется монументальностью форм,
скрытых ныне более поздней обшивкой. Мечеть построена на-
родными мастерами и расположена в низинной части селения в
ряду уличной жилой застройки. Прямоугольная в плане мечеть с
габаритами 8 х 15,6 м включает три анфиладных помещения: ос-
новной молельный зал, занимающий половину объема здания, до-
полнительный зал для вступительных молитв и вестибюль. Под
вестибюлем, в подклетном пространстве расположена прихожая
с основным входом в мечеть на восточной стороне. В прихожей
оставляли уличную обувь и по лестнице, расположенной в севе-
ро-западном углу, поднимались в вестибюль. В юго-западном углу
вестибюля размещена узкая лестница на чердак и минарет. К вос-
точной стене вестибюля примыкает остекленная веранда. Вход в
мечеть акцентирует остекленная веранда, поддерживаемая двумя
колоннами и покрытая отдельной двускатной крышей. Вероятно,
она пристроена в начале ХIХ в. Высокая стропильная четырех-
скатная крыша мечети была покрыта тесом. Консольный, квад-
ратный в плане выступ михраба покрыт трехскатной тесовой кры-
шей. В центре четырехскатной крыши возвышается восьмигран-
ный минарет, завершенный высоким шатром. Стойки минарета
опираются на бревенчатый квадратный сруб, в основании кото-
рого лежат мощные поперечные балки перекрытия. Жесткость
номической ситуации в таком взрывоопасном регионе как Волго-
Камье, по привлечению к сотрудничеству верхушки татарского
общества и мусульманского духовенства. Одним из первых ме-
роприятий царизма в этом направлении стало официальное при-
знание в 1773 г. за исламом статуса терпимой религии, а затем и
издание целого ряда указов, ослаблявших прежние гонения на
мусульманских священнослужителей. Учреждение в 1788 г. Ду-
ховного собрания, в чье ведение было передано управление му-
сульманским духовенством внутренней России, способствовало
государственной регламентации ислама, как одной из конфессий
государства, хотя и более низкой по статусу, чем православной.
В конце XVIII – начале XIX веков под влиянием городской ар-
хитектуры произошли смена самцового (с бревенчатыми фронто-
нами) типа крыши на стропильный тип, срубных конструкций ми-
нарета – на каркасные. Появилась дощатая обшивка бревенчатых
стен с оформлением выступов бревен в виде лопаток или пилястр.
В этот же период появляются ступенчатый дощатый карниз, ниши
с чердачными оконцами на южном и северном фронтонах, крыльца
с двускатными крышами на двух колоннах и т.д. Знак ислама – по-
лумесяц – появился на татарских мечетях (на минарете, на куполе
мечети и над михрабом) предположительно не ранее конца XVIII
века. Михрабом мечеть должна ориентироваться на Мекку, на юг
(точнее, направление продольной оси мечети и михраба в мечетях
региона отклоняется к западу на 11 градусов). Выход из светового
фонаря минарета на круговой балкон располагается на южной сто-
роне. Вход в мечеть в зависимости от ситуации размещают на се-
верном, восточном или западном фасадах. Причем в последних слу-
чаях при анфиладном расположении помещений вход устраивался
ближе к северо-западному или северо-восточному углу. Эти прин-
ципы и приемы строительства традиционного для Волго-Камья типа
татарской деревянной мечети сформировались еще в период сред-
невековья и сохраняются до настоящего времени.
Строительство новых кирпичных мечетей в Казанском крае
началось с конца 60-х годов XVIII в. Используя традиционный
тип зальной мечети с минаретом на крыше, сложившийся и рас-



Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   20   21   22   23   24   25   26   27   28


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет