Казахский национальный



жүктеу 2.7 Mb.
Pdf просмотр
бет6/54
Дата22.12.2016
өлшемі2.7 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   54

 
 
27
Р. Арон. Демократия, согласно Арону, – это “общество масс” в двояком смысле: во-первых, в смысле 
уже  отмеченной  нами  деструктуриализации  общества,  разложении  устойчивых  групп,  сословий,  с 
перспективой влияния их на аморфную массу людей без прошлого, без традиций, без определенной 
системы  ценностей;  но  также  и  в  смысле  того,  что  здесь  низшие  и  самые  многочисленные  слои  – 
трудящиеся  массы  выходят  на  арену  истории.  Арон  утверждает:  поскольку  демократия  означает 
политическое  равенство,  то  всякая  демократическая  политика  –  это  политика  большинства,  т.е. 
политика, имеющая своей базой требования масс. В массах же естественная тенденция современного 
общества  –  к  массификации,  деструктурилизации  –  существует  в  качестве  социально-политического 
требования:  требования  фактического,  материального  равенства.  Арон  вовсе  снимает  вопрос  о  типе 
власти,  о  том,  какой  класс  осуществляет  власть.  В  обществе,  не  знающем  сословий,  т.е. 
массифицированном,  любая  власть  есть  власть  масс.  Классы  для  Арона  как  бы  не  являются 
реальностью,  он  пытается  внушить  читателю  альтернативу:  сословное  (т.е.  феодальное)  общество  или 
общество масс, общество равенства. И потому главным вопросом для него является не тип власти, а 
форма правления.  
Новый  ренессанс  либерализма  –  “демократии  свободы”  –  наметился  с  60-х  годов.  На  Западе  он 
был связан с феноменом так называемого “постэкономического человека”. Материально необеспеченные 
и  малообразованные  массы  отличались  экономикоцентричной  системой  приоритетов  –  в  этом 
отношении  они  более  всего  соответствовали  экономическому  человеку  Маркса,  который  “должен 
есть, пить, иметь жилище и одеваться, прежде чем быть в состоянии заниматься политикой, наукою, 
искусством, религией и т.д.”[4]. Однако по мере становления потребительского общества на Западе, с 
одной стороны, развития массового  образования и досуга с другой, “экономического человека” стал 
сменять  постэкономический,  для  которого  ценности  самоутверждения  и  самореализации  во  всех 
сферах  жизни  –  профессиональной,  социокультурной,  политической,  занимают  совершенно  особое 
место.  История  Запада,  таким  образом,  являет  нам  циклически  прерывный  характер  демократического 
процесса.  Во-первых,  демократия  возникает  практически  на  каждой  формационной  стадии  –  в  своей 
специфической форме. Во-вторых, она зачастую оказывается не высшей фазой, как полагалось бы по 
критериям  линейно-поступательного  процесса,  а  низшей  фазой  каждой  формации.  “Золотой”  век 
демократии  сменяется  “железным”  веком  диктатуры  –  абсолютизма,  империализма,  тоталитаризма, 
часто  оказывающимися  завершающей  стадией  соответствующей  формации.  Новая  формация 
знаменуется 
появлением 
новых 
форм 
демократии, 
а 
также 
расширением 
масштабов 
демократического  процесса.  Вместо  линейной  перспективы,  ожидаемой  сторонниками  дихотомии 
“традиционное общество – современное”, мы наблюдаем драматическую цикличность.  
Новым и интересным представляется концепция национального государства на путях соединения 
теории  государства  и  этиологии,  преодолевая  в  данном  смысле  унаследованную  от  марксизма 
недооценку  чисто  этнических  факторов  объяснения  происхождения  государственности.  Если  на 
Западе актуален вопрос об индивидуальных правах и свободах, то в большинстве восточных стран на 
первом месте стоят групповые права и интересы. Поэтому вполне объяснимо, что западные образцы 
государственности по-настоящему, так сказать, в первозданном евроцентристском варианте не могут 
институционализироваться 
в 
странах, 
где 
господствуют 
так 
называемые 
органические 
социокультурные,  политико-культурные,  религиозные  и  т.д.  традиции и  формы  ментальности.  Ведь 
Россия  и  страны  СНГ  по  многим  параметрам  относятся  к  такому  типу  стран  и  обществ. 
Парадоксальность  ситуации  состоит  в  том,  что  успех  рыночных  реформ  в  качестве  необходимого 
условия предполагает учет подключения традиций, которые носят если не антикапиталистический, то 
некапиталистический  характер.  Эти  традиции  можно  объединить  известным  тезисом,  что  “русские 
всегда искали не только правду-истину, но и правду-справедливость”. 
Существуют  три  концепции  права:  нормативная,  нравственная,  социологическая.  Нормативное 
понимание права основано на представлении, что право – это нормы, изложенные в законах и других 
нормативных  актах.  На  этом  подходе  основаны:  догма  права,  приемы  толкования  и  применения 
правовых  норм,  правил  решения  юридических  споров.  Правовое  государство  предполагает 
верховенство закона. Естественно-правовая (нравственная) концепция основывается на рассмотрении 
права  как  формы  общественного  сознания.  Поэтому  право  –  не  тексты  законов,  а  содержащаяся  в 
общественном  сознании  система  понятий  об  общеобязательных  нормах,  правах,  обязанностях, 
запретах,  условиях  их  возникновения  и  реализации, порядке  и  формах  защиты.  Право  содержится  в 
общественном  сознании  и  является  одной  из  его  форм,  выраженной  в  нормативных,  оценочных 
понятиях  системой  представлений  о  правах  и  обязанностях,  о  правомерном  и  неправомерном,  о 
дозволенном и запрещенном, о санкциях и привилегиях.  
Согласно  социологической  концепции,  помимо  горизонтальных  слоев  (научный,  официальный, 
профессиональный,  обыденный,  массовый)  общественного  правосознания,  в  каждом  из  которых 

ҚазҰУ хабаршысы. Заң сериясы. № 2 (50). 2009
 
28 
содержится  свое  представление  о  праве,  оно  имеет  и  вертикальные  срезы  по  классам  и  другим 
социальным группам, придерживающимся порой противоположных представлений о правомерном и 
неправомерном.  Может  ли  разнообразное  и  нередко  противоречивое  по  содержанию  правосознание 
считаться правом, применением единого масштаба? Однако коль скоро правопорядок все же является 
фактом, значит существует и право, но не в виде слов закона и не только лишь как правовые знания и 
представления, а как порядок  общественных отношений в действиях и поведении людей. Право как 
система  общественных  отношений  –  определенно,  конкретно,  стабильно,  защищено  со  стороны 
государства.  Это  и  составляет  его  сущность.  Каждая  из  указанных  концепций  выражает  реальную 
сторону  права  и  служит  для  его  осуществления.  В  динамике  правовой  системы  у  трех  концепций 
права  разные  адресаты.  Цель  законодателя  –  обеспечить  перевод  категорий  нравственного  права  в 
нормативное. Правоприменитель от правовых норм переходит к правоотношениям. Задача политика 
–  обеспечить  перевод  социальных  потребностей  в  категории  правосознания,  все  три  отмеченные 
разновидности  концепций  отражают  угол  зрения  на  право  его  различных  адресатов  внутри  одного 
правопорядка.  
Нормативная  теория  является  апологией  “железного”  порядка  в  обществе,  основанного  на 
строгом  следовании  закону.  “В  периоды  становления  централизации,  преодоления  раздробленности 
такая  теория  может  сыграть  и  реально  играет  прогрессивную  роль.  Но,  исходя  из  легитимности 
государственной  власти  как  таковой,  эта  теория  не  учитывает  содержания  деятельности  власти. 
Верен и хорош любой закон независимо  от  его  содержания. Практически исключается плюрализм в 
обществе,  сводится  на  нет  разделение  властей,  поскольку  эти  институты  расшатывают  железное 
подчинение  власти.  В  самой  нормативной  модели  и  модели  общества,  которую  она,  эта  теория, 
опосредует, заключена потенциальная возможность тоталитаризма. История свидетельствует, что эта 
возможность  не  раз  претворялась  в  действительность”[4,    С.  23-24].  Для  социологической  теории 
правом является то, что фактически складывается в жизни. Качество права, его внутреннее содержание не 
имеют  решающего  значения.  “Эта  теория  хорошо  согласуется  с  ослаблением  директивной  роли 
государства,  с  ограничением  вмешательства  государства  в  экономику,  с  децентрализацией 
управления.  Она  также  хорошо  согласуется  с  плюрализмом  в  обществе,  с  разделением  властей, 
обосновывает  высокую  роль  суда.  В  ней  заложен  очевидный  демократический,  антитоталитарный 
импульс. Вместе  о тем  если не найти разумных пределов плюрализма и децентрализации, общество 
может  быть  дезорганизовано.  Социологическая  теория  и  соответствующая  ей  модель  общества 
подразумевают  сравнительно  высокий  уровень  политической  и  правовой  культуры.  Наиболее  яркое 
проявление этой теории – система общего права в США и Англии”[5,  С. 112]. 
Идеологическая  концепция  права  по  практическим  ситуациям  и  практическим  последствиям 
близка  социологической.  Она  несет  в  практике  правоприменения.  “Можно  спорить  о  том,  что  есть 
право, – пишет он, – какую реальность оно отражает, можно по-разному осмысливать происхождение 
права, расходиться во мнении о сущности и назначении права и т.д. и т.п., но если вопрос ставится в 
практическую  плоскость,  то  следует  искать  единую  точку  отсчета,  единый  взгляд,  одну  позицию... 
Право  утратило  бы  свою  ценность,  перестало  бы  выполнять  свою  роль  по  стабилизации  и 
упорядочению  общественных  связей,  если  бы  понималось  всеми  по-разному.  Определенность  в 
понимании права – исходное начало определенности и порядка в общественных отношениях”.  
Подведем  итог.  Задаваясь  вопросом,  почему  сегодня  в  наличии  столь  различные  подходы  к 
пониманию  права,  главную  причину  усматривают  в  том,  что  старое  понимание  права  перестало 
“работать”. “Теневые отношения” породили “теневое право”. То, что считалось правом официально, 
оставалось  без  должного  использования  и  применения.  Разразился  кризис  законности,  когда 
общество  (и  внизу,  и  на  верхних  его  ступенях)  начало  тяготиться  собственными  законами,  когда 
последние  стали  невыносимыми  как  для  обездоленных,  так  и  для  власть  имущих.  Рассогласование 
между  жизнью  и  правом  не  могло  остаться  незамеченным.  Поиск  подходов  к  новому  пониманию 
права  следует  расценивать  и  как  бессилие  теоретиков  изменить  что-либо  в  существующей 
действительности,  и  как  стремление  легализовать  (оправдать)  отношения,  складывающиеся  помимо 
(или вопреки) официальных форм и структур.  
Новый  импульс  поиску  того,  что  есть  (что  представляет  собой)  право,  дает  ориентация  на 
построение  правового  государства.  Доктрина  правового  государства  и  теория  “господства  права” 
изначально  ориентировались  на  установление  соответствия  между  законом  и  правом,  подчиненное 
положение  актов  государственной  власти.  В  ракурсе  формирования  правового  государства 
становится  очевидным  значение  рассматриваемого  вопроса  для  правоохранительной  деятельности. 
Что  охранять,  чему  подчиняться  и  что,  конечно,  это  государство,  которое  выражает  интересы 
общества,  служит  им  ориентируясь  на  такие  ценности,  как  справедливость,  свобода,  гуманность). 
Нормативное  понимание  права  хорошо  служит  в  те  исторические  периоды,  которые  отличаются 

Вестник КазНУ. Серия юридическая. № 2(50). 2009                                                                                       
 
 
29
стабильностью.  Оно  не  вызывает  нареканий  с  точки  зрения  практики,  если  законодательство 
обновилось,  и  при  этом  соблюдены  все  демократические  процедуры,  если  в  нормах  отразились 
передовые  настроения  широких  масс.  Отрицательное  в  нормативном  подходе  проявляется  в 
игнорировании  содержательной  стороны  права:  положения  и  степени  свободы  адресатов  правовых 
норм,  субъективных  прав  личности,  моральности  юридических  норм,  соответствия  их  объективным 
потребностям общественного развития. Сам по себе нормативный подход к праву неплох. Уязвимым 
его  делает,  как  это  ни  парадоксально,  государство.  В  силу  разных  причин  в  определенных 
обстоятельствах  оно  удовлетворяется  устаревшими  нормами  или,  хуже  того,  издает  акты,  идущие 
вразрез с жизнью.  
Отмечая  достоинства “социологического”  подхода  к  праву  как  средства  обеспечения  динамизма 
общественной  жизни  необходимо  сказать,  что  этот  подход  очень  хорош  для  исследователя  и 
законодателя.  Для  правореализующей  практики,  для  правоприменителей  он  менее  предпочтителен, 
поскольку  он,  скорее,  дестабилизирует  правовой  порядок,  а  не  укрепляет  его.  Он  вносит 
неопределенность и сумятицу в отношения субъектов правового общения.  
 
 
1.  Ильин А. Путь к очевидности.  – М., 1993. 
2.  Ильин В. В. Философия власти. – М., 1993. – С.239. 
3.  Четвернин В. А. Размышления по поводу теоретических представлений о государстве //Государство и право. – М., 
1992. - №5. – С. 9. 
4.  Маркс К., Энгельс Ф. Соч. –Т.19. – С.350-351. 
5.  Лазарев В. Теория государства и права. – М., 1992. – С.112. 
 
*** 
Автор  кеңестiк  кезең  тұсындағы  құқықты  тұжырымдауға  қатысты  өзектi  мәселенi  көтередi.  Құқықтық  мемлекеттi 
қалыптастыру барысында қарастырылған мәселенiң құқық қорғау әрекетi үшiн маңызды екенi сипатталады. 
 
*** 
Author  takes up actual  theme, relating to conceptualization  of law in post-soviet period.  In the process of  formation of  law  
constitutional state, it  becomes  apparent a  meaning of   the question at hand for  law protection activity.  
 
 
К. Е. Мамаев 
 
ПРАВОВЫЕ АКТЫ ПРОКУРАТУРЫ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ПРАВОВОЙ КУЛЬТУРЫ 
ОРГАНОВ ПРОКУРАТУРЫ 
  
В системе государственной власти особое место занимает прокуратура. Она осуществляет надзор 
за  реализацией  конституционной  идеи  демократического,  правового  и  социального  государства, 
нашедшей  свое  развитие  в  текущем  законодательстве,  за  действиями  государственных  органов, 
которые  должны  создавать  необходимые  условия  для  обеспечения  конституционных  прав  и  свобод 
личности,  законных  интересов    государства  и  юридических  лиц.  Это  есть  приоритетная  задача, 
указанная Президентом Республики Н. Назарбаев в своем Послании народу Казахстана «Казахстан – 
2030. Процветание, безопасность и улучшение благосостояния всех казахстанцев» [1, с. 75-82]. 
П.2  ст.  4  Конституции  РК  закрепляет  ее  высшую  юридическую  силу  и  прямое  действие  на 
территории  Республики.  Поэтому  любые  нормативные  правовые  акты,  решения  и  действия 
государственных  органов  и  должностных  лиц,  противоречащие  ей,  могут  быть  опротестованы 
прокурором  в  установленном  законом  порядке.  Прокурор  вправе  принести  протест  на  законы, 
принятые  Парламентом,  постановления  Правительства,  решения  судов  и  других  государственных 
органов.  Таким  образом,  высший  надзор  прокуратуры  распространяется  на  все  ветви  власти  и 
органы, не вписывающиеся в их структуру. 
Прокуратура  осуществляет  надзор  за  соблюдением  законности  в  стране,  невзирая  на  статус 
государственных  органов  и  должностных  лиц.  Ст.  83  Конституции  РК  прямо  закрепляет: 
«Прокуратура  от  имени  государства  осуществляет  высший  надзор  за  точным  и  единообразным 
применением  законов,  указов  Президента  Республики  Казахстан  и  иных  нормативных  правовых 
актов  на  территории  Республики,  за  законностью  оперативно-розыскной  деятельности,  дознания  и 
следствия,  административного  и  исполнительного  производства,  принимает  меры  по  выявлению  и 
устранению любых нарушений законности, а также опротестовывает законы и другие правовые акты, 
противоречащие  Конституции  и  законам  Республики.  Прокуратура  представляет  интересы 

ҚазҰУ хабаршысы. Заң сериясы. № 2 (50). 2009
 
30 
государства в суде, а также в  случаях, порядке и в пределах, установленных законом,  осуществляет 
уголовное преследование» [2]. 
Это  же  положение  закреплено  в  Законе  «О  прокуратуре  Республики  Казахстан»  от  21  декабря 
1995  года.  На  наш  взгляд,  показателем  правовой  культуры  органов  прокуратуры  является  качество 
правовых актов.  
Правовые  акты  прокуратуры  есть  выражение  воли  государства,  преломляемые  через  особые 
надзорные органы – прокуратуру посредством общеобязательных юридических актов. 
Деятельность органов прокуратуры осуществляется в следующих  формах: 
1) издание нормативных правовых актов;  
2) издание правоприменительных актов; 
3)  осуществление  юридически  значимых  действий,  вытекающих  из  целей  и  задач  органов 
прокуратуры. 
4) проведение организационных мероприятий; 
5) осуществление материально-технических операций. 
Издание  нормативных  правовых  актов  прокуратурой  является  особой  формой  деятельности, 
которая  предусматривает  установление  определенных  общих  правил,  регулирующих  вопросы 
организации  и  деятельности  прокуратуры.  Основной  формой  деятельности  прокуратуры  является 
принятие актов прокурорского надзора в конкретных ситуациях. В результате издания индивидуальных 
ненормативных  актов  прокуратуры  устанавливаются,  изменяются  или  прекращаются  конкретные 
правоотношения.  Согласно  положениям  теории  права  они  отличаются  от  нормативных  тем,  что 
обращены  к  конкретным  субъектам  управленческих  отношений  и  их  действие  прекращается  после 
осуществления установленных в них прав и обязанностей, т. е. после одноактного их применения.   
Отметим  обязательные  юридические  требования,  которым  должны  отвечать  правовые    акты 
прокуратуры:  
1)  правовые  акты  принимаются  на  основе  Конституции  Республики  Казахстан  и  должны 
соответствовать ей; 
2)  органы  прокуратуры,  в  отличие  от  остальных  органов  исполнительной  власти,  которые 
принимают акты только по вопросам, отнесенным к их компетенции, и в пределах своих полномочий, 
могут  принимать  правовые  акты  по  выявлению  и  устранению  любых  нарушений  законности, 
опротестовывает  законы  и  другие  правовые  акты,  противоречащие  Конституции  и  законам 
республики; 
3)  правовые  акты  прокуратуры  принимаются  в  соответствие  с  определенной  целью  –  выявить  и 
устранить  любые  нарушения  законности,  опротестовать    законы  и  другие  правовые  акты, 
противоречащие Конституции и законам республики; 
4)  правовые  акты  должны  приниматься  в  установленном  порядке  и  форме,  т.е.  в  соответствие  с 
принципом законности.  Правовые акты прокуратуры обязательны к исполнению всеми субъектами, 
проживающими на территории РК.  
Правовые  акты  прокуратуры  должны  отвечать  определенным  организационно-техническим 
требованиям, а именно: ставить перед исполнителями задачи, сформулированные не в общих фразах, 
а  конкретно.  Это  передача  адресату  возможных  установок,  которые  касаются  способа  выполнения 
задачи,  создание  исполнителям  мотивационных  ситуаций,  а  также  условий  для  выполнения  задачи. 
Правовые акты должны быть изданы в формах, предусмотренных действующим законодательством, 
в  частности  Уголовно-процессуальным  Кодексом  РК.  Они  должны  содержать  указания  на 
исполнителей  (адресатов)  и  авторов  акта  (адресантов),  дату  принятия  акта  и  сроки  его  выполнения, 
соответствующие  подписи,  штампы,  печати.  Отметим  требования  юридической  техники  принятия 
правовых актов прокуратуры. Требования конституционного и лингвистического характера состоят в 
том,  что  акты  должны  быть  изложены  на  государственном  и  официальном  языке,  грамотно,  четко, 
конкретно, ясно, понятно для исполнителей.  
Система правовых актов предусмотрена в ст. 18 Закона РК «О прокуратуре» и включает: 1) акты 
прокурорского  надзора:  протест,  постановление,  предписание,  заявление,  санкцию,  указание, 
представление,  разъяснение  закона;  2)  акты,  регулирующие  вопросы  организации  и  деятельности 
прокуратуры:  приказы,  указания,  распоряжения,  положения,  инструкции  (последние  утверждаются 
приказами соответствующих прокуроров).  
Все  акты  прокурорского  реагирования  составляются  в  соответствии  с  определенными  требова-
ниями. В протесте, представлении, предписании или постановлении прокурора обязательно указывается, 
кем и какое положение закона нарушено, в чем состоит нарушение и что и в какой срок должностное 
лицо или орган должны предпринять к его устранению. 
В документах прокурорского реагирования надлежит указывать: 

Вестник КазНУ. Серия юридическая. № 2(50). 2009                                                                                       
 
 
31
а) кем допущено нарушение закона;  
б) какое его положение нарушено;  
в) в чем состоит нарушение;  
г) что следует предпринять для его устранения; 
д) в какой срок нарушение должно быть устранено. 
Документ прокурорского реагирования включает в себя: 
1) вводную  часть — фамилию, инициалы и должность лица или наименование органа, которому 
адресуется  документ,  название  документа,  дату  и  место  его  вынесения,  а  применительно  к 
постановлению — должность, классный чин, фамилию, инициалы прокурора или его заместителя;  
2) описательно-мотивировочную часть — источник информации о нарушении закона, кем и какое 
его  положение  нарушено,  в  чем  состоит  нарушение,  ссылка  на  норму,  которой  руководствуется 
прокурор;  
      3)  заключительную  (резолютивную)  часть  —  указание  на  то,  что  необходимо  предпринять  для 
устранения  нарушения  закона,  причин  нарушения  и  способствующих  ему  условий  (в  протесте, 
предписании,  представлении),  в  отношении  кого  возбуждается  дисциплинарное  производство  или 
производство  об  административном  правонарушении,  какому  должностному  лицу  или  органу 
документ направляется для рассмотрения или кому поручается расследование уголовного дела.  
В документе указывается также, что он подлежит обязательному рассмотрению в установленный 
законом срок и о результатах должно быть сообщено прокурору, разъясняется право на обжалование 
(в  предписании).  Документ  должен  быть  подписан  прокурором  (его  заместителем)  с  указанием 
должности, классного чина, фамилии и инициалов. 
К  документу  могут  быть  приложены  материалы,  подтверждающие  изложенные  в  нем  выводы  и 
требования. Кроме общих, к документам прокурорского реагирования предъявляются и специальные 
требования. Копии документов прокурорского реагирования безотлагательно высылаются вышестоящим 
прокурорам.  Это  позволяет  своевременно  направлять  подчиненным  прокурорам  замечания  по 
документам или отказывать их.  
Поводом  к  отзыву  могут  быть,  во-первых,  необоснованное  принесение  протестов,  внесение 
предписаний  и  представлений,  вынесение  постановлений  и,  во-вторых,  несоблюдение  требований 
изложенных выше. В первом случае отзываются как рассмотренные, так и нерассмотренные документы, 
во  втором  только  нерассмотренные.  Предписание  можно  также  отозвать  в  связи  с  рассмотрением 
поданной  на  него  жалобы.  При  отзыве  рассмотренного  документа  устраняются  последствия 
нарушения  закона,  допущенного  в  связи  с  выполнением  необоснованных  требований  прокурора 
(признается  утратившим  силу  приказ  об  отмене  опротестованного  прокурором  акта,  отменяется 
наложенное дисциплинарное взыскание и т.д.) [3, с. 34]. 
Указание вышестоящего прокурора об отзыве документа реагирования исполняется безотлагательно. 
Документ,  внесенный  заместителем  прокурора,  может  быть  отозван  прокурором.  Убедившись  в 
необоснованности  внесения  документа  реагирования  или  несоблюдении  предъявляемых  к  нему 
требований, прокурор должен отозвать его по собственной инициативе. 
Правильное  изложение  юридических  предписаний,  их  компактность,  внешне  упорядоченная 
форма  закона,  простой  и  доступный  юридический  язык  –  это  условия,  которые  также  имеют 
немаловажное значение для подготовки правовых актов прокуратуры. В юридической литературе это 
именуется законодательной техникой.  
К сожалению, в юридической литературе вопросам законодательной техники большого внимания 
не  уделяется,  за  исключением  небольшого  числа  монографий  и  проблемных  статей.  В  связи  с  этим 
известный  российский  ученый  академик  РАН  Д.А.  Керимов  отмечает,  что  специалисты  в  области 
права  явно  недостаточно  внимания  уделяют  законодательной  технике.  Более  того,  в  юридических 
вузах страны (России) дисциплина «законодательная техника» не преподается вовсе [4, с.1]. Такая же 
ситуация и в нашей стране. 
И далее, с горечью продолжает Д.А. Керимов, «не этим ли объясняется то печальное обстоятельство, 
что  наше  законодательство  страдает  множеством  недостатков  технического  порядка,  особенно  тех 
законов  и  иных  правовых  актов,  которые  приняты  в  последнее  десятилетие.    И  вполне  оправдано 
предположение о том, что это обстоятельство (в числе иных) стало одной из причин несовершенства 
действующего  законодательства,  сложившегося  в  массовом  сознании  впечатления  о  необязательности 
исполнения закона, о возможности безнаказанного его нарушения, о допустимости «борьбы законов» 
и использовании «телефонного права» [4, с.1-2]. 
Считаем верным  утверждение  указанного автора о  том, что  создание  содержательного, правильного 
оформленного и эффективно работающего закона равнозначно иному открытию в науке [4, с.2]. 
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   54


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет