Казахи евразии: история и культура сборник научных трудов



жүктеу 5.21 Mb.
Pdf просмотр
бет4/30
Дата24.03.2017
өлшемі5.21 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30

Источники и литература: 
 
1. Абдуллаев К.К  100-летию  восстания  1916  года:  Заметки  историка 
[Электронный  ресурс].  2016.12  мая  //  Информационное  агентство  «Фергана.Ру». 
URL: www.fergananews.com/articles/8964 (дата обращения: 15.05.2016). 
2. Асфендиаров С.Д. Национально-освободительное восстание 1916 года в 
Казахстане. Алма-Ата, 1936. 150 с. 
3. Аманжолова 
Д.А.  Партия  Алаш:  история  и  историография. 
Семипалатинск, 1993. 136 с. 
4. Брайнин  С.,  Шафиро  Ш.  Очерки  по  истории  Алаш-Орды.  Алма-Ата: 
Казгосиздат, 1935. 149 с. 
5. Булдаков  В.П.,  Леонтьева  Т.Г.  Война,  породившая  революцию:  Россия, 
1914-1917 гг. М.: Новый хронограф, 2015. 720 с. 
6. Ганин  А.В.  Последняя  полуденная  экспедиция  Императорской  России: 
Русская  армия  на  подавлении  туркестанского  мятежа  1916-1917  гг.  //  Русский 
сборник. Исследования по истории России. Т. 5. М., 2008. С. 152-214. 
7. К истории восстания киргиз в 1916 году // Красный архив. Т. 3 (16). М. –
Л., 1926. С. 57-68. 
8. Казах. 1916. 9 февраля, 9 марта, 8, 30 апреля. 
9. Казах. 1916. 11 августа. 
10. Котюкова  Т.В.  Восстание  1916  г.  в  Туркестане:  ошибка  власти  или 
историческая закономерность? // Обозреватель. 2011. № 8. С. 98-126. 
11. Международное  научное  совещание  «Переосмысление  восстания  1916 
года  в  Центральной  Азии»  20-21  мая  2016  года.  Программа  и  тезисы  статей. 
Бишкек,  2016;  Morrison  A.  The  1916  Central  Asian  Revolt  //  The  Ninth  ICCEES 
World  Congress  August  3  –  8,  2015  Makuhari  Preliminary  Program  (September  
18, 2014). Makuhari, 2014. P. 71. 
12. Тілеубаев Ш.Б. Жетісу облысындағы қазақ және қырғыз халықтарының 
1916 жылғы ұлт-азаттық көтерілісі. Алматы, 2010. 26 с. 
13. Цивилизационно-культурные  аспекты  взаимоотношений  России  и 
народов  Центральной  Азии  в  начале  XX  столетия  (1916  год:  уроки  общей 
трагедии).  Сб.  докл.  Межд.  науч.-пр.  конф.,  г.  Москва,  18  сентября  2015  г. 
М., 2016. 211 с. 
14. Шодмонова  С.  Нарушение  прав  и  свобод  человека  через  призму 
истории:  Семиреченская  трагедия  на  страницах  Туркестанской  периодической 
печати // Отан тарихы. 2007. №3. С. 33-44. 
15. Юлдуз (Казань). 1916. 15 февраля. 
 
 
 
 
 

29 
 
УДК 323(574) 
 
А.М. Ауанасова 
Институт истории государства, 
Астана, Казахстан 
Б.М. Ауанасова 
Южно-Казахстанский государственный  
университет им. М. Ауэзова, 
Шымкент, Казахстан 
 
АССАМБЛЕЯ НАРОДА КАЗАХСТАНА – КАЗАХСТАНСКАЯ МОДЕЛЬ 
МЕЖЭТНИЧЕСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ, МИРА И СОГЛАСИЯ 
 
Ассамблея  народа  Казахстана  является  казахстанской  моделью  межэтнического 
взаимодействия,  мира  и  согласия.  Сформированная  в  начале  90-х  гг.  ХХ  в.,  она 
выступала одной из опор казахстанской государственности, действенным инструментом 
единения  общества,  формирования  казахстанского  патриотизма,  укрепления  атмосферы 
доверия  и  согласия  в  обществе.  Ассамблея  предоставила  возможность  этнокультурным 
объединениям страны наладить цивилизованные формы и процедуры взаимодействия на 
основе  совместного  поиска  взаимоприемлемых  решений  и  соблюдения  оптимального 
баланса по согласованию их позиций. Год от года упрочение позиций и повышение роли 
Ассамблеи  народа  Казахстана  в  сфере  публичной  политики  отвечает  широкому 
общественному запросу, интересам народа Казахстана. 
Ключевые  слова:  Ассамблея  народа  Казахстана,  этносы,  межэтническое 
взаимодействие. 
 
 
A. M. Auanassova 
Institute of the State History,   
Astana, Kazakhstan 
B. M. Auanassova 
 Auezov South Kazakhstan State University, 
Shymkent, Kazakhstan 
 
KAZAKHSTAN PEOPLE ASSEMBLY –MODEL OF INTERNATIONAL 
COLLABORATION, PEACE AND HARMONY 
 
Assembly of People of Kazakhstan is the Kazakhstan`s model of interethnic interaction, 
peace  and  harmony.  Formed  in  the  early  90-ies  of  XX  century,  it  is  performed  one  of 
Kazakhstan's  statehood  supports  an  effective  tool  for  social  cohesion,  the  formation  of 
Kazakhstan  patriotism,  strengthening  of  trust  and  harmony  in  society.  Assembly  provided  an 
opportunity  for  the  country's  ethnic  and  cultural  associations  to  establish  civilized  interaction 
and procedures on the basis of a joint search for mutually acceptable solutions and respect for an 
optimal  balance  to  harmonize  their  positions.  Year  by  year,  the  consolidation  of  the  positions 
and the role of public policy of the Assembly of People of Kazakhstan meets the broad public 
demand, the interests of the people of Kazakhstan. 
Keywords: Assembly of People of Kazakhstan, ethnic groups, interethnic interaction. 
 
 

30 
 
Эффективная  модель  межнационального  и  межконфессионального  мира 
сегодня  служит  необходимым  условием  и  опорой  процесса  ускоренной 
модернизации  Казахстана  и  его  вхождения  в  число  наиболее  конкуренто-
способных  стран  мира.  Духовный  мир  и  согласие  выступают  факторами 
консолидации  народа  республики  в  единую  гражданскую  общность,  мобилизуя 
его потенциал. 
Общность  исторических  судеб  этносов  Казахстана  –  это  целый  комплекс 
исторических явлений и процессов, пережитых ими вместе и вызывающих у них 
общее к ним отношение. Эта общность многократно проверялась на прочность на 
«крутых  поворотах»  истории,  во  время  депортации  народов  в  Казахстан  в  годы 
массовых  политических  репрессий,  Великой  Отечественной  войной,  в  годы 
распада  Советского  Союза  и,  наконец,  становления  суверенного  Казахстана  
[5, c. 18]. 
В  начале  1990-х  гг.  многие  эксперты  полагали,  что  Казахстан  не  сможет 
выстроить  устойчивую  государственность.  По  их  мнению,  сложная 
этноконфессиональная  структура  и  геополитическое  положение  страны  должны 
были  стать  непреодолимыми  препятствиями  на  пути  к  этой  цели.  В  этот 
драматический для страны момент Президент Казахстана акцентировал внимание 
граждан  на  главном  источнике  стабильности  и  процветания  –  исторической 
традиции  межнационального  диалога  и  взаимопонимания.  Он  всегда  напоминал 
соотечественникам, что  «наш народ во все времена проявлял стремление жить в 
мире,  согласии  и  добрососедстве  с  другими  народами.  Умел  сплотиться  и  быть 
единым  в  минуту  опасности.  Именно  благодаря  этому  он  не  исчез  в  потоке 
истории  и  через  десятилетия  смог  восстановить  свою  государственность»  [2,  с. 
126-127].  Благодаря  его  убежденности  в  необходимости  поиска  компромиссов  и 
твердой  воле  в  отстаивании  своих  убеждений,  Казахстан  смог  пройти  сквозь 
опасные рифы в первые годы независимости. 
На  заре  независимости  в  стране  с  ярко  выраженным  полиэтническим  и 
поликонфессиональным  составом  населения  достижение  и  укрепление 
социальной  стабильности,  гармонизации  интересов  личности,  отдельных 
социальных  групп  были  тесно  связаны  с  задачей  поиска  оптимальных  форм 
взаимодействия  этнических  общностей,  укрепления  межнационального  и 
межконфессионального согласия, повышения культуры межэтнических и межкон-
фессиональных взаимоотношений, профилактики экстремизма и ксенофобии. 
В декабре 1992 г. идея создания Ассамблеи согласия и единения народов 
Казахстана (АНК) как неполитической и неправительственной организации была 
озвучена  Нурсултаном  Назарбаевым  на  Форуме  народов  Казахстана.  Свое 
логическое  продолжение  она  получила  в  Указе  Президента  от  1  марта  1995  г., 
когда  АНК  была  преобразована  в  консультативно-совещательный  орган  при 
Главе государства. Орган должен был стать регулятором структуры казахстанской 
системы  межнациональных  отношений.  Сложность  задачи,  поставленной  перед 
АНК,  заключалась  в  необходимости  формирования  равных  возможностей 
различных этнических групп в реализации языковых, культурных и религиозных 
потребностей  в  условиях  сложнейшего  социально-экономического  кризиса 
переходного периода. В этой связи АНК предстояла долгая и кропотливая работа, 
нацеленная на повышение культуры межэтнического диалога и взаимопонимания. 
Начавшийся  активный  процесс  возрождения  национальных  культур  привел  к 
созданию 22 республиканских и региональных национально-культурных центров, 
которые  объединяли  470  областных,  городских  и  районных  организаций.  В 

31 
 
Казахстане  были  созданы  условия  для  свободной  реализации  этносами  права 
изучения  своих  родных  языков,  культур,  обычаев  и  традиций.  Государственная 
поддержка  оказывалась  развитию  национальных  школ,  языковых  программ, 
СМИ,  театров.  Благодаря  такому  подходу  в  республике  действуют  более  100 
этнических  школ,  170  воскресных  языковых  центров,  где  изучаются  23  родных 
языка  этносов  республики.  В  школах  национального  возрождения  работают  29 
отделений  по  изучению  12  языков.  На  финансовую  поддержку  этих  школ 
Правительство  страны  выделяет  ежегодно  12  млн.  тенге.  Кроме  того,  им 
оказывается помощь и из местного бюджета. Стали выходить в эфир передачи на 
11  языках,  в  том  числе  на  украинском,  польском,  немецком,  корейском, 
уйгурском,  турецком,  дунганском  и  др.  В  Казахстане  начали  издаваться  4 
республиканских  и  15  региональных  национальных  газет,  стали  работать  6 
национальных  театров  (казахский,  русский,  немецкий,  уйгурский,  корейский  и 
узбекский).Ежегодно  в  свет  выходят  десятки  новых  книг  на  языках  этнических 
групп. Стали традиционными ежегодные массовые народные праздники Наурыз, 
Масленица, Рождество и другие [1, с. 68]. 
На  первых  порах  в  своей  деятельности  Ассамблея  смогла  активно 
приступить к работе и поставить межэтническую политику страны на системную 
основу.  АНК  смогла  аккумулировать  конструктивные  инициативы  и 
созидательные устремления общества и направить их в единое русло развития и 
прогресса.  С  момента  своего  создания  она  стала  надежным  и  эффективным 
проводником стратегического курса и многочисленных инициатив Президента по 
подержанию  и  укреплению  межнационального  мира  и  согласия  в  стране.  Глава 
государства  неустанно  реализует  политику  укрепления  единства,  дружбы  и 
взаимопонимания  между  представителями  всех  этносов  и  конфессий.  Этот 
фундаментальный  принцип  находит  свое  отражение  в  принимаемых  решениях 
Нурсултана  Назарбаева.  Предложенная  модель  межнационального  согласия  во 
многом является определяющим фактором модернизации Казахстана, становится 
гармоничным  условием  эффективной  реализации  Плана  нации  «100  конкретных 
шагов 5-ти институциональных реформ». 
В  результате  политическое  значение  Ассамблеи  в  сохранении  и 
укреплении национального согласия, стабильности многократно усиливается. Она 
выступает  одной  из  опор  государственности,  действенным  инструментом 
единения  общества,  формирования  казахстанского  патриотизма,  укрепления 
атмосферы  доверия  и  согласия  в  обществе.  В  этой  связи  упрочение  позиций  и 
повышение  роли  Ассамблеи  народа  Казахстана  в  сфере  публичной  политики 
отвечает  широкому  общественному  запросу,  интересам  народа  Казахстана  [3,  с. 
95-100]. 
Ассамблея  предоставила  возможность  этнокультурным  объединениям 
страны наладить цивилизованные формы и процедуры взаимодействия на основе 
совместного  поиска  взаимоприемлемых  решений  и  соблюдения  оптимального 
баланса  по  согласованию  их  позиций.  В  определенной  степени  это  обусловило 
возможность  открытия  новых  перспектив  для  дальнейшей  политической 
демократизации.  Общественные  функции  Ассамблеи  интегрировались  в 
политическую  систему  страны.  Она  эволюционировала  от  консультативно-
совещательного до конституционного органа. 
Введение  выборности  депутатов  Мажилиса  от  Ассамблеи  народа 
Казахстана  в  рамках  конституционной  реформы  2007  г.  вывело  этнополитику 
государства  на  качественно  новый  уровень.  Помимо  Мажилиса,  АНК  теперь 

32 
 
представлена и в Сенате. Таким образом, казахстанский парламент стал основой 
более эффективного развития межэтнического согласия и диалога. 
На  современном  этапе  предметное  рассмотрение  и  конкретное  решение 
наметившегося  круга  проблем  Ассамблеей  представляют  исключительную 
важность. 
Ее 
эффективное  функционирование 
способно 
упреждающе 
воздействовать на потенциальные межэтнические конфликты, несущие серьезную 
угрозу стабильности страны. 
Обновленное общество требует консолидации нового типа, основанного на 
осознании своего единства перед лицом изменившегося мира. Выбранная модель, 
как  никакая  другая,  позволяет  укрепить  основы  национального  единства 
Казахстана,  а  ее  статичность  -  чутко  реагировать  на  происходящие  изменения  в 
стране  и  мире.  Исходя  из  стремления  к  созданию  равных  возможностей  и 
достойных  условий  жизни  для  всех  граждан  Казахстана,  Н.А.    Назарбаев 
постоянно  проводит  работу  в  этом  направлении,  заботясь  о  судьбе  нации  и 
государства. 
Созидая  и  укрепляя  национальную  государственность,  изложенную  в 
Декларации  о  государственном  суверенитете,  Конституционном  законе  о 
государственной  Независимости  и  Конституции  РК  в  2010  г.,  Н.А. Назарбаев 
поддержал  разработку  Доктрины  национального  единства  Казахстана.  Этот 
документ представлял собой концентрированное выражение всех конструктивных 
предложений  граждан,  институтов  гражданского  общества  и  государства 
сплотиться перед вызовом времени.  Нурсултан Назарбаев  видел, что реализация 
Доктрины  давала  возможность  направить  активизацию  и  мобилизацию 
человеческого,  интеллектуального  потенциала  страны  на  ускорение,  достижение 
достойного  уровня  жизни  каждого  гражданина,  соблюдение  и  защиту 
гарантированных  Конституцией  прав  и  свобод  граждан.  Президент  считает,  что 
вместе со Стратегическим планом развития РК до 2020 г., Доктрина сможет стать 
инструментом  процесса  консолидации  казахстанского  общества  в  рыночных 
условиях [4, с. 343]. 
Прагматизм Главы государства позволил республике продвинуться вперед 
и демонстрировать альтернативную диалектику развития либерального общества. 
Как  он  отметил,  «казахстанский  путь  развития  подтверждает  не  только 
возможность  конструктивного  взаимодействия  различных  этнокультурных  и 
религиозных  ценностей:  он  демонстрирует,  что  такое  взаимопроникновение 
способно быть генератором динамичного роста всех сфер общественной жизни» 
[1, с. 58]. 
Ассамблея, опираясь в своей работе на положения Доктрины, доказала, что 
она  не  исчерпала  свой  ресурс.  Наоборот,  актуальность  и  перспективность 
деятельности  АНК  возрастает  в  связи  с  необходимостью  дальнейшего 
совершенствования  национальной  модели  межэтнического  согласия  для 
продолжения  модернизации  и  обеспечения  конкурентоспособности  нации.  На 
современном  этапе  она  является  центральным  звеном  в  системе  гармонизации 
межэтнического  взаимодействия  и  способна  играть  значительную  роль  в 
поддержании политической стабильности и упрочении общественного согласия и 
мира в стране, стать фактором ускоренной модернизации Казахстана. Последний, 
как  постоянное  стремление  к  обновлению,  увеличивает  шанс  Казахстана  стать 
конкурентоспособным государством в ХХI в. 
 

33 
 
Источники и литература: 
 
1. Казахстан:  территория  мира  и  согласия.  Астана:  Казахстанская  правда, 
2010. 368 с. 
2. Нурсултан  Назарбаев:  идея  мира  и  общественного  согласия  /  
Е.Л. Тугжанов, 
А.А. Абдакимов, 
Н.П. Калашникова, 
В.Г. Коченов,  
С.В. Селиверстов, Н.Ж. Шаймерденова. Астана: «Ақарман-медиа», 2010. 258 c. 
3. Назарбаев Нурсултан Абишевич – основатель независимого Казахстана / 
гл. ред. Жакып Б.О. Алматы: ТОО «Қазақ энциклопедиясы», 2010. 248 c. 
4. Роль  личности  Президента  республики  Казахстан  в  формировании 
казахстанского патриотизма. В помощь кураторам студенческих групп. 1 книга. / 
Под ред. акад. НАН РК А.М. Газалиева. Караганда: КГТУ, 2011. 133 с. 
5. Современная  история  Казахстана:  Хрестоматия  /  Сост.  А.  Ауанасова,  
А.Сулейменов. Алматы: Раритет, 2010. С. 343. 
6. Тугжанов  Е.Л.,  Кан  Г.В.,  Коробков  В.С.,  Шаяхметов  Н.У. Ассамблея 
народа Казахстана: исторический очерк. Алматы: Раритет, 2010. 304 с. 
 
 
 
УДК 396.5+746.11 
 
 
   
Ш.К. Ахметова 
Омский филиал Института археологии и этнографии СО РАН 
Омск, Россия 
 
ПРОЩАЙ АЛАША: 
К ПРОБЛЕМЕ ИСЧЕЗНОВЕНИЯ КОВРОТКАЧЕСТВА 
У КАЗАХОВ ЗАПАДНОЙ СИБИРИ 
 
В  статье  рассматривается  проблема  исчезновения  ковроткачества  у  казахов 
Западной  Сибири.  Одной  из  причин  этого  явления  стало  постсоветское  разрушение 
сельского  хозяйства,  которое  повлекло  снижение  поголовья  овец  в  личных  подворьях 
казахов. Наряду с ускоренными темпами модернизации и развития рыночных отношений 
это привело к значительному сокращению домашнего производства у казахов Западной 
Сибири.  Домотканые  и  войлочные  ковры  уступили  место  фабричным  изделиям. 
Исчезновение домашнего производства ковровых изделий из шерсти повлекло утрату не 
только  культурных  традиций,  но  и  высокого  духовного  наследия  народа, 
формировавшегося  на  протяжении  многих  столетий.  В  настоящее  время  эти  традиции 
используют  для  показательных  мероприятий  заведующие  клубами  и  руководители 
казахских культурных центров.  
Ключевые  слова:  алаша,  зооморфные  мотивы,  орнамент,  ковры,  ковроткачество, 
қошқар мүйіз, раппорт, төртқұлақ. 

34 
 
Sh.K. Akhmetova 
Omsk Division of Institute Archaeology and Ethnography SB RAS 
Omsk, Russia 
 
FAREWELL WITH ALASHA:  
OVER PROBLEM OF DISAPPEARANCE CARPET WEAVING  
OF WESTERN SIBERIAN KAZAKHS 
 
In article the problem of disappearance of rug weaving at Kazakhs of Western Siberia. 
One of the reasons for this phenomenon has been the destruction of the post-Soviet agriculture, 
which led to decrease in the number of sheep in personal farmsteads Kazakhs. Along with the 
accelerated pace of modernization and development of market relations, this led to a significant 
reduction  of  kazakh  carpet  weaving  in  Western  Siberia.  Homespun  rugs  and  felt  carpets  gave 
way  to  factory  products.  Disappearance  of  house  production  of  carpet  products  from  wool 
entailed  loss  not  only  cultural  traditions,  but  also  high  spiritual  heritage  of  the  people  created 
throughout many centuries. Now these traditions are used for indicative actions by managers of 
clubs and heads of the Kazakh cultural centers. 
Keywords:  alasha,  zoomorphic  motifs,  ornaments,  carpets,  carpet  weaving,  koshkar 
muіz, rapport, tortkulak. 
 
Центрально-азиатские ковры ручной работы высоко ценятся среди знатоков 
и  коллекционеров.  Казахские  женщины  ткали  ковры  только  для  собственных 
нужд,  творчески  подходя  к  подбору  цветов  и  орнамента,  экспериментируя  с 
окрашиванием  нитей. У  каждой  мастерицы  был  свой  наработанный  уникальный 
опыт  передачи  через  цветовую  гамму  и  орнамент  ковра  своего  настроения  и 
мироощущения.  Поэтому  ковровые  изделия  отличались  не  только  высоким 
качеством  из-за  использования  натуральной  шерсти  и  красок,  но  и 
самобытностью, неповторимостью и эксклюзивностью [2].  
Но  постсоветское  разрушение  сельского  хозяйства  отразилось  не  только  в 
целом на отрасли овцеводства, но и повлекло снижение поголовья овец в личных 
подворьях  казахов.  Наряду  с  ускоренными  темпами  модернизации  и  развития 
рыночных  отношений  это  привело  к  значительному  сокращению  домашнего 
производства  у  казахов  Западной  Сибири.  Домотканые  и  войлочные  ковры 
уступили место фабричным изделиям.  
Данная работа посвящена народному творчеству казахов Омской области в 
сфере  домашнего  производства  тканных  ковровых  изделий.  В  его  основу  легли 
материалы казахских этнографических и археолого-этнографических экспедиций 
Омского филиала Института археологии и этнографии СО РАН, проведенных под 
руководством  автора  в  2000-е гг.  Также  были  использованы  материалы 
Региональной общественной организации «Сибирский центр казахской культуры 
«Мөлдір».  
Исчезновение  домашнего  производства  тканных  и  кошемных  изделий 
повлекло утрату не только связанных с ним культурных традиций, но и высокого 
духовного наследия народа, формировавшегося на протяжении многих столетий. 
Через  орнаментальные  символы  из  поколения  в  поколение  передавались  веками 
накопленные  знания  о  мироздании.  Ощущая  себя  частью  макрокосмоса,  казахи 
создавали  систему  микрокосмоса  в  своем  быту.  Это  отражено  в  конструкции  и 
оформлении  юрты.  Орнаментированные  вещи  и  предметы  обладали  не  только 
прикладным, но и сакральным характером. Они таили в себе сокровенный смысл, 

35 
 
который в настоящее время доступен не каждому носителю этой культуры. Кроме 
того,  символы  орнамента  обладали  функцией  защитительной  и  охранительной 
магии. Современные казахские мастерицы, как и в далеком прошлом их предки, 
при выборе узоров орнамента черпают вдохновение из природы и окружающего 
мира, совмещая новые узоры с магическими обрядовыми знаками [8, 12, 13, 14]. 
Исследователи выделяют в казахском орнаменте космогонические, зооморфные, 
растительные  и  геометрические  мотивы.  Их  можно  свободно  соединять  и 
трансформировать до неузнаваемости. Часто их путают, принимая зооморфные за 
геометрические,  космогонические  или  растительные.  Происхождение  зооморфных 
мотивов  А.Х.  Маргулан  связывал  со  стилизацией  древнего  «звериного  стиля». 
Опре-деленную  роль  в  этом  сыграл  запрет  ислама  на  изображение  живых 
существ.  Эти  мотивы  являются  самыми  распространенными  в  казахском 
орнаменте [6, c. 83]. Основными узорами как в целом в Западной Сибири, так и в 
Омской области, были қошқар мүйіз – бараньи рога и различные их вариации: қос 
мүйіз – парные рога, қыңыр мүйіз – кривые рога, сыңар мүйіз – один рог, сынық 
мүйіз – сломанные рога, оленьи рога (бұғы мүйіз), маральи рога (марал мүйіз), а 
также мотивы в виде следов верблюда (түйе табан), собаки (ит із), щенка ( күшік 
із), птиц (құс табан), верблюжьей шеи (түйе мойын), гусиной шеи (қаз мойын), 
крыльев птицы (құс канат), сокола (лашын канат), орла (бүркіт канат) и др. [4, 
c. 142; 6, с. 84-85; 16, с. 59]. А.Х. Маргулан отмечал ритуальное значение узоров в 
виде  бараньих  рогов  и  следов  животных  [6,  c.  84].  По  мнению  У.  Джанибекова 
бараньи  рога,  верблюжий  след,  птичьи  крылья  и  паук  имели  некогда  значение 
оберегов  [4,  c.  142].  Очень  часто  встречается  узор  төрт  құлақ  -  крестовина    из 
бараньх рогов или позвоночника (омыртка). Орнаментальный мотив төрт құлақ 
известен  с  глубокой  древности.  В  виде  аппликации  на  настенном  войлочном 
ковре  он  был  обнаружен  в  пятом  Пазырыкском  кургане  [6,  c.  85].  Төртқұлақ 
широко  представлен  на  войлочных  (тұс  киіз)  и,  выполненных  методами 
аппликации  или  инкрустации  тесьмой  или  шнуром  по  ткани,  настенных  (тұс 
кілем)  и  постилочных  коврах  у  казахов  Омской  области.  Часто  его  вырезают  в 
виде  части  позвоночного  столба,  украшенного  сверху  трилистником,  или 
крыльми сокола или орла, или ветвистыми оленьими рогами.  
У. Джанибеков относит төрт құлақ к космогоническим мотивам казахского 
орнамента  наряду  с  солярным  кругом  (дөңгелек)  и  спиралью  (шымай), 
символизирующими  еще  с  сакского  периода  четыре  стороны  света,  мировое 
пространство  и  вечное  движение  [4,  c.  142].  Символика  солярного  круга  также 
связана  с  культом  солнца,  которому,  наряду  с  культом  предков  и  огня, 
поклонялись  саки  [4,  c.  142;  6,  с.  84].  К  космогоническим  мотивам  относятся 
также символы звезд (жұлдыз), луны (ай, айгүл), полумесяца (айшық), солнечных 
лучей (шұғыла), нескончаемой спирали (бітпес) [6, с. 83; 16, с. 37].  
В  коврах  казахов  Омской  области  растительные  мотивы  представлены 
узорами  дерева  (ағаш),  листьев  (жапырақ),  трилистника  (үшжапырақ),  цветов 
(гүл)  и  др.  Повтор  и  чередование  элементов  растительных  узоров  образуют 
разнообразные  вариации  пальметт.  Из  растительных  мотивов  наиболее 
распространен  трилистник,  гармонично  сочетающийся  с  другими  элементами. 
Н.А. Баженова трактует трилистник как символ Триединства, выражающий идею 
древних  кочевых  народов  о  трехчастной  структуре  Мироздания,  что  в  свою 
очередь  подводит  к  идее  Мирового  Древа,  вмещающего  в  себе  три  состояния 
бытия: Небо – Мир Высший, мир земной, человеческий и мир подземный  – мир 
предков [1].  

36 
 
В  геометрических  узорах,  состоящих  из  ромбов,  квадратов,  многранников 
(шаршы),  зигзагов  (су,  ирек),  треугольников  (тұмарша),  двойных  треугольников 
(қос  тұмарша,  сызықты  тұмарша),  шынжыр  (цепь),  балдақ  (костыль)  и  др., 
сибирские  мастерицы  зашифровывают  свои  благопожелания.  Треугольники  и 
ромбы  в  казахском  орнаменте  означают  плодородие  и  умножение  рода. 
Поскольку треугольники интерпретируют как женское начало, то их соединение, 
образующее  ромб,  выражает  пожелание  потомства.  Зигзаги  являются  символом 
воды  и  жизни  [5].  Исследователи  отмечали,  что  казахский  орнамент  легко 
поддается  не  только  интерпретации,  но  и  преобразованию  одних  мотивов  в 
другие,  что  позволяет  создавать  ритмическое  единство  всей  орнаментальной 
композиции [4, с. 143]. Геометрические фигуры легко переходят в зооморфные и 
космогонические. В частности узор  ботакөз (верблюжий глаз) изображается как 
ромб внутри другого ромба. Солнце, луна и звезды также образуются сочетанием 
элементов,  состоящих  из  треугольников  и  квадратов  [5].  Зооморфные  фигуры 
также  легко  трансформируются  в  растительные  мотивы.  Рогообразные  завитки 
часто  преобразуются  в  листья,  бутоны,  ветви  и  т.п.  Парные  спирали  могут 
читаться  как  стилизованные  парные  рога.  Причем  разнообразие  мотивов  и 
композиций  образуется  комбинациями  небольшого  числа  элементов.  Особенно 
ярко богатство и поливариантность орнаментации проявились в казахских тканых 
коврах. 
Тканые  изделия  по  технологии  разделяют  на  ворсовые  и  безворсовые 
ковры.  В  Западной  Сибири  распространено  безворсовое  ткачество.  Тканные 
безворсовые  постилочные  ковры  называются  алаша  (пестрый).  Их  ткут  на 
узконавойном  горизонтальном  станке  плотного  плетения  өрмек.  Станок  состоит 
из  стоек  –  ағаш,  основы  (продольных  нитей)  –  жіп,  утка  (поперечных  нитей)  – 
арқау,  ремизок  –  адарғы,  треноги,  которая  в  разных  аулах  имеет  свое  название: 
мосы,  мосағаш  (треножник),  қос  (стан),  шатыр  (крыша),  үш  аяқ  (три  ноги),  үш 
тармақ  (три  ответвления,  вилки),  күрке  (шалаш,  навес),  нитченок  –  күзеу
деревянного  приспособления  для  поднимания  и  опускания  нитей  основы  –  серу
плоской  деревянной  планки  клиновидной  формы  –  қылыш.  Қылыш  часто  еще 
называют қалақ, қалақша – лопатка, плоская дощечка [7, 9, 14, 15]. 
Приготовление основы начинается с очерчивания круга диаметром от 6-7 м 
и  более.  По  окружности  забивают  много  колышков,  на  которые  наматывают  по 
очереди клубки нитей. Каждый клубок весом в 1-1,5 кг имеет определенный цвет. 
Затем  устанавливают  мосы,  который  собирают  из  трех  кольев,  соединенных 
вместе в виде высокой треноги. К нему подвешивают  адарғы инитченки - күзеу
состоящие из двух горизонтально установленных, деревянных, круглых в сечении 
палочек, между которыми закрепляются нити. Намотанные по кругу на колышки 
разноцветные  нити  по  очереди  пропускают  в  петли  күзеу.  В  результате  нити 
основы оказываются разделенными на верхнюю и нижнюю части. Между двумя 
частями  основы  вставляется  еще  одна  деревянная  планка  длиной  в  50-60  см  – 
серу,  которая  переплетается  нитью  –  серужіп.  В  эти  переплетения 
продергиваются  с  небольшими  промежутками  по  две  нити  верхней  половины 
основы.  Колышки  убираются,  в  землю  вбивают  с  разных  сторон  две  основные 
прочные  стойки  –  ағаш,  между  которыми  растягиваются  нити  основы, 
разделенные адарғы на верхнюю и нижнюю разноцветные части. Серу поднимает 
жіп,  в  образовавшееся  между  ними  отверстие,  называемое  в  профессиональной 
терминологии зевом, пропускают  арқау – челнок и продергивают  утковую нить, 

37 
 
которую сразу же для уплотнения прибивают қылышем. В процессе ткания мосы 
передвигается  вперед,  при  этом  сотканное  остается  внизу,  а  нити  наверху.  В 
отличие от продольных нитей (жіп) поперечные нити могут быть любого цвета и 
качества.  Вместо  шерстяной  нити  могут  использовать  хлопковую  или 
синтетическую. Но нити основы и утка должны быть одинаковой плотности [7]. 
В ауле Кудук Чилик в этом году нам посчастливилось наблюдать процесс 
установки  өрмек с начатой полосой алаша. Когда-то  в аулах это было событием 
для  женщин,  приходивших  на  помощь  хозяйке.  Процессы  приготовления  к 
ткачеству всегда сопровождались песнями, шутками и угощением [8, 9, 10, 11, 12, 
13].  В  данном  случае  также  не  обошлось  без  шуток,  смеха  и  угощения.  Песни 
исполнялись по нашей просьбе. Ткацкий станок с начатым изделием принадлежит 
К.Т. Бакиной - активистке Казахского центра «Мерей», созданного при клубе аула 
Кудук Чилик его заведующей Ж.К. Карамановой. Эту полосу алаши ткут  уже не 
один  год  только  для  того,  чтобы  показывать  на  районных,  областных, 
казахстанских  мероприятиях  и  знакомить  местных  детей  с  традиционной 
культурой  предков.  В  быту  сельчане  предпочитают  использовать  фабричные 
ковры. 
Приготовление основы началось с вбивания колышков на расстоянии 8-10 
м  напротив  друг  от  друга.  Пространство  между  ними  покрыли  старыми 
половиками  и  полиэтиленовой  пленкой.  На  одинокий  колышек  -  қазық  с  одной 
стороны надели нити основы с уже продетыми между двумя частями основы серу
адаргы и кузеу. С противоположной стороны в нити основы, разделенные на две 
части,  продели  шест.  Его  положили  на  землюпоперек  стоек.  С  двух  сторон  к 
жерди  привязали  длинные  веревки,  которые  сильно  натянули  и    закрепили  на 
двух стойках с противоположной стороны станка. Это позволило растянуть нити 
основы.  Затем  установили  мосы,  к  передней  жерди  которого  подвесили 
деревянную  планку  -  адарғы.  К  середине  треножника  подвесили  күзеу
состоящего из двух круглых в сечении палочек (рис. 1) [15]. 
 
 
 
Рис. 1. Установка өрмек в ауле Кудук Чилик Азовского района Омской области, 2016 г. 

38 
 
Количество нитченок определяется переплетением. На изготовление алаша 
без узоров нити основы делятся на две равные части, поэтому достаточно одного 
күзеу  для  создания  простого  полотняного  переплетения.  Изготовленные  таким 
способом  паласы  в  Омской  области  называют  қақпа  (от  слова  қағу  –  ударять, 
бить) алаша, в Кулундинском р-не Алтайского края и некоторых р-нах Казахстана 
его называют тақта (полоса) алаша [7, 8, 9]. Қақпа или тақта алаша состоят из 
разноцветных  полос  без  узора.  Орнаментированные  паласы  называются  терме 
(импровизация)  алаша.  Их  отличает  высокая  плотность  ткачества,  рельефность 
фактуры  и  сложность  орнамента.  Для  их  изготовления  требуется  несколько 
нитченок  и  қылыш  поменьше  и  намного  тоньше.  Используется  столько  катушек 
цветной пряжи, сколько цветов будет задействовано в паласе [7]. 
Алаша  обычно  ткали  из  шерстяных  ниток  домашнего  прядения. 
Использовали шерсть весенней стрижки (жабағы жүн), которую легче прясть. В 
старину  их  окрашивали  пигментами  естественного  происхождения.  Желтый 
краситель получали из настоя корней ревеня – рауагаш, коричневый цвет из коры 
сосны карагая, более светлые золотистые оттенки коричневого цвета получали из 
настоя  хны.  Для  прочности  красок  раньше  добавляли  соль,  позже  уксус.  Нити 
основы  окрашивали  в  разные  цвета,  а  нити  утка  оставляли  в  натуральном  виде 
или  окрашивали  в  один  цвет,  потому  что  их  не  видно  [7].  В  старину  цвета 
орнамента  несли  важное  смысловое  содержание.  Голубой  и  синий 
символизировали Великое Небо – Таңір, красный воплощал огонь, энергию жизни 
и  страсти,  белый  –  чистоту  и  невинность,  желтый  –  солнце,  черный  –  землю, 
зеленый  –  возрождение  и  плодородие  [6,  с.  87].  Ковроткачеством  занимались 
женщины, передавая секреты мастерства из поколения в поколение. 
С  первой  половины  XX  в.  наблюдаются  отклонения  от  традиционной 
технологии,  проявляющейся  в  использовании  нитей  и  красок  промышленного 
производства. Применение синтетических красок привело к утрате естественного 
благородства  ковровых  изделий.  Краски  новых  изделий  поначалу  чрезмерно 
яркие,  но  со  временем  цвета  сильно  тускнеют.  При  использовании  натуральных 
красителей  ковры  с  течением  времени  становятся  только  лучше  вследствие 
приобретения  более  мягких  и  теплых  оттенков  в  тонах  [2,  3].  В  последней 
четверти  XX  в.  использовали  также  нити  тракторного  маслофильтра,  которые 
окрашивали,  как  и  нити  домашнего  прядения,  красками  промышленного 
производства [8].  
Для изготовления простых и сложных алаша ткут сначала узкие дорожки, 
которые  разрезают  на  равные  части,  измеряя  расстоянием  между  руками, 
вытянутыми  в  разные  стороны.  Эта  мера  длины  называется  құлаш,  поэтому  и 
дорожки называются также. Одна дорожка состоит из трех рядов, выполненных в 
разной цветовой гамме. К примеру, нити основы алаша, изготовленного в 1966 г. 
в  ауле  Каскат  Исилькульского  р-на  Омской  области,  были  окрашены  в  синий, 
желтый, красный, коричневый цвета, нитки утка в голубой [17, с. 278]. Дорожки 
соединяются петельным швом – шалма или простым швом – жөрме – большими 
стежками  через  край  по  цвету  полос  теми  же  нитями,  что  использовались  при 
тканье  паласа.  Края  алаша  отделывают  тканью,  в  основном  вельветом  или 
плюшем [8]. 
Орнаментальные  узоры  алаша  представлены  различными  вариациями 
қошкар  мүйіз,  ромбами  –  төрт  құлақ,  треугольниками  -  тұмарша,  полосками  – 
тақтаүш жапырак – трилистниками, елочками – таңдай, волнистыми линиями, 

39 
 
зигзагами  для  обозначения  воды,  реки,  течения  –  су,  ирек  [8,  9].  В  алаше  идет 
чередование  широких  и  узких  орнаментированных  полос,  между  которыми 
проходит еще более узкая граница с косыми черточками или зигзагами. На терме 
алаша  Б.Е.  Жылкыбаевой  серовато-зеленый  фон  широкого  ряда  заполнен 
красным  раппортом  из  мотива  тұмарша,  элементами  мотива  балдақ  (якорь, 
костыль). На желтом фоне более узкого ряда расположен серо-голубой раппорт из 
элемента сыңар өкше (сломанный каблук). Их разделяет с одной стороны линия с 
чередующимися косыми черными и белыми полосками, с другой петельный шов 
(рис. 2а). 
 
 
а 
 
 
 
 
 
 
 
б 
 
Рис. 2. Фрагменты терме алаша. Автор Б.Е. Жылкыбаева, аул Коянды Русско-Полянского р-на 
Омской области 
 
 
Терме алаша этого же автора орнаментировано раппортом из комбинации 
мотивов  қошқар  мүйіз  и  қос  мүйіз  (рис.  2б).  Орнаментированные  паласы 
К.Л. Жумабековой  состоят  из  полос  с  раппортом  мотивов  өрмекші  (паук)  и 
тұмарша,  элементов  мотива  балдақ.  Дорожки  разделены  раппортом  мелких 
узоров  қарға  тұяқ  (когти  вороны).  Цветовое  решение  выдержано  в  ярких 
оранжевых, красных, желтых, коричневых и розовых тонах. Цветовая игра фона и 
узора создает объемный рисунок, состоящий из двух похожих, но разных мотивов 
(рис. 3б). 
 

40 
 
 
а 
 
 
 
 
 
 
б 
Рис. 3. Фрагменты терме алаша. Автор К.Л. Жумабекова, с. Новосанжаровка Русско-Полянского 
р-на Омской области. 
 
Некоторые мастерицы сочетают методы қақпа и терме алаша [16]. 
 
 
 
Рис. 4. Фрагмент алаша. Автор М.С. Кабульдинова,  
аул Байдалин Таврического р-на Омской области. 
 
 
Орнаментированные  полосы  на  паласе  М.С.  Кабульдиновой  соединены 
петельным  швом  с  широкими  простыми  дорожками  (рис.  4).  Интересен  палас, 
сотканный  Б.Е.  Жылкыбаевой  для  приданого  своей  дочери  Ботагоз.  На  простых 
дорожках  местами  расположены  отдельные  фрагменты  из  разных  мотивов:  құс 
табан  (птичьи  следы),  зигзаги,  горизонтальные  полоски,  ботакөз  (верблюжий 
глаз), цветочки, солнце и звезды, вышито имя дочери (рис. 5). Символы говорят 
сами  за  себя.  Мать  подобным  образом  выразила  всю  свою  нежность 
кединственной  дочери  и  пожеланиеей  счастья  [13].  Жаль  только,  что  дочь  не 
оценила  трудов  матери,  с  такой  любовью  готовившей  ей  приданое.  В  ее  доме 
были  расстелены  синтетические  паласы  фабричного  производства.  Когда  мы 
были  у  них  дома  в  Русской  Поляне  в  2009  г.,  и  Багдат  Есеркеповна  по  нашей 
просьбе  начала  нам  показывать  свои  творения,  ковры,  сложенные  на  шкафу, 
оказались побитыми молью. На многих алаша и сырмаках мать выткала и вышила 
имя своей дочери Ботагоз. 

41 
 
 
 
Рис. 5. Фрагмент алаша. Автор Б.Е. Жылкыбаева,  
аул Коянды Русско-Полянского р-на Омской области. 
 
В  целом  можно  констатировать,  что  казахское  ковроткачество  в  Западной 
Сибири уже практически стало историей. Хотя в аулах Омской области еще есть 
мастерицы,  их  творчество  уже  не  пользуется  спросом  у  казахского  населения 
региона.  В  настоящее  время  эти  традиции  используют  для  показательных 
мероприятий  заведующие  клубами  и  руководители  казахских  культурных 
центров.  
Каталог: media
media -> «Қазақстан ғылымының дамуы мен келешегі жастар көзімен»
media -> Аралық ғылыми­практикалық конференция II том
media -> Болат Боранбай Қазақ тіл білімінің Қалыптасуы мен дамуы
media -> Әож 930 (574) Қолжазба құқығында
media -> Қазақ хандығының құрылуы және Керей мен Жәнібек cұлтандар Хандықтың құрылуы
media -> ТӨленова зирабүбі Маймаққызы, Қр бғМ ҒК
media -> С. Мәжитов Ш. Уәлиханов атындағы Тарих және этнология институты Пікір жазған К. Л. Есмағамбетов
media -> Бүкілресейлік Құрылтай жиналысына қазақ сайлаушыларынан аманат (1917 ж.) Серікбаев Е. Қ. М. Х. Дулати атындағы ТарМУ, т.ғ. к.,доцент
media -> АҚТӨбе облысының тыл еңбекшілері ұлы отан соғысы жылдарында
media -> Ұлы отан соғысы жылдарындағы мұнайлы өҢір а. Ж. ƏБденов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет