Казахи евразии: история и культура сборник научных трудов


ЭТНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДЕКОРА КАЗАХСКОЙ МЕБЕЛИ



жүктеу 5.21 Mb.
Pdf просмотр
бет26/30
Дата24.03.2017
өлшемі5.21 Mb.
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30

ЭТНИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДЕКОРА КАЗАХСКОЙ МЕБЕЛИ 
ХIХ-ХХ вв. 
 
В  статье  рассмотрены  этнические  особенности  декорирования  казахской  мебели 
ХIХ-ХХ вв. Описаны условия работы мастеров. Указаны используемые породы деревьев, 
инструменты  и  технические  приемы.  Перечислен  ассортимент  продукции  казахских 
деревообработчиков. Проведен анализ конструкций и декора казахской мебели. Описаны 
народные обычаи, связанные с мебелью. Рассмотрена символика некоторых деревянных 
предметов. 
Ключевые  слова:  этнические  приемы  декора,  деревянная  мебель,  символика, 
этноидентичность. 
 
S.J. Тоkhtabayeva 
Suleimenov Institute of the Oriental Studies, 
Almaty, Kazakhstan 
 
ЕTHNIC DECORATION FEATURES OF KAZAKH FURNITURE  
IN ХIХ-ХХ 
 
The  article  reviews  the  ethnic  features  of  Kazakh  furniture  decorating  in  ХIХ-ХХ 
centuries. In the article work conditions of crafts menhave been described as well as used tree 
species, tools and techniques. Also product range of Kazakh woodworkers is listed in the article. 
The article contains structures and Kazakh furniture décor analysis. The article describes folk 
customs connected with furniture. Symbols of some wooden objects have been examined in the 
article as well. 
Keywords: ethnic ways of decorating, wooden furniture, symbolism, ethno identity. 
 
Обработка  дерева  на  территории  Казахстана,  согласно  археологическим 
исследованиям,  фиксируется  с  древности  [3,  с.  23,  261;  5,  с.  76,  80,  83].  У 
казахского  населения,  несмотря  на  негативные  социально-экономические  и 
политические  условия  в  ХVIII  в.  (джунгарские  нашествия,  междоусобицы, 
феодальный  гнет,  военные  столкновения  со  среднеазиатскими  ханствами) 
деревообработка  стала  одним  из  значимых  видов  деятельности  и  отдельным 

 
263 
 
направлением  декоративно-прикладного  искусства.  Это  было  обусловлено 
преобладанием  кочевого  образа  жизни  и  характером  традиционного  жилища 
казахов,  определивших  использование  в  качестве  сырья  доступного, 
экологичного, легкого по весу и небьющегося материала – дерева. Из него казахи 
изготавливали значительную часть своего предметного мира, начиная с жилища, 
мебели, посуды и заканчивая деталями вооружения и транспортными средствами 
вплоть до второй половины ХХ в. 
Работали  умельцы  агаш  уста  в  мастерской  (дукен,  усталык,  устахана), 
под  которую  в  оседлых  районах  приспосабливали  придворную  постройку.  В 
кочевых  районах,  за  неимением  специального  помещения,  они  использовали 
старую юрту, угол жилого дома (зимовки), а летом могли работать во дворе под 
тентом. Чаще ремесленник кочевал вместе с аулом, либо, получив заказы, уезжал 
в другие места. Наиболее талантливых мастеров богатые люди привозили, порой 
издалека, что случалось обычно при подготовке приданого дочери. 
Мастера  использовали  пилящие,  рубящие,  режущие,  сверлящие, 
шлифующие  орудия.  Во  второй  половине  ХIХ  в.,  в  связи  с  развитием 
капиталистических  отношений,  интенсификацией  городского  рынка,  многие 
аульные  мастера,  почувствовав  конкуренцию,  стали  приобретать  российские 
инструменты: рубанки, тиски, напильники, сверла [7, с 150], а также точильные и 
шлифовальные станки [6, с. 165]. 
Из  технических  приемов  мастера  традиционно  владели  пилением, 
гравировкой,  резьбой  (контурной  сулбалык  оймыш,  плоскорельефной  жайпак 
бедерли  оймыш,  двух-трехгранно-выемчатой  еки  немесе  уш  кырлы  шункырлы 
оймыш,  а  также  объемной  и  сквозной  ажурной  орнекти  оймыш).  Применяли 
также  роспись  по  дереву.  В  зависимости  от  назначения  изделия  использовались 
разные  породы  деревьев.  Для  мебели  шла  лиственница,  для  посуды  –  тополь  и 
береза с ее корнями и наплывами, а для остова юрты – прочная сосна. 
Среди  умельцев  существовала  квалификационная  градация.  Мастера, 
производившие  изысканные  вещи,  назывались  кас  шебер,  деревообработчики, 
изготавливавшие  простые  предметы  –  балта  шебер.  Наиболее  талантливые 
мастера,  создававшие  изысканную  тонкую  резьбу,  удостаивались  эпитета 
«агаштан туйин тую» (из дерева вьет кружева). Если в одних аулах одиночные 
мастера-деревообработчики  занимались  изготовлением  почти  всех  категорий 
предметов, то в других местностях, где было много таких умельцев, существовало 
разделение ремесленного производства по категориям изделий. 
Ассортимент 
продукции 
деревообработчиков 
был 
разнообразен: 
стационарные зимние, осенне-весенние жилища, остов юрты, оградки–загоны для 
скота,  орудия  для  хозяйственных  работ  (лопаты,  мотыги,  сохи,  косы), 
специальные приспособления дляохотника с ловчими птицами (беркута, сокола). 
Кроме  этого  агаш  уста  изготавливали  транспортные  средства  (деревянные 
повозки,  телеги  арба,  седла),  музыкальные  инструменты,  предметы  вооружения, 
домашнюю  утварь  (мебель,  посуду),  а  также  трости,  предметы  для  личного 
обихода и развлечения. 
В ХIХ – начале ХХ вв. из бревен строили стационарные зимние и осенне-
весенние  жилища  юртообразной  формы  тошала,  либо  подквадратной, 
прямоугольной формы – аил агаш, дукен. 
Развитию  деревообрабатывающего  дела  способствовали  природные 
условия Казахстана – наличие леса. Виды деревьев были различны: хвойные (ель, 

 
264 
 
пихта  майкарагай,  сосна  карагай,  кедр  самырсын),  мягколиственные  (береза  ак 
кайын,  осина  коктерек,  тополь  терек,  дуб  емен,  ива  древовидная  тал),  а  также 
карагач клен (терек, тобылгы), а на юге Казахстана имеются тутовое тут агашы 
и ореховое дерево жангак. 
Из  всего  разнообразия  деревянных  изделий,  остановим  внимание  на 
мебели.  Поскольку  она  использовалась  в  кочевом  быту  в  минимальном 
количестве,  художественное  оформление  ее  осуществлялось  как  можно 
тщательнее  и  искуснее.  Чаще  всего  мебель  изготавливалась  разборной  для 
удобства  транспортировки.  Декорировалась  лишь  обозримая,  лицевая  сторона 
мебели, поскольку она устанавливалась по периметру юрты. 
В богатой юрте были стол устел круглой формы на низких ножках, тогда 
как  в  земледельческих  районах,  что  имет  место  до  сих  пор,  преобладал 
прямоугольный стол, который в ХХ в. стал снабжаться  выдвижным ящиком для 
столовых  приборов.  Низкие  столы  вообще  свойственны  для  кочевых  народов 
Востока. Такие виды мебели как кровать тосекагаш, большие сундуки сандык и 
маленькие  сундучки  сандыкша  для  сладостей,  лари  для  хранения  продуктов 
кебеже,  посудные  шкафы  асадал  были  популярны  вплоть  до  1970-х  гг.  из-за 
дефицита  и  дороговизны  фабричной  мебели.  Встречались  в  традиционном  быту 
этого  же  времени  также  этажерки,  появившиеся  в  результате  влияния  русской 
культуры. 
Мебель  обычно  ассоциировалась  с  идеями  достатка  и  благополучия. 
Наличие этих предметов вносило в интерьер жилища интонацию эмоционального  
тепла,  домашнего  уюта,  т.е.  они,  как  и  художественный  текстиль,  обозначали 
освоенное  окультуренное  пространство,  тем  самым  внося  атмосферу 
защищенности  в  жизнь  человека.  В  народном  сознании  существовала  вера,  что 
новые  предметы  необходимо  заряжать  соответствующими  «магическими» 
узорами, действиями и словами, тогда они будут не только хорошо служить, но и 
способствовать всему положительному. 
Когда  устанавливали  новую  мебель  (сундук,  кровать,  посудный  шкаф), 
хозяйка приглашала своих подруг и родственниц на чаепитие. Гостьи по традиции 
клали в сундук свои подарки: отрезы тканей, в лучшем случае сыпали серебряные 
монеты  со  словами:  «Пусть  сундук  постоянно  заполняется  серебром»  («Сандык 
кумиске 
толаберсин»). 
Похожие 
действия: 
подарки, 
высказывание 
благопожеланий  осуществлялись  при  установке  также  кровати,  которую 
застилали  красочным  покрывалом,  а  в  новый  посудный  шкаф  ставили 
принесенную новую посуду. В ответ гостьи получали разные подарки от хозяйки, 
а  самой  щедрой  из  них  дарили  барана.  Хозяева  старались  никого  не  обидеть  из 
гостей во избежание неприятностей в доме. 
Согласно  традиции,  казахи  использованную  мебель  никогда  не  дарили 
чужим,  так  как  считалось,  что  с  этими  предметами  уйдет  достаток  из  дома.  Ее 
можно  было  лишь  передавать  женатым  сыновьям,  тогда  как  дочерям  дарили 
новые изделия. 
Обычно  мебель  была  на  ножках  (кроме  сундуков),  или  же  она 
устанавливалась  на  деревянную    подставку  аяк.  Во-первых,  это  предохраняло 
мебель от сырости, а с другой стороны, такой прием акцентировал их значимость, 
усиливая  нарядность  интерьера.  Такого  рода  подставки  аяк  выполнялись  из 
прочного  дерева,  чаще  сосны.  Этот  предмет  был  квадратной,  круглой, 
прямоугольной  формы.  Размер  подставки  в  длину  варьировался  от  50  см  до  150 

 
265 
 
см,  она  могла  заменять  собой  отсутствие  полноценной  меблировки.  В 
зависимости  от  практического  назначения  менялось  название  предмета.  Если  на 
длинную подставку положить доски, то можно было образовать постельное ложе, 
называемое тосек аяк, либо можно было на подставку сложить горкой красочный 
текстиль, тогда она будет называться жук аяк (рис. 1).  
 
 
 
Рис. 1. Подставка под поклажу жукаяк. Государственный музей искусств Республики Казахстан. 
Алматы. Конец ХIХ в. Карагандинская обл., 72 х 29,5х 38 см. Дерево, металл. гвозди, инкрустация 
резной костью. 46 ДПИК. Фото И.Б. Кочеткова, 2010 г. 
 
В  случае  установки  на  нее  одного  или  несколько  сундуков,  чемоданов 
(появившихся  в  советский  период),  подставка  начинает  обозначаться  лексемой 
сандык  аяк,  шамодан  аяк.  На  круглую  или  квадратную  подставку  саба  аяк 
ставили  также  емкость  саба  с  кумысом.  В  принципе  эти  подставки, 
подвергавшиеся  с  обозримых  сторон  декорированию,  представляли  собой 
самостоятельное произведение прикладного искусства. 
В  традиции  многих  народов  все  емкости,  включая  всевозможные  ящики, 
шкафы  и  сундуки  осмысливались  как  полости,  относимые  к  женской  ипостаси. 
Именно  сундуки  сандык  разного  размера  обозначали  в  жилище  казахов  самое 
почетное место тор. На сундуке обычно размещалась поклажа из художественно 
выполненного текстиля. Такое дизайнерское решение, очевидно, продиктовано, с 
одной 
стороны, 
имплицитно 
выраженными 
идеями 
плодородия, 
множественности,  а  с  другой  –  символикой  стабильности,  достатка,  так  как 
сундук в традиционном сознании считался вместилищем драгоценностей, серебра 
в виде слитков, парадной одежды, отрезов тканей, словом  семейной «казны», что 
отражено и в казахском эпосе [1, с. 219, 228]. Следует отметить, что сундук  был 
распространен у многих этносов, независимо от образа жизни. У богатых в юрте 
было  несколько  сундуков.  Обычно  приданое  состоятельной  невесты  увозили  в 
нескольких  сундуках.  В  Западном  Казахстане  до  сих  пор  сундук  ручной  работы 
непременно входит в состав приданого
Сундучки  сандыкша  (рис.  2)  небольшого  размера,  предназначенные  для 
сладостей  или  разных  мелочей,  а  также  ювелирных  украшений,  обычно 

 
266 
 
декорируются  более  нарядно  -  резным  посеребренным  металлом,  резной костью 
способом  инкрустации  или  сплошной  облицовки  в  сочетании  со  вставками  из 
серебра и перламутра. Под сквозной узор костяных накладок, бывало, помещали 
бархат красного, черного или синего цветов. Такого рода сундучки ставили чаще 
поверх поклажи, сундуков, чтобы они хорошо обозревались. 
 
 
 
Рис. 2. Сундучок сандыкша. Национальный музей республики Казахстан. Астана. ХIХ в. 
Мангыстауская обл., 20х42х34 см. Дерево, облицовка резной костью, декорирование 
штампованным металлом. КР УМ АБ-150. 
 
У казахов преобладали разборные кровати тосекагаш (рис. 3). При этом в 
кроватях,  датирующихся  ХIХ  в.,  устанавливаются  конструктивные  градации, 
связанные с имущественным положением хозяина. Кровать состояла из подставки 
тосек аяк, на которую размещали горизонтальную доску – ложе тосеги. Затем к 
кровати  прикрепляли  продольные  (лицевую  и  заднюю)  стороны  (с  сильно 
вытянутыми  возвышающимися  верхними  углами).  Благодаря  такой  тектонике  в 
предмете образовывалась емкость, куда можно было укладывать про запас новые 
одеяла  из  верблюжьей  шерсти.  Убранная  кровать  была  весьма  просторной  по 
длине,  тогда  как  ширина  могла  увеличиваться    по  мере  надобности.  Богатые 
кровати отличались масштабностью формы и дороговизной изысканного декора. 
 
 
 
Рис. 3. Лицевая сторона кровати тосекагаш. Государственный музей искусств 
Республики Казахстан. Алматы. Конец ХIХ в. Семипалатинская обл., 201х63 см. Дерево, резной 
посеребряный металл, облицовка резной костью. 25 ДПИК. Фото И.Б. Кочеткова, 2010 г. 

 
267 
 
 
В традиции казахов кровать символизировала брачное ложе, нерушимость 
семьи  и  супружеского  счастья,  поэтому  ее  старались  как  можно  богаче 
декорировать, что должно было магическим образом стимулировать супружеское 
счастье  и  соответственно  увеличение  семьи  и  богатства.  Стремление  к 
художественному оформлению этого изделия  отражено и в казахском эпосе: 
«Дочерью хана была,– 
На златочеканной спала 
Высокой кровати она» [1, с. 570]. 
Значима  была  роль  шеста-вешалки  для  одежды  –  адалбакан,  декору 
которой  придавалось  особое  значение.  Вешалка  нижним  концом  вдевалась  в 
металлическую  подставку  с  тремя  или  четырьмя  ножками,  либо  врывалась  в 
землю.  Символика  этого  предмета  определила  традиционное  представление  о 
том,  что  благодаря  магическому  свойству  этой  вещи  в  доме  царили  порядок  и 
благополучие.  Запрещалось  дарить  использованную  вешалку,  через  нее  нельзя 
было  перешагивать,  ронять  ее  во  избежание  поломки,  что  являлось  дурным 
знаком  и  что  могло  препятствовать  богатству,  а  также  привести  к  вечной 
неудовлетворенности жизнью [2, с. 114]. 
Лари  для  хранения  продуктов  кебеже  (рис.  4)  изготавливали  чаще  из 
березы,  которая  препятствует  гниению  съестного.  Изделия  были  на  ножках  и  с 
открывающейся  крышкой.  Этот  ларь  снизу  и  сзади  обычно  снабжается 
небольшими  сквозными  отверстиями  для  вентиляции,  что  придает  изделию 
свойства холодильника. Такого рода предметов у состоятельных людей было как 
минимум  по  две  единицы.  В  одном  из  них  хранили  сушеное  мясо,  мясные 
деликатесы,  масло,  кисломолочные  сушеные  продукты  про  запас,  а  в  другом, 
находящемся в кухне, – ежедневную еду. Из-за этих качеств лари все ещё находят 
применение в сельской местности. У казахов существует поговорка: «Ар бир уйде 
бир кебеже калайды болу керек» (В каждом доме должен быть хотя бы один ларь 
для хранения продуктов). 
 
 
 
Рис.  4.  Лицевая  сторона  ларя  для  хранения  продуктов  кебеже.  Государственный  музей 
искусств  Республики  Казахстан.  Алматы.  Нач.  ХХ  в.  Карагандинская  обл.,  75х57  см.  Дерево, 
металл. гвозди, инкрустация резной костью. 45 ДПИК. Фото И.Б. Кочеткова, 2010 г.  

 
268 
 
 
Ценился в быту казахов также посудный шкаф асадал (в пер. - благородная 
пища).  Эти  предметы  наибольшее  распространение  имели  в  Центральном  и 
Восточном  Казахстане.  Они  моделировались  с  двухстворчатой  дверцей, 
выдвижным  ящиком  в  верхней  части,  а  в  емкости  нижней  части  размещались 
полки  (рис.  5).  Такие  шкафы  бывают  нескольких  типов:  на  низких  ножках  и  на 
очень  высоких.  В  нижний  проем  последнего  типа  шкафов  ставили  горкой 
чемоданы. 
 
 
 
Рис. 5. Посудный шкаф асадал. Государственный музей искусств Республики Казахстан. 
Алматы. Конец ХIХ – нач. ХХ вв. Карагандинская обл., 60х50х113 см. Дерево, металл. гвозди, 
инкрустация резной костью. 37 ДПИК. Фото И.Б. Кочеткова, 2010 г. 
 
В Северном, Центральном и Восточном Казахстане под влиянием русской 
культуры  казахские  мастера  во  второй  половине  ХХ  в.  стали  изготовлять  также 
этажерки.  Эти  изделия  чаще  казахи  использовали  как  полки  для  посуды,  а  в 
советский период – для книг. 
Лари для хранения продуктов кебеже по форме, наличию резного узора и 
некоторым  мотивам  (вихревая  розетка,  спирали,  роговидные  завитки) 
перекликаются  с  таковыми  предметами  кыргызов  [8,  с.  135,  рис.  4,  с.  137,  рис.  
6,  7].  Деревянные  шесты-вешалки  адалбакан  по  форме  и  декору  также  имеют 
аналогии в традиции кыргызской культуры [4, с. 108, рис. 16]. 
Рассмотрев  формы  казахской  мебели,  отметим,  что  по  всему  Казахстану 
для  декорирования  их  использовали,  в  той  или  иной  мере,  вышеописанные 
технические  приемы:  гравировку,  резьбу  (различных  типов)  и  роспись. 
Содержание  декора,  помимо  цвета,  сводилось  к  воспроизведению  геометри-
ческих, космогонических, растительных мотивов. Если абстрагироваться от форм 
и  орнаментальных  мотивов  мебели,  то  можно  сказать,  что  такие  технические 
способы присутствуют в традициях многих других народов. 
У  казахов,  параллельно  с  указанными  средствами  украшения  мебели, 
существовал  другой  характерный  принцип  достижения  художественной 

 
269 
 
выразительности  –  инкрустация  и  сплошная  аппликация  предметов  костью,  на 
чем остановим внимание. Такого рода технологии, которые были в большей мере 
распространены  в  Центральном  и  Восточном  Казахстане,  не  имеют  ясных 
параллелей  в  культуре  этносов  Центральной  Азии.  Значимо,  что  отсутствуют 
аналогии  в  данных  приемах  декорирования  даже  с  традициями  кыргызов,  с 
которыми были самые тесные историко-культурные взаимосвязи [8, с. 138]. 
В связи с этим, данные технологии вызывают повышенный интерес с точки 
зрения обозначения этнической специфики в декоративно-прикладном искусстве 
казахов.  В  наши  дни,  в  условиях  интеграции,  глобализации  мира,  весьма 
актуально сохранение нетленной памяти творческого наследия наших предков. 
Обычно  мастера  заранее  заготавливали  костяные  инкрустации,  стараясь 
придать  им  разнообразные  формы  и  орнаментальные  решения.  Для  этого 
использовали  вываренные кости крупных животных (коровы, верблюда, коня) из-
за их масштабной площади. Резчики предпочитали использовать кости упитанных 
животных,  обладающих  легким  золотистым  оттенком  и  легче  поддающиеся 
резьбе. Умельцы усиливали прочность кости в разы путем кипячения ее в течение 
часа  в  конском  жире,  имеющем  свойство  хорошо  проникать  в  структуру 
материала. Чтобы кость дополнительно впитала в себя жир, ее оставляли там же 
еще  на  некоторое  время.  В  результате  материал  приобретал  эффектный 
желтоватый оттенок, а по прочности уподоблялся чуть ли не камню. 
Если  хотели  получить  другой  цвет,  то  кости,  преимущественно  ребра, 
кипятили  в  воде  несколько  часов,  в  результате  чего  они  становились 
белоснежными  и  слегка  размягченными.  Обычно  кость  шлифовалась  и 
полировалась  мелким  песком,  что  создавало  эффектный  блеск.  При  этом  края 
этих  деталей  обтачивались  куском  стекла,  благодаря  чему  они  становились 
гладкими и слегка закругленными, после чего на кость наносился узор. 
Если  дерево  обладало  природной  красотой  текстуры,  то  оно  лишь 
шлифовалось  и  слегка  тонировалось.  Далее  деревообработчики  разрабатывали 
пластические ходы, для чего размещали инкрустации в разрядку в том или ином 
порядке на лицевой части деревянного изделия. Когда был готов окончательный 
вариант  декоративной  композиции,  все  костяные  детали  обводили  мылом  для 
нанесения  контррельефной  резьбы.  После  этого  в  заготовленные  углубления 
размещали  инкрустации,  закрепляя  их  гвоздями  с  декоративными  серебристыми 
шляпками.  Оставшееся  свободное  пространство  дополнительно  декорировали 
контурной резьбой или росписью. Каждое изобразительное поле акцентировалось 
обводкой  из  узких  прямоугольных  металлических,  костяных  пластин,  служащих 
замыкающими  декор  рамами.  Под  сквозной  узор  костяных  деталей,  бывало, 
помещали  бархат  красного,  черного  или  синего  цветов,  дополняли  декор  также 
вставками  из  серебра  и  перламутра.  Вся  фактура  костяных  аппликаций 
оживлялась определенным узором, выполненным сквозной резьбой, чеканкой или 
выжиганием. 
При  этом,  если  одни  орнаментальные  мотивы  обозначались  более 
выразительно, то другие, оттиснутые элементы, производили впечатление легкой 
ажурности.  В  целом,  все  пластины,  вычленяемые  по  контуру  прямыми  линиями 
для  усиления  выразительности,  в  совокупности  работали  на  образование 
целостной  композиции  с  общим  характером  ритмических  членений.  Сквозной 
узор  металла,  а  также  серебристые  шляпки  гвоздей  усиливали  эффектность 
художественного образа. 

 
270 
 
В целом, красота самих материалов: фактура и цветовой тон дерева, кость с 
глубиной разных оттенков (от белого до бежевого, золотистого цвета), а также их 
сочетание  вкупе  с  орнаментальным  решением  образуют  необыкновенный 
художественный  эффект.  Наряду  с  инкрустацией,  мастера  иногда    применяли 
сплошную  облицовку  резной  костью,  что  придавалопредмету,  в  сочетание  с 
серебристыми металлическими накладками, драгоценный облик. 
Эффектность  и  яркое  своеобразие    художественно-образного  решения 
рассмотренных  произведений  возводит  их  на  уровень  шедевров  казахского 
косторезного  искусства  ХIХ  в.  Можно  сказать,  что  такого  рода  изделия 
выполняют  роль  этнического  художественного  знака.  Эти  ценности,  несущие 
национальную нагрузку, являются важнейшими константами этно-идентичности, 
что  препятствует  растворению  этнической  культуры  в  мировом  потоке  нового 
времени.  В  сущности,  в  искусстве  каждого  народа  запечатлено  уникальное 
осмысление мира и художественное его отображение, утрата чего может привести 
к обеднению красок в планетарном масштабе. 
Каталог: media
media -> «Қазақстан ғылымының дамуы мен келешегі жастар көзімен»
media -> Аралық ғылыми­практикалық конференция II том
media -> Болат Боранбай Қазақ тіл білімінің Қалыптасуы мен дамуы
media -> Әож 930 (574) Қолжазба құқығында
media -> Қазақ хандығының құрылуы және Керей мен Жәнібек cұлтандар Хандықтың құрылуы
media -> ТӨленова зирабүбі Маймаққызы, Қр бғМ ҒК
media -> С. Мәжитов Ш. Уәлиханов атындағы Тарих және этнология институты Пікір жазған К. Л. Есмағамбетов
media -> Бүкілресейлік Құрылтай жиналысына қазақ сайлаушыларынан аманат (1917 ж.) Серікбаев Е. Қ. М. Х. Дулати атындағы ТарМУ, т.ғ. к.,доцент
media -> АҚТӨбе облысының тыл еңбекшілері ұлы отан соғысы жылдарында
media -> Ұлы отан соғысы жылдарындағы мұнайлы өҢір а. Ж. ƏБденов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   22   23   24   25   26   27   28   29   30


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет