История русской литературы XIX века. Часть 1: 1795-1830 годы


Каменноостровский цикл (1836)



Pdf көрінісі
бет138/194
Дата12.09.2022
өлшемі2.98 Mb.
#38918
түріЛитература
1   ...   134   135   136   137   138   139   140   141   ...   194
Каменноостровский цикл (1836). Так как все стихотворения, кроме «Странника», 
написаны в 1836 г. и в одном месте, то естественна общность положенных в их основу 
поэтических принципов. Все стихотворения представляют собой новый этап в лирическом 
творчестве Пушкина, характеризующийся тем, что религиозный символизм наполняется 
личным содержанием, и, напротив, личное содержание понимается в свете религиозных идей 
и образов. В результате этого между стихотворениями прослеживается глубокая внутренняя 
связь – их темы, идеи, образы, символы пересекаются, их мотивы перекликаются и взаимно 
обогащают друг друга. 
Так, тема греха, его искупления и спасения решается в стихотворениях «Странник», 
«Напрасно я бежал к сионским высотам…», «Отцы пустынники и жены непорочны…», 
«<Подражание итальянскому>». Противопоставление мирской власти и власти 
духовной стало темой стихотворений «Мирская власть», «<Из Пиндемонти>» и «Я 
памятник себе воздвиг нерукотворный…». Тема духовной жажды пронизывает 
стихотворения «Странник» и «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…». Наконец, тема 
общечеловеческого и личного исторического бессмертия составляет предмет размышлений в 
стихотворениях «Когда за городом, задумчив, я брожу…» и «Я памятник себе воздвиг 
нерукотворный…». 
«Странник» (1835).  В этом стихотворении Пушкина привлек всегда звучавший в его 
лирике («Пророк») и особенно обострившийся в последние годы мотив духовной жажды как 
определяющей поведение человека, его внутренние искания и жизненный путь. Сходную 
О Русь! в предвиденье высоком 
Ты мыслью гордой занята; 
Каким же хочешь быть Востоком: 
Востоком Ксеркса иль Христа? 
В кн.: Соловьев В.С.  Философия искусства и литературная критика М., 1991. С. 308. 
139 Состав цикла установлен не полностью, и поэтому одни стихотворения исследователями из него 
изымались, а другие вставлялись. Сейчас признано, что всего стихотворений предполагалось шесть (отдельные 
стихотворения помечены в автографе римскими цифрами): I. Считается, что стихотворение под этой цифрой до 
нас не дошло; на незанятое место претендовало стихотворение «Странник». II. «Отцы пустынники и жены 
непорочны…». III. «<Подражание итальянскому>». IV. Мирская власть. V. Какое стихотворение занимало 
это место, неизвестно. VI. «<Из Пиндемонти>». Высказывались мнения, что в цикл входили также 
стихотворения «Когда за городом, задумчив, я брожу…», «Напрасно я бегу к сионским высотам…» и «Я 
памятник себе воздвиг нерукотворный…». Циклизация произведений у Пушкина встречалась и раньше: так, 
циклами можно считать «Подражания Корану», «Песни о Стеньке Разине» (1826), «Песни западных славян» 
(1834), антологические стихотворения, объединенные самим поэтом. Есть также тенденция придать статус 
циклов сборникам лирических произведений, повестям («Повести покойного И.П. Белкина, изданные А.П.») и 
драматическим сочинениям («маленькие трагедии»). Подробнее об этом см.: Дарвин М.Н., Тюпа В.И.  
Циклизация в творчестве Пушкина. Новосибирск, 2001. 
См. об этом: Измайлов Н.В.  Очерки творчества Пушкина. Л., 1975. С. 243–259. 


тему Пушкин нашел у английского писателя Джона Беньяна в его знаменитой книге «Путь 
паломника». Он переложил только начало книги, где рассказывается о человеке, который 
под влиянием поразившей его мысли о греховности человеческого бытия бежит из дома. 
Центральная идея стихотворения – идея духовно-религиозного кризиса, разрешение 
которого состоит в уходе от греховной жизни и вступлении на духовный путь, 
обеспечивающий обретение истинного смысла бытия. На этой почве в воображении 
странника возникают апокалиптические мотивы. Они связаны с представлением об общем 
грехе всего человечества и о личном грехе – страдании уязвленной совести. У Пушкина 
преобладает мысль о личном грехе, сознание которого выступает прозрением, внушенным 
свыше. 
Принципиально важно, что духовная жажда сопряжена, во-первых, с неизбежным 
разрывом с прежним окружением, с бегством, с вынужденным одиночеством и с изгнанием; 
во-вторых, она требует помощи свыше, ибо одинокий и находящийся в состоянии душевного 
кризиса человек боится смерти, «суда загробного» и сам не может найти истинный путь 
духовного возрождения, спасения, не в силах преодолеть свой «жребий злобный». 
Внутренний голос подсказывает страннику, что он должен бежать, но окончательное 
решение он принимает после встречи с юношей, читающим книгу (Евангелие). Юноша, 
«даль указуя перстом», открыл некий (священный) свет, источник которого неизъясним. 
Благодаря «помощнику», «прозрел» и странник: 
Я оком стал глядеть болезненно отверстым, 
Как от бельма врачом избавленный слепец. 
«Я вижу некий свет», – сказал я наконец. 
После напутствия юноши, который укрепил веру и волю странника, ничто не может 
уклонить его от избранного, вновь обретенного жизненно-духовного пути. Душевный кризис 
разрешился, и странник устремился к «тесным вратам» спасенья. Духовное содержание 
жизни, таким образом, мыслится истинным путем человека и человечества. И в этом 
заключен высший сакральный смысл. 


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   134   135   136   137   138   139   140   141   ...   194




©emirsaba.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет