Историческая грамматика русского языка сложное предложение



жүктеу 373.22 Kb.
Pdf просмотр
бет1/2
Дата03.03.2017
өлшемі373.22 Kb.
  1   2

БЕЛОРУССКИЙ  ГОСУДАРСТВЕННЫЙ  УНИВЕРСИТЕТ 

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ  ФАКУЛЬТЕТ

 

Кафедра  русского  языка 

 

 

 



 

 

 



 

 

 



ИСТОРИЧЕСКАЯ  ГРАММАТИКА  РУССКОГО  ЯЗЫКА 

 

 



СЛОЖНОЕ  ПРЕДЛОЖЕНИЕ 

 

КСР



 

для  студентов  филологического  факультета  

специальности  D  21.05.02  "Русская филология" 

 

 



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Минск 


2003 

 

 

 



 

 

Автор-составитель: Е. И. Янович,  



д-р филол. наук, проф. 

 

 



 

 

 



 

 

 



Рекомендовано Научно-методическим советом  

филологического факультета 19 февраля 2003 г.,  

протокол № 6. 

 


 

3

С



ОДЕРЖАНИЕ  ТЕМЫ

 

Типы  сложного  предложения.  Сложносочиненные  предложения  с  союза-

ми. Типы бессоюзных сложных предложений, сопоставляемые со сложнопод-

чиненными  предложениями  с  союзами  и  относительными  словами,  выражаю-

щие отношения зависимости (условно-временные, причинные, изъяснительные 

отношения).  К  истории  изучения  бессоюзных  сложных  предложений,  сопос-

тавляемых со сложноподчиненными предложениями. 

Союзные  сложноподчиненные предложения. Развитие средств выражения 

подчинительной  связи  между  частями  сложного  предложения.  Различия  в  со-

ставе союзов, союзных слов в текстах различных типов и жанров. Развитие но-

вых  союзов,  выражающих  подчинительные  отношения.  Союзы  глагольного  и 

местоименного  происхождения.  Союзы,  образованные  на  основе  служебных 

слов.  Формирование  сложноподчиненных  предложений  разных  типов  (усло-

вия,  места,  времени,  причины,  цели,  дополнительные,  определительные). 

Функции коррелятов как дополнительных средств дифференциации и уточне-

ния типа семантико-синтаксических отношений между частями сложноподчи-

ненного  предложения.  Корреляты-наречия.  Предложно-местоименные  сочета-

ния в функции коррелятов



Р

ЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

 

Основная 

1.

 



Иванов  В.  В.  Историческая  грамматика  русского  языка. – М., 1990. –

С. 387-393. 

2.

 

Янович  Е.  И.  Историческая  грамматика  русского  языка. – Мн., 1986. – 



С. 282-308. 

Дополнительная 

1.

 



Борковский  В.  И.  Сравнительно-исторический  синтаксис  восточносла-

вянских языков. Бессоюзные сложные предложения, сопоставляемые со слож-

ноподчиненными. – М., 1972. – С. 5–29.  

2.

 



Георгиева В. Л. История синтаксических явлений русского языка. – М., 

1968. – С. 107–158. 

3.

 

Ломтев Т. П. Очерки по историческому синтаксису русского языка. – М., 



1956. – С. 485–564. 

4.

 



Структура предложения в истории восточнославянских языков / Под ре-

дакцией В. И. Борковского. – М., 1983. – С. 102–281. 



 

4

ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ  МАТЕРИАЛ  ПО  ТЕМЕ  



«СЛОЖНОЕ  ПРЕДЛОЖЕНИЕ» 

Т

ИПЫ  СЛОЖНОСОЧИНЕННЫХ  ПРЕДЛОЖЕНИЙ

 

Соотношение  сочинения  и  подчинения 

как  типов  синтаксической  связи  между  частями  сложного  предложения 

Структура  простого  предложения  закрепилась  в  языке  еще  в  глубокой 

древности и на протяжении всего исторического периода развивалась, услож-

нялась и совершенствовалась. Наряду с этим постепенно создается и оформля-

ется  новая  синтаксическая  единица — сложное  предложение.  По  мнению 

А. А. Потебни,  формирование  сложного  предложения  проходило  двумя  путя-

ми: первый путь — возникновение сложного предложения в результате соеди-

нения  простых  предложений  в  одно  целое,  второй  путь — перерастание  про-

стого предложения в сложное в результате зарождения в нем второго предика-

тивного центра. 

Однако в русском языке, как и в других славянских языках, развитие внут-

ри простого предложения второго предикативного центра — причастного ска-

зуемого — не  привело  к  формированию  сложного  предложения,  а  означало 

развитие простого предложения с причастным или деепричастным оборотами. 

Таким  образом,  в  русском  языке  вероятнее  первый  путь  формирования  слож-

ного  предложения — в  результате  соединения  простых  предложений  в  одно 

целое. 

Наиболее  древние  конструкции  сложного  предложения  представляет  тип 



сложносочиненного  предложения,  в  составе  которого  простые  предложения 

сохраняют свою структурно-синтаксическую независимость. Более поздним ко 

происхождению  является  тип  сложноподчиненного  предложения,  в  котором 

структурно-синтаксическую  независимость  сохраняет  одно  предложение,  а 

второе (или другие) подчиняется ему. 

Историко-лингвистические  исследования  в  области  синтаксиса  индоевро-

пейских языков (труды Б. Дельбрюка, Ф. Е. Корша, А. А. Потебни) привели к 

выводу о том, что подчинение (гипотаксис) как тип синтаксической связи меж-

ду предложениями развивалось на основе сочинения (паратаксиса). Этот вывод 

подтверждается  фактами  употребления  в  ряде  древнерусских  памятников 

сложных конструкций переходного типа. Можно сказать, что для древнего пе-

риода характерно такое  положение,  когда даже при наличии смысловой зави-

симости между простыми предложениями в составе сложного синтаксическая 

связь  между  такими  предложениями  оформляется  как  сочинительная  в  силу 

недостаточной  развитости  подчинительной  связи,  например:  преставися  пре-

священныи епископ Григории пасъ церковь божию летъ 21 (Московский лето-

писный свод), В данном случае при сочинении предложений имеет место явная 

синтаксическая зависимость второго предложения от первого. Другой пример: 

Вид

2

хъ

 

зв

2

рь великъ, а главы не им

2

еть (Моление Даниила Заточника), когда 


 

5

при подчинительной смысловой зависимости второго предложения выступает 



сочинительный союз а. Переходный период в развитии сложного предложения 

от паратаксиса к гипотаксису в древнерусском языке сказывается в том, что в 

сложноподчиненном  предложении  рядом  с  подчинительными  союзами  упот-

реблялись и сочинительные, например: Пойди въ свою оцину ...не идеши ли, а 



пов

2

жь (I Новгородская летопись). 

Следует отметить, что не все исследователи разделяют мнение о развитии 

гипотаксиса  на  базе  паратаксиса.  Так,  Т.  П.  Ломтев  полагает,  что  сложные 

предложения  как  с  сочинением,  так  и  с  подчинением  возникли  из  сложных 

синтаксических  единиц  с  цепным  нанизыванием  предложений  путем  парного 

объединения.  При  этом  сложносочиненные  предложения  оформлялись  глав-

ным образом на основе парных объединений предложений повествовательного 

характера  Сложноподчиненные  предложения  складывались  на  основе  парных 

объединений предложений с разным мо дальным планом: повествовательного 

и вопросительного, повествовательного и побудительного и т. д. Предложения 

с косвенной модальностью втягивались в более тесную связь с повествователь-

ными предложениями, утрачивали модальность и превращались в придаточные 

предложения 



Сложносочиненные  предложения  с  союзами 

В  древнерусском  языке  различались  сложносочиненные  предложения  с 

союзами и без союзов. Для связи простых предложений употреблялись соеди-

нительные, противительные и разделительные союзы. 

Соединительные отношения выражались с помощью союзов и, да, а, да и 

Преставися въ Руси Всеволодъ и с

2

де на столъ его братъ Игорь (I Новгород-

ская летопись), поиди княже с нами в дань, да и ты добудеши и мы (Повесть 

временных  лет),  Княземъ  слава  а  дружине  аминь  (Слово  о  полку  Игореве)  В 

современном  русском  языке  союзы  а,  да  утратили  свою  соединительную 

функцию (в этом значении союз да известен лишь в разговорном языке). 

Противительные отношения выражались союзами и, нъ (но), да, ано, анъ, 

ино, инъ и др.: Ольга же оустреми ся съ снмъ своимъ а деревляне затворишася 

въ град

2

 (Повесть временных лет), на кого третий помолвить, анъ взятого не 



отдастъ,  то  правому  отняти  (Договорная  грамота  Дмитрия  Ивановича). 

Союзы  ано,  анъ,  ино,  инъ  в  процессе  исторического  развития  русского  языка 

вышли из употребления, хотя еще в сборнике пословиц XVII встречаем: Моле-

ной боран отлучился, ин гулящий прилучился. 

Разделительные  отношения  выражались  при  помощи  союзов  либо,  любо, 



то…  то,  или:  Хощу  главу  свою  приложити,  а  любо  испити  шеломомъ  Дону 

(Слово о  полку Игореве), то его побиють, то онъ побиваетъ икъ многажды 

(Хождение Афанасия Никитина). 


 

6

Бессоюзные  сложные  предложения 



с  независимыми  и  зависимыми  отношениями  частей 

Среди бессоюзных предложений хорошо известен тип сложносочиненных 

конструкций, которые обозначают преимущественно одновременность явлений 

и  действий  и  являются  независимыми  частями  сложной  синтаксической  еди-

ницы, например Ночь мркнеть, заря светъ запала, мъгла поля покрыла (Слово 

о полку Игореве). Структура таких предложений не претерпела каких-либо из-

менений. 

Другой  тип –– бессоюзные  сложные  предложения,  компоненты  которых 

находятся в логически зависимом положении. В русском языке XI—XVIII вв. 

широкое распространение имели бессоюзные сложные предложения с условно-

временным  и  условно-следственным  значениями.  Например,  с  условно-

временным  значением:  А  умру  в  белц

2

хъ  и  имъ  меня  поминати,  и  мою  жену 

Марью  (Грамота  около 1427 г),  с  условно-следственным  значением:  наказуи 

дети  во  юности,  покоить  тя  на  старость  твою  (Домострой).  Предложения 

такого  типа  следует  считать  бессоюзными  несмотря  на  наличие  в  их  составе 

союзов  а,  и,  которые  являются  начинательными  и  имеют  сочинительный  ха-

рактер. Условное предложение было всегда на первом месте, и порядок распо-

ложения  простых  предложений  в  бессоюзном  сложном  являлся  грамматиче-

ским  средством  для  выражения  условно-следственных  и  условно-временных 

отношений. Второе предложение могло присоединяться к первому с помощью 

сочинительных союзов и, а, да, ино, например: а не отъдадутъ а на то судъ и 



исправа  (Договорная  грамота  князя  Юрия  Дмитриевича).  К XVIII в  сложные 

предложения такого значения с начинательными союзами были утрачены. 

Реже наблюдались бессоюзные сложные предложения с временным значе-

нием. Они выражали или одновременность событий: А ясти же садятся, ини 



омывають  рукы  да  и  ногы  (Хождение  Афанасия  Никитина),  или  последова-

тельность действий: А въ томъ Чюнере ханъ у меня взялъ жерепца, а уведалъ, 



что  язъ  не  бесерменинъ  (Там  же).  Временное  предложение  также  располага-

лось на первом месте. 

Бессоюзные сложные предложения с причинным значением употреблялись 

реже,  чем  предложения  со  значением  условия.  Причинные  предложения,  как 

правило, были постпозитивными: О гор

2

 бяше по търгоу трупие, по улицамъ 



троупие, по полю троупие (I Новгородская летопись), да пришли сороцицю со-

роциц

2

  забыле  (Берестяная  грамота XIV в.),  Все  на  брюхе  лежал  спина  гнила 

(Житие Аввакума). Постпозитивными были и предложения со значением след-

ствия  И  бе  гладъ  великъ,  по  полугривне  голова  конячья  (I  Новгородская  лето-

пись). Бессоюзные сложные предложения с указанием причины или следствия 

в его второй части известны и современному языку. 

Сравнительно  частыми  были  постпозитивные  предложения  со  значением 

дополнения или пояснения первой части, например: Той же осени много зла ся 



створи, поби мразъ обилье по волости (I Новгородская летопись). 

 

7

Итак,  выражение  различных  смысловых  отношений  в  бессоюзных  конст-



рукциях осуществлялось внутренними структурными средствами — в частно-

сти, расположением частей предложений. 

Древнее бессоюзие архаического типа необходимо отличать от нового бес-

союзия,  возникшего  в  результате  опущения  союза,  если  такой  пропуск  союза 

играет  стилистическую  роль  (примером  чего  могут  служить  многочисленные 

пословицы такой синтаксической структуры: Скоро — не споро; Упало, пиши 



пропало). 

ТИПЫ

  

СЛОЖНОПОДЧИНЕННЫХ

  

ПРЕДЛОЖЕНИЙ 

Развитие  средств  подчинительной  связи   

между  частями  сложного  предложения 

В  древнерусском  литературном  языке,  как  и  в  современном,  преобладали 

сложноподчиненные предложения, в которых придаточные вводились при по-

мощи союзов и союзных слов. 

В истории синтаксического строя русского языка ярко проявляется разви-

тие  средств  подчинения,  заключающееся  в  значительном  расширении  круга 

подчинительных  союзов,  которых  к XVII в.  насчитывается  свыше 80. Что  же 

касается  особенностей  сложноподчиненного  предложения  в  древнерусском 

языке,  то  такой  чертой  является  отсутствие  развитой  и  дифференцированной 

системы подчинительных союзов. Многие союзы были многозначны. Так, на-

пример,  союз  яко  употреблялся  в  значении  следующих  современных  союзов: 

что,  так  что,  потому  что,  как,  когда,  чтобы.  С  недифференцированностью 

подчинительных союзов связано и то, что в древнейшую эпоху зачастую четко 

не  различались  конструктивные  типы  и  функции  отдельных  придаточных 

предложений,  которые  сближались  как  по  смысловым  отношениям,  так  и  по 

употребляемым в них союзам. 

В  древнерусском  языке  можно  выделить  три  основных  структурно-

генетических типа сложноподчиненных предложений, которые характеризуют 

постепенное оформление синтаксических средств, выражающих подчинитель-

ную связь между обеими частями предложении. 

1.  Архаический  тип  сложного  предложения,  в  значении  которого сущест-

вует логико-смысловая зависимость одной части от другой (главной). Но при-

даточное  предложение  такого  типа  (А.  А.  Потебня  называет  его  паратактиче-

ским) присоединяется к главной части при помощи сочинительных союзов или 

посредством  бессоюзия:  да  взялъ  есмь...  конь  с

2

ръ,  ц

2

на  ему  десять  рублевъ 

(Духовная грамота 1427 г.), да ларець с костми а в нем каймы да круживо (Ду-

ховная  грамота 1486 г.).  Важную  структурную  особенность  такого  предложе-

ния  составляет  соотносительность  имени  главной  части  и  указательного  ме-

стоимения  зависимой  части.  Это  свидетельствует  о  начинающемся  формаль-

ном выражении подчинительной связи в подобного типа предложениях. 


 

8

2.  Следующий  этап  в  развитии  подчинительной  связи –– тип  сложнопод-



чиненного  предложения,  в  котором  логико-смысловая  зависимость  синтакси-

чески выражена. В качестве средств подчинительной связи выступают относи-

тельно-вопросительные  местоимения  и  наречия  в  зависимом  (или  придаточ-

ном) предложении и соотносительные указательные местоименные слова в не-

зависимом (или главном) предложении: А который суды издавна потягли к го-

роду, а т

2

 и нын



2

ча к городу (Договорная Дмитрия Ивановича 1376 г.), А что 

мое сто руб. оу Ески, а то раздадять по црквамъ (Духовная Ивана Даниловича 

1339 г.). 

Наличие  в  сложном  предложении  относительных  слов,  восходящих  по 

происхождению  к  вопросительным  местоимениям  и  наречиям,  послужило  ос-

нованием  для  лингвистов-историков  сделать  вывод  о  том,  что  сложноподчи-

ненное предложение развивалось в результате объединения повествовательных 

и вопросительных или повелительных предложений. 

Этот  тип  сложноподчиненного  предложения  распространен  в  языке  мос-

ковских грамот XIV—XV вв. и представляет переходную конструкцию от ар-

хаического типа с паратактическим придаточным к современному типу слож-

ноподчиненного предложения. 

3.  Современный  тип  сложноподчиненного  предложения  характеризуется 

тем, что подчинение придаточного предложения главному выражается постпо-

зитивным положением придаточного определительного, определенным поряд-

ком следования главного и других видов придаточных предложений, необяза-

тельным употреблением коррелятивных (или соотносительных) местоимений в 

главном и придаточном предложениях. Этот тип представлен уже в следующем 

случае: А что наши князи мещерские которые живут в Мещер

2

 и теб

2

 их къ 



себ

2

 не приимати (Договорная Ивана Васильевича 1483 г.). 

Данный  тип  сложноподчиненного  предложения,  в  свою  очередь,  может 

иметь разновидности, или подтипы, которые выделяются в зависимости от то-

го, относится ли придаточное предложение ко всему главному в целом (таковы 

придаточные времени, условия, цели, причины, следствия, придаточные усту-

пительные), конкретизируют ли какой-нибудь член или группу членов главно-

го предложения (придаточные места, определительные, изъяснительные). 

Все эти подтипы сложноподчиненного предложения известны уже древне-

русскому  языку,  прошли  в  своем  становлении  длительный  путь  развития  и 

оформления средств выражения различных синтаксических отношений. 

Придаточные  временные  предложения 

Связи явлений внешнего мира осознавались в мышлении людей древности 

прежде всего как отношения сосуществования в пространстве и времени. 

Соотнесенность  во  времени  между  двумя  (или  несколькими)  действиями, 

событиями или ситуациями выражалась в сложноподчиненных предложениях с 

придаточными времени, которые в силу этого относились ко всей главной час-

ти в целом. 


 

9

Временные  отношения  между  главным  и  придаточным  предложениями 



выражались  посредством  союзов:  а)  старославянского  происхождения  егда, 

елма,  внегда  ‘когда’,  дондеже,  донележе  ‘пока’,  отнележе  ’с  тех  пор  как’  и 

б) древнерусского  происхождения  яже,  якоже  ‘когда’,  какъ,  коли,  докол

2

  ‘до 

тех  пор  как’,  когда,  едва  (одва),  докуда,  покол

2

,  докам

2

ста,  до  т

2

хъ  местъ 

какъ, покуда, только, в кою пору, до т

2

хъ поръ пока и др. 

В развитии сложноподчиненных предложений с временным придаточным 

можно  наметить  три  основных  этапа:  а)  древний,  паратактический,  тип  пред-

ложения, который отличается отсутствием подчинительных союзов и построе-

нием  сложного  предложения  при  помощи  сочинения,  например  в  Хождении 

Афанасия  Никитина:  а  ув

2

даль,  что  язъ  не  бесерменинъ,  русинъ,  и  онъ  мол-



витъ;  б)  переходный  тип,  который  характеризуется  употреблением  сочини-

тельных союзов наряду с подчинительными временными союзами, хотя веду-

щей связью является подчинение: И яко внидоша въ землю ихъ и разд

2

лишася 



на 3 поути (I Новгородская летопись); в) гипотактический, который характери-

зуется  присоединением  придаточного  предложения  к  главному  при  помощи 

относительных  наречий  времени:  Коли  Игорь  соколомъ  полет

2

,  тогда  Влуръ 



влъкомъ потече (Слово о полку Игореве). 

В  памятниках  древней  письменности,  особенно  церковно-книжных  жан-

ров, употреблялись союзы церковнославянского происхождения: Елма же царь 

распусти  силу  татарьскую,  ови  изшедше  по  земли  руской  (IV  Новгородская 

летопись),  не  движаше  ногама  дондеже  отпояху  заутреню  (Лаврентьевская 

летопись). Наряду с ними в памятниках деловой письменности употреблялись 

исконно русские союзы, возникшие из наречий с временным значением, кото-

рые  в  старорусский  период  все  более  вытесняют  старославянские  временные 

союзы. Последние сохраняются лишь как принадлежность высокого стиля. 

В летописно-житийном жанре широко употреблялся союз яко: Яко приде, 

повел

2

 кумиры испровр

2

щи (Лаврентьевская летопись). Но его многозначность 

привела к тому, что уже в XIII—XIV вв. союз яко заменился союзом какъ, ко-

торый  нередко  сопровождался  сочинительными  союзами  зачина  а,  и:  А  какъ 

опишемъ свои отчины, и тоб

2

 давати по той описи (Договорная грамота Ива-

на Васильевича 1486 г.). В период XV—XVII вв. союз какъ широко отражен в 

памятниках,  но  постепенно  он  вытесняется  из  употребления  союзом  когда.  К 

XVIII в. союз какъ окончательно заменяется союзом когда. 

Древним  памятникам  известны  также  временные  союзы  коли,  когда: 



Вел

2

лъ есмь бити въ не на об

2

д

2

 коли игуменъ об

2

даеть (Мстисловова грамо-

та около 1130 г.), когда бяше брани быти на поганыя, тъгда ся начаша бити 



межи собою (I Новгородская летопись); последний в летописях отмечен редко 

и лишь к XVII в. частота его употребления возрастает (в значительной степени 

и за счет союзов яко, какъ). 

Препозитивные  временные  предложения  с  этими  союзами  (коли,  когда) 

нередко бывают близкими к условным придаточным, так как временные отно-

шения  (отношения  временной  последовательности)  являются  основой  для  от-

ношений  условных.  Так,  условно-временными  следует  считать  такие  предло-


 

10

жения: А коли ... выхода ты в Орду не дашь и тоб



2

 и оу меня не взяти (Дого-

ворная Ивана Васильевича 1486 г.), поскольку в таком случае четко не разгра-

ничены условные и временные отношения. Синтаксическим средством диффе-

ренциации  условно-временных  конструкций,  широко  распространенных  в  де-

ловой письменности Московской Руси, являются соотносительные наречия или 

союзы в главном предложении. Так, при наличии в главном предложении со-

относительного  слова  тогда  придаточное  предложение  с  союзами  коли,  какъ 

имеет временное значение: А коли ми взяти дань на своихъ бояр

2

хъ ... тогды 



ти взяти на своихъ такъ же по кормленью и по путемъ (Договорная грамота 

Дмитрия  Ивановича 1389 г.).  Если  в  главном  предложении  употреблен  союз 



ино, то придаточное предложение имеет условное значение: А коли ... снъ твои 

не всядет на конь, ино и мн

2

 не вс



2

сти на конь (Договорная грамота Василия 

Дмитриевича 1401 — 1402 гг.). 

Среди  временных  союзов  древнерусского  языка  отмечены  союзы,  восхо-

дящие к наречиям и наречным выражениям, обозначающим место: покуда, до-



куда,  покам

2

ста  (из  по  ка  м

2

ста),  съ  т

2

хъ  м

2

ст  какъ  и  др.  Появление  их  в 

языке объясняется тем, что пространственные и временные значения тесно свя-

заны между собой (путь может измеряться количеством времени — пять дней 

пешего  пути).  Временные  союзы  такого  образования  впоследствии  вышли  из 

употребления за исключением союза и наречия пока ‘с того времени как’. 

Происходили изменения и в порядке следования главного и придаточного 

предложений. В ранних памятниках древнерусскою языка, как отмечалось вы-

ше, придаточное предложение с временным союзом чаще встречается в препо-

зиции, чем в постпозиции: Яко ув

2

даша пльсковичи погоню, отслаша полонъ (I 

Новгородская летопись). 

В дальнейшей истории  русского языка подчинение придаточного предло-

жения  главному,  выраженное  временными  союзами,  подкрепляется  также  и 

постпозитивным положением придаточного. Такое расположение частей в со-

ставе сложноподчиненного предложения становится все более частым в позд-

них памятниках: не тогда мн

2

 говорить, как издохну (Житие Аввакума), Добро 



тогда будеть добро, когда люди похвалятъ (пословицы XVII в.). Необходимо 

заметить,  что  современному  языку  свойственно  свободное  расположение  вре-

менного придаточного предложения относительно главного. 


Каталог: Cache -> pdf
pdf -> Литература повести И. С. Тургенева Дубовиков А. Н. Повести и рассказы И. С. Тургенева (1844-1854) // Тургенев И. С. Псс
pdf -> Филологического
pdf -> Филологический факультет
pdf -> Ф. И. Тютчева это высочайшее счастье, но оно связано с борьбой индивидуальностей. Его любовная лирика развивается в окружении мотива роковой предопределенности, в оппозиции жизнь смерть. Любовь может разруш
pdf -> Как иностранного
pdf -> Филологический факультет
pdf -> Пособие предназначено для использования на практических заняти


Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет