Жылына 4 рет шығады



жүктеу 6.08 Mb.
Pdf просмотр
бет31/56
Дата28.12.2016
өлшемі6.08 Mb.
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   56

 
 
Исакова С.С. 
Терминнің когнитивтік құрылымы 
Мақала  терминнің  когнитивтік  құрылымын  анықтауға  арналады.  Тілдегі  терминдердің  қалыптасу 
үдерістеріндегі этностың танымына тән ерекшеліктер туралы айтылады. Зерттеу барысында қазақ-ағылшын 
халқының  түсінігіндегі  жалпыхалықтық  сипат  алған  сөздердің  терминдену  жолына  талдау  жасалынады. 
Жалпы лексикадағы сөздердің тарихи даму сатысынан өтіп терминге айналу уәждері анықталады.  
Кілт сөздер: термин, терминнің когнитивтік құрылымы, терминдену, ғаламның тілдік бейнесі, этнос. 
 
Issakova S.S. 
The cognitive structure of term 
The article used for determine cognitive structure of term. Article reports about features of term of ethnos 
cognition  during  forming  process.  Therein  research  analyzes  terminalization  ways  of  universal  words  in 
perception of Kazakh- English nations. Defines the reform methods of word to term in basic vocabulary passing 
by historic development stages.  
Keywords: The term, the cognitive structure of term, terminalization, the linguistic aspect of word, the ethnos. 
 
 
УДК: 81’373.423 
 
Жигалин Н.С. – кандидат филологических наук, доцент, 
ЗКГУ им. М.Утемисова 
Жуматова А.Т. – магистрант ЗКГУ им. М.Утемисова 
(г.Уральск, Казахстан), E- mail: tlegen.aigerim@gmail.com 
 
СИНТАКСИЧЕСКАЯ ОМОНИМИЯ ФОРМЫ СЛОВА «С + РОДИТЕЛЬНЫЙ ПАДЕЖ»
 
 
Аннотация. В данной статье рассматривается проблема синтаксической омонимии. Выявляются 
значения и позиции, в которых реализуется омонимия формы родительного падежа с предлогом «с». 
Ключевые 
слова: 
омонимия, 
синтаксическая 
омонимия, 
синтаксическое 
значение, 
асемантический предлог, форма слова. 
 
Омонимия  привлекает  внимание  лингвистов  не  первое  столетие.  Аристотель  обозначил 
омонимы  как  «предмет,  у  которых  только  имя  общее,  а  соответствующая  этому  имени  речь  о 
сущности разная». 
В  России  основы  лексикологии  заложены  трудами  М.В.  Ломоносова.  С  XVIII  века 

 
                                                                 
 
 
Хабаршы 
№2- 2015 ж. 
   
 
 
194 
отечественная  лингвистика  активно  формируется  как  наука,  объектом  изучения  которой  является 
слово как семантическая и грамматическая единица, что отражается в создании различных словарей 
(«Словарь  Академии  Российской»,  1789  –  1794  и  др.)  и  грамматик  (М.В.Ломоносов  «Российская 
грамматика», 1755 г. и др.). Перечисленные научные труды решают достаточно глубокие вопросы, в 
частности номинации языкового знака, его специфики, «отклонений» от нормы: многозначности и 
омонимии. 
В  XIX  веке  проблемой  омонимии  занимались  Р.  Брандт,  А.Х.  Востоков,  Н.И.  Греч,  В.фон 
Гумбольдт,  И.Ф.  Калайдович,  К.  Раск.  В  XX  веке  –  В.И.  Абаев,  О.С.  Ахманова,  Ш.Балли,  Л.А. 
Булаховский, В.В. Виноградов, А.Н. Гвоздев, Б.Н. Головин, Л.В. Малаховский, Л.В. Щерба и др. 
В  настоящее  время  интерес  к  этой  проблеме  возрастает в связи  с  развитием компьютерных 
систем, технологий, созданием интеллектуальных программ. Учёные А.И.Головня, Ю.В. Зинькина, 
Н.В.  Пяткин,  О.А.  Невзорова  и  др.  разрабатывают  методы  автоматического  разграничения 
омонимии различных типов. 
Отсутствие  единства  в  понимании  сущности  омонимии,  в  установлении  границ  данного 
явления  явилось  причиной  возникновения  в  лингвистике  достаточно  большого  количества 
определений, классификаций, в основе которых лежат разные принципы. Это привело к тому, что в 
словарях  существуют  расхождения  в  регистрации  одних  и  тех  же  слов:  как  омонимы  или  как 
многозначное слово. 
Омонимия  определяется  «как  системные  отношения  между  единицами  языка,  при  которых  их 
одинаковому  материальному  выражению  соответствуют  разные  значения,  не  имеющие  общей  семы. 
Омонимичными являются единицы языка, одинаковые по строению, но разные по значению» [1, с. 6-7].  
Современная  лингвистическая  наука  достаточно  широко  интерпретирует  омонимию  и 
выделяет ее на лексическом, морфолого-словообразовательном и синтаксическом уровнях. Однако 
указанные  типы  языковой  неоднозначности  исследованы  специалистами  в  различной  степени. 
Наибольший интерес у языковедов всегда вызывали лексическая и грамматическая омонимия, а вот 
степень разработанности проблемы синтаксической неоднозначности и в настоящее время все еще 
недостаточно высока. 
В  1944  г.  Д.С.  Лотте,  известный  исследователь  научно-технической  терминологии,  едва  ли  не 
первым  ввел  в  русскую  лингвистическую  терминологию  термин  синтаксическая  омонимия. 
Синтаксическими  омонимами  он  назвал  сложные  слова  типа  газоход  (газоход  I  –  канал  в  печи  для 
отвода  продуктов сгорания,  газов;  газоход  II  –  речное судно  с  двигателем,  использующим  в  качестве 
топлива горючий газ), образоваңых от разных словосочетаний (1. Ход для газа; 2. Ходить при помощи 
газа).  Но это по сути своей лексическая омонимия. Далее  к решению этого вопроса обращались такие 
лингвисты, как Ф. Данеш, Б.С. Мучник, Н.П. Колесников, А.Н. Гвоздев, Г.А. Золотова, давая ему разные 
определения, связывая с «двусмысленностью предложения», однако такая «двусмысленность» создается 
составляющими его  компонентами:  лексическим  значением слов (Он ударник –  передовой ученик или 
музыкант),  морфолого-словообразовательными  элементами  (черпать  часами  –  существительное  или 
наречие с суффиксом –ами), морфологическими особенностями (День сменяет ночь – совпадение форм 
именительного  и  винительного  падежей).  Все  приведенные  примеры  не  имеют  отношения  к 
синтаксической омонимии. 
A.Н.  Гвоздев  усматривает  синтаксическую  омонимию  в  совпадении  двух  конструкций, 
создающих  двусмысленность,  причём  собственно  синтаксической  омонимией  он  считал  случаи, 
когда «известное слово предложения допускает связь не с одним определенным словом, а с двумя 
разными словам и или с одним словом и группой слов» [2, с. 388].  
Широкое понимание данного явления рассматривается в работах Н.П. Колесникова, который 
считал синтаксическими омонимами тождественно оформленные графически, но отличающиеся по 
смыслу предложения при условии, если в них отсутствуют другие виды омонимов [3, с. 7]. 
C  учётом  современного  уровня  развития  русского  языка  следует  принимать  за  факт  как 
наличие  синтаксической  омонимии  в  целом,  так  и  омонимии  предложно-падежных  форм  в 
частности.  При  этом,  по  замечанию  Г.А.  Золотовой,  «процесс  развития  вторичных,  отвлечённых, 
переносных значений на основе первичных, конкретных значений предложно-падежных форм сам 
по себе составляет объект исторического изучения: сложность и недостаточная изученность самого 
процесса,  диахроничность  его  результатов  создаёт  определённые  трудности  в  разграничении  как 
полисемичных, так и омонимичных явлений» [4, с. 107]. 
Г.А. Золотова под омонимией синтаксических форм слова понимает такое явление, которое 
определяется  «общностью  предложно-падежного  оформления  при  лексическом  тождестве  и 
различием функциональных признаков» [4, с.105]. 

 
                                                                 
 
 
Хабаршы 
№2- 2015 ж. 
   
 
 
195 
Под синтаксическую омонимию следует подводить только те конструкции, двоякое значение 
которых  поддерживается  синтаксическими  законами,  структурой  той  или  иной  синтаксической 
единицы; «омонимию синтаксическую можно определить, лишь учитывая статус формы слова» [1, 
с.  3].  Асемантический  предлог,  не  имея  ни  лексического,  ни синтаксического  значения,  не  может 
быть  омонимичным,  только    по  значению  всей  предложно-падежной  формы  можно  выявить 
омонимию.  Так,  предлог  «с»  в  сочетании  с  формой  родительного  падежа  содержит  значения 
причины (с горя), места (с горы), а в сочетании с формами творительного и винительного падежей 
эти значения невозможны при одинаковом лексическом наполнении: 
Мартышка  тут  с  досады  и  с  печали  (причина),  о  камень  так  хватила  их,    что  только 
брызги засверкали. (И. Крылов) – Ходили к ней все со своими радостями и печалями (объектное); С 
горы-то  (места)  съехали,  а  в  гору  как?  (Пословица)  –  Гора  с  горой  (объектное)  не  сходится,  а 
человек с человеком сойдется. (Пословица). 
Это  является  объективным  показателем  асемантичности  предлога  с  (как  и  других 
первообразных),  он  вместе  с  падежной  формой  формирует  целостную  форму  слова  и  её 
синтаксическое значение, в организации которого ведущую роль играет её лексическое наполнение. 
Применяя  последовательно  изложенное  положение,  оказывается  что  все  формы  слов  без 
предлогов (кроме именительного падежа) и асемантическими предлогами являются омонимичными, 
так  как  выражают  несколько  разных,  не  имеющих  общей  семы  синтаксических  значений.  Так, 
форма  родительного  падежа  может  нести  объектное  (лишить  звания,  лишение  звания), 
определительное  (дом  бабушки),  субъектное  (шелест  листьев);  сравните  омонимичное 
словосочетание, где реализуются объектное и субъектное значения: истязание подростков, пытки 
бандитов, вербовка следователя
Анализ семантики формы родительного падежа с предлогом  показал, что она обладает пятью 
разными  значениями:  пространственным,  временным,  объектным,  субъектным  (осложненным)  и 
причинным,  что  свидетельствует  о  ее  омонимичности.  Большей  частью  омонимия  снимается 
лексическим  наполнением  формы  слова:  лексическое  значение  слова  в  форме  «с  +  родительный 
падеж» определяет ее синтаксическое значение. Значение места (направления движения) содержат 
слова с пространственной семой: с востока, с юга, с аэропорта, с огорода, с берега, с моря и тому 
подобное
Значение времени передают слова, имеющие временную сему: с вечера, с детства, с лета, с 
той зимы и тому подобное. 
В  то  же  время,  есть  лексемы,  которые  способны  передавать  разные  значения,  тем  самым 
подтверждая омонимичность формы «с + родительный падеж». Формы с войны, с бала, со службы, 
с  работы,  с  уборки,  с  выставки,  с  экскурсии,  с  аэродрома,  с  улицы,  с  глаз,  с  ночи,  с  крыши,  с 
собрания,  с  выставки,  с  вокзала  могут  нести  пространственную  и  временную  характеристику: 
возвращаться с войны –  знать с войны
1.
 
пространственное значение: 
Всяк  по  своему  возвращался  (откуда?)  с  войны  в  отчий  дом;  Друг  мой,  на  душе  у  меня 
тяжело, я приехал (откуда?) с бала-маскарада, где был не по своей охоте, а только из приличия – 
ради великого князя, которого видел нынче утром.  (А. Толстой); Я прихожу со службы, словно  с 
пашни(В. Савельев); С аэродрома – на пьедесталРаненому сняли повязку с глазС урока вышли 
ошеломленныеС корабля на бал. (А.С. Пушкин); Котёнок с улицы Лизюкова. (Мультфильм); Ваш 
отец возвращается с охоты. (В. Набоков); Со скамейки не было видно берега, и оттого ощущение 
бесконечности  и  величия  морского  простора  еще  больше  усиливалось.  (И.  Куприн);  А  дорогою 
степною  шли  с  войны  домой  советские  солдаты.  (А.  Коваленков);  Шел  со  службы 
пограничник…(М.Исаковский);  Соберем  с  целины  богатый  урожай.  (Советский  плакат); 
Возвращаемся с покоса: копны, табор у откоса. (Г. Ряженцев); Навстречу во всю ширину его – от 
плетня до плетня – шли с завтрака офицеры. (Г. Бакланов); 
2.
 
временное значение: 
Аносов, начиная (с каких пор?) с польской войны, участвовал во всех кампаниях, кроме японской 
(И. Куприн); Мы стали близкими друзьями еще со службы в армииПраво, не сумею вам ответить, — 
замялся старик, поднимаясь  с  кресла.  —  Должно быть,  не  любил.  (И.  Куприн);  Воспитание ребенка 
начинайте с пеленок; Мы знакомы ещё со школы; Этот рубец у меня еще с войны; Село ведет свою 
историю с поднятия целины; <…> Я с детства был жаден до стихов. (А. Фет);  
3.
 
восполняющее значение: 
Модернизацию  инфраструктуры  города  начали  с  аэродрома;  Занятия  начались  с  урока 
рисования;  Тренировки  начали  с  разминки;  В  сущности,  все началось  со  скамейки.  —  Что  ты 

 
                                                                 
 
 
Хабаршы 
№2- 2015 ж. 
   
 
 
196 
имеешь  ввиду?  —  Луи  был  вынужден  проводить  уйму  времени  <…>  (Ж.  Сименон);  Борьбу  за 
большой  хлеб  начали  с  поднятия  целины;  Перестройку  начали  с  рассвета.  (Ю.  Рященцев);  Он, 
переулок-то, маленький! А есть ветераны труда, которые вносили пожизненно вклад в колхозное 
дело,  начиная с  коллективизации.  (В.  Шукшин);  А  вот почему  Сталин  начал с блокады Западного 
Берлина, остается только гадать. (С.Н. Хрущев); В начале нашего столетия Большая Пресня, как 
и теперь, начиналась с зоопарка, который был основан здесь в 1864 г. <…>. 
Есть случаи, когда невозможно снять омонимию, и форма сохраняет оба значения: Все беды 
начались (с чего? когда?) с войныЯ вот имею офицерский чин (откуда? с каких пор?) с германской 
войны. (М.А. Шолохов). 
При  переводе  на  казахский  язык  перечисленные  омонимичные  синтаксемы  передаются  по-
разному.  Так,  форма  родительного  падежа  с  предлогом  «с»  с  пространственным  значением 
оформляется при помощи флексии исходного падежа: - нан/нен; - тан/тен; - дан/ден: 
Немыслимо было ему – возвращающемуся со службы командиру – приехать домой среди бела 
дня  на  быках.  –  Әскер  қызметінен  қайтқан  командирге  айдың-күннің  аманында  үйге  өгізбен 
қайтып келу лайықсыз нәрсе. (М.А. Шолохов); Когда я приехал с вокзала, она с братом была уже в 
управе. – Мен вокзалдан жеткенше ол ағам екеуі қызметке кетіп қалыпты. (И. Бунин); Соленый, 
густой,  холодный  ветер  дул  с  моря.  –  Теңізден  ащы,  қою,  салқын  жел  есті;  Верхнедонское 
восстание,  оттянувшее  с  Южного  фронта  значительное  количество  красных  войск,  позволило 
командованию Донской армии <…> Оңтүстік майданнан қызылдырдың әскерлерінің едәуірін өзіне 
қарай  аударған  жоғарғыдон  котерілісі  <…>;  Она  пришла  с  плаца  в  тот  день  оживленная  и 
счастливая.  –  Сол  күні  ол  алаңнан  қуанышты  және  бақытты  қайтты;  С  юга  двое  суток  дул 
теплый ветер. – Екі тәулік бойына   оңтүстіктен жылы жел есті. (М.А. Шолохов). 
Эквивалентами  формы  «с  +  родительный  падеж»  с  временным  значением  являются 
конструкции с послелогом и вспомогательным глаголом, имеющими окончания исходного падежа: 
тан/тен; - дан/ден; - нан/нен; + бастпап, бері: 
 
С  лугового  покоса  переродилась  Аксинья  –  Шөп  орағы  басталғаннан  бері  Аксинья  анадан 
қайта туғандай өзгереді (М.А. Шолохов); Она с детства в услужении у Павловских – Ол балалық 
шағынан  бері  Павловтарда  қызмет  етуде  (В.О.  Богомолов);    Военную  форму  он  надевал  уже 
второе  полугодие,  с  Тегеранской  конференции,  но  никак  не  мог  к  ней  привыкнуть  –    Ол  әскери 
киімді,  Тегеран  конференциясынан  бері,  екінші  жарты  жылдық  бойы    киіп  жүрді,  бірақ    оған 
уйрене алмады (В.О. Богомолов); Аносов, начиная с польской войны, участвовал во всех кампаниях, 
кроме  японской  –  Аносов,  поляк  соғысынаң  бастап,  жапон  жаутершілігінең  баска  барлық 
жорықтарга қатысты. (А. Куприн). 
Перевод на казахский язык синтаксемы «с + родительный падеж» с восполняющим значением 
осуществляется  с  помощью  конструкций,  включающих  окончания  исходного  падежа  и  глаголов 
прошедшего времени басталды, бастады:   
Наша дружба началась с уроков английского языка <…>.  – Біздің достығымыз ағылшын пәнінен 
басталды.  (Коммунальная страна в фотографиях и воспоминаниях);  А начинается оно с бала. – А ол 
балдан  басталады.  (Эрик  Берн);  Работа  ведется  в  течение  года  и  начинается с  экскурсии по 
институту детства и его кафедр. – Жұмыс бір жыл ішінде жүргізіледі және балалық шақ кезіміздегі 
институт тағы оның кафердраларының экскурсиясынан басталады.(О.М. Кикинежди);           
Омонимия форм слов снимается лексическим наполнением словосочетания или предложения. 
Формы  с  пространственным  значением  сочетаются  преимущественно  с  глаголами  движения. 
Формы  слов  с  временным  значением  употребляются  при  глаголах  или  особых  формах  глагола, 
обозначающих какую-либо фазу действия. 
Большой  круг  лексем  способен  передавать  восполняюще-объектное,  пространственное, 
временное,  реже  –  причинное  значение.  Это  связано  с  тем,  что  при  фазисных  глаголах  начать, 
начаться синтаксема «с + родительный падеж» может быть выражена именами самой разнообразной 
семантики: не только отвлеченными именами, но и предметными и личными. 
Формы  с  картины,  с  друга,  с  товарища,  с  иконы,  с  рукописи  и  подобные  способны  нести 
восполняющее-объектное и объектное значения: 
1.
 
восполняющее-объектное значение: 
Начать  бизнес  с  икон;    Пишет  картины  с  товарищей;  С  чего  начинается  Родина?  С 
картинки  в  твоем  букваре,  с  хороших  и  верных  товарищей,  живущих  в  соседнем  дворе.  (М. 
Матусовский); Началось с газет. (В. Набоков); Продуктовая инфляция в Башкирии началась с чая, 
молока, птицы и консервов. (Газета); 

 
                                                                 
 
 
Хабаршы 
№2- 2015 ж. 
   
 
 
197 
2.
 
объектное значение: 
Он  похож  на  «Птицелова»  с  перовской  картины  –  очень  жанровый  человек.  Бытовой, 
трактирный; <…> с предложением уплатить мне гонорар за это издание, причем просил всего 30 
р.  с  листа;  1-го  марта  я  участвовал  в  отвратительном  деле:  купил  за  сто  рублей  у  Евгеньева-
Максимова копию с рукописи Некрасова <…>. (К. Чуковский);   
Подобные  формы  переводятся  на  казахский  язык  при  помощи  флексий  родительного  и 
исходного падежей: 
Там было тепло, пахло хорошими духами, на стене была копия с картины Беклина «Остров 
мертвых», на столике стояла фотография <…>. –  Әтір иісі аңқыған бөлме іші жып-жылы екен, 
қабырғаға Беклиннің «Өлілер аралының» көшірмесі  ілініпті <…>. (Набоков);  Девушки с картины 
Ренуа.  –  Ренуаның  картинасындағы  қыздар.  (Доминик  Бона);
 
Переключаем с  песни на песню.  – 
Өлеңнен өлеңге аударамыз. 
Форма  родительного  падежа  с  предлогом  «с»  с  восполняюще-объектным  значением  при 
переводе  на  казахский  язык  оформляется  с  помощью  глаголов  прошедшего  времени  басталды, 
басталады, глаголов бастау, бастап и  окончаний исходного падежа: 
Все  начиналось  со  словаря.  –  Барлығы  сөздіктен  басталды.  (А.  Ермаков);  Плохо 
прибавляющим  в  весе  малышам  рекомендуется начать  с каши.
  

 
Кашадан  бастау  керегін 
салмақты нашар жинайтын сәбилерге ұсынылады; Начать с начала. – Басынан бастап;
 
Начали с 
посадки картошки. – Картоп егуден бастады. 
Причинные  отношения  могут  передавать  слова  лексически  ограниченного  круга.  Формы  с 
мороза,  с  холода,  с  испуга,  с  похвал,  с  горя,  способны  выражать  причинные  и  восполняюще  – 
объектные значения: 
1.
 
причинное значение: 
С досады дня не взвидел он. Раздался карлы дикий стон: «Сюда, невольники, бегите! Сюда, 
надеюсь я на вас! Сейчас Людмилу мне сыщите!
 
(А.С. Пушкин); Вещуньина с похвал вскружилась 
голова;  С  натуги  лопнула  и  околела  <…>  (И.  Крылов);  С  испуга  ставни  заскрипели.  (С.  Есенин); 
Тот,  кто  навещает  тебя  со  скуки,  тебе  веселья  тоже  не  прибавит.  (Афоризма);  Написал с 
горя фельетон о детском языке и свез его в 8 часов утра в «Красную» к Кегелю. (К. Чуковский); С 
мороза выпить чашку чая с медом и долькой за то, что она пахнет Новым годом. (Ю. Высоцкая); 
Сливеют  губы с  холода,  но  губы  шепчут  в  лад:  «Через  четыре  года  здесь  будет  город-сад!». 
(А.С.Кривов, Ю.В.Крупнов); 
2.
 
восполняюще – объектное значение: 
День  начался  с  похвалы  директора;  Утро  начинается  с  кофе;  Она  пришла  с  мороза, 
раскрасневшаяся <…> (А. Блок); Шпион, пришедший с холода. (Джон Ле Карре); Последний месяц 
весны  тоже начался с  радостного  для  поклонников  Высоцкого  события.  (Ф.  Раззаков);  Любовь  к 
родному краю начинается с удивления, с интереса, с загадки.
 
(Путешествие по России с детскими 
писателями. Каменный пояс России). 
Перевод  на  казахский  язык  названных  синтаксем  с  причинным  значением  передается  
флексиями исходного падежа: - нан/нен; - тан/тен: 
С досады он опрокинул в рот полную ложку горячих щей, обжегся и, выплюнув на бороду щи, 
заорал дурным голосом. – Ол ызаланғаннан ыстық щиді қасықты толтыра ұрттап қалып аузын 
күйдіріп алды да, сақалына кері лоқсып жіберді, және барылдақ дауыспен барқырап; А по какому 
же случаю вы распелись? С радости, что ли? – Не себептен әндетіп отырсыңдар? Шаттықтан 
ба?;  Ты,  видать,  от  ума  отошел  с  перепугу, —  сожалеюще  сказал  Прохор.  –  Қорыққаннан  сен 
есіңнен  айырылып  қалдың  білем,  -  деді  Прохор  аянышты  үнмен;  Трут  вываривали  в  кипятке  с 
подсолнечной золой, чтобы скорее загорался, но все же с непривычки огонь добывался трудно. – Ез 
тұтану  үшін  шақпақ  білтесін  күнбағар  күлене  күліне  қосып  қайнатып  жюүрді,  бірақ 
дағдыланбағандықтан,  от  зорға  дегенде  шағылатын  болды.  (М.А.  Шолохов);  «Ну  ты,  брат,  не 
вздумай со скуки ухаживать за мной»  –  мысленно огрызнулся Ганин <…> –  Іш пысқаннан мені 
айналдырып жүрме, ағайын – деп Ганин іштей ызаланды да <…>. (В.В. Набоков). 
Эквивалентами  в  казахском  языке,  служащими  для  передачи  восполняюще-объектного 
значения, служат конструкции, включающие глаголы прошедшего времени  басталадыбасталды 
и окончаний исходного и творительного падежей: 
Ну, а дружба начинается с улыбки. – А достық күлкіден басталады.  (Песня); Понедельник 
начинается  с  мороза.  –  Дүйсенбі  аязбен  басталады.  (Газета);  Сорок  третий  год начался  с 
радости победы. – Қырық үшінші жыл женістің қуанышымен басталды. (Э. Хруцкий); У младших 
все  начинается с  интереса к  неизвестному.  –  Жас  буындарда  барлығы  белгісіз  нәрсеге 

 
                                                                 
 
 
Хабаршы 
№2- 2015 ж. 
   
 
 
198 
құмарлықтан басталады(Г.Г. Кулинич); 
Конкретное  синтаксическое  значение,  которое  создаётся  семантикой  слова,  может  стать 
фактором  снятия  омонимии.  Например,  семантика  некоторых  имён,  участвующих  в  создании 
причинных  отношений,  не  позволяет  данным  словоформам  вступать  в  отношения  омонимии  (с 
натугис перепуга и подобные). 
Омонимичность рассмотренных синтаксем всегда следует иметь в виду при конструировании 
предложения.  При  их  употреблении  необходимо  определённое  лексико-грамматическое 
наполнение, которое снимет двусмысленность в предложении. 
Снятие  омонимии  происходит  посредством  лексического  наполнения  или  синонимической 
замены. 
Таким образом, синтаксическая омонимия представляет собой системные отношения между 
формами  слова  разного  значения,  либо  между  синтаксическими  конструкциями,  имеющими 
одинаковое  материальное  наполнение,  но  разное  синтагматическое  и  смысловое  членение.  Итак, 
формы  слова,  представляя  определённую  систему,  находятся  между  собой  и  с  другими 
синтаксическими  единицами  в  определённых  системных  отношениях,  в  частности,  омонимии  и 
синонимии. Это следует учитывать при переводе с русского языка на другие языки.  


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   27   28   29   30   31   32   33   34   ...   56


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет