Казахи евразии: история и культура сборник научных трудов


ПРЕСЕЧЕНИЕ ЗАПСИБКРАЙКОМОМ ВКП(б) ПРОЯВЛЕНИЙ



жүктеу 5.21 Mb.
Pdf просмотр
бет20/30
Дата24.03.2017
өлшемі5.21 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   30

ПРЕСЕЧЕНИЕ ЗАПСИБКРАЙКОМОМ ВКП(б) ПРОЯВЛЕНИЙ 
ВЕЛИКОДЕРЖАВНОГО РУССКОГО ШОВИНИЗМА И НАЦИОНАЛИЗМА 
СРЕДИ ТЮРКСКИХ НАРОДОВ (1930-1936 гг.) 
 
Статья  посвящена  актуальной  проблеме  национализма  и  шовинизма  среди 
тюркских народов в Западной Сибири в период 1928-1936 гг. Главное внимание в работе 
уделяется  борьбе  партийного  руководства  края  с  негативными  явлениями  (велико-
державный  шовинизм,  национализм)  среди  коренного  населения,  препятствующими 
построению социализма. 

 
213 
 
Ключевые  слова:  чрезвычайная  политика,  тюркские  народы,  шовинизм, 
национализм. 
 
 
O.A. Ozerova 
Omsk State Pedagogical University, 
Omsk, Russia 
 
SUPPRESSION OF WESTERNSIBERIAN COMMUNIST PARTY DISPLAYS 
OF GREAT-POWER RUSSIAN CHAUVINISM AND NATIONALISM AMONG 
TURKIC PEOPLE (1930-1936) 
 
The  article  is  devoted  to  the  crucial  problem  of  nationalism  and  chauvinism  among 
Turkic folk group people in the western Siberia in 1928-1937. The main attention is paid to the 
struggle  of  the  regional  communist  party  leadership  with  negative  phenomena  (great  power 
chauvinism, nationalism) among indigenous people, impeding the construction of socialism. 
Keywords: emergency policy, Turkic folks, chauvinism, nationalism. 
 
В  1930-1936  гг.  в  Западной  Сибири  произошло  большое  количество 
случаев  проявления  великодержавного  русского  шовинизма  и  национализма 
среди  тюркских  народов.  За  допущение  конфликтов  на  межнациональной  почве 
руководители райкомов несли персональную партийную ответственность, которая 
была  особенно  строгой.  Поэтому  они  скрывали  такие  случаи,  сводя  все  к 
простому  хулиганству.  Например,  избиение  казаха-колхозника  бригадиром 
фермы  №1  Маслянинского  р-на  Новосибирского  округа  Цирюльниковым, 
представленное дракой на бытовой почве [2]. В 1934 г. в племсовхозе «Овцевод» 
(Любинский  р-н  Омского  округа)  были  избиты  казахи.  Руководство  райкома 
партии  решило  квалифицировать  данный  случай  не  как  проявление 
великодержавного русского шовинизма, а как хулиганскую драку. Казахи подали 
коллективную жалобу в Омский окружком партии. В связи с этим Любинский РК 
ВКП(б)  вынужден  был  создать  специальную  комиссию,  которая  в  результате 
расследования  установила,  что  в  «побоище»  казахов  участвовали  директор 
совхоза  Олейник  и  председатель  рабочкома  Чиняев.  При  этом  уточнялось,  что 
«Олейник  наносил  удары  казахам  лопатой,  а  Чиняев  ухватом».  Также  ею  были 
установлены истинные причины межнационального конфликта, которые не были 
доведены  до  сведения  рядовых  коммунистов  и  рабочих  совхоза  (исключительно 
плохие условия проживания казахов, отказ принимать их детей в ясли, гонение из 
столовой,  выдача  им  хлеба  в  последнюю  очередь).  На  основании  выводов 
комиссии  бюро  Любинского  райкома  партии  приняло  постановление,  в  котором 
требовалось  подготовить  и  выступить  с  докладами  по  национальной  политике 
партии  в  населенных  пунктах  (особенно  в  национальных  совхозах),  улучшить 
медицинское  обслуживание  национальных  меньшинств,  а  также  их  жилищно-
бытовые  условия,  обеспечить  отпуск  мяса  на  льготных  условиях,  награждать 
казахов-ударников; в районной газете, стенгазетах и многотиражках публиковать 
статьи,  разоблачающие  любое  проявление  шовинизма,  прокурору  Васильеву 
немедленно  реагировать  на  заявления  и  жалобы  казахов,  а  также  проверить  в 
аппаратах  милиции  и  суде  материалы  о  фактах  проявления  великодержавного 
шовинизма  и  обеспечить  их  рассмотрение  через  народный  суд,  привлечь  к 
ответственности  начальника  милиции  Руденко,  а  милиционера  Карпа,  который 

 
214 
 
был  свидетелем,  но  не  противодействовал  избиению  казахов,  из  рядов  ВЛКСМ 
исключить  «за  проявления  шовинизма».  В  целях  успокоения  общественного 
мнения  и  поднятия  авторитета  партийного  руководства  района  среди  казахского 
населения  дела  Олейника  и  Чиняева  были  переданы  в  отдел  милиции  и 
квалифицированы  как  уголовные  [14,  л.  37-38].  В  селах  Бастоне,  Веселом, 
Дубраве,  Михайловском  в  Волочихинском  р-не  Славгородского  округа 
произошли  массовые  избиения  казахов,  необоснованные  аресты,  конфискация  у 
них  имущества.  Руководители  районного  управления  милиции  во  главе  с 
начальником  Ивачевым  «встали  на  путь  прямого  укрытия  всех  творимых  в 
отношении  казахов  безобразий»  [10].  О  великодержавных  выходках  стало 
известно  только  благодаря  жалобе  в  партийную  контрольную  комиссию  края. 
Дело  при  расследовании  приобрело  политическую  окраску,  и  виновные  были 
привлечены к ответственности [3], так как, по мнению большей части общества, 
лица,  извращающие  национальную  политику  и  распространяющие  «теорию», 
оскорбляющую национальное достоинство коренного населения Сибири, должны 
привлекаться к суду [1]. 
Запсибкрайком ВКП(б) постоянно требовал от окружкомов партии, а также 
от Шории, Хакасии и Ойротии сведений о конфликтах на почве межнациональной 
розни и мероприятиях, направленных на выявление лиц, склонных к шовинизму и 
национализму.  В  справке  Ойротского  ОК  ВКП(б)  приводилось  высказывание 
«шовинистически  настроенных  граждан»,  распространяющих  слухи  о  том,  что 
«интеллект и ум ойротского ребенка является пониженным и что он нуждается в 
особой  и  пониженной  (школьной)  программе»  [12].  Сталинский  РК  ВКП(б) 
(Кузнецкий  округ)  сообщал,  что  русские  сотрудники  первого  участка 
комендатуры  «допустили  возмутительный  шовинистический  поступок», 
пользуясь  своими  служебным  положением  «поздно  ночью  заявились  в  28-
квартирный дом к рабочим-казахам строительного прокатного цеха и потребовали 
немедленного  выселения  из  дома  с  детьми  и  со  всем  скарбом».  Выселенных  53 
человек  поместили  в  холодное  помещение,  которое  не  отапливалось  [8].  В 
информационной  сводке  по  итогам  первого  полугодия  1934  г.,  отправленной 
Омским  ОК  ВКП(б)  в  Запсибкрайком  партии,  сообщалось  о  имеющихся  фактах 
«великодержавного русского шовинизма» не  только в районах, но и  «в  учебных 
заведениях Омска» [7, л. 137]. В свою очередь окружкомы ВКП(б) требовали от 
райкомов партии также отчетов о нарушениях на межнациональной основе. Так, 
Называевский  райком  ВКП(б)  сообщал,  что  в  районе  на  базаре  были  избиты  и 
подверглись  издевательствам  казахи  колхоза  им.  Рыскулова.  В  справке 
Исилькульского  райкома  партии  сообщалось  об  избиении  казахов  фермы 
Мокшинского  совхоза.  В  ней  говорилось,  что  в  пятидневный  срок  будут 
закончены  расследования  дел  и  приняты  по  отношению  к  виновным  жесткие 
меры, а по итогам процесса над организаторами и участниками избиения казахов 
будет  проведена  разъяснительная  работа,  как  среди  русского,  так  и  казахского 
населения [16, л. 79]. Проявления великодержавного шовинизма по отношению к 
казахам имели место в Шербакульском, Любинском, (Омский округ), Купинском 
(Барабинский  округ)  р-нах  и  других.  Об  этом  заявил  в  докладе  на  Второй 
западносибирской партийной конференции (январь 1934 г.) председатель краевой 
партийной контрольной комиссии Л.А. Папардэ, обвинивший руководителей этих 
районов  в  слабой  работе  по  пресечению  национализма  и  борьбе  с  шовинизмом, 
проявлении недостаточной бдительности по отношению «к контрреволюционным 

 
215 
 
попыткам  классового  врага»  и  допущения  «ряда  фактов  издевательства  над 
казахами» [5]. 
В  период  раскулачивания  зажиточной  части  крестьянства  батраки 
превратились в безработных. Они были вынуждены искать себе работу в городе – 
на  стройках,  заводах  и  в  шахтах.  Однако  на  новых  местах  проживания  они 
столкнулись  не  только  с  великорусским  шовинизмом,  но  и  с  национализмом  со 
стороны своих тюркоязычных же рабочих. Происходили частые драки и насилия 
на межнациональной почве. Даже среди татар ходила поговорка, сказанная в свое 
время  писателем  Ангамом  Атбаевым,  о  том,  что  «легко  быть  татарином  в  
Казани  –  попробуй  им  быть  в  Уфе»  [9].  Партийным  комитетам  «постоянно 
приходилось  держать  в  поле  зрения  вопросы  взаимоотношений  рабочих  разных 
национальностей»  [4].  Для  пресечения  великорусского  шовинизма  они 
вынуждены  были  выстраивать  более  жесткую,  чем  к  националистическим 
проявлениям,  позицию  (например,  прибегать  к  проведению  показательных 
товарищеских  судов,  увольнять  с  предприятия  или  отдавать  в  следственные 
отделы милиции) [4]. 
Серьезной  проблемой  для  Запсибкрайкома  ВКП(б)  стали  массовые 
увольнения  рабочих  тюркских  народов  с  шахт  и  строек  Кузнецкого  округа. 
Например, в конце 1932 г. на Тельбейсском руднике (Кузнецкий округ) работало 
25 шорцев, а к апрелю 1933 г. их осталось всего восемь человек [7]. В связи с этим 
была  назначена  комиссия,  которая  выявила  на  руднике  нарушения  и  к  другим 
национальностям:  «обсчеты  рабочих-казахов,  назначение  им  меньшей  зарплаты, 
чем русским,  установление второй очереди в выплате зарплаты, задержание при 
приеме  в  профсоюз,  антисанитария  в  бараках».  На  шахтах  Ленинского  рудника 
этого  же  округа  работало  несколько  бригад  казахов,  которые  неоднократно 
обращались  к  руководству  предприятия  с  просьбой  об  улучшении  бытовых 
условий.  Но  им  было  отказано  [10].  В  домах  9-го  строительного  участка 
горстройтреста милиция Новосибирска бездоказательно и без санкций прокурора 
часто  производила  «ночные  налеты  с  обысками  в  бараках  рабочих-казахов»  [2]. 
Призванные  вести  контроль  и  наблюдение  за  выполнением  программы  по 
национальной политике ЦК ВКП(б) партийные руководители на местах зачастую 
боялись конфликтовать с администрациями предприятий, так как зависели от них 
материально,  и  поэтому  нацменьшинства  оказывались  беззащитными.  При 
заселении в коммунальную квартиру, где кухня, санузел были рассчитаны на 3-4 
семьи,  не  учитывали  национальных  особенностей  жильцов,  в  связи  с  чем 
возникали  частые  конфликты  между  семьями  на  бытовой  почве  с  признаками 
национализма и шовинизма. Так, семья рабочего Емельяновской шахты (Кузбасс) 
Маная  Гафитулина,  татарина,  подвергалась  постоянным  нападкам  и 
издевательствам  со  стороны  русских  соседей  Боковых  и  Добровских.  Жалобы, 
поданные М. Гарифулиным в администрацию шахты, остались без внимания, и он 
был  вынужден  обратится  в  редакцию  газеты  «за  защитой  от  распоясавшихся 
шовинистов» [10]. Анжеро-Судженский горсовет Кемеровского округа в течение 
трех  лет  не  смог  построить  ни  одной  детплощадки  и  открыть  ни  одного 
медицинского  пункта  в  жилом  массиве  микрорайона,  где  проживали  семьи 
горняков  рабочих-мусульман  [1].  На  Омской  железнодорожной  станции 
«Куломзино»  рабочему-казаху  (фамилия  в  документе  не  указана)  в  период  его 
болезни администрацией было отказано в материальной помощи [13, 66]. Данные 

 
216 
 
факты  указывали  на  слабую  работу  партийных  организаций  с  национальными 
кадрами и «явно шовинистическое издевательское отношение к казахам» [10]. 
По  глубокому  убеждению  ЦК  ВКП(б),  только  при  достижении  мира  и 
согласия между народами можно было построить социализм в стране и доказать 
Западу преимущество советского строя перед капиталистическим. Об этом сказал 
И.В. Сталин,  выступая  на  совещании  хлопкоробов  4  декабря  1935 г.:  «Есть, 
товарищи,  одна  вещь  более  ценная,  чем  хлопок,  –  это  дружба  народов  нашей 
страны… Пока эта дружба существует,  народы нашей страны будут свободны и 
непобедимы» [6, с. 156]. Но для этого необходимо было воспитать стандартного 
советского  человека-интернационалиста,  независимо  от  его  национальной 
принадлежности.  С  этой  целью  Запсибкрайком  ВКП(б)  подготовил  и  разослал 
материалы  в  окружкомы,  обкомы  партии  и  национальные  районы  для 
пропагандисткой работы по национальным вопросам. Лекторские группы в аулах 
и  деревнях,  выступая  перед  крестьянами,  использовали  заранее  заготовленные 
подборки,  в  которых непременно  говорилось,  что  «государственное  оформление 
СССР  производилось  под  руководством  великого  Сталина»,  который  «развил  и 
поднял  на  высокую  ступень  марксистко-ленинскую  теорию  национального 
вопроса,  поставил  и  разрешил  конкретные  проблемы  национального 
строительства»,  а  Сталинская  конституция,  открывала  «новый  этап  расцвета 
советского  демократизма»,  еще  более  цементируя  «великую  дружбу 
национальностей,  завязанную  в  жестокой  борьбе  с  классовыми  врагами,  с 
контрреволюционными  националистами,  великодержавными  и  местными 
шовинистами»  [11].  В  лекциях  назывались  фамилии  рабочих  из  тюркских 
народов,  ставших  ударниками-стахановцами  (шахтер-забойщик  Г. Зайнутдинов 
(Прокопьевск),  стахановец  Салахутдинов  (Новосибирск),  животновод-орденоносец 
Тырпан Мазаев (Ойротия), передовой председатель казахского сельсовета Кунаев 
(Омск), поэт Чистяков (Шория) и другие) [11]. Начиная с середины 1930-х гг. на 
конференциях  и  собраниях,  от  районных  до  краевых,  выступающим  из  числа 
тюркоязычных докладчикам предлагалось в обязательном порядке выразить свое 
доверие к правильности генеральной линии ЦК ВКП(б) и лично к И.В. Сталину. 
Так, на Второй сессии ВЦИК ХVI созыва (1936 г.) председатель Баунжансорского 
сельсовета  Благовещенского  р-на  Новосибирской  обл.  Абдул  Сакенович  Кунаев 
сказал, что казахи добились огромных успехов и выполнения плана 1935 г. только 
благодаря руководству Сталина и краевого центра [3]. 
Таким образом, в 1930-1936 гг. руководство окружкомов, обкомов ВКП(б) 
и  райкомов  партии  в  национальных  районах,  боявшееся  наказания  за  не 
выполнение  решения  ЦК  ВКП(б),  а  вовсе  не  из-за  любви  к  тюркскому  народу, 
активно  боролось  с  проявлениями  великодержавного  русского  шовинизма  и 
национализма. 
 
Источники и литература: 
 
1. Бекбулатов. Ойротский урок // Рабочий путь. Омск, 1930. 11 апреля. 
2. Вильсон  М.  Сильнее  огонь  по  проявлениям  великодержавного 
шовинизма// Советская Сибирь. 1933. 26 апреля. 
3. Вторая  сессия  ВЦИК  XVI  созыва.  Речь  тов.  Кунаева,  председателя 
Баунжансорского сельсовета Благовещенского района // Советская Сибирь. 1936. 
6 февраля. 

 
217 
 
4. Гашкова  Н.А.  Участие  трудящихся  нерусских  национальностей  и 
иностранных рабочих в создании электроэнергетической базы Западной Сибири в 
годы  первых  пятилеток  (1928-1937)  //  Вопросы  историографии  и  общественно-
политической истории Сибири. Омск: ОГПИ, 1990. С. 154. 
5. Доклад  Л.А.  Папарде  на  Второй  краевой  партийной  конференции  
(1934 г., январь) // Советская Сибирь. 1934. 27 января. 
6. Емельянов  Ю.В.  Досье  без  ретуши.  Сталин:  на  вершине  власти.  М.: 
Вече, 2002. 544 с. 
7. Почему  шорцев  нет  на  горном  руднике?  //  Советская  Сибирь.  1933.  1 
апреля. 
8. Прокурор Пилюшенко // Советская Сибирь. 1934. 4 июня. 
9. Сайганова Р. Деятельность РНКАТ день за днем // Татарский мир. Омск, 
2004. №1 (март). 
10. Сильнее  огонь  против  великодержавного  и  местного  шовинизма  // 
Советская Сибирь. 1933. 11 августа. 
11. Созвездие национальностей // Советская Сибирь. 1936. 15 ноября. 
12. Хабаров  Н.С.  Развитие  и  укрепление  животноводства  –  боевая  задача 
парторганизации Ойротии // Советская Сибирь. 1934. 13 января. 
13. Центр  документации  новейшей  истории  Омской  области  (ЦДНИОО). 
Ф. 17. Оп. 1. Д. 844. 
14. ЦДНИОО. Ф. 3057. Оп. 1. Д. 25. 
15. ЦДНИОО. Ф. 3057. Оп. 1. Д. 30. 
16. ЦДНИОО. Ф. 3057. Оп. 1. Д. 37. 
 
 
УДК 94(574+075) 
 
Г.Е. Отепова 
Павлодарский государственный педагогический институт, 
Павлодар, Казахстан 
 
ЗНАЧЕНИЕ ГОРОДА ОМСКА В ИСТОРИИ КАЗАХСТАНА 
 
В данной статье автор обращает внимание читателей на некоторые исторические 
факты  из  жизни  Омска,  которые  показывают  и  подтверждают  давние  связи  города  с 
историей  Казахстана.  На  основе  законодательных  источников  Российской  империи 
показана  роль  Омска  в  истории  Казахстана.  В  статье  обращено  внимание  на 
необходимость  привлечения  законодательных  источников  к  изучению  его  истории.  Их 
дальнейшее  изучение  поможет  восстановить  некоторые  аспекты  и  факты  из  жизни 
города,  которые  сыграли  важную  роль  в  развитии  дружественных  отношений  между 
Казахстаном и Россией. 
Ключевые  слова:  история  Омска,  законодательные  источники,  история 
Казахстана,  Российская  империя,  Западная  Сибирь,  генерал-губернаторство,  Средний 
жуз. 
 
 
G.E. Otepova 
Pavlodar State Pedagogical Institute, 
Pavlodar, Kazakhstan 

 
218 
 
 
 
THE IMPORTANCE OF OMSK CITY IN THE KAZAKHSTAN HISTORY 
 
In  this  article,  the  author  draws  readers'  attention  to  some  historical  facts  of  life  of 
Omsk, which show and confirm the long connection of the city with the history of Kazakhstan. 
On  the  basis  of  legislative  sources  of  the  Russian  Empire  the  role  of  the  city  of  Omsk  in  the 
history  of  Kazakhstan.  The  article  drew  attention  to  the  need  to  involve  legislative  sources  to 
study the history of Omsk. Their further study will help to restore some aspects and facts of life 
in  the  city,  which  had  an  important  role  in  the  development  of  friendly  relations  between 
Kazakhstan and Russia. 
Keywords: Omsk History, legislative sources, history of Kazakhstan, Russian Empire, 
Western Siberia, Governor-General, Middle Zhuz. 
 
История  Казахстана,  начиная  с  середины  XVIII  в.,  неразрывно  была 
связана  с  историей  Российского  государства.  А  развитие  русско-казахских  и 
казахско-русских  отношений  имеет  еще  более  длительную  историю.  Первое 
десятилетие  XVIII  в. было особенно тяжелым  для Казахстана.  Казахи, теснимые 
со всех сторон врагами, в первую очередь джунгарами, были вынуждены искать 
союзников. Все более частый обмен посольствами между Казахстаном и Россией 
в  этот  период  не  был  случайностью.  В  тот  период  Казахстан  во 
внешнеполитическом  курсе  России  на  Востоке  занимал  важное  стратегическое 
значение.  Русское  государство  проявляло  заинтересованность  в  расширении 
своих  государственных  границ  в  данном  направлении.  Казахстан  являлся  не 
только  целью,  но  и  средством  в  осуществлении  восточной  политики  России, 
которая,  также  видя  опасность  со  стороны  сильного  Джунгарского  государства, 
принимала всяческие меры к укреплению своих южных границ. 
В  1713 г.  сибирский  губернатор  М.П.  Гагарин  сообщил  Петру  I  о 
возможности  строительства  ряда  крепостей  по  Иртышу  и  проведения 
укрепленной  линии  вдоль  границ  с  Казахстаном.  Для  выполнения  этого 
мероприятия  22  мая  1714  г.  Петр  I  подписал  указ  подполковнику  И.  Бухгольцу  
«О  завладении  городом  Еркетом,  об  отыскании  золотого  песка  на  реке  Дарье»  
[5,  с.  67].  Хотя  поход  был  неудачным,  тем  не  менее,  подполковнику  удалось  на 
обратном  пути  в  1716  г.  заложить  Омскую  крепость,  которая  положила  начало 
строительству Иртышской пограничной линии. Новая крепость со временем стала 
служить воротами в обширный регион верхнего Прииртышья, южного Казахстана 
и  далее  –  в  Среднюю  Азию.  В  дальнейшем  г. Омск  сыграл  важную  роль  в 
развитии  русско-казахских  общественно-политических  и  социально-экономических 
связей.  С  устройством  Омской  крепости  начинается  активное  земледельческое 
освоение  близлежащих  территорий  русскими  крестьянами.  На  протяжении  трех 
столетий  Омск  оказывал  и  оказывает  огромное  влияние  на  жизнь  казахского 
общества. 
Занимаясь  более  10  лет  изучением  законодательных  актов  Российской 
империи  по  истории  Казахстана,  автор  выявил  около  100  законодательных 
источников  царского  правительства,  связанных  непосредственно  с  историей  г. 
Омска  и  Казахстана  [5].  Эти  документы  раскрывают,  дополняют  и  помогают 
извлечь  наиболее  полную  информацию  о  местных  органах  власти,  их  связях  с 
центральными учреждениями, дают характеристику общественно-политической и 
социально-экономической жизни региона. В данной статье хотелось бы обратить 

 
219 
 
внимание читателей на некоторые исторические факты из жизни Омска, которые 
показывают  и  подтверждают  давние  связи  города  с  историей  Казахстана. 
Достоверность исторических фактов подтверждена законодательными источниками 
царского  правительства.  Их  дальнейшее  изучение  поможет  восстановить 
некоторые  аспекты  и  факты  из  жизни  города,  которые  сыграли  важную  роль  в 
развитии северного региона Казахстана. 
Не  останавливаясь  на  исторических  аспектах  из  жизни  Омска  XVIII  в. 
(об этом написано немало научных исследований, публикаций), хотелось показать 
роль  г.  Омска  в  истории  Казахстана  на  основе  законодательных  источников.  В 
1782 г. Омск становится уездным городом. Дальнейший толчок для  его развития 
дали  сибирские  реформы  1822  г.,  подготовленные  и  разработанные  известным 
государственным  деятелем  России  того  времени  М. Сперанским.  Согласно 
царскому  указу  1822  г.  «О  разделении  Сибирской  губернии  на  два  главных 
управления Западную и Восточную» [5, с. 84] Сибирь была поделена на две части: 
Западную  –  с  центром  в  Тобольске  и  Восточную  –  с  центром  в  Иркутске.  В 
документе  по  этому  поводу  записано:  «Признали  мы  за  благо  прежде  всего 
постановить  образ  сего  разделения  на  следующих  правилах:  к  Западному 
главному  управлению  принадлежат  губернии  Тобольская,  Томская  и  область 
Омская.  К  Восточному  главному  управлению  принадлежат  губернии  Иркутская, 
вновь  учреждаемая  губерния  Енисейская  и  область  Якутская  с  двумя 
приморскими управлениями – Охотским и Камчатским… Омская область состоит 
из частей уездов Тобольской и Томской губерний. Областному управлению быть 
в  Омске.  Главное  управление  каждой  части  Сибири  вверяется  генерал-
губернатору»  [6, л. 43]. Таким образом, на территории  Сибири было образовано 
два  самостоятельных  генерал-губернаторства  –  Западносибирское  и  Восточ-
носибирское.  Местом  постоянного  пребывания  генерал-губернатора  Западной 
Сибири был избран город Омск. 
Согласно  уставу  «О  сибирских  киргизах»  1822  г.  территория  Среднего 
жуза казахов, состоявшая в подданстве России, была отнесена к Омской области, 
управление  которой  находилось  в  руках  генерал-губернатора  Западной  Сибири  
[1,  с.  52-64].  С  этого  периода  история  нашего  государства  напрямую  связана  с 
историей  Омска  и  Омской  области.  Сразу  же  после  открытия  Омской  обл. 
начитается  работа  по  благоустройству  города.  Так,  например,  в  законе  от  
30 апреля 1826 г.  «Об устройстве в Омске заведений общественного призрения» 
записано:  «Если  будут  утверждены  предположения  об  обращении  в  пользу 
благотворительных  заведений  в  Омске  пожертвований  киргизов  в  течение 
льготных лет и части доходов, от имеющего взиматься с них в последствии ясака, 
за удовлетворением лошадьми казачьих полков линейного войска, то сим конечно 
усилены будут  способы к  устроению и содержанию в Омске благотворительных 
заведений» [1, с. 76]. 
Постепенно  город  не  только  благоустраивается,  но  и  становится  центром 
административной жизни Западной Сибири. В 1838 г., согласно царскому  указу, 
из  Тобольска  в  Омск  были  переведены  некоторые  части  управления:  «Государь 
император  высочайше  повелеть  соизволил:  по  признанной  удобности,  перевести 
из  Тобольска  в  Омск  нижеследующие  части  управлений:  1)  Корпусный  штаб 
Отдельного  сибирского  корпуса.  2)  Тобольскую  провиантскую  комиссию.  3) 
Управление  Сибирского  округа  артиллерийских  гарнизонов  и  находящиеся  в 
ведении  оного:  вторую  половину  оренбургского  окружного  арсенала,  окружную 
школу  и  учебную  команду.  4)  Управление  VIII  округа  корпуса  жандармов.  5) 

 
220 
 
Главное  управление  Западной  Сибири»  [1,  с.  171].  Данные  изменения  в  статусе 
города  подтверждают  также  следующие  документы:  «О  перемещении  Главного 
управления  Западной  Сибири  из  Тобольска  в  Омск»  и  «О  перемещении  из 
Тобольска в Омск главного военного и гражданского управления» [5, с. 91]. 
С  годами пребывание главного  управления  края  в  Тобольске  становилось 
менее  рентабельным,  необходимо  было  придвинуть  центр  управления  к  тем 
регионам,  которые  нуждались  в  постоянном  военном  и  административном 
внимании.  С  1839  г.  Омск  официально  становится  центром  Западносибирского 
генерал-губернаторства,  которое  охватывало  территорию  от  Верного  на  юге  до 
берегов  Ледовитого  океана  на  севере.  На  омское  начальство  были  даже 
возложены  важные  внешнеполитические  и  дипломатические  задачи.  Здесь  в 
первой  половине  XIX  в.  успешно  велись  переговоры  о  дальнейшем  вхождении 
казахских  родов  в  состав  Российской  империи.  Сюда  прибывали  официальные 
делегации  и  торговые  караваны  из  Бухары  и  Коканда.  К  омским  властям 
обращались казахи в поисках защиты от набегов кокандцев и хивинцев. Из Омска 
направлялись  отряды  на  штурм  Чимкента  и  Ташкента.  Здесь  решались  многие 
вопросы  по  установлению  границы  с  Китаем.  В  городе  было  сосредоточено 
управление  Сибирскими  линиями  и  Сибирским  казачьим  войском.  О  росте 
значения  города  Омска  в  жизни  Западной  Сибири  говорит  законодательный 
документ  «О  производстве  в  высокоторжественные  дни  пушечной  пальбы  в 
Омске» [5, с. 92]. 
Долгое  время  казахи  Среднего  жуза  входили  в  состав  Омской  области,  а 
город Омск был административным центром управления этой территории. Только 
в 1854 г. была создана область Сибирских киргизов, преобразованная в 1868 г. в 
Акмолинскую  область.  Об  этом  читаем  в  законе:  «Акмолинская  область 
составляется  из  округов  области  Сибирских  киргизов  Кокчетавского, 
Атбасарского, Акмолинского, из земель 1, 2, 3, 4, 5 и части 6 полковых округов 
Сибирского  казачьего  войска  и  городов  Омска  и  Петропавловска»  [2,  с.  131]. 
Однако,  согласно  официальным  документам,  административный  центр  новой 
области  временно  решено  было  оставить  в  Омске:  «Областным  городом 
Акмолинской  области  назначается  г.  Акмолинск,  до  устройства  там  помещения 
для областного управления, управление временно остается в г. Омске» [2, с. 132]. 
Несмотря  на  административно-территориальные  изменения,  северные 
земли  Казахстана  долгое  время  входили  в  состав  Омской  области.  С 
упразднением  в  1882  г.  Западносибирского  генерал-губернаторства  в  Омске 
размещается  резиденция  степного  генерал-губернатора,  власть  которого 
распространялась на Акмолинскую, Семипалатинскую и Семиреченскую области. 
В  документе  читаем:  «Учредить  должность  степного  генерал-губернатора, 
назначив  город  Омск  его  местопребыванием,  и  образовав  при  означенном 
генерал-губернаторе  канцелярию,  а  также  включив  в  состав  Степного  генерал-
губернаторства  области  Акмолинскую,  Семипалатинскую  и  Семиреченскую,  с 
изъятием  этой  последней  из  ведения  туркестанского  генерал-губернатора»  [2,  с. 
276]. Таким образом, на протяжении всего XIX в. г. Омск был административно-
политическим  центром  не  только  Западной  Сибири,  но  и  значительной  части 
территории Казахстана. 
Постепенно,  наряду  с  военной  и  административной  функциями,  Омск 
начинает  выполнять  торговую  и  культурную  функции.  Это  можно  увидеть  из 
следующих  законодательных  документов:  «О  дозволении  крестьянам  и  другим 

 
221 
 
жителям  сибирским  производить  рыбную  ловлю  на  внешней  стороне  Омской 
области» (1827 г.); «О не взимании пошлины на Омской линии с рыбы и вещей, 
привозимых  для  чинов,  в  них  находящихся,  и  о  дозволении  купечеству  оной 
области  производить  розничную  торговлю»  (1829  г.);  «О  присутствии  в Омском 
областном  совете  помощника  окружного  инженерного  командира»  (1834  г.);  «О 
содержании подвод для земских сообщений во внешних округах Омской области» 
(1834 г.); «О разрешении частным лицам рудного промысла во внешних округах 
Омской области» (1835 г.); «О правилах для ввоза разных вин и водок во внешние 
округа  Омской  области»  (1836  г.);  «Об  учреждении  вместо  существующей  в 
городе  Омске  таможенной  заставы,  таможни  3  класса»  (1839  г.);  «О 
предоставлении торгующему в Петропавловске и Омске купечеству права, брать 
из  таможен  товары  до  платежа  пошлин»  (1842  г.);  «Об  учреждении  в  городе 
Омске  женского  тюремного  отделения»  (1862  г.)  [5]  и  т.д.  Эти  документы 
отражают  жизнь  города  в  различных  аспектах,  по  ним  можно  узнать  и 
проследить, как развивались различные отрасли хозяйства. 
Постепенно  Омск  становится  важным  центром  исследования  Сибири, 
Казахстана  и  Центральной  Азии.  Здесь  побывали  и  трудились  знаменитые 
путешественники и ученые: А. Гумбольт, А. Брем, Д. Кеннан, П.П. Семенов-Тян-
Шанский,  Н.М.  Пржевальский  и  др.  «Своими  исследованиями  русские  ученые 
обогатили отечественное востоковедение, в частности, историческую литературу 
о  Казахстане.  Деятельность  русских  ученых  положила  начало  развитию  науки  в 
крае и способствовала вовлечению в науку передовых представителей казахской 
интеллигенции» [3, с. 322]. 
В  мае  1877  г.  в  Омске,  согласно  высочайше  утвержденному  мнению 
Государственного  совета,  по  представлению  министра  внутренних  дел,  было 
открыто  западносибирское  отделение  Русского  географического  общества. 
«Разрешить  императорскому  Русскому  географическому  обществу:  а)  открыть  в 
составе  онаго,  особый  отдел  под  наименованием  западносибирского,  и  б) 
начертать  и  представить  на  утверждение  министра  внутренних  дел  проект 
положения  для  означенного  отдела.  С  открытием  западносибирского  отдела  (ст. 
1),  существующий  ныне  в  Сибири  отдел  географического  общества 
переименовать  в  восточносибирский»  [2,  с.  232].  Западносибирский  отдел 
Русского  императорского  географического  общества  внес  огромный  вклад  в 
изучение Западной Сибири, Казахстана и Центральной Азии. 
Значительна  роль  г.  Омска  в  становлении  народного  образования  и 
просветительства  в  Казахстане,  т.к.  именно  здесь  появляются  первые  учебные 
заведения, воспитавшие не одно поколение представителей передовой казахской 
интеллигенции.  Отсутствие  национальных  средних  учебных  заведений  на 
территории  Казахстана  вынуждало  казахов  отдавать  своих  детей  в  русские 
средние  учебные  заведения.  Так,  в  1786  г.  в Омске  открылась  Азиатская  школа, 
которая  готовила  переводчиков  и  топографов,  а  в  1789  г.  –  правительственная 
школа  при  меновом  дворе  г.  Оренбурга  [4,  с.  239].  Эти  учебные  заведения 
обучали  детей,  в  том  числе  и  казахских,  профессиям  переводчика,  топографа, 
писаря.  В  дальнейшем  на  территории  г.  Омска  постепенно  открывались 
различные  школы  для  обучения  казахских  детей  из  различных  сословий.  Это 
видно  из  следующих  законодательных  источников:  «Об  устройстве  в  городе 
Омске  при  областном  правлении  сибирских  киргизов  школы  для  воспитания 
киргизских  детей»  (1857  г.);  «Об  учреждении  в  Омске  школы  для  образования 
детей  киргизов»  (1865  г.);  «Об  особых  отделениях  при  Оренбургской  и  Омской 

 
222 
 
военных  прогимназиях  для  приготовления  переводчиков  восточных  языков» 
(1869  г.);  «Об  упразднении  существующего  при  Омской  военной  прогимназии 
особого  отдела  переводчиков  киргизского  языка»  (1870  г.);  «О  предоставлении 
права  на  получение  прогонных  денег  всем  малолетним  определяемым  из 
Сибирского и Туркестанского военного округа в Сибирскую военную гимназию и 
Омскую  и  Иркутскую  военные  прогимназии»  (1872  г.);  «Об  учреждении 
войсковой  повивальной  школы  при  женском  отделении  Омского  военного 
госпиталя» (1878 г.) [5] и др. 
В Омске в 1813 г. было открыто военное училище, которое в 1847 г. было 
преобразовано  в  Сибирский  кадетский  корпус.  Кроме  военных  дисциплин  здесь 
преподавали  всеобщую  историю,  русскую  и  западную  литературу,  философию, 
иностранные  языки,  лесоводство,  ботанику.  Сибирский  кадетский  корпус  г. 
Омска  сыграл  важную  роль  в  общественной  жизни  края.  Среди  выпускников 
кадетского  училища  было  немало  представителей  будущей  казахской 
интеллигенции.  Здесь  учился  и  служил  знаменитый  казахский  просветитель, 
путешественник Ч.Ч. Валиханов. Из Омска он отправился с секретной миссией в 
Кульджу, посетил Кашгар. Омский период жизни Ч. Валиханова  – это отдельная 
страница  его  биографии,  которая  заслуживает  тщательного  изучения  и 
освещения. 
Сегодня  Казахстан  и  Россия  продолжают  опираться  на  исторически 
сложившиеся  прочные  связи.  Несмотря  на  многочисленные  испытания,  на 
протяжении столетий, выпавших на долю как русского, так и казахского народа, 
отношения  между  народами  Казахстана  и  России  всегда  были  и  остаются 
дружескими.  Это  обусловлено  не  только  географическим  соседством,  но  и 
культурной  близостью  двух  стран  и  народов,  искренним  стремлением  сообща 
преодолевать все трудности. И подтверждение этому – наша общая история. 
Каталог: media
media -> «Қазақстан ғылымының дамуы мен келешегі жастар көзімен»
media -> Аралық ғылыми­практикалық конференция II том
media -> Болат Боранбай Қазақ тіл білімінің Қалыптасуы мен дамуы
media -> Әож 930 (574) Қолжазба құқығында
media -> Қазақ хандығының құрылуы және Керей мен Жәнібек cұлтандар Хандықтың құрылуы
media -> ТӨленова зирабүбі Маймаққызы, Қр бғМ ҒК
media -> С. Мәжитов Ш. Уәлиханов атындағы Тарих және этнология институты Пікір жазған К. Л. Есмағамбетов
media -> Бүкілресейлік Құрылтай жиналысына қазақ сайлаушыларынан аманат (1917 ж.) Серікбаев Е. Қ. М. Х. Дулати атындағы ТарМУ, т.ғ. к.,доцент
media -> АҚТӨбе облысының тыл еңбекшілері ұлы отан соғысы жылдарында
media -> Ұлы отан соғысы жылдарындағы мұнайлы өҢір а. Ж. ƏБденов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   30


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет