Казахи евразии: история и культура сборник научных трудов



жүктеу 5.21 Mb.
Pdf просмотр
бет6/30
Дата24.03.2017
өлшемі5.21 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
Глава I. Общие положения. 
Глава II. Исследования нематериального культурного наследия. 
Глава III. Каталог предметов нематериального культурного наследия. 
Глава  IV.  Наследование  и  распространение  нематериального  культурного 
наследия. 
Глава V. Юридическая ответственность. 
Глава VI. Дополнительные положения. 

59 
 
Данный  Закон  «разработан  с  тем,  чтобы  унаследовать  и  развивать 
традиционную  культуру  китайского  народа,  способствовать  строительству 
социалистической  духовной  цивилизации  и  укреплять  защиту  и  сохранение 
нематериального культурного наследия» [1]. 
Статья 2 Закона определяет термин «нематериальное культурное наследие» 
(НКН),  используемый  в  этом  Законе,  и  он  «относится  к  различным  культурным 
проявлениям,  передаваемым  по  наследству  людьми  всех  национальностей  от 
поколения  к  поколению,  и  рассматриваемым  в  качестве  части  их  культурного 
наследия,  и  предметами  и  местами,  относящимися  к  традиционной  культуре, 
включая: 
1) традиционные  устные  литературные  произведения  и  язык,  на  котором 
они передаются; 
2) традиционные  искусства,  каллиграфию,  музыку,  танцы,  драму,  народные 
искусства и акробатику; 
3) традиционные технологии, медицину и календарь; 
4) традиционные ритуалы, фестивали, и другие народные обычаи; 
5) традиционные народные виды спорта и развлечений; 
6) другое нематериальное культурное наследие. 
Статья  6  Закона КНР  о  нематериальном  культурном  наследии  определяет 
обязанности  народных  правительств  уровня  района  и  выше.  Так,  они  «должны 
включать  статьи  по  защите  и  сохранению  НКН  при  планировании  социально-
экономического развития на своем уровне и включать средства, предназначенные 
для  защиты  и  сохранения  НКН,  в  свои  финансовые  бюджеты.  Государство 
предоставляет  помощь  в  защите  и  сохранении  НКН  в  регионах  населенных 
национальными  меньшинствами,  отдаленных  и  пограничных  регионах  и  в 
экономически бедных районах» [1]. 
К  национальным  меньшинствам  Китайской  Народной  Республики 
относятся  и  казахи,  которые  в  Синьцзян-Уйгурском  автономном  районе  (СУАР) 
по  численности  занимают  третье  место  после  уйгуров  и  ханьцев.  По  данным 
переписи  населения  2010  г.  здесь  проживало  1  418  278  казахов  [7,  с.  24]. 
Численность  казахов  Китая  за  десятилетний  межпереписной  период,  2000-2010 
гг.,  выросла  с  1  250  458  человек  до  1  462  588  человек.  По  нашим  подсчетам, 
казахи  составляют  0,1097%  от  общей  численности  населения  Китая,  занимают 
восемнадцатое  место,  а  среди  национальных  меньшинств  этой  страны  – 
семнадцатое  место.  Из  двенадцати  крупных  неханьских  этнических  групп 
Синьцзяна  только  шесть  (уйгуры,  казахи,  киргизы,  таджики,  узбеки,  татары) 
составляют  большинство  (в  пределах  91-99%)  данного  этноса,  проживающего  в 
Китае. 
В Китае казахи в основном сосредоточены в сельской местности – 76,91% 
от  их общей численности.  В СУАР число сельских казахов составляет 1 105 310 
человек,  или  98,3%  от  общей  численности  сельских  казахов  страны.  В  сельской 
местности,  в  горах  и  предгорьях  казахи  занимаются  в  основном  отгонным 
животноводством, земледелием, рыболовством и лесным хозяйством. 
 

60 
 
Таблица 1.  
 
Расселение казахов в СУАР КНР, 2010 г. [7, с. 11, 1342–1344] 
 
Регион 
Числен-
ность, 
 чел. 
Удельный 
вес в 
казахском 
населении 
СУАР, % 
 
Числен-
ность 
мужчин, 
чел. 

Числен-
ность 
женщин, 
чел. 
 

СУАР 
1 418 278 
 
725 515 
51,20 
692 763 
48,80 
В том числе: 
 
 
 
 
 
 
Или-
Казахская 
автономная 
область  
534 398 
37,70 
274 234 
37,80 
260 164 
37,55 
Алтайский 
округ 
328 153 
23,14 
167 084 
23,03 
161 069 
23,30 
Чугучакский  
(Тарбагатайск
ий) округ 
240 890 
17,0 
123 970 
17,09 
116 920 
16,88 
Санджи-
Хуэйская 
автономная 
обл. 
133 286 
9,4 
69 213 
9,54 
64 073 
9,24 
Городской 
округ Урумчи 
68 076 
4,79 
33 531 
4,62 
34 545 
4,98 
Хамийский 
округ 
51 201 
3,61 
26 131 
3,60 
25 070 
3,62 
Боротала-
Монгольская 
автономная 
обл. 
44 417 
3,13 
22 649 
3,12 
21 768 
3,14 
Городской 
округ 
Карамай 
11 620 
0,81 
5 711 
0,79 
5 909 
0,85 
Баинголэн-
Монгольская 
автономная 
обл. 
1 091 
0,07 
555 
0,07 
536 
0,07 
Аксуйский 
округ 
555 
0,03 
327 
0,04 
228 
0,03 
Турфанский 
округ 
399 
0,02 
255 
0,03 
144 
0,02 
Кашгарский 
округ 
 
306 
0,02 
188 
0,02 
118 
0,01 
 

61 
 
Продолжение таблицы Таблицы 1.  
 
Расселение казахов в СУАР КНР, 2010 г. [7, с. 11, 1342–1344] 
 
Кызылсу-
Киргизская 
автономная 
обл. 
88 
0,006 
51 
0,007 
37 
0,005 
Хотанский 
округ 
85 
0,005 
59 
0,008 
26 
0,003 
Города 
прямого 
подчинения 
правительству 
СУАР 
(Шихэцзы, 
Арал, 
Уцзяцюй) 
3 713 
0,26 
1 557 
0,21 
2 156 
0,31 
 
СУАР  –  самая  большая  по  площади  административно-территориальная 
единица  Китая  –  1  664  897,14  кв.  км.,  занимает  шестую  часть  площади  страны. 
Мною были посещены города Урумчи, Куйтунь, Мори – административный центр 
Мори-Казахского  автономного  района,  казахские  населенные  (сельские)  пункты 
Урумчийского  р-на,  Буыршинского  р-на  Алтайского  округа  и  Санджи-Хуэйской 
(Дунганской)  автономной  обл.,  г.  Инин  (Кульджа)  –  административный  центр 
Или-Казахской  автономной  области,  за  пределами  СУАР  –  издательство 
Национальностей  в  Пекине,  в  котором  функционирует  казахская  редакция. 
Состоялись  встречи  и  беседы  как  с  лицами  казахской  национальности,  так  и 
ханьцами. 
Согласно  Закону  КНР  о  нематериальном  культурном  наследии  отделы 
культуры  народных  правительств  провинций,  автономных  регионов  или 
муниципальных  образований  могут  назначать  полномочного  представителя 
предметов  НКН  с  выдачей  соответствующего  свидетельства.  Имя  полномочного 
представителя  оглашается  в  средствах  массовой  информации,  и  он  должен 
удовлетворять следующим условиям: хорошо владеть той частью НКН, которую 
он  представляет;  иметь  влияние  и  авторитет  в  определенной  области;  должен 
активно  заниматься  развитием  наследия.  Кроме  общественного  признания  и 
поддержки  со  стороны  соответствующего  отдела  культуры,  полномочный 
представитель  имеет  обязанности,  за  выполнением  которых  наблюдает  тот  же 
отдел  культуры.  В  частности,  полномочный  представитель  работает  по 
распространению  наследия  и  выращиванию  тех,  кто  будет  далее  хранить  это 
наследие.  Он  обязан  надлежащим  образом  хранить  предметы  и  материалы, 
сотрудничать  с  государственными  структурами  при  проведении  исследования  в 
области НКН и участвовать в общественных мероприятиях.  
В  Законе  прописаны  и  обязанности  отделов  культуры  народного 
правительства  уровня  уезда  и  выше  по  поддержке  наследования  и  расширения 
деятельности полномочного представителя предметов НКН: 
– предоставлять необходимое место для наследования; 

62 
 
–  предоставлять  необходимые  средства  для  финансирования  их 
деятельности по обучению последователей, передачи умений, обмену; 
– поддерживать их участие в общественных мероприятиях и т.п. [1]. 
Демонстрация  элементов  НКН  казахов  СУАР  организована  отделами 
культуры с участием знатоков и носителей (полномочных представителей) НКН в 
специальных этнопарках (этноаулах). Большие по площади этнопарки с развитой 
инфраструктурой  в  кооперации  с  туристическим  компаниями  работают  с  апреля 
по  октябрь  для  иностранных  и  местных  туристов.  Например,  этнопарки  «Көк-
Қора»  Cанжи-Хуэйской  (Дунганской)  автономной  области  СУАР  (райцентр  –  г. 
Фукан), «Ақ күнгейті» Буыршинского р-на Алтайского округа, «Гүл-Текше» аула 
Гангу  Урумчийского  р-на,  в  населенном  пункте  Jiangdenyu  (Жалдын  уй) 
Буыршинского р-на Алтайского округа. Культурный туризм стал разновидностью 
активного  отдыха,  включающего  приобщение  к  культурным  ценностям 
национальных меньшинств и природе того или иного региона Китая. 
Многие  казахи  в  СУАР,  свободно  владеющие  китайским  языком, 
вовлечены  в  культурный  туризм  именно  по  пропаганде  нематериального 
культурного  наследия  своего  народа.  Например,  этнопарк  «Ақ  күнгейті» 
Буыршинского р-на Алтайского  округа  удачно расположен в предгорье, по пути 
следования  туристов  из  аэропорта  «Канас»  на  живописное  оз.  Канас.  Более  800 
туристов из внутренних провинций Китая  посетили в мое присутствие этнопарк 
за  один  день.  Основные  центры  обслуживания:  казахские  юрты  с  внутренним 
убранством,  выставка  изделий  народных  ремесел,  ремесленный  цех,  ресторан  с 
казахскими  блюдами,  концертный  зал,  гостиница,  магазины  и  автостоянка. 
Территория украшена балбалами, тамгами 43 казахских родов. Здесь выставлена 
модель  большого  котла  –  тайказана.  Для  гостей  предусмотрены  участие  в 
казахских  национальных  играх,  конные  прогулки,  демонстрация  мастерами 
изготовления  ремесленных  изделий.  Туристы  могут  понаблюдать  за  валянием 
войлока,  изготовлением  казахских  народных  музыкальных  инструментов,  
молочных  продуктов,  седла  (ер-токым),  ножей,  плетением  камчи  и  подпруги, 
вышиванием на кошме (сырмак), вырезанием посуды из дерева. 
По  информации  директора  Рахата  Абдикадырулы,  с  достопри-
мечательностями  этнопарка,  традициями,  обычаями  и  национальной  кухней 
казахов  ознакомлены  многие  туристы  из  Японии,  США,  Тайваня,  Гонконга, 
Макао,  Тайланда,  России,  Казахстана  (Алматы,  Астана,  Шымкент,  Усть-
Каменогорск)  и  провинций  Китая,  в  том  числе  городские  и  сельские  казахи 
СУАР.  Этноархеологи  России  здесь  изучали  каменные  скульптуры  балбалы.  В 
дни  моего  пребывания  этнопарке  «Ақ  күнгейті»  находились  казахи  из  городов 
Алтай, Мори и Урумчи. 
Казахи  очень  стремились  показать  ханьцам,  да  и  нам,  казахам-
казахстанцам, казахскую культуру, с искренним удовольствием встречая гостей и 
рано  утром,  с  семи  часов,  демонстрируя  гостям  образцы  казахской  этнической 
культуры:  кыз  куу,  кокпар,  танцы,  песни,  национальную  кухню.  Искренний 
интерес к казахской культуре проявляли и ханьцы: они были не только зрителями 
на стадионе, но и танцевали, а некоторые и самостоятельно взбирались на лошадь 
и под одобрительные возгласы соотечественников скакали по полю. Глядя на них, 
но  уже  в  сопровождении  казахских  юношей  и  девушек,  езду  на  лошади 
апробировали  и  женщины,  и  дети.  А  в  этнопарке  Көк-Қора  Cанжи-Хуэйской 
(Дунганской)  автономной  области  туристы  с  удовольствием  катались  на 

63 
 
верблюдах,  а  одна  из  китаянок,  надев  национальное  платье  казахской  невесты, 
добровольно участвовала в демонстрации обряда қыз ұзарту (проводы невесты). 
Из поколения в поколение переданы и сохранены синьцзянскими казахами 
дастаны,  песни,  танцы,  конноспортивные  и  национальные  игры,  обычаи  и 
традиции,  мастерство  изготовления  домбры,  юрты  и  ее  внутреннего  убранства, 
празднование  Наурыза,  исполнение  кюев  на  домбре,  кобызе  и  т.п.  Многие 
предпочитают национальную одежду, или ее отдельные элементы присутствуют в 
деловом и повседневном костюме и платье. 
В Китае список нематериального культурного наследия ведется на уровне 
автономии (например, СУАР) и на государственном уровне. В последнем случае 
решение  по  той  или  иной  номинации  НКН  принимает  Государственный  совет  в 
Пекине. Определяется и очередность поддержки НКН. Согласно статье 19 Закона 
КНР о нематериальном культурном наследии народное правительство провинции, 
автономного  региона  или  муниципального  образования,  находящееся  в 
непосредственном  подчинении  Центрального  правительства,  может  выбрать 
предмет из своего каталога предметов НКН и рекомендовать отделу культуры при 
Государственном совете включение данного предмета в каталог предметов НКН 
национального  значения  и  предоставить  в  поддержку  рекомендации  следующие 
материалы: 
1) представление  предмета,  в  том  числе  название,  историю,  статус-кво  и 
ценность предмета; 
2) представление 
его 
наследия, 
включая 
масштабы 
наследия, 
происхождение  наследия,  квалификацию  его  представителей  и  общественное 
значение наследия; 
3) требования к защите, включая цели, которые необходимо достичь, меры, 
которые следует предпринять, шаги и правила управления;  
4) аудиовизуальные  материалы  и  другие  материалы,  которые  помогают 
описать предмет» [1]. 
Так,  по  инициативе  казахской  интеллигенции  СУАР,  под  защиту 
государства  в  2007  г.  взяты  казахские  дастан  (повествование  легенд,  рассказов, 
эпических  поэм,  баллад)  и  терме,  мастерство  игры  на  казахской  домбре, 
исполнение  кюев,  сыбызговая  музыка,  цикл  танцевально-музыкальных 
произведений «62 коныра», мастерство изготовления домбры, юрта и мастерство 
ее  установления,  мастерство  изготовления  цветной  кошмы  (сырмак)  и 
национальной одежды синьцзянских казахов, исполнение танца «Аю биі» («Танец 
медведя»)  в  местности  Барколь  и  округе  Алтай,  прикладное  искусство  (узоры), 
проведение древнего обряда «қырқынан шығары» («40 дней от роду младенцу»). 
Они  были  включены  в  первую  очередь  в  список  нематериального  культурного 
наследия Синьцзяна на уровне Синьцзян-Уйгурского автономного р-на. 
Казахи  Китая  по  сей  день  говорят,  что  «ханьцы  знают  свою  историю  по 
книжной  летописи,  а  казахи  знают  свою  историю  из  уст  акына».  Казахские 
героические  эпосы  очень  популярны  среди  казахов  Китая,  они  изданы  в  20-ти 
томах. Как показали мои опросы, казахи хорошо знают такие эпосы, как Алпамыс 
батыр,  Кобыланды  батыр,  Ер  таргын,  Камбар  батыр,  Ер  Жанибек,  Абылай  хан, 
Сатбек  батыр,  Богенбай  батыр,  кабанбай  батыр,  Аркалык  батыр.  Из  лирико-
эпических  поэм  они  отметили  «Кыз  Жибек»  и  эпическую  поэму  «Қорқыт  Ата 
кітабы» («Книга Кркыт Ата»).  

64 
 
В  2008  г.  казахский  айтыс  был  в  перую  очередь  включен  в  список 
нематериального культурного наследия Синьцзяна на государственном уровне. В 
том  же  году  казахская  юрта  и  мастерство  ее  установления,  а  также  мастерство 
пошива  национальной  одежды  казахов  во  вторую  очередь  были  включены  в 
список  НКН  на  государственном  уровне.  Для  сравнения  отметим,  что  к  этому 
времени Республика Казахстан не ратифицировала еще Конвенцию ЮНЕСКО об 
охране  нематериального  культурного  наследия.  Особо  подчеркнем,  что  среди 
зарубежных казахов именно казахи Китая первыми смогли сохранить для народа 
бесценное  нематериальное  культурное  наследие  в  области  народной 
(традиционной)  медицины.  В  СУАР  в  государственную  категорию  в  2015  г. 
вошли  народная  (традиционная)  медицина  алтайских  казахов  Китая  и 
конноспортивные игры. 
Носители 
нематериального 
культурного 
наследия 
всячески 
поддерживаются  в  Китае.  Для  них  установлены  специальные  гранты  и  премии, 
оформляются  свидетельства,  охранительные  сертификаты,  созданы  условия  для 
занятия традиционными ремеслами, внедрены различные поощрительные звания, 
проводятся  конкурсы,  состязания,  издаются  книги  и  альбомы,  готовятся  кадры. 
Эта  огромная  работа  широко  освещается  в  СМИ,  в  том  числе  и  в  Интернете. 
Созданы  специализированные  государственные  структуры  по  нематериальному 
культурному 
наследию. 
Государство 
выделяет 
финансирование, 
целенаправленно, оперативно и  при широкой опоре на массы, проводит в жизнь 
Конвенцию ЮНЕСКО об охране нематериального культурного наследия. 
В  качестве  положительного  опыта  Китая  отметим  также,  что  шедевры 
культуры  и  нематериального  культурного  наследия  национальных  меньшинств 
Синьцзяна  красочно  изданы  на  рабочих  языках  ЮНЕСКО,  что  также 
способствует  демонстрации  народного  наследия  и  его  широкой  презентации  за 
пределами государства. Не остались в стороне и казахи Китая [6]. 
Рассмотрим  более  подробно  некоторые  элементы  НКН  на  примере  Или-
Казахской автономной области СУАР. 
Или-Казахская  автономная  область  –  это  единственная  в  Китае 
национально-территориальная  область,  статус  которой  выше,  чем  у  «обычной» 
области и округа, но ниже, чем у пяти провинций.  В период, когда Куйтунь был 
областным  центром,  в  городе  было  создано  и  действует  поныне  Илийское 
Народное  издательство,  специализирующееся  на  выпуске  книг  на  казахском 
языке. Здесь также был открыт педагогический институт с казахским отделением. 
Бросаются  в  глаза  многочисленные  вывески  на  казахском  языке,  которых  нет  в 
Кульдже – нынешнем центре Или-Казахской автономной области. 
Город  Куйтун  –  своего  рода  логистический  центр  между  Урумчи  и 
Хоргосом, инкубатор IT-технологий СУАР. Именно в этом городе, где проживает 
всего  5,5  тыс.  казахов  [7,  с.  1342-1344],  находится  единственный  за  пределами 
Республики Казахстан Центр исследования казахского айтыса. 
Центр  исследования  казахского  айтыса  был  создан  в  2006 г.  при 
Профессионально-техническом  институте.  Акимат  г.  Куйтун  выделил  35  млн. 
юаней  (более  5,7  млн.  долларов  США)  на  строительство  его  здания.  Центр 
обладает  уникальными видео-аудиозаписями айтысов казахов Китая, которые он 
намерен  издать.  В  его  копилке  –  двухтомный  коллективный  труд  «Қазақ 
айтысының  тарихы»  («История  казахского  айтыса»),  который  переведен  на 
китайский  язык  [2].  В  семи  томах  издано  собрание  казахского  айтыса  «Қазақ 

65 
 
айтысының  жинағы».  Центр  подготовил  к  изданию  в  Пекине  четырехтомное 
собрание  сочинений  народного  акына,  Үздік  халық  ақыны  (Лучшего  народного 
акына), члена Всекитайского общества фольклористов Курманбек Зейтингазыулы 
(13.12.1941  –  05.08.2011)  [3].  Он  также  готовится  к  публикации  четырехтомного 
исследования его творчества [4]. 
Благодаря  заграничным  гастролям  Курманбека,  с  традицией  казахского 
айтыса  была  ознакомлена  общественность  Монголии,  Турции,  Германии, 
Франции  и  Голландии.  Его  айтысы  с  Мейрамхан  вошли  в  учебник по  казахской 
литературе  для  восьмого  класса  школы,  айтысы  с  Жамалхан  –  для  девятого 
класса.  Изданы  его  айтысы  с  Кулян,  Изет,  Батимой,  Кален,  Мадихан,  Ляззат, 
Аклимой, Ханшой и Еркином. Он  двенадцать раз выходил победителем айтысов 
разного уровня и имел также звания Еңбек сінірген халық ақыны, Жүлдегер ақын 
по результатам участия в айтысах СУАР с 1999 по 2005 гг. Его перу принадлежат 
песни,  многочисленные  статьи,  песни-посвящения  (толғау  өлендер),  книга 
«Жылып  өткен  жылдар-ай»,  изданная  на  китайском  языке.  Многогранному 
творчеству  Курманбека  посвящен  первый  том  серии  «Ақындар  айтысы», 
вышедший в Куйтуне. 
Центр  исследования  казахского  айтыса  занимается  также  переводом 
содержания выступления акынов на китайский и английский языки. Он выступил 
одним из организаторов научной конференции 2012 г. на тему  «Қазақ халқының 
айтыс өнерін зерттеу және дамыту» («Исследование искусства айтыса казахского 
народа  и  его  развитие»)  с  участием  Министерства  культуры  КНР  и  ученых 
Казахстана  из  Алматы  и  Астаны.  В  декабре  2014  г.  в  Дурбульджинском  р-не 
Тарбагатайского  округа  СУАР  Центр  провел  своего  рода  мастер-классы  по 
ознакомлению  населения  с  различными  жанрами  казахского  айтыса, 
восстанавливаемого по изданным книгам и устной истории аксакалов. Среди них, 
например,  древнийбәдік  айтыс  с  элементами  шаманизма;  шариғат  айтыс  на 
религиозные темы; наурыз айтыс – состязания в знаниях о природе и истории 12-
ти  летнего  животного  цикла,  традиционного  календаря  казахов;  кыз-жігіт 
айтыс;  жар-жар  айтыс  исполняется  на  свадьбах;  қайым  айтыс  объединяет 
четырех  участников,  которые  поочередно  исполняют  одну  строку  куплета; 
жұмбақ  айтыс  –  айтыс  загадка.  Тәмсілдік  айтыс  олицетворяет  в  поэтическом 
жанре  айтыс  человека  с  животным,  исполнителя  и  умершего  человека,  зимы  и 
лета:  мал  мен  адамның  айтысы,  өлі  мен  тірінің  айтысы,  жаз  бен  қыстың 
айтысы
С  2008  г.  Центр  работает  в  самом  тесном  контакте  с  Синьцзянским 
обществом  казахского  айтыса.  Совместно  они  создают  архивы  современных 
акынов  –  участников  айтысов,  планируют  издать  книги  по  истории  казахского 
айтыса  с  1949  г.  по  настоящее  время.  Делегации  из  Казахстана,  Германии  и 
Японии  посещали  этот  уникальный  Центр,  ознакомились  со  специалистами, 
приняли участие в айтысе в качестве гостей и подписали Протоколы о намерении 
творческого сотрудничества. 
Казахский  айтыс  –  это  уникальное  явление  импровизации  акынов  в 
песенном состязании, выявляющее знания, мудрость, остроумие и находчивость. 
Айтыс в своей публичной форме сохраняет высокую востребованность и развитие 
в СУАР. Не случайно в 2010 г. Правительство СУАР предложило Министерству 
культуры  Республики Казахстан подготовить  в  ЮНЕСКО  совместную  заявку  на 
включение  айтыса  казахов  Китая  и  Казахстана  в  Репрезентативный  список 

66 
 
нематериального  культурного  наследия  человечества.  Но  к  тому  времени 
Казахстан  еще  не  ратифицировал  Конвенцию  ЮНЕСКО  2003  г.  об  охране 
нематериального  культурного  наследия.  Эта  работа  была  завершена  по  всем 
международным процедурам только 28 марта 2012 г. 
Казахстанско-кыргызстанская 
номинация 
«Айтыс 
– 
искусство 
импровизации»  была  включена  в  Репрезентативный  список  нематериального 
культурного наследия человечества ЮНЕСКО 2 декабря 2015 г. 
К сожалению, в Казахстане, как правило, айтысы приурочиваются лишь к 
определенным,  большим  праздникам,  таким  как  День  независимости,  или  550-
летие  Казахского  ханства.  В  Китае  казахи  айтысы  проводят  в  обязательном 
порядке.  Установлена  их  периодичность:  один  раз  в  год  –  на  районном  уровне; 
один  раз  в  два  года  –  на  аймачном  уровне;  один  раз  в  три  года  –  на  областном 
уровне;  один  раз  в  пять  лет  –  на  уровне  СУАР.  Появилась  новая  форма 
пропаганды  и  развития    казахского  айтыса  в  Китае  –  студенческий  айтыс 
периодичностью  один  раз  в  три  года.  Айтыскеры,  как  правило,  хорошо  знают 
обычаи и традиции, генеалогию и историю. 
Победителям айтыса в Китае выдается не только одноразовая премия, но и 
устанавливается  постоянная  стипендия,  тем  самым  поощряется  устная  передача 
знаний и навыков  молодому поколению, не прерывается  многовековая традиция 
казахского  народа  в  словесном  поэтическом  состязании.  Традиционно  казахские 
айтысы  проходят  между  мужчинами  и  женщинами.  Очень  редко  в  Китае 
встречаются айтысы между мужчинами. 
Участник айтыса (айтыскер) – эта новая профессия в СУАР среди казахов. 
Первые 40 студентов в Куйтуне были набраны в специализированный класс при 
большом творческом конкурсе еще в 2004 г. Через шесть лет на филологическом 
факультете  Илийского  педагогического  института  (г.  Кульджа)  также  началась 
подготовка специалистов-акынов из числа талантливой молодежи. Как отдельная 
специальность «бакалавр айтыса» со сроком обучения четыре года была признана 
государством  в  2011  г.  По  этой  специальности  выдается  лицензия  Министерста 
образования Китая. Выпускники вуза трудоустраиваются в сфере культуры. 
Причем в Китае технология вовлечения сообщества и отдельных людей в 
нематериальное культурное наследие с целью сохранения преемственности самая 
разнообразная.  При  этом  обеспечен  охват  аулов  и  городов,  где  проведена 
сплошная  инвентаризация  культурного  наследия,  всячески  поощряется 
инициатива  снизу,  выделяется  финансирование  и  идет  пропаганда  через  СМИ. 
Казахи  Китая  гордятся  возможностью  воссоздания,  сохранения  и  демонстрации 
многовековых ценностей и культурного наследия своего народа. 
Нематериальное  культурное  наследие  казахов  Китая  является  основой 
национального  самосознания,  укрепляет  духовную  связь  поколений  и  эпох, 
несмотря  на  не  закрепленность  какими-либо  межгосударственными  актами. 
Передаваемое  от  поколения  к  поколению,  нематериальное  культурное  наследие 
постоянно  воссоздается  самими  сообществами  и  группами,  формируя  у  казахов 
чувство  самобытности  и  преемственности,  содействуя  тем  самым  уважению 
культурного разнообразия и творчеству человека. 
При  этом  важнейшим  критерием  казахской  идентичности  был  и  остается 
язык,  также  выступающий  в  качестве  носителя  нематериального  культурного 
наследия.  Казахи  общаются  друг  с  другом  исключительно на  казахском  языке  и 
не  демонстрируют  в  обществе  знание  китайского  языка.  Они  заинтересованно 

67 
 
обсуждают  темы,  связанные  с  историей,  культурой  и  традициями  казахского 
народа,  в  том  числе  мировой  казахской  диаспоры.  При  этом  язык  в  качестве 
носителя нематериального культурного наследия стоит на первом месте. В целом, 
в обществе формируется установка на сохранение традиции. 
Подтверждаю  наблюдения  казахстанских  этнологов  о  том,  что  в  быту 
китайских  казахов,  «особенно  в  сельской  местности,  предметов  традиционной 
культуры,  намного  больше,  чем  у  среднестатистического  казахстанского  казаха. 
Казахи  Алтая  всячески  стремятся  подчеркнуть  свое  своеобразие,  свою 
принадлежность  к  казахскому  этносу»  [5,  с.  277–278].  В  Казахстане  и  среди 
казахской  диаспоры  в  разных  странах  популярностью  и  спросом  также 
пользуются музыкально-певческая, видео- и кинопродукция казахов Китая. 
Казахи 
Китая, 
сохраняя 
объективные 
индикаторы 
этнической 
принадлежности,  уверенно  демонстрируют  широкую  профессионализацию 
народного творчества и при поддержке государства принимают активные меры по 
сохранению нематериального культурного наследия. 
В отличие от Казахстана, где традиционная культура востребована только 
у  определенных  слоев  населения,  в  Китае  именно  традиционная  культура 
представляет  объединяющую  ценность  для  казахов.  Эта  культура  дает  им 
чувствовать  себя  Казахом,  представителем  единого  казахского  народа,  ощущать 
свою этнокультурную идентичность. 
Имея  перед  собой  пример  мощной  национальной  идентичности  ханьцев, 
казахи  Китая  стремятся  сохранить  объективные  индикаторы  своей  этнической 
принадлежности, прочный фундамент  эмоциональной и рациональной общности 
человека со своим народом. Неустанная пропаганда собственных этнокультурных 
ценностей  –  норма  поведения  среди  казахов.  Они  ориентируются  в  первую 
очередь на собственную культуру. 
При  этом  мощный  генетический  ресурс  народной  культуры  в  Китае 
сосредоточен как в городской, так  и в сельской местности. Казахи Китая имеют 
четкие намерения сохранить, возродить и передать новым поколениям бесценное 
культурное  наследие  нашего  народа.  Их  духовная  жизнь  насыщена  любовью  к 
своему  народу,  родному  языку  и  культуре  предков.  И  нам  надо  брать  пример  с 
них и не ограждаться «Великой китайской стеной». 
Казахи  Китайской  Народной  Республики  –  последние  кочевники  этой 
страны  –  являются  важнейшим  многоплановым  объектом  междисциплинарного 
историко-этнографического, 
демографического, 
этносоциологического, 
этноархеологического и культурологического исследования. 
 
Источники и литература: 
 
1. Закон  КНР  о  нематериальном  культурном  наследии  [Электронный 
ресурс] // Бизнес в Китае. URL: http://www.asia-business.ru/law/law3/cultural/ (дата 
обращения: 07.02.2015). 
2. Қазақ  айтысының  тарихы:  Автор  ұжымы  /  жауапты  ред.  Жәлел 
Нүрпейісұлы. Үрімжі:  Үрімжі  Халық баспасы, 2009.  330 бет.  (қытайша, қазақша 
төте жазу). 
3. Құрманбек  туралы  зерттеу:  4  т.  /  құраст.:  Гүлнар  Шанбаева,  Шолпан 
Коксегенқызы.  –  Бейжің:  Ұлттар  баспасы,  2013.  1  том.  314  бет;  2  том.  290  бет;  
3 том. 447 бет; 4 том. 463 бет. (қазақша төте жазу). 

68 
 
4. Құрманбек шығармалары: 4 т. Бейжің: Ұлттар баспасы, 2013. 1 том. 351 
бет; 2 том. 422 бет; 3 том. 430 бет; 4 том. 300 бет. (қазақша төте жазу). 
5. Орынбаева Г.У. Проявления этнического самосознания у казахов Китая// 
Казахстан  и  зарубежные  казахи:  Материалы  междунар.  научн.-практ.  конф. 
Алматы, 12 октября 2012 г. Алматы: Всемирная ассоциация казахов, 2012. С. 277–
280. 
6. Шедевры  культуры  Синьцзяна:  нематериальное  культурное  наследие 
СУАР / ред. Хоу Ханьмин; перевод Му Тун. Алматы: Достық көпірі, 2012. 207 с. 
7. Zhongguo 2010 nian Renkеou pucha fen minzu renkou ziliao. Beijing, 2013. 
1044 p. 
 
 
УДК 312 
 
А.М. Балыкова 
Западно-Казахстанский инновационно-технологический университет, 
Уральск, Казахстан 
 
О ЧИСЛЕННОСТИ НАСЕЛЕНИЯ КАЗАХСТАНА ПО МАТЕРИАЛАМ 
ПЕРЕПИСЕЙ 1959-1989 гг. 
 
В  статье  дается  характеристика  социально-демографических  и  миграционных 
процессов по материалам переписей 1959-1989 гг., а также прослеживаются направления 
миграционных потоков и тенденции их развития. 
Ключевые  слова:  языковая  ассимиляция,  статистические  органы,  естественный 
прирост, этнодемографический состав. 
 
А.M. Balykova 
West Kazakhstan Innovational-Technological University, 
Uralsk, Kazakhstan 
 
THE 1959-1989 YEARS POPULATION OF KAZAKHSTAN ACCORDING TO 
CENSUS 
 
The  article  describes  the  socio-demographic  and  migration  processes  according  to  the 
census 1959-1989, and traced the direction of migration flows and trends of their development. 
Keywords
language 
assimilation, 
statistical 
agencies, 
natural 
increase, 
ethnodemographic composition. 
 
Великая  Отечественная  война  многое  изменила  в  методах  организации  и 
программах  статистических  работ.  В  марте  1941 г.  Управление  народнохозяйст-
венного учета Казахской ССР было переименовано в Статистическое управление 
Казахской  ССР,  а  в  конце  1943  г.  оно  же  было  объединено  с  аппаратом 
Уполномоченного  Госплана  при  СНК  СССР  по  Казахской  ССР  и  стало 
именоваться  «Управление  статистики  Уполномоченного  Госплана  при  СНК 
СССР  по  Казахской  ССР»,  что  означало  вывод  статорганов  республики  из 
подчинения и влияния местных органов власти в связи с военным положением в 
стране.  Так,  в  военные  и  послевоенные  годы  проводились  только  строго 
централизованные  работы,  при  этом  большое  значение  придавалось  срочным 

69 
 
единовременным учетам и переписям, которые часто проводились через местные 
статистические органы. 
После  войны,  почти  вплоть  до  середины  1950-х  гг.,  организованное 
переселение  в  Казахстан  проводилось  слабо.  Наиболее  крупный  миграционный 
приток  в  республику  произошел  в  связи  с  освоением  целинных  и  залежных 
земель, которое по времени проходило одновременно с крупным промышленным 
строительством.  На  освоение  целинных  и  залежных  земель  в  Казахстан  в  1954-
1962  гг.  прибыло  около  1,7  млн.  чел.,  в  основном  из  европейской  части  страны  
[2, с. 121]. По межреспубликанскому организованному набору рабочей силы для 
промышленного строительства и транспорта в 1954-1965 гг. в Казахстан прибыло 
почти 0,5 млн. человек, это составляло почти 80% всего оргнабора. Большинство 
оргнабора  приходилось  на  Россию,  Украину,  Белоруссию,  Молдавию  и  Литву. 
Все  это  еще  более  усилило  разрыв  между  численностью  и  удельным  весом 
коренного населения, с одной стороны, и пришлого населения – с другой, в 1959 
г.  удельный  вес  русских  достиг  42,7%,  а  казахов  упал  еще  на  8  пунктов  по 
сравнению  с  1939  г.  и  составил  всего  30%  [3,  с.  94].  Удельный  вес  других 
этнических групп резко не изменился. Миграционный поток в Казахстан, хотя и в 
несколько ослабленном виде, продолжался и позднее, но уже с начала  1970-х гг. 
сформировался в отрицательное сальдо. 
Однако  эти  материалы  долгое  время  оставались  в  фондах  Центрального 
статистического  управления  (ЦСУ)  Госкомстата.  С  марта  1946 г.  Советы 
Народных  Комиссаров  как  в  центре,  так  и  в  союзных  республиках  были 
преобразованы в Советы Министров СССР и союзных республик. В связи с этим 
Управление статистики Уполномоченного Госплана при СНК СССР по Казахской 
ССР  вновь  переименовывается  в  Управление  статистики  Уполномоченного 
Госплана  при  Совете  Министров  СССР  по  Казахской  ССР.  Такое  положение  со 
статусом  статистических  органов  Казахстана,  как  и  всей  тогдашней  страны, 
продолжалось до 1948 г. Однако строго  централизованные методы деятельности 
статорганов не отвечали новым требованиям мирного строительства. Поэтому под 
предлогом  и  с  целью  улучшения  государственной  статистики  и  устранения 
недостатков  в  деятельности  ранее  действовавших  статистических  органов,  а 
также  для  повышения  роли  государственной  статистики  в  управлении  и 
планировании народного хозяйства, постановлением Совета Министров СССР от 
10  августа  1948  г.  ЦСУ  Госплана  СССР  преобразовали  в  Центральное 
Статистическое Управление при Совете Министров СССР. В соответствии с этим 
решением  Управление  статистики  Уполномоченного  Госплана  при  Совете 
Министров  СССР  по  Казахской  ССР  было  преобразовано  в  Статистическое 
Управление  при  Совете  Министров  Казахской  ССР  с  соответствующими 
местными  статистическими  органами  в  областях,  районах  и  городах.  Подобное 
положение  со  статусом  республиканских  органов  госстатистики,  фактически 
полностью  подчиненных  ЦСУ  СССР,  продолжалось  до  распада  Союза  ССР, 
несмотря на то, что за эти годы статуправления в республиках преобразовывались 
в Центральные Статистические Управления, затем в Государственные Комитеты 
по статистике, и они имели статус министерства (ведомства) союзной республики. 
Тем не менее, именно в 1959-1970 гг. начался перелом в демографическом 
развитии казахского народа, который произошел в силу ряда таких факторов, как 
сравнительно  высокий  естественный  прирост,  снижение  эффективности 
миграционной  экспансии  и  последовавшее  за  этим  складывание  отрицательного 

70 
 
миграционного  сальдо.  Наметилась  тенденция  неуклонного  роста  не  только 
общей  численности  казахов,  но  и  их  удельного  веса  в  составе  населения 
республики. Удельный вес казахов непрерывно падал в 1897-1959 гг. с 81,8% до 
30%, абсолютная численность казахов в республике выросла в 1959-1970 гг. на 1 
446,9 тыс. человек, т.е. на 51,9%. 
Тем самым в 1960-е гг. были заложены основы для быстрого естественного 
прироста  казахов  и  превращения  их  в  перспективе  в  наиболее  многочисленный 
этнос на территории Казахстана. 
В СССР проживало 5 298 818 казахов, в том числе в РСФСР – 477 820 чел., 
в Узбекской ССР  – 476 310 чел., Казахской ССР  – 4 234  166 чел., в Киргизской 
ССР –21 998 чел., в Таджикской ССР  – 8 306 чел., в Туркменской ССР  – 68 519 
чел.  [4,  с.  27].  В  программе  Всесоюзной  переписи  населения  1970  г.  вопросы  о 
национальности  и  языках  были  сформулированы  так:  «Национальность.  Для 
иностранцев  указать также гражданство» и  «Родной язык.  Указать также другой 
язык  народов  СССР,  которым  свободно  владеете».  Инструкция  переписи 
населения  требовала,  чтобы  в  ответе  на  вопрос  о  национальности  записывалась 
«национальность, которую указывает сам опрашиваемый» и в ответе на вопрос о 
родном  языке  записывался  язык,  «который  сам  опрашиваемый  считает  своим 
родным  языком».  Наряду  с  родным  языком  записывался  также  другой  язык  из 
числа языков народов СССР. Национальность детей в семьях в затруднительных 
случаях определялась по национальности матери. Эта инструкция соблюдалась в 
переписях 1939, 1959 и 1970 гг. [7, с. 218]. 
17  января  1979  г.  была  проведена  очередная  Всесоюзная  перепись 
населения.  Население  переписывалось  в  течение  8  дней  –  с  17  по  24  января  по 
месту  жительства,  а  не  по  месту  работы  и  службы.  Счетчики  со  слов 
опрашиваемых  вели  регистрацию  ответов  на  12  часов  ночи  с  16  по  17  января, 
включая  временно  проживающих.  Из  числа  постоянно  проживающих 
записывались также временно отсутствующие. 
Программа переписи содержала 16 вопросов, из них на 11 вопросов ответы 
были  получены  от  сплошной  переписи  и  на  5  вопросов  –  от  25%  постоянного 
населения  (выборочная  перепись).  Для  обеспечения  полноты  и  правильности 
учета  населения  в  переписи  и  после  нее  осуществлялись  контрольные 
мероприятия:  составлялись  контрольные  бланки,  выдавались  справки  о 
прохождении  переписи,  проводились  выборочные  контрольные  обходы.  В 
программе переписи 1979 г.  уточнена формулировка вопроса о  возрасте по году 
рождения  и  количеству  исполнившихся  лет.  Перепись  включала  следующие 
вопросы:  отношение  к  главе  семьи,  категория  населения  (постоянное  или 
наличное), пол, возраст, состояние в браке, национальность, родной язык народов 
СССР,  которым  свободно  владеет,  образование,  обучение,  источник  средств 
существования.  Выборочная  перепись  содержала  дополнительные  вопросы:  о 
месте  работы,  занятии,  общественной  группе,  миграции,  числе  рожденных 
женщиной  детей.  Последняя  информация  была  необходима  для  изучения  и 
прогнозирования  процессов  формирования  семей,  брачности,  рождаемости  [9,  с. 
3].  Данные  о  национальном  составе  в  сочетании  со  сведениями  о  числе 
рожденных  детей,  брачном  состоянии  и  другими  данными  позволяют  изучить 
этнические  факторы  воспроизводства  населения.  Изучение  материалов  переписи 
населения  по  родному  языку  необходимы  были  политическому  руководству 
СССР для управления этническими процессами, в том числе состояние языковой 

71 
 
ассимиляции  нерусских  народов.  Вопрос  о  национальности  записывался  по 
указанию самого опрашиваемого. Национальность детей определяли родители. 
При  разработке  материалов  переписи  сведения  по  выборочному 
обследованию  были  распространены  на  все  население.  Для  предотвращения 
неохвата  населения,  для  избежания  двойного  учета  выдавались  справки  о 
прохождении переписи. И все же неохваченным оказалось около 0,12% населения 
страны, сведения о которых были внесены. Программа переписи была расширена 
для оперативной обработки материалов переписи, использовались ЭВМ и запись 
на магнитную ленту. 
Показатель  роста  численности  русских  и  русскоязычных  во  всех  бывших 
союзных республиках по переписи населения в 1979 г. достиг апогея. По итогам 
переписи  сложилась  следующая  картина:  в  Узбекистане  численность  неузбеков 
составила 31,3%;  в Казахстане неказахов  – 64,0%;  в Грузии  негрузин  – 32,2%;  в 
Кыргызстане некыргызов – 52,1%;  в Таджикистане нетаджиков – 41,2%[6, с. 28-
30]. 
Население  Казахстана,  по  переписи  1979  г.  составило  14  684  293  чел.  Из 
них казахов – 5 289 349 чел. (36%); русских – 5 991 205 чел. (40,8%); немцев – 900 
207 (6,2%); украинцев – 897 964 чел. (6,1%); татар – 313 460 чел. (2,2%); узбеков – 
263  295  чел.  (1,8%);  белорусов–  181  491  чел.  (1,2%);  уйгуров  –  147  943  чел. 
(1,0%);  корейцев  –  91  984  чел.  (0,6%);  азербайджанцев  –  73  345  чел.  (0,5%); 
представителей других национальностей – 534 040 чел. (3,6%) [9, с. 228]. Все это 
явилось закономерным результатом целенаправленной переселенческой политики 
Российской  империи  и  тоталитарного  Союза  по  миграции.  В  то  же  время  по 
данным  этой  переписи  населения  в  самой  РСФСР  граждане  нерусского 
происхождения  составили  всего  лишь  17,4%  [10,  с.  106].  Хотя  очень 
«радикально»  и  «прогрессивно»  мыслящие  ученые-интеллигенты  открыто  не 
выражали  своих  взглядов  в  официальной  печати,  однако  появлялись  намеки  об 
изменении  статуса  и  переименовании  Казахской  и  Кыргызской  республик,  где 
коренное население численно уже не преобладало. 
Вместе с тем еще одну любопытную картину мы можем увидеть с позиций 
сегодняшнего дня из материалов этой переписи. Так, по данным, полученным при 
проведении той переписи, общий прирост  населения за 1970-1979  гг. составил 1 
млн.  676  тыс.  человек  (13%).  Этот  прирост  сложился  за  счет  естественного 
прироста. Наибольший прирост дали казахи – 1055 тыс. (25%); узбеки – 47,0 тыс. 
(22%); уйгуры – 27,1 тыс. (22%) и азербайджанцы – 15,6 тыс. (27%). Наименьший 
прирост  дали  восточнославянские  этносы:  численность  русских  выросла  на  469 
тыс.  чел.  (8,5%),  а  украинцы  и  белорусы  сократили  свою  численность  на  35,5  и 
16,8 тыс. чел. соответственно. Убыль украинцев и белорусов представляла собой 
начало  общего  процесса  «вымывания»  европейского  населения  из  Казахстана  в 
результате превышения оттока над притоком. Быстрый рост численности казахов 
в  Казахстане  объяснялся  высоким  естественным  приростом,  а  также 
возвращением казахов из Узбекистана, Туркмении и России. 
12  января  1989  г.  была  проведена  последняя  перепись  населения  СССР. 
Она  проводилась  посредством  опроса  людей  по  месту  их  фактического 
жительства. Опрос вели счетчики переписи, прошедшие специальную подготовку. 
Страна была разделена на счетные участки, счетчик должен был обойти дома не 
менее  двух  раз  (первый  раз  накануне  переписи,  во  время  предварительного 
обхода  он  предупреждает  о  переписи,  выясняет  удобное  время  для  второго 

72 
 
(основного)  обхода).  Полноту  обхода  и  точность  произведенных  записей 
гарантировал  инструктор-контролер.  Организаторы  переписи  1989  г.  четко 
определяли  единицу  наблюдения  –  семью,  понятия  «родство»,  «совместное 
проживание»,  отдельно  проживающих  членов  семьи,  одиночек.  Перепись 
регламентировалась  «Инструкцией  о  порядке  проведения  Всесоюзной  переписи 
населения  1989  г.  и  заполнения  списков  в  помещении  и  переписных  листов»  
[10,  с.  18,  20-23].  Перепись  1989  г.  проводилась  в  государстве,  где  существовал 
строгий  (разрешительный)  паспортный  режим.  Это  облегчало  полноту  охвата 
населения, однако не обеспечивало репрезентативность ответов. Перепись 1989 г., 
программа  переписи,  методика  производства  переписи  соответствовали 
рекомендациям ООН. 
В демографическом плане перепись 1989 г. практически не отличалась от 
переписи  1979  г.  Сравнимость  и  сопоставимость  с  данными  прошлой  переписи 
дает  возможность  масштабного  анализа  за  1979-1989  гг.  Из  18  вопросов, 
включенных в переписной лист, 7 относились к жилищным условиям населения. 
Обследования жилищных условий были задачами переписей населения 1926, 1979 
и  1989  гг.  К  числу  недостатков  этой  переписи  можно  отнести  неоперативное 
издание  материалов  переписи,  неупорядоченное  переименование  улиц 
(некоторым  улицам  не  присвоено  наименования,  отсутствовала  нумерация 
домов),  в  сельской  местности  неудовлетворительно  обстояло  дело  с  учетом  в 
похозяйственных  книгах,  не  велись  записи  о  временно  отсутствующих, 
обучающихся  в  ВУЗах,  техникумах  или  о  работе  на  предприятиях,  в 
организациях, расположенных в отдаленных от сельских Советов местах, а также 
в отношении лиц, призванных в армию и направленных в места лишения свободы 
[8, с. 18, 20-23]. Методически не оправданно было привлечение органов МВД для 
осуществления выборочных проверок. 
В  инструкции  «О  порядке  проведения  всесоюзной  переписи  населения 
1989 г. и заполнения списков проживающих в помещениях и переписных листов» 
дается  подробное  разъяснение  с  многочисленными  примерами.  Удачно 
разъяснены  вопросы,  касающиеся  брака.  Состоящими  в  браке  люди  считаются 
вне  зависимости  от  того,  зарегистрирован  брак  или  нет.  Разъяснено  понятие 
«одиночка»: лица, не имеющие родственников, а также имеющие родственников, 
но  живущие  постоянно  отдельно  от  них  и не имеющие  с  ними  общего  бюджета 
или  регулярной  материальной  связи.  Указанная  категория  отличается  от  членов 
семьи,  живущих  отдельно,  которые  проживают  отдельно  временно  и 
поддерживают  с  семьей  регулярную  материальную  связь.  К  числу  неудачных 
сторон  программы  переписи  1989  г.  следует  отнести  такие  казусы:  некоторая 

Каталог: media
media -> «Қазақстан ғылымының дамуы мен келешегі жастар көзімен»
media -> Аралық ғылыми­практикалық конференция II том
media -> Болат Боранбай Қазақ тіл білімінің Қалыптасуы мен дамуы
media -> Әож 930 (574) Қолжазба құқығында
media -> Қазақ хандығының құрылуы және Керей мен Жәнібек cұлтандар Хандықтың құрылуы
media -> ТӨленова зирабүбі Маймаққызы, Қр бғМ ҒК
media -> С. Мәжитов Ш. Уәлиханов атындағы Тарих және этнология институты Пікір жазған К. Л. Есмағамбетов
media -> Бүкілресейлік Құрылтай жиналысына қазақ сайлаушыларынан аманат (1917 ж.) Серікбаев Е. Қ. М. Х. Дулати атындағы ТарМУ, т.ғ. к.,доцент
media -> АҚТӨбе облысының тыл еңбекшілері ұлы отан соғысы жылдарында
media -> Ұлы отан соғысы жылдарындағы мұнайлы өҢір а. Ж. ƏБденов


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет