Казахский национальный



жүктеу 2.7 Mb.
Pdf просмотр
бет44/54
Дата22.12.2016
өлшемі2.7 Mb.
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   54

230 
К  постоянно  растущему  количеству  дел  следует  добавить  проблемы  расширения  состава  Европейского 
Союза,  что  возможно  тоже  повлияет  на  количественный  рост  поступающих  дел.  С  другой  стороны, 
то  обстоятельство,  что  в  Европейском  суде  справедливости  имеются  представители  различных 
правовых  систем  государств-участников,  является  важным  элементом  его  легитимности  на 
наднациональном уровне. 
Вместе с тем усиление конституционной роли Европейского суда справедливости рискует столкнуться 
со  сложностями:  сможет  ли  он  продолжать  далее  играть  роль  гаранта  правового  сообщества.  Во-
первых,  это  связано  с  тем,  что  из  круга  его  компетенций  исключены  вопросы,  не  относящиеся  к 
Сообществу  –  предпринимаемые  меры  по  поводу  сотрудничества  в  сфере  органов  юстиции, 
внутренних  дел  и  миграции.  Данные  меры  прямо  соприкасаются  с  проблемой  личных  свобод 
граждан, и представляется парадоксальным, если они не будут предметом единообразного судебного 
контроля на всей территории Сообщества. 
В  последнее  время  решения  Европейского  суда  справедливости  оказывают  большое  влияние  на 
формирование  общественного  мнения,  тем  самым  формируя  в  сознании  людей  не  просто  идею 
единой  Европы,  но  и  правовой  Европы.  В  сфере  конституционного  и  административного  права 
государств-участников  и  Евросоюза  существуют  тенденции  не  только  следования  общим  правовым 
стандартам, но и взаимодействия между  европейским-наднациональным и национальными судами в 
области  юрисдикционного  контроля  [4].  Однако  Европейский  суд  справедливости  в  этой  области 
предстоит  пересмотреть  свои  позиции  по  вопросам  применения  общих  принципов  европейского 
права в тех сферах, которые не находятся в компетенции Сообщества. 
Одним из факторов и проблем, способствующих избежанию конфликта, является «европеизация» 
национального  права  [5].  Однако  существует  также  необходимость  в  более  определенной 
конституционной  основе  регулирования  процесса  европейской  интеграции.  В  любом  случае 
возникающие проблемы и сложности не являются непреодолимыми. Но также не исключено и то, что 
в  условиях  усиливающейся  политической  интеграции  Европейский  суд  справедливости,  ранее 
проявлявший смелость и порой новаторство при разрешении определенных споров, станет проявлять 
большую осторожность и осмотрительность по сравнению с прошлыми периодами. 
Разумеется, Европейский суд справедливости и его международно-правовой статус подвергаются, 
да  и  не  могут  не  подвергаться  изменениям,  но  именно  он  останется  главным  гарантом  судебной 
защиты  европейского  права  и  его  единообразного  применения  на  всей  территории  Евросоюза. 
Вероятно,  через  некоторое  время,  учитывая  углубление  интеграционных  процессов,  его  назначения, 
полномочия  предстанут  в  более  широком  аспекте.  Непременным  условием  успеха  в  этом 
направлении  остается,  как  и  ранее,  последовательность  и  поэтапность  развития  интеграционных 
процессов  в  сочетании  с  осторожностью  и  эволюционным  подходом  к  самому  развитию 
Европейского  союза.  Многое  зависит  от  того,  будет  ли  выбор  сфер  «европеизации»  права  отражать 
действительно насущные нужды интеграции и будут ли найдены или возникнут ли дополнительные 
реальные,  а  не  мнимые,  точки  соприкосновения  в  данном  вопросе.  Поэтому  Европейский  суд 
справедливости  в  контексте  международного  права  занимал,  и  будет  занимать  особое  место  как  в 
углублении  интеграции  между  государствами-участниками  Евросоюза  и  их  проблем,  так  и  в 
соблюдении европейских правовых норм и их развитии. 
Как  видим,  есть  много  полезного  и  поучительного  в  деятельности  наднационального  суда  - 
Европейского суда справедливости для суда Евразийского Экономического Сообщества, Центрально-
Азиатского  Союза  и  Казахстана.  Конечно,  у  каждого  региона  свой  опыт,  свои  традиции,  свои 
способы и методы формирования судебной системы. Бессмысленно что-то копировать буквально. Не 
присматриваться  к  чужому  опыту,  не  учиться  на  чужих  примерах,  -  по  меньшей  мере,  неразумно  и 
слишком расточительно.  
Сравнивая  наднациональный  суд  -  Европейский  суд  справедливости  с  другой  международной 
судебной  инстанцией,  хотелось  бы  уделить  особое  внимание  одному  из  наднациональных  и 
региональных  органов  на  постсоветском  пространстве  –  Суду  Евразийского  Экономического 
Сообщества  (далее  –  Суд  ЕврАзЭС).  Эта  юрисдикция  так  же,  как  Суд  ЕС,  создана  на  основании 
многостороннего  соглашения  от  10  октября  2000  г.,  учредившего  Евразийское  экономическое 
сообщество.  Государства-участники  (Республика  Беларусь,  Республика  Казахстан,  Кыргызская 
Республика, Российская Федерация и Республика Таджикистан, в 2006 г. присоединилась Республика 
Узбекистан),  оставаясь  суверенными  и  являясь  равноправными  субъектами  международного  права, 
передали  ЕврАзЭС  некоторые  полномочия  в  целях  эффективного  продвижения  процесса 
формирования  Таможенного  союза,  Единого  Экономического  Пространства,  общего  рынка  и 
последующего углубления интеграции в экономической и гуманитарной сферах. Статья 8 Договора о 
ЕврАзЭС  регламентирует  деятельность  Суда  ЕврАзЭС,  который  формируется  из  представителей 

Вестник КазНУ. Серия юридическая. № 2(50). 2009                                                                                       
 
 
231
стран-участниц (по двое судей от каждого государства сроком на шесть лет) [6]. Однако в отличие от 
Суда  ЕС,  судьи  данной  региональной  юрисдикции  назначаются  Межпарламентской  Ассамблеей  по 
представлению  Межгоссовета  ЕврАзЭС.  В  целом  Суд  ЕврАзЭС  призван  обеспечить  единообразное 
применение  государствами  положений  учредительного  соглашения  о  ЕврАзЭС  и  других 
действующих  договоров  в  рамках  данной  региональной  организации,  в  том  числе  и  решений, 
принимаемых органами ЕврАзЭС. 
В некоторых случаях представляется вполне возможным применить опыт наднационального суда 
-  Европейского  суда  справедливости  и  в  отношении  Суда  ЕврАзЭС.  Например,  чтобы  максимально 
обеспечить  независимость  судейского  корпуса  Суда  ЕврАзЭС  от  национальных  судов  и  иных 
национальных  государственных  органов,  необходимо  четко  определить  для  них  гарантии 
несменяемости  на  период  исполнения  своих  функций.  Кроме  того,  судьям  Суда  ЕврАзЭС  должен 
быть  обеспечен  предоставленный  им  иммунитет,  и  после  завершения  своих  функций  в  качестве 
магистратов Суда ЕврАзЭС. 
С  учетом  компетенции,  назначения  Европейского  суда  справедливости,  представляется 
целесообразным  применить  ряд  данных  аспектов  в  деятельности  Суда  ЕврАзЭС.  Как  отмечалось 
ранее,  наднациональный  судебный  орган  ЕврАзЭС  призван  обеспечить  единообразие  в  применении 
странами-участницами  ЕврАзЭС  конститутивного  договора,  других  принятых  соглашений  в  рамках 
ЕврАзЭС  и  издаваемых  институтами  ЕврАзЭС  решений.  Помимо  этого,  Суд  ЕврАзЭС  вправе 
рассматривать  экономические  споры,  которые  могут  возникнуть  между  государствами  ЕврАзЭС 
касательно  реализации  решений  органов  ЕврАзЭС  и  положений  соглашений,  принятых  рамках 
ЕврАзЭС, а также, в случае необходимости, дает по ним заключения и разъяснения.  
Кроме  того,  хотя  Суд  ЕврАзЭС  и  наделен  правом  рассматривать  экономические  споры  между 
государствами,  которые  могут  возникнуть  применительно  к  реализации  договоров  ЕврАзЭС  и 
решений  его  органов,  необходимо  также  наделить  данную  судебную  инстанцию  правом 
рассматривать  споры  между  субъектами  экономической  деятельности  (юридическими  лицами),    с 
одной  стороны,  и  государствами-участниками  ЕврАзЭС,  с  другой  стороны.  На  фоне 
последовательного создания Таможенного союза и общего рынка товаров, услуг, капитала и рабочей 
силы,  где  в    перспективе  должно  быть  снято  какое-либо  ограничение  на  свободное  передвижение  
между  странами  ЕврАзЭС  четырех  составляющих  общего  рынка,  может  возникнуть  вопрос  о 
несоответствии  действий  (бездействия)  национальных  государственных  органов  правовым  нормам 
Евразийского  интеграционного  объединения.  В  этой  связи,  юридические  лица,  а  в  последующем  и 
физические  лица,  должны  обладать  возможностью  на  судебную  защиту  предоставленных  прав  и 
свобод на региональном уровне. И, наконец, учитывая опыт Европейского суда справедливости, Суду 
ЕврАзЭС  можно  отвести  одновременно  роль  арбитражного  суда,  который  занимался  бы 
разбирательством дел на основе специального соглашения между юридическими лицами. 
На мой взгляд, учитывая опыт Европейского Союза, а также в целях повышения эффективности 
назначения,  деятельности  и  статуса  Суда  ЕврАзЭС  представляется  целесообразным  установить 
процедуру  судебного  контроля  за  законностью  издаваемых  нормативных  правовых  актов  органов 
данного регионального объединения. По моему мнению, наднациональные органы ЕврАзЭС должны 
осуществлять  свою  нормотворческую  деятельность  строго  в  соответствии  с  учредительным 
соглашением  и  в  рамках  предоставленных  полномочий,  из-за  чего  необходимо  предусмотреть 
дополнительный  механизм  выявления  нарушений  в  этой  сфере  и,  следовательно,  их  устранения  в 
судебном порядке.  
Иск о констатации нарушения со стороны стран ЕС [7] представляет практический интерес и для 
ЕврАзЭС.  В  целях  надлежащего  исполнения  государствами  правовых  норм  ЕврАзЭС  необходимо 
установить  четкую  процедуру,  позволяющую  в  судебном  порядке  обязать  участников  ЕврАзЭС 
следовать  данным  правовым  установлениям.  По  моему  мнению,  представляется    целесообразным 
предусмотреть  строгий  механизм,  который  позволил  бы  констатировать  в  судебном  порядке  факт 
нарушения  со  стороны  государства-участника  ЕврАзЭС,  при  этом,  учитывая  уровень  правовой 
эволюции интеграционных процессов, на начальном этапе не применять штрафных санкций. На мой 
взгляд,  такой  подход  позволит  избежать  политизации  фактов  нарушения,  направить  развитие 
интеграции в рамках ЕврАзЭС в правовое русло и придать интеграции дополнительный импульс. 
Опыт ЕС заслуживает пристального внимания также и в отношении преюдициальной процедуры, 
как  форма  взаимодействия  и  сотрудничества  между  национальными  и  наднациональными. 
Основываясь 
на 
опыте 
эффективного 
применения 
Европейским 
судом 
справедливости 
преюдициальной  процедуры,  выработанных  критериях  ее  применения,  а  также  ее  потенциала,  в 
обеспечении правовой стороны интеграции, полагаю целесообразным адаптировать ряд упомянутых 
моментов к условиям ЕврАзЭС. Суд ЕврАзЭС  осуществляет сотрудничество с высшими судебными 

ҚазҰУ хабаршысы. Заң сериясы. № 2 (50). 2009
 
232 
учреждениями  государств-участников,  и  в  этом  вопросе  представляется  необходимым  придать 
преюдициальной  процедуре  статус  одного  из  основных  способов  такого  взаимодействия
направленного на единообразное применение странами ЕврАзЭС интеграционных правовых норм на 
национальном уровне.  
Учитывая  реалии  сегодняшнего  дня  и  диапазон  интеграционных  процессов  между  участниками 
ЕврАзЭС,  сам  правовой  уровень  интеграции,  а  также  ревностное  отношение  некоторых  стран  к 
вопросу  о передаче части суверенных прав в пользу данной региональной организации, необходимо 
установить  преюдициальную  процедуру,  прежде  всего,  о  толковании  нормативных  правовых  актов 
ЕврАзЭС  в  качестве  первого  шага  на  пути  совершенствования  назначения,  деятельности  Суда 
ЕврАзЭС.  Высказаться  в  пользу  такого  предложения  позволяет  опыт  Европейского  суда 
справедливости:  во-первых,  данная  процедура  исключает  прямую  иерархическую  подчиненность 
национальных  судебных  органов  наднациональному  суду;  во-вторых,  она  сохраняет  незыблемым 
принцип  независимости  национальных  судебных  учреждений  и,  соответственно,  судебной  ветви 
власти в правовых системах государств-членов. 
С  юридической  точки  зрения,  целью  интеграции  является  единообразное  применение  надна-
циональных  нормативных  правовых  актов  и  формирование  единого  правового  пространства,  в  связи  с 
чем,  безусловно,  повысится  роль  национальных  судов  стран  ЕврАзЭС  в  вопросе  правоприменительной 
практики.  На  мой  взгляд,  в  контексте  формирования  общего  рынка  между  государствами  ЕврАзЭС 
возрастает вероятность непосредственного применения интеграционных правовых норм национальными 
судами,  что,  в  свою  очередь,  позволит  выявить  коллизионные  вопросы  и  может  столкнуться  с 
необходимостью  толкования.  С  учетом  этого,  представляется  целесообразным  предусмотреть 
возможность  обращений национальных судов в Суд  ЕврАзЭС, чтобы  они могли получить  официальное 
толкование по  спорным вопросам, которые  могут возникнуть при рассмотрении конкретного судебного 
дела, связанного с применением интеграционной правовой нормы.  
Наряду  с  этим,  представляется  вполне  возможным  в  рамках  совершенствования  деятельности, 
назначения  административных  судов  Казахстана  использовать  опыт  Европейского  суда 
справедливости  касательно  преюдициального  иска  о  толковании.  Как  отмечалось  ранее,  несколько 
сравнимая  процедура  предусмотрена  статьей  78  Конституции  Республики  Казахстан,  но  она 
применимо  в  отношении  норм,  прямо  находящихся  в  конституционно-правовом  поле  или  прямо 
соприкасающихся  с  ним.  Согласно  действующему  законодательству,  официальное  толкование 
конституционных  норм  закреплено  за  Конституционным  Советом  (статья  72  Конституции 
Республики  Казахстан)  [8],  а  интерпретация  подзаконных  актов  остается  за  государственными 
органами  и  должностными  лицами,  их  издавшими  (статья  45  Закона  Республики  Казахстан  «О 
нормативных  правовых  актах»).  Следует  обратить  внимание  на  то,  что  законодательством 
однозначно  не  установлен  уполномоченный  орган,  наделенный  компетенцией  официально   
истолковывать  законодательные  акты  (законы).  На  сегодняшней  день  по  данной  проблеме 
существуют разные, порой диаметрально противоположные точки зрения, и по-прежнему не найден 
определенный ответ на этот дискуссионный вопрос.  
По  моему  мнению,  толкование  законодательных  актов  имплицитным  образом  входит  в  круг 
полномочий  Верховного  Суда  Республики  Казахстан,  так  как,  обобщая  судебную  практику  по 
отдельным  категориям  дел,  он  принимает  нормативные  постановления,  признающиеся  в  качестве 
действующего права (статья 4 Конституции Республики Казахстан). В нормативных постановлениях 
даются  разъяснения  и  общая  рекомендации  по  применению  казахстанского  законодательства  в 
конкретных  случаях.  Однако,  как  показывает  опыт  большинства  стран  континентальной  правовой 
системы,  оказавших  со  своей  стороны  заметное  влияние  на  доктринальный  подход  к  деятельности 
Европейского суда справедливости, право официальной интерпретации нормативных правовых актов 
определенно  за  судебными  или  квазисудебными  органами,  а  также  за  специальными  органами 
административной  юстиции.  За  ними  может  быть  закреплена  компетенция  по  толкованию 
нормативных  правовых  актов  (кроме  конституции  и  конституционных  законов),  независимо  от  их 
уровня  в  иерархии  нормативных  правовых  актов.  Например,  Государственный  Совет  Франции,  не 
только  интерпретирует  данные  акты,  но  также  дает  свое  предварительное  заключение  по  проектам 
законодательных и некоторых подзаконных актов.  
Следует  сказать,  что  наднациональный  суд  -  Европейский  суд  справедливости  отражает 
многообразие национальных правовых традиций, систем правосудия, научных школ и представляет в 
определенной  степени  симбиоз  накопленного  опыта  в  государствах-членах  Сообщества.  Можно  с 
уверенностью  констатировать,  что  Европейский  суд  справедливости,  призванный  обеспечивать 
единообразное  толкование  и  применение  европейского  законодательства,  предпринял  заметные 

Вестник КазНУ. Серия юридическая. № 2(50). 2009                                                                                       
 
 
233
усилия, направленные на обеспечение эффективности права ЕС и превратил право ЕС в действенный 
инструмент европейской интеграции. 
Таким  образом,  назначение,  деятельность  наднационального  суда  -  Европейского  суда 
справедливости и его решения помогли разрешить множественность конкретных проблем, несмотря 
на отсутствие издания нормативно-правовых актов органами ЕС. В связи с этим следует сказать, что 
специфика назначения Европейского суда справедливости, направленных на обеспечение законности 
на уровне ЕС, принципиально отличает его от сугубо международного судебного учреждения, и Суд 
ЕС  является  гарантом  поступательного  развития  правовой  стороны  единого  европейского 
пространства.  И  данный  аспект,  по  моему  мнению,  заслуживает  пристального  внимания,  поскольку 
представляет собой богатый апробированный опыт, который может быть учтен в вопросе углублении 
интеграции в рамках ЕврАзЭС, ЦАС, а также в совершенствовании судебной власти Казахстана.        
 
 
1. Delpérée F. Le fédéralisme en Europe. – Paris: PUF, 2006. – Р. 79. 
2. См.: Auby J.-B. et Dutheil de la Rochère J. Droit administratif européen. – Bruxelles: Bruylant, 2007. – P.1019-1027. 
3. Donnat F. Contentieux communautaire de l'annulation. – Paris, 2008. – P. 145-146.  
4. Perrot R. Institutions judiciaires. – Paris, 2007. – P.492. 
5. Rideau J. Droit institutionnel de l’Union et des Communautés Européennes. – Paris: 2006. – P. 843.  
6.  Договор  об  учреждении  Евразийского  экономического  сообщества  //  Бюллетень  международных  договоров 
Республики Казахстан. – Астана, 2004. – № 4. – С. 31. 
7. См.: Bergeres M. – C. Contentieux communautaires. – Paris, 1994. – P. 147. 
8. Конституция Республики Казахстан. – Астана: Елорда, 2008. – С. 41.  
 
*** 
Мақалада  заң  ғылымында  әлі  жете  зерттелмеген  Еуропалық  Одақтағы  ұлт  үстінен  жоғары  соттың  тағайындалуының 
өзекті мәселелері қарастырылады. Сонымен қатар, онда ЕурАзЭҚ пен Қазақстан Республикасының соты үшін маңызды мәні 
бар пікір-таласты мәселелерге де айтарлықтай көңіл бөлінген. 
 
*** 
The article under review considers actual points of nominating over national court in the European Union, which haven’t been 
properly  investigated  yet.  Considerate  attention  is  paid  to  discussional  questions,  which  are  of  great  importance  for  European 
Economic Council and for the Republic of Kazakhstan as well. 
 
 
Н.Т. Сопубекова 
 
НАСИЛЬСТВЕННЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ: РОЛЬ 
КРИМИНОЛОГИЧЕСКОГО МОНИТОРИНГА В СИСТЕМЕ ПРОФИЛАКТИКИ И 
ПРЕДУПРЕЖДЕНИЯ 
 
В  основе  предупреждения  преступности  несовершеннолетних  лежат  основополагающие 
принципы  предупреждения  преступности  в  целом.  Вместе  с  тем  в  предупреждении  преступлений, 
совершаемых  несовершеннолетними,  есть  особенности,  обусловленные  их  отличием  от  лиц  других 
возрастных категорий, а также спецификой совершаемых ими преступлений.  
Сегодня  система  предупреждения  преступности  несовершеннолетних  переживает  сложный 
период  организационного  реформирования.  Опасные  тенденции преступности  несовершеннолетних, 
проявившие себя в виде увеличивающейся криминализации подростковой среды и ее «омоложению», 
вовлечении  несовершеннолетних  в  совершение  новых  видов  преступлений  и  организованную 
преступность,  повышение  удельного  веса  насильственных  преступлений.  Так,  среди  общей 
преступности  несовершеннолетних  большое  внимание  требует  к  себе  насильственная  преступность 
несовершеннолетних и вопросы его предупреждения.  
Однако,  без  выявления  основных  признаков  насилия,  сопрягающее  преступление,  совершаемые 
несовершеннолетними, невозможно построить систему их предупреждения и профилактики. 
Так,  Стабровская  Е.А.  считает,    что  конструктивным  признаком  насильственных  преступлений 
является  совершение  насилия  над  потерпевшим,  понимаемое  как  беззаконное  применение  силы, 
принудительное,  совершаемое  против  воли  другого  лица,  воздействием  на  него  различной  формой, 
вызывающей  страх.  Насилие  (физическое  или  психологическое)–  действие  умышленное  и 
противозаконное, осуществляемое одним человеком против или помимо воли другого и ему во вред. 
Криминальное  насилие  несовершеннолетних  общественно  опасно  не  только  причинением 
непосредственного  вреда  физическому  или  психическому  здоровью  потерпевшего,  возможностью 
изменять их поведение, понуждать к поступкам, противоречащим личным убеждениям и установкам, 

ҚазҰУ хабаршысы. Заң сериясы. № 2 (50). 2009
 
234 
но и способностью полностью или частично, временно или навсегда затруднить у лиц, попавших под 
насильственную  агрессию  подростков,  дальнейшую  реализацию  социальных  отношений  и 
возможностей  [1].  Поэтому,  насильственную  преступность  несовершеннолетних,  можно  определить 
как  обладающую  высокой  степенью  общественной  опасности  форму  негативной  социальной 
патологии, проявляющуюся в запрещенных уголовных законом экстремальных поведенческих актах 
физического или психического насилия над другой личностью. В связи с этим предлагается выделить 
насильственную  преступность  несовершеннолетних,  в  качестве  самостоятельной  категории, 
рассматриваемой  совокупность  действий,  проявляющихся  причинением  несовершеннолетним(и) 
физического  вреда  или  угрозой  его  причинения  законным  интересам  личности,  предусмотренных 
уголовным  законом,  в  результате  которых  им(и)  целенаправленно  достигается  материальный, 
психологический или физиологический интерес (удовлетворение). 
Определяя  сущность  и  детерминанты  насильственной  преступности  несовершеннолетних 
необходимо  учитывать,  что  система  их  профилактики  и  предупреждения  должна  содержать 
социальный  контроль.  Для    достижения  данной  цели  необходимо  сформировать  общественную 
модель предупреждения преступности, основанную на законопослушном поведении. Данный процесс 
должен  затронуть  такие  сферы  как  общественное  сознание,  психология    и  идеология.  В  этом 
большую роль должна сыграть система криминологического мониторинга.  
«Криминологический  мониторинг  –  это  система  социально-статистического  наблюдения, 
позволяющая  устанавливать  показатели  преступности,  выявлять  ее  причины  и  условия,  прогнозировать 
их  развитие  в  будущем,  принимать  адекватные  государственные  и  общественные  меры  по 
предупреждению  преступности  и  устанавливать  их  эффективность.  Цель  криминологического 
мониторинга  –  установление  показателей  и  оценки  эффективности  деятельности  правоохранительных 
органов по ее предупреждению» [2]. 
Из  многообразия  видов  криминологического  мониторинга  мы  обратим внимание  на  мониторинг 
партнерства  –  превенции.  Его  задача  состоит  в  во  взаимодействии  правоохранительных  органов, 
иных  государственных  органов,  институтов  гражданского  общества  и  населения  в  предупреждении 
преступлений.  В  контексте  предупреждения  насильственных  преступлений  несовершеннолетних 
рассмотрим  приведенную  систему  партнерства-превенции.  Так,  превенция  (предупреждение) 
преступности — это “...все те меры, которые  осуществляются с конкретными намерениями свести к 
минимуму  диапазон  и  опасность  преступлений,  снижение  возможностей  для  совершения 
преступлений  или  воздействие  на  потенциальных  правонарушителей  и  население  в  целом”  [3]. 
Значит,  должны  быть  конкретные  меры  для  достижения  названных  целей.  В  чем  же  выражается 
конкретная  взаимосвязь различных государственных органов и институтов гражданского общества? 
Для  начало  мы  выделим  социальную  профилактику  (социальную  политику)  –  «организацию 
профилактики  преступности  несовершеннолетних  на  социальном  уровне,  который  требует 
формирования  социальной  политики,  ориентированной  на  создание  необходимых  условий»  [4]  для 
реализации следующих направлений деятельности институтов социального контроля. 
1.  Совершенствование  законодательства:  принятие  ряда  законодательных  актов  по  регулированию 
социального статуса несовершеннолетних граждан Кыргызской Республики; гуманизация уголовной 
ответственности несовершеннолетних; решения вопросов социальной адаптации несовершеннолетних, в 
том числе лиц с диавентным поведением на законодательном уровне. 
2. Усиление общественного контроля за деятельностью правоохранительных органов особенно в 
области  вынесения  и  исполнения  наказания  в  отношении  несовершеннолетних.  В  этом  огромную 
роль  сыграет  формирование  ювенальной  юстиции  в  Кыргызской  Республике  и  участие  в  данном 
процессе негосударственных органов. 
3. В области охраны здоровья населения такими направлениями должны стать: 
—  широкая  пропаганда  здорового  образа  жизни  в  средствах  массовой  информации, 
популяризация  знаний  о  вреде  алкоголя  и  наркотиков,  создание  консультационных  центров  при 
поликлиниках и школах; 
— создание условий для развития всех форм лечения алкоголизма и наркомании (коммерческих и 
некоммерческих). 
4. В сфере образования: 
—  включение  в  школьные  программы  курсов  по  обучению  навыкам  здоровой  и  безопасной 
жизни, самообороны, повышению социальной квалификации; 
—  предупреждение  насилия  и  издевательств  в  школе  (для  этого,  например,  во  Франции 
привлекают безработных выпускников школ, которые получают статус помощников-воспитателей, а 
целью их работы является  уменьшение  драк и насилия в школе, обеспечение безопасности дороги в 
школу и из школы, помощь учителям в проведении внеклассной работы) [5]; 
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   54


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет