Книга публикуется под лицензией Creative Commons cc-by-nd печатается по решению ученого совета



жүктеу 3.41 Mb.
Pdf просмотр
бет1/28
Дата02.02.2017
өлшемі3.41 Mb.
түріКнига
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Российская академия наук
Институт русского языка им. В. В. Виноградова
Языки славянской культуры
Москва
2014
Современный русский язык 
в интернете

© Коллектив авторов, 2014
© Надя Плунгян, обложка, 2014
© Языки славянской культуры, 2014
© Фонд содействия развитию интернета
  «Фонд поддержки интернет», 2014
УДК 811.161.1'276 
ББК 81.2Рус
 
С 56
Издание осуществлено при финансовой поддержке
Фонда содействия развитию интернета «Фонд поддержки интернет»
Книга публикуется под лицензией Creative Commons — CC-BY-ND
Печатается по решению ученого совета
Института русского языка РАН им. акад. В. В. Виноградова
Рецензенты:
к. ф. н. И. Б. Левонтина, д. ф. н. Е. В. Маркасова, д. ф. н. Е. В. Ягунова
С 56  Современный русский язык в интернете / ред. Я. Э. Ахапкина,
Е. В. Рахилина. — М.: Языки славянской культуры, 2014. — 328 с.
ISBN 978-5-9551-0722-6
Исследуя современную языковую ситуацию, необходимо учитывать рече-
вую  практику  носителей  языка,  связанную  с  коммуникацией  в  интернет-
пространстве. В этой книге собраны статьи специалистов, анализирующих  
интернет-тексты как новый языковой ресурс. Рассматриваются особенно-
сти структуры текста, лексика и синтаксис поискового запроса, коммуни-
кативная направленность интернет-высказывания и влияние этого нового 
речевого пласта на современный русский язык. Одновременно анализиру-
ются изменения, которые касаются самого русского языка: возникающие 
грамматические  формы,  сдвиги  в  глагольном  управлении,  лексические 
неологизмы. Для них интернет выступает «камерой», быстро и точно от-
ражающей мельчайшие новации. Книга адресована всем интересующимся 
русским языком, в том числе и профессионалам: преподавателям и лингви-
стам — грамматистам и лексикографам. Она будет полезна и разработчи-
кам контента интернет-сайтов или редакторам порталов для профилактики 
нарушений цельности, связности, завершенности текста, и пользователям 
для решения задач по оптимизации поисковых запросов.
ББК 81.2Рус
ISBN 978-5-9551-0722-6

Содержание
Предисловие редакторов
   .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .    
7
Языковые механизмы интернет-коммуникации
Ю. Е. Галямина
Лингвистический анализ хештегов Твиттера
    .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .
13
Ю. М. Кувшинская
Аббревиация в речи интернет-форумов
    .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .
23
М. В. Худякова
Как озвучить мнимый текст?
Литуратив и средства его выражения при чтении
.     .     .     .     .     .     .     .     .     .
39
Риторика интернета
Е. А. Выналек (Слободян)
О природе интернет-мема
    .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .
51
А. С. Бердичевский
Ты что-то печатала, я тебя перебил:
игра со структурой диалога
в квазисинхронной электронной коммуникации
    .     .     .     .     .     .     .     .     .     .
61
А. Д. Плисецкая
О языковых и риторических
стратегиях выражения оценки
у пользователей социальной сети Фейсбук
    .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .
83
А. В. Занадворова
Саморегуляция в нерегламентируемых сферах
интернет-общения: речевой этикет в Живом журнале
   .     .     .     .     .     .     .
93

4 
Содержание
Б. Л. Иомдин
Загугли в Дале. Словари в интернет-дискуссиях
    .     .     .     .     .     .     .     .     .  
114
Е. Н. Пенская
Экспертный «зуд» / экспертный «зуб».
Эпизоды становления языковых мифологем
на материале сетевых источников (Опыт реконструкции)
.     .     .     .  
133
Языковые изменения в зеркале интернета
А. Б. Летучий
Особенности аргументной структуры русских глаголов
в «компьютерных» контекстах
    .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .  
153
Т. И. Резникова
Слог у автора неплох, реально доставляет:
о нестандартных семантических переходах
в глагольной лексике (по данным интернета)
   .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .  
169
Я. Э. Ахапкина
О грамматике устно-письменного высказывания
   .     .     .     .     .     .     .     .     .  
181
И. Б. Иткин, С. И. Переверзева
Конструкции типа сидеть ногу на ногу:
аграмматизм или формирующаяся норма?
.     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .  
195
Н. А. Зевахина, С. А. Оскольская
Какая-никакая, а Всемирная паутина:
конструкции с «редуплицированными»
уступительными местоимениями в русском языке
   .     .     .     .     .     .     .     .     .  
202
Е. Н. Геккина
Тыканье, выканье и прописные буквы
в метаязыковом диалоге
    .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .  
222
Н. Н. Буйлова, О. Н. Ляшевская
Так говорят анимешники
.     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .  
229
О. И. Северская
Кто требуется: рисепшионистка или рецепционистка?
(О вариативности написания
одного из заимствований последних лет)
    .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .  
250

Содержание 
5
В. Д. Магомедова, Н. А. Слюсарь
Расшатывание исторических чередований согласных
на примере ненормативных форм компаратива
   .     .     .     .     .     .     .     .     .     .  
263
Б. В. Орехов
Суперминимум и нанодержава:
префиксоиды в языке интернета
    .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .  
281
П. А. Таратынов
Производные с суффиксом -ёж
и их морфонологические особенности
в текстах русского интернета
    .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .  
291
Лингвистика интернета
А. А. Бонч-Осмоловская
Кормить свинью online бесплатно:
язык запросов как лингвистический объект
   .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .  
297
Б. В. Орехов, К. Ю. Решетников
К оценке Википедии как лингвистического источника:
сравнительное исследование
    .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .  
310
Авторы сборника
    .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .     .  
323

Предисловие редакторов 
Современный русский язык меняется, и меняется стремительно, на наших 
глазах.  Это  обсуждают  не  только  лингвисты,  но  и  сами  говорящие,  но-
сители  языка.  Наиболее  заметны  изменения  в лексике:  наплыв  заимство-
ваний  и других  неологизмов,  сдвиги  значения  у старых  привычных  слов 
сразу  привлекают  внимание.  Но меняется  и русская  грамматика — а си-
стемные грамматические инновации наблюдать уже не так просто. Одним 
из инструментов фиксации этих новшеств может стать для нас интернет.
Российский  интернет  обнажает  актуальные  тенденции  развития 
русского языка. Если для изучения истории бытовой и специальной речи 
в прошлые столетия требовался длительный анализ сохранившихся раз-
розненных памятников письменности, то теперь речь представителей са-
мых  разных  профессий  из  всех  регионов  страны  широко  доступна  для 
исследования. Изменения в произношении сочетаний звуков и слогов, но-
вации в образовании слов разных частей речи, особенности сочетаемости 
членов предложения, новые закономерности построения целостного тек-
ста отражаются в речи авторов блогов и участников форумов, организа-
торов крупных официальных порталов и хозяев частных домашних стра-
ниц. Чтобы понять, какие из этих изменений органичны и естественны 
для языка, а какие навязаны ему особенностями интернет-коммуникации 
или  стали  результатом  ненамеренного  искажения,  нужны  специальные 
и обширные лингвистические исследования.
Наш сборник — вклад в решение этой задачи. Работы роднит мате-
риал: все они сосредоточены на анализе явлений, отраженных русским 
сегментом  «мировой  паутины»,  однако  сами  явления,  которые  попали 
в  поле  зрения  авторов,  очень  разные,  классифицировать  их  непросто. 
С некоторой долей условности мы разделили все принятые к печати ста-
тьи на четыре раздела.
В первый раздел («Языковые механизмы интернет-коммуникации») по-
пали те работы, в которых специфические (литуратив, хэштеги) или особенно 
характерные (аббревиация) интернет-приемы описываются как специфиче-
ское проявление более общих принципов построения естественно-языковых 
текстов. Особые приемы нужны интернету для того, чтобы компенсировать 
недостатки своего формата: это ресурс и не устный, и не письменный, при-
чем одновременно информационный и фатический, эмоциональный. В есте-
ственном языке эти регистры хорошо разведены и не смешиваются, а в ин-

8 
Предисловие редакторов 
тернете  они  трудноразличимы,  и  пользователю  приходится  приспосабли-
ваться, чтобы «разговаривать» в сети.
Об  этом  второй  раздел  нашего  сборника: «Риторика  интернета». 
Он тоже интересен с лингвистической точки зрения, ведь реальная и вир-
туальная речевая среда взаимопроницаемы. Многие явления, зарождаю-
щиеся в интернете, проникают за его пределы в повседневную и профес-
сиональную речь. Интернет-юмор, интернет-мемы и речевая игра, этика 
интернет-коммуникации,  функционирование  вброшенных  через  сайты 
и  порталы  речевых  формул — это  предмет,  о  котором  немало  писали, 
но эту тематику трудно обойти, если говорить об интернете.
Третий раздел («Языковые изменения в зеркале интернета») цели-
ком  посвящен  собственно  русскому  языку.  В  центре  внимания  авторов 
находятся конкретные языковые явления, обнаружить которые оказалось 
легче в текстах электронной коммуникации, чем долгосрочными наблю-
дениями и экспериментами. Предметом обсуждения авторов книги стали 
новые живые процессы в области управления (А. Б. Летучий), в том числе 
и связанные с тенденцией к грамматикализации (Т. И. Резникова), грамма-
тическая вариативность (И. Б. Иткин, С. И. Переверзева, Я. Э. Ахапкина), 
обогащение  лексической  системы  (О.  И.  Северская),  появление  новых 
словообразовательных  тенденций  (Б.  В.  Орехов,  П.  А.  Таратынов),  лек-
сикализация деривационной модели (Н. А. Зевахина, С. А. Оскольская), 
орфография  и  ее  нормы  (Е.  Н.  Геккина),  стратегии  адаптации  иноязыч-
ных слов при заимствовании в русский (Н. Н. Буйлова, О. Н. Ляшевская) 
и  даже  морфонологические  процессы,  отраженные  в  электронных  тек-
стах (В. А. Магомедова, Н. А. Слюсарь).
Наконец,  четвертый  раздел  мы  назвали  «Лингвистика  интерне-
та»: он посвящен тому, в каких пределах интернет-контент остается ча-
стью естественного (русского) языка и когда перестает им быть. Эта гра-
ница, как оказывается, поддается определению с помощью лингвисти-
ческого инструментария, а именно — статистики. В статье А. А. Бонч-
Осмоловской описываются интернет-запросы как особый тип языкового 
взаимодействия, со своим синтаксисом, морфологией и другими свой-
ствами, совершенно не похожими на обычный русский язык. В статье 
Б. В. Орехова и К. Ю. Решетникова показано, что статистика позволяет 
со всей определенностью разграничить «человеческие», т. е. естествен-
но-языковые  интернет-тексты  на  русском  языке  и  интернет-тексты,
имитирующие их.
В примерах, в соответствии с лингвистической практикой, по воз-
можности сохраняется графика, орфография и пунктуация оригинала.
Несколько слов о наших авторах. В основном это сотрудники Инсти-
тута русского языка им. В. В. Виноградова и Научно-исследовательского 
университета «Высшая школа экономики». Кроме того, среди авторов есть 

Предисловие редакторов  
9
сотрудники Санкт-Петербургского и Уфимского университетов, а также 
Московского  государственного  университета  им.  М.  В.  Ломоносова 
и университета г. Тромсе (Норвегия).
Большинство из них так или иначе причастно к школе корпусных 
исследований  русского  языка,  так  что  для  них  интернет — это  про-
сто очень большой корпус иногда чуть-чуть особенного и обращенного 
в будущее  русского  языка,  только  слабо  размеченный.  Как  мы  уже  го-
ворили, участники проекта старались провести мониторинг актуальных 
изменений  в лексико-грамматической  системе  русского  языка  на мате-
риале этих текстов.
Адресатами этих исследований являются не только любители рус-
ского языка, но и профессиональные преподаватели и лингвисты — грам-
матисты и лексикографы, так как обучение речевым навыкам, формиро-
вание  языковых  компетенций  и  воспитание  речевой  культуры  в  совре-
менной языковой ситуации требуют учитывать практику носителей язы-
ка, связанную с интернет-пространством. Поскольку классические акаде-
мические словари и грамматики не воспринимаются носителями языка 
как авторитетные и представляются пишущему устаревшими (сошлемся 
здесь на статью Б. Л. Иомдина), новые издания должны опираться на ана-
лиз  тенденций  развития  устного  и  письменного  языка — а  их  в  значи-
тельной степени демонстрирует лингвистам именно интернет.
Таким образом, книга задумана прежде всего как опора для созда-
ния концепции он-лайн словарей и грамматик нового типа, а также для 
формирования  стратегии  действия  интернет-порталов,  посвященных 
русскому языку.
Предполагается, что книга будет полезна и разработчикам контента 
интернет-сайтов для профилактики нарушений цельности, связности, за-
вершенности текста; редакторам порталов как описание становления норм 
и правил гибко меняющейся лексико-грамматической системы современ-
ного русского языка; пользователям при поиске решений задач по оптими-
зации поисковых запросов. Она поможет найти стратегические основания 
для корректного структурирования речевого интернет-пространства.
* * *
В заключение мы хотели бы выразить благодарность Ю. Е. Галяминой, 
С.  С.  Джакуповой  и  С.  С.  Белоусову  за  помощь  в  подготовке  сборника 
к печати.

Языковые механизмы 
интернет-коммуникации

Ю. Е. Галямина 
Лингвистический анализ хештегов 
Твиттера
Рассмотрены основные функции нового лингвистического феномена — 
хештега,  связанные  с  маркированием  темы  сообщений  в  Твиттере, 
указанием  на  участников  ситуации,  передачей  оценки.  Проанализи-
рованы  содержательный  и  формальный  аспекты  употребления  хеште-
гов,  обоснована  многофункциональность  этой  составляющей  интер нет-
сообщения. 
Ключевые слова: хештег, семантика, референция, заголовок, тема, оценка
Введение
Повышение  популярности  микроблогов  в  интернете  привело  к  возник-
новению  нового  лингвистического  явления,  суть  которого  не  сводится 
к существовавшим ранее феноменам и нуждается в специальном описа-
нии. Речь идет о так называемых хештегах (в другом написании «хэштег» 
и  «хэштэг»),  которые  были  придуманы  в 2007 году  для  использования 
в сети Твиттер. Хештеги вводятся в текст из 140 символов при помощи 
знака # (решетки) и служат для маркирования темы записи в микроблоге. 
При этом сообщения с одним и тем же хештегом по клику на него компо-
нуются в список.
В  одном  из  интернет-словарей  дается  такое  определение: «Хеш-
тег  (англ.  Hashtag  от  hash — символ  «решетка») — это  слово  в  Твит-
тере,  начинающееся  с  символа #, служит  для  пометки  сообщения 
о  его  принадлежности  к  какому-либо  событию,  теме  или  обсужде-
нию» (http://wiki.rookee.ru/Xeshteg/). Мы хотели бы обсудить функции 
хештегов,  которые,  по  всей  видимости,  не  ограничиваются  функцией 
маркера принадлежности к некоторой серии сообщений, а также проа-
нализировать связанные с их функционалом лингвистические аспекты 
создания хештегов
1
.
1
 В статье рассматриваются только хештеги, которые используются в Твиттере. Ор-
фография и пунктуация примеров сохранена.

14 
Ю. Е. Галямина 
Формальные характеристики твита
Запись в Твиттере (твит), как известно, состоит из 140 символов, и чаще 
всего представляет собой одно предложение.
(1)  
@MedvedevRussia 
Соцсети — это хорошая возможность для полити-
ка рассказать о своей работе и узнать мнение граждан
Однако твит может состоять из нескольких предложений:
(2) @MedvedevRussia 
Сборная  России  по  волейболу  сидя.  Красивые 
и волевые девушки @ Ока Спорткомплекс г.Алексин 
http://instagram.
com/p/a-65Icg_O1/ 
Твит,  как  в  примере (2), может  содержать  ссылку  на  другой  текст,  кар-
тинку и пр., т. е. являться гипертекстом. При этом важно отметить, что 
в Твиттере может использоваться как традиционная пунктуация, так и ее 
модификации или обновления. Так, в примере (2) мы видим новый знак 
препинания @, который используется здесь окказионально для разделе-
ния текста и обозначения места.
Коммуникативный статус твита
2
Один твит может представлять собой отдельный законченный текст (вы-
сказывание)  или  же  являться  частью  более  длинного  текста.  При  этом 
коммуникативный  статус  твита  носит  временный  характер,  не  может 
быть закреплен за ним и не полностью зависит от намерений адресанта
3

Твит потенциально может стать частью сколь угодно длинного текста. 
Типологически такие тексты можно разделить на: 
— монологи (несколько твитов одного автора, которые, как правило, 
идут один за другим или обладают разнообразными признаками связного 
текста
4
, дополнительно могут маркироваться одним хештегом); просмотр 
доступен на странице автора;
— диалоги между двумя и более участниками (диалог опознается 
по никам его участников, которые содержатся чаще всего в начале записи 
и которые по основной функции схожи с традиционными обращениями
5

2
 Под твитом понимается запись в микроблоге Твиттер.
3
 Это связано с тем, что любое отдельное твит-высказывание по воле других участ-
ников коммуникации может иметь продолжение.
4
 Часто связность нескольких твитов маркируется многоточием, нумерацией или же 
другими формальными показателями.
5
 Функция  обращения  маркируется  чаще  всего  позиционно  (без  знаков  препина-
ния) — в начале предложения. Употребление ника (со знаком @) в середине предложения 

Лингвистический анализ хештегов Твиттера 
15
наличие хештега в данном случае не играет решающей роли); просмотр 
доступен при разворачивании любого из твитов диалога. 
— серии высказываний разных авторов, связанных по смыслу (фор-
мально маркируются только хештегом)
6
; просмотреть в виде текста мож-
но только по хештегу на отдельной странице хештега.
Все эти типы сложных текстов выделяются по формальным харак-
теристикам, которые технически позволяют пользователям видеть тексты, 
записанные  как  последовательность  твитов,  объединенных  каким-либо 
отношением (принадлежностью одному автору, серией ответных реплик-
реплаев, наличием общего хештега). 
Функции хештегов
Тематический маркер
Изначально  хештег  был  изобретен  для  маркирования  темы  сообщения. 
Цель авторов идеи состояла в том, чтобы создать более сложные тексто-
вые образования, чем один твит или последовательность твитов, связан-
ных  диалогически.  При  этом  хештег  скрепляет  текст  не  только  семан-
тически, маркируя тему, но в некотором роде «синтаксически», являясь 
материальным маркером связности двух и более твитов.
Как  было  сказано  выше,  три  типа  сложных  текстов,  состоящих 
из отдельных твитов, могут, а в случае серии твитов разных авторов — 
должны маркироваться хештегами. Если хештег использует один и тот же 
автор, хештеги помогают создать текст монологического характера, в том 
числе нарратив. 
(3) @slvovich59 
#6may 
#болотноедело 13:17 болотное  судилище  возобновля-
ется с большим опозданием
7
 
 @slvovich59 
#6may 
#болотноедело Допрашивается, Наумов Илья Генадье-
вич 1986 г.р.
 @slvovich59 
#6may #болотноедело Скольких граждан он задержал, Наумов 
не помнит 
В примере (3) один автор ведет репортаж из зала суда, репортаж носит 
монологический характер.
чаще  всего  имеет  номинативно-референтную  функцию.  При  этом,  поскольку  написание 
ника через знак @ позволяет владельцу этого ника видеть данный твит в отдельной ленте 
(выборке твитов), то в какой-то мере функция обращения сохраняется и при номинативно-
референтном использовании ников.
6
 О том, всегда ли такую серию твитов можно признавать текстом, мы поговорим ниже.
7
 Последовательность твитов в статье записывается сверху вниз, а не снизу вверх, 
как в Твиттере.

16 
Ю. Е. Галямина 
В случае использования хештега в качестве заголовка двумя и более 
авторами  может  создаваться  либо  нарратив  с  коллективным  авторством, 
либо  диалог.  При  этом  в  первом  случае  дополнительно  к  хештегу  необ-
ходимо ввести в текст компоненты семантической связности, а во втором 
(в случае диалога) — могут появляться также и компоненты синтаксиче-
ской связности. 
(4) @dsboiko 
#smithforum 
Наталья Зубаревич "Медленное вползание в кризис 
российской экономики-такое было впервые"
  
@osenin 
В отсутствие  бюджетной  децентрализации  и  политических  ре-
форм российские регионы обречены на медленное социалистическое гние-
ние. #smithforum
В примере (4) два автора рассказывают об одном и том же докладе, кото-
рый слышат на конференции. 
В приведенных выше примерах твиты с одним и тем же хеште-
гом  связаны,  помимо  его  самого,  еще  и  единством  места  и  времени 
описываемых событий.
Однако твиты с одним и тем же хештегом могут и не образовывать 
текста  в  традиционном  смысле  этого  слова
8
;  так,  серии  твитов  бывают 
созданы совершенно независимо друг от друга, связаны исключительно 
темой, заявленной в них, и не подкреплены другими средствами создания 
эффекта семантической связности. В этом случае хештег можно рассма-
тривать, скорее, как маркер рубрики, а не единого текста.
(5)  
@Mr_Henry94 
Уважаемые  дамы,  которые  ездят  в  метро,  не  надо  так  ду-
шиться, чтобы от вашего запаха в глазах слезилось, пожалуйста! #Москва 
#метро #девушки
(6) @naidikvartiru 
#сдаю #сниму #квартира #москва Сдам свою 2 комн. кварти-
ру. г. Москва
(7) 
@Serega_044 http://fumojoaq.tumblr.com/post/66561546470 … #Сниму квар-
тиру в набережных челнах на длительный срок без посредников
Как показывают примеры (5)–(7), один и тот же твит с помощью разных 
хештегов может становиться частью разных серий сообщений, которые при 
этом не образуют единого текста, так как не связаны ничем, кроме темы.
В  прототипическом  случае  хештеги,  которые  выполняют  исклю-
чительно  функцию  маркирования  темы  сообщения,  по  преимуществу 
являются отдельными словами или словосочетаниями (чаще именными 
группами, но иногда и клаузами), ядром семантики которых является де-
8
 Мы не будем подробно останавливаться на определении понятия «текст», которое 
само по себе является серьезной лингвистической проблемой, вызывающей множество спо-
ров. Однако в описываемых случаях очевидно, что соположенные твиты не отвечают даже 
требованию единства темы.

Лингвистический анализ хештегов Твиттера 
17
нотативный компонент. В частности, к таким хештегам относят обозначе-
ние актуального мероприятия, репортаж о проведении которого создается 
при помощи данного маркера (см. примеры (3) и (4)). Часто в такой роли 
используются  топонимы  или  другие  имена  собственные.  Также  хеште-
гом может обозначаться какой-либо персонаж или объект, о котором идет 
речь. С точки зрения референтного статуса такие хештеги можно описать 
как термовые, конкретно-референтные, определенные [Кобозева 2009]:
(8) @MikhailBaskov 
А  на  английском  трансляция  из  Валдая  продолжается! 
http://on.rt.com/2n6wux #путин #Валдай
Хештег в функции маркера темы сообщения синтаксически может быть 
отдельным предложением (на письме может и не отделяться точкой (8), 
располагаться может как в начале твита, так и в конце, реже в середине 
(5)–(7)) или же становиться частью большего предложения, играя отдель-
ную синтаксическую роль.
(9) @IlyaYashin 
Негодный формат дискуссии с Путиным, когда оппозиция за-
дает  вопросы  из  зала,  а  он  сидит  барином  в  президиуме.  Дебаты  нужны. 
На равных #Валдай 
(10)  @MikhailBaskov Включайте http://www.vesti.ru/videos?vid=onair … Смотрим 
#Валдай — #путин говорит, и разные другие граждане
Случаи, когда хештег одновременно выполняет несколько функций: обозна-
чает не только тему сообщения, но также участника ситуации (актант или 
сирконстант), — уже являются следующим этапом развития функционала 
хештегов. Это становится возможным, когда в тему превращается наимено-
вание участников или места, в котором проходит то или иное событие. 
В  русскоязычном  Твиттере  также  появилось  такое  явление,  как 
маркировка словоизменительных показателей фиксированных хештегов 
путем механического прибавления к начальной форме хэштега, без уче-
та  морфологических,  морфонологических  и  орфографических  правил 
русского языка (см. примеры (12-13)) или сохранение исходной формы 
в контексте, требующем другой формы: 
(11) @EuFaraday 
#Дорофей сбежал из #Кремль очень долго он #бежал. Он бы 
точно в #Кремль вернулся, но таджики мимо шли 
Словоизменительные  окончания  также  могут  отделяются  от  исходного 
слова диакритиками или пунктуационными и орфографическими знака-
ми (апострофом, дефисом): 
(12) @GareevRussia Президент  России  Владимир  Путин  сегодня  на  #Вал-
дай'е.  Обсуждались  самые  разные  темы,  включая  и  сирийский  вопрос 
pic.twitter.com/fZxaKwsg9a

18 
Ю. Е. Галямина 
(13) @Sergey_Sergey_G #Геи  из  #Кремль-я  и  #РПЦ  в  который  раз  отстояли 
своё "первородство" в этом "нелёгком деле". Никто не сравниться с ВВП! 
pic.twitter.com/AyJJgiGp2m
В  других  случаях  словоизменительные  окончания  не  отделяются, 
а получившаяся форма слова представляет собой новый хештег, кото-
рый  окончательно  перестает  выполнять  функцию  создания  списков 
твитов:
(14) @sasha_drook 
Наткнулся  случайно  на  письмо  #Путину  от  М.К. #Ганди. 
Прислал, говорят, аноним. ОН, думаю и с того света написать сможет
Хештег как оценочное имя
Прототипической  функцией  использование  хештегов  не  ограничива-
ется.  Референтное  маркирование  конкретного  события  или  персона-
жа  может  сопровождаться  появлением  прагматического  компонента 
значения.  Этот  компонент  выражает  отношение  адресанта  к  персо-
нажу  или  событию.  Сочетание  определенной  референтности  с  праг-
матической оценкой актуализируется в акте нейминга [Иссерс 2009] 
и  часто  используется  в  рекламном  или  политическом  дискурсе. 
Имена-этикетки  становятся  средством  создания  определенным  обра-
зом окрашенного представления об обозначаемом персонаже или яв-
лении. Массовое употребление того или иного хештега в такой функ-
ции  становится  медийным  событием  и  попадает  на  страницы  СМИ. 
Примерами таких квазисинонимов, которые используются в русском 
Твиттере,  можно  считать  хештеги  для  обозначения  российских  по-
литиков  Дмитрия  Медведева (#Димон, #жалкий, #ЯПередамЭтоВла-
димиру) и Владимира Путина (#Обещалкин, #путинкраб, #главстерх, 
#освистанный, #ботокс). 
Если  анализировать  представленные  примеры,  становится  оче-
видным, что источником для оценочного нейминга выступают лексемы, 
в сигнификативное значение которых входит оценка (#жалкий), лексе-
мы, имеющие оценочные коннотации, и производные от них (#Обещал-
кин), а также слова и словосочетания, которые получили окказиональ-
ное прагматическое оценочное значение путем речевых семантических 
переходов и языковой игры. 
Так,  одним  из  популярных  источников  для  нейминга  становят-
ся цитаты или переиначенные цитаты. В результате метонимического 
переноса  цитата  замещает  имя  ее  автора.  Например, #путинкраб — 
из выражения «как раб на галерах», которое Путин употребил по от-
ношению  к  себе.  Или  #ЯПередамЭтоВладимиру — прямой  перевод 
фразы, которую президент Дмитрий Медведев сказал на переговорах 

Лингвистический анализ хештегов Твиттера 
19
с  президентом  США  Бараком  Обамой
9
.  Для  образования  хештегов 
используются  и  другие  виды  метонимического  переноса.  Например, 
#ботокс  для  обозначения  Путина  после  распространенного  в  сети 
слуха о том, что тот провел соответствующую косметическую опера-
цию. В некоторых случаях оценочный референтный хештег возникает 
из описания ситуации, которая связана с референтом (#освистанный, 
#главстерх, #Димон).
Для оценочных имен характерно использование хештегов в прямой 
номинативной функции (возникает термовая, определенная, конкретная 
референтность). В этом случае они включаются в синтаксическую струк-
туру предложения, помимо оценки, обозначая в нем свой референт: 
(15)  @shegolll #Путин  считает  несистемную  оппозицию  ни  на  что 
не способной http://www.forbes.ru/news/182694-putin-schitaet-nesistemnuyu-
oppozitsiyu-ni-na-chto-ne-sposobnoi … ну собственно к #Обещалкин у нас те 
же претензии 
В одном и том же предложении может быть использовано нейтральное 
и оценочное имя референта. Тогда мы можем говорить о случае, занима-
ющем промежуточное положение между номинативным и предикативно-
классифицирующим  типом  использования  хештегов,  при  котором  один 
хештег указывает на референт другого. 
(16) @Golovchan 
#Обещалкин: Владимир #Путин пообещал поднять зарплаты 
преподавателям вузов http://bit.ly/zKXGPJ 
В примере (16) референт хештега #Обещалкин равен референту хеште-
га #Путин. При прямом прочтении предложения было бы грамматично, 
если бы референты не совпадали. Однако, находясь в рамках дискурса 
в общественно-политическом сегменте русского Твиттера, читатель по-
нимает — два хештега обозначают один и тот же референт, что создает 
дополнительную  языковую  игру.  При  этом  дается  оценка  высказыва-
нию, приведенному в твите, как пустому обещанию, которое не будет 
реализовано. 
Для хештегов, описанных в данном параграфе, как и для большин-
ства последующих, функция создания более сложного текста (моноло-
га или диалога) из последовательности твитов отходит на второй план. 
Тем не менее, последовательность не связанных друг с  другом твитов 
разных  авторов  имеет  большую  семантическую  общность,  так  как  со-
9
 Имеется  в  виду  саммит  в  Сеуле  в  сентябре 2011 года.  Запись,  произведен-
ная с невыключенных микрофонов, оказалась доступна журналистам «The Telegraph» 
и вызвала общественный скандал, так как на тот момент Медведев занимал должность 
президента,  а  Владимир  Путин,  который  тут  имеется  в  виду,  был  только  премьер-
министром.

20 
Ю. Е. Галямина 
держит  большее  количество  связующих  твиты  семантических  компо-
нентов: в частности, обозначаемый референт и одинаковую его оценку. 
Предикативно-классифицирующая функция
Хештеги могут использоваться и в чисто предикативной функции, когда 
явлению, событию, персонажу, о котором идет речь в твите, приписыва-
ются свойства, позволяющие отнести его к тому или иному классу собы-
тий, состояний, объектов и пр. Например:
(17) @igor_boston 
#жизньболь твоя любимая группа никогда не приедет в твой 
мухосранск 
При этом источниками хештегов могут стать оценочные лексемы, устой-
чивые выражения или просто классифицирующие именные группы:
(18) @ann_sereda 
Хватит ныть, что в школе плохо. Умирать не надо, нужно про-
сто делать то, что от тебя требуют и все. !! #нытики
(19) @Altoir76 
Съездил в больницу, и, случайно взвесившись, узнал, что вешу 
74, 5, хотя год назад весил 71 #хорошо
При этом стоит отметить следующее: хештеги этого типа не имеют кон-
кретной референции, а обозначают способность ситуации (или ее участ-
ников) входить в тот или иной класс объектов и/или приписывают собы-
тию ту или иную оценку. От предыдущего типа оценочных имен такие 
хештеги отличаются тем, что не используются в номинативной функции 
и не имеют определенной референции. 
В данном случае, когда хештег используется разными авторами, его 
текстообразующая  функция  так  же  вызывает  сомнения,  как  и  в  случае 
с тематическими хештегами. 
Модальная функция
Хештеги могут выполнять еще одну прагматическую функцию, выражая 
модальность высказывания и одновременно соотнося данное высказыва-
ние  с  классом  высказываний  подобной  модальности.  Примером  такого 
использования  выступает  хештег  #ИМХО,  который  является  транслите-
рацией известного английского устойчивого выражения «In My Humble 
Opinion», регулярно применяемой в языке интернета. 
(20) @AliceJakkey 
Не хочу никого обидеть, но Пушкин — далеко не великий 
поэт. Аналогично и с Шекспиром, который, на мой взгляд, не великий дра-
матург #имхо

Лингвистический анализ хештегов Твиттера 
21
В  этом  случае  хештег  не  несет  ни  предикативной,  ни  номинативной 
функции,  а  выступает  в  роли  маркера  модальной  рамки  высказывания. 
Использование одного и того же хештега такого типа разными авторами 
также не приводит к возникновению текста.
Хештег как маркер самого себя
Развитие  практики  использования  хештега  в  русскоязычном  Твиттере 
привело  в  некоторых  случаях  к  функциональной  девальвации  данного 
маркера. Пользователи Твиттера начали вставлять знак # перед любыми 
словами, в том числе перед теми, которые не маркируют тему сообщения, 
не дают оценку, не классифицируют явления и не выражают модальную 
рамку  высказывания.  В  этом  случае  хештеги  не  маркируют  связность 
текста,  даже  если  они  использованы  одним  автором.  Функция  хештега 
становится металингвистической и сводится к отнесению данного текста 
к списку не связанных друг с другом твитов, объединенных исключитель-
но фактом использования данного слова.
(21) @Qqryza 
#больше #бы #радости 
Хештег vs. заголовок
Хештег в изначальной функции отчасти играет роль заголовка, который 
маркирует тему сообщения (информативная функция заголовка, по [Ве-
селова 1989]). При этом, в отличие от заголовка традиционных текстов 
(художественных, текстов СМИ и т. д.), хештег не является именем тек-
ста, то есть не выполняет по отношению к нему номинативной функции. 
Соответственно, он не может ни представлять, ни замещать текст [Весе-
лова 1989].
Общими  для  хештегов  и  заголовков  являются  также  предикатно-
классифицирующая  и  отчасти  модальная  функция.  У  заголовков  иссле-
дователи уже отмечали наличие подобного функционала (экспрессивно-
апеллятивная функция в классификации [Веселова 1989]). 
В  силу  того,  что  длина  сообщений  в  Твиттере  не  превышает 140 
символов,  такие  функции,  как  выделение  текста  или  рекламирование, 
не релевантны: каждый твит и так выделен и слишком мал, чтобы требо-
вать дополнительного рекламного подчеркивания. 
В  то  же  время  хештег  обладает  функцией,  не  свойственной  загла-
виям:  во  многих  случаях  хештег  маркирует  в  каждом  отдельном  твите 
принадлежность этого твита к более сложному тексту или набору выска-
зываний, связанных тем или ином образом.

22 
Ю. Е. Галямина 
Заключение
Развитие новых языковых жанров, связанных с появлением новых типов 
социальных сетей, приводит к возникновению новых текстовых единиц. 
При  этом  отсутствие  осознания  нормативности  (в  частности,  жестких 
запретов  на  использование  единицы)  в  речевой  деятельности  при  про-
изводстве текстов в интернете приводит к довольно быстрому развитию 
новых функций у тех единиц, которые первоначально имели ограничен-
ный функционал. Краткий анализ такого текстового элемента, как хештег, 
демонстрирует, что этот элемент выполняет различные функции и дает 
большой простор как для языковой игры, так и для более емкого выра-
жения  значений  без  использования  средств  синтаксиса  естественного 
языка.  Хештег  можно  обобщенно  описать  как  маркированный  элемент 
предложения  или  текста,  который  имеет  особый  коммуникативный  ста-
тус (ср. со статусом подлежащего), конкретная функция которого в речи, 
однако, варьирует в зависимости от намерений говорящего. 
Литература
Кобозева И. М. Лингвистическая семантика. М.: УРСС, 2009. 
Иссерс  О.  С.  Речевое  воздействие:  учебное  пособие  для  студентов  вузов,  обучающихся 
по направлению (специальности) «Связи с общественностью». М.: Флинта; Наука, 
2009. 
Веселова Н. А. Заглавие литературно-художественного текста: Антология и поэтика. Авто-
реферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. 
Тверь, 1989. 

Ю. М. Кувшинская
Аббревиация в речи интернет-форумов
1
В работе описаны разновидности аббревиатур и других сокращений, ис-
пользуемых  в  речи  интернет-форумов,  рассмотрены  их  функции  и  осо-
бенности  употребления.  Автор  выявляет  связь  активного  употребления 
сокращений того или иного вида с их функциями в интернет-речи.
Ключевые слова: аббревиатуры, язык интернета, форум, потенциальное 
словообразование
С начала распространения «всемирной паутины» язык интернета привле-
кает внимание исследователей. Не вызывает сомнения то, что интернет 
представляет  собой  особую  сферу  коммуникации,  для  которой  харак-
терны как уникальные правила речевого поведения, так и специфические 
черты  собственно  речи,  соединившей  в  себе  письменное  и  устное  на-
чало, спонтанность и подготовленность, заочность (в том числе аноним-
ность) — и доверительность и др. [Бергельсон 2002, Crystal 2004, Меч-
ковская 2006, Сидорова 2006, Какорина 2007].
Сетевое  общение  начала 90-х  ознаменовало  невиданное  раскрепо-
щение  речевого  поведения.  Общий  для  русского  языка  этой  эпохи  про-
цесс демократизации, стремление к яркой экспрессивности в публичной 
речи — в том числе к экспрессии, создаваемой при помощи жаргонных, 
просторечных  средств,  обсценной  лексики — особенно  ярко  проявили 
себя в интернет-общении. Неофициальность и неформальность, разноо-
бразное  и  открытое  каждому  посетителю  языковое  творчество,  свобод-
ное и приобретшее статус манифеста нарушение речевых норм (особенно 
в  языке  дискуссионных  групп)  стали  восприниматься  как  конститутив-
ный признак интернет-речи и поставили перед исследователями вопрос 
о ее статусе. Какое место она занимает в системе русского языка? Можно 
ли считать интернет-общение особой функциональной разновидностью 
речи [Иванов 2000: 7, 10–11]? Какое именно влияние оказывает интернет-
речь  на  общелитературный  и  разговорный  язык?  В  контексте  этих  про-
блем были высказаны весьма существенные суждения о том, что вирту-
1
 В  данной  научной  работе  использованы  результаты  проекта  «Корпусные  техно-
логии в лингвистических и междисциплинарных исследованиях», выполненного в рамках 
Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2013 году.

24 
Ю. М. Кувшинская
альная коммуникация является «мостиком» между письменной и устной 
речью [Бергельсон 2002: 3], что язык интернета представляет собой об-
разование, находящееся «над подъязыками и отдельными функциональ-
ными разновидностями», объединяет «множество жанровых подсистем, 
разделяющихся, в свою очередь, на отдельные жанры», подобно художе-
ственной или разговорной речи [Иванов 2000: 11]. Однако для глубокого 
уяснения  специфики  языка  интернета  необходимо  внимательное  изуче-
ние его разнообразных проявлений, в особенности частых.
В  данной  работе  мы  обратимся  к  явлению,  которое  признается 
характерной  чертой  интернет-общения  [Иванов 2000: 12–13, Мечков-
ская 2006], но в то же время обычно — и справедливо — не включается 
в  перечень  наиболее  ярких  особенностей,  отличающих  интернет-язык 
от других речевых сфер. Речь пойдет об использовании аббревиатур.
Аббревиация — «способ  словообразования,  объединяющий  все 
типы сложносокращенных и сокращенных образований» [Русская грам-
матика, § 203] — собственно  говоря,  не  составляет  уникальной  черты 
интернет-речи. Этот  способ  используется в  русском языке довольно ак-
тивно. Е. А. Земская отмечает сравнительно высокую частотность аббре-
виатур в 80-х гг. XX в.; эта тенденция сохраняется и в начале XXI в. [Зем-
ская 2009: 50–51; Виноградова 2011: 28–30].
В  то  же  время  Е.  А.  Земская  указывает  на  то,  что  аббревиатуры 
в  большей  степени  характерны  для  письменной  речи: «Что  касается 
живого РЯ, то в нем как способ словообразования буквенная и звуковая 
аббревиация  почти  бездейственна.  Этот  способ  создания  слов  не  допу-
скает мгновенного появления слова, тут же понятного слушателю, как это 
бывает при порождении слов способом суффиксации, префиксации и др. 
Любая аббревиатура, рождаясь, требует расшифровки, а это, естественно, 
мешает  ее  спонтанному  возникновению.  Породить  аббревиатуру  в  РЯ, 
чтобы ее тут же объяснить, можно лишь при установке на шутку, комиче-
ский эффект. Разговорные аббревиатуры обычно бывают нарочито шут-
ливыми…» [Земская 2009: 53].
Тем не менее известно, что аббревиатуры характерны для интернет-
коммуникации в рамках таких неформальных, дискуссионных, наиболее 
явно  и  ярко  совмещающих  письменное  и  разговорное  начало  жанров, 
как форум, чат, блог, электронный дневник, т. е. жанров, для которых ха-
рактерна  спонтанность  речи  [Бергельсон 2002; Мечковская 2006; Сидо-
рова 2000; Crystal 2004: 28–48 и др.].
Что же обусловливает использование такого рода знаков, требующих 
расшифровки,  собеседниками,  которые  нередко  незнакомы  и  вступают 
в общение впервые? Н. Б. Мечковская считает, что, в частности, употре-
бление широко известных в русскоязычной сети англоязычных аббревиа-
тур  «вызвано  отнюдь  не  стремлением  к  экономии  или  рационализации 

Аббревиация в речи интернет-форумов 
25
связи; это чисто игровой момент в сетевом общении» [Мечковская 2006]. 
В то же время несомненно, что аббревиатуры, используемые в подобных 
жанрах, различны и по формам, и по функциям: игровая функция присуща 
не  всем  видам  и,  как  кажется,  не  является  единственным  назначением 
даже англоязычных аббревиатур. Некоторое приближение к ответу дают 
размышления  М.  Б.  Бергельсон  об  «уравновешивании»  противополож-
ных  стремлений  участника  интернет-коммуникации,  который,  с  одной 
стороны,  руководствуется  речевой  экономией,  а  с  другой — вынужден 
бороться за внимание часто незнакомого ему собеседника и использовать 
с этой целью разнообразные средства, в том числе графические [Бергель-
сон 2002: 3]. Вероятно,  аббревиатуры  в  дискуссионных  жанрах  пред-
ставляют собой своего рода компромисс между стремлением к экономии, 
к экспрессивности и желанием привлечь внимание адресата.
В целом употребление аббревиатур в сетевых жанрах традиционно 
связывается с влиянием англоязычного интернета [Иванов 2000: 12; Меч-
ковская 2006 и др.]. Известно, что аббревиатуры широко распространены 
в  англоязычном  виртуальном  пространстве,  как  распространены  они 
в письменном и устном английском языке (в устном постольку, поскольку 
речь идет о шутливых употреблениях и разговорных сокращениях — lab, 
cap, inter (interested)). В ряде работ о языке интернета предлагаются пе-
речни английских аббревиатур и акронимов, используемых в русскоязыч-
ном интернете, и русифицированных вариантов этих аббревиатур:
 
IMHO (In My Humble Opinion) — «по моему скромному мнению» (ИМХÓ)
 
AFAIK — as far as I know
 
IOW — in other words
 
ROFL — rolling on the floor laughing
 
и др. [Мечковская 2006; Какорина 2007: 419–420]
Влияние аббревиации, принятой в английской интернет-речи, на русскую 
интернет-речь вряд ли можно оспоривать. Однако, поскольку разнообра-
зие аббревиатур, в том числе русского происхождения, в интернете очень 
велико,  их  широкое  распространение  вряд  ли  может  быть  обусловлено 
исключительно  влиянием  англоязычной  сети.  Не  менее  справедливым 
будет утверждение о том, что использование аббревиатур вызвано спец-
ификой интернет-общения (такую интерпретацию, в частности, предла-
гает D. Crystal [Crystal 2004: 156], ср. также приведенные выше суждения 
М. Б. Бергельсон); с другой стороны, и в русской речи за пределами ин-
тернета аббревиация весьма продуктивна [Земская 2009: 50–51].
Попытаемся  описать  употребление,  виды  и  функции  аббревиатур, 
используемых участниками современных интернет-форумов.
Форумы, так же как и чаты, блоги, демонстрируют весьма специфи-
ческий  тип  общения,  возникший  именно  в  сети.  Нельзя  не  согласиться 

26 
Ю. М. Кувшинская
с  Л.  Ю.  Ивановым,  который  указывает  на  важное  различие  интернет-
жанров: существуют «жанры, исконно сетевые, т. е. порожденные самим 
использованием языка в сети, и жанры, заимствованные ... из других сфер 
общения. К первым относятся, прежде всего, жанры неспециального обще-
ния — чаты и дискуссионные группы» [Иванов 2000: 10]. Форум
2
 предпо-
лагает, как правило, непрофессиональное общение на предложенную тему, 
в  котором  участвует  одновременно  некоторая  группа  пользователей.  Эта 
группа не ограничена по своему составу и количеству участников, в обще-
ние  включается  любой  зарегистрированный  посетитель.  Участники  фо-
рума  нередко  друг  с  другом  не  знакомы  или  знакомы  только  по  предше-
ствующему общению в сети — это требует от каждого из них соблюдения 
основных речевых норм и использования лишь тех средств, которые будут 
понятны в данной группе. Участники объединяются на основе их заинте-
ресованности  темой.  При  этом  среди  них  могут  оказаться  как  специали-
сты  по  данной  теме,  так  и  новички.  Таким  образом,  язык  форумов,  дей-
ствительно,  не  предполагает  специального,  профессионального  общения 
и обычно ориентирован на довольно широкую аудиторию.
Именно по причине специфичности общения на интернет-форумах 
интересно выяснить, какие аббревиатуры и как используются в речи этих 
дискуссионных групп.
Материалом  исследования  послужили  форумы,  посвященные  раз-
личным темам и предполагающие как закрытое, так и открытое общение, 
как общепринятые в публичном общении, так и специфические для ин-
тернета темы обсуждения (аниме, язык интернета):
 
Сайт «Луркморье», форум:
 http://lurkmore.to/%D0%93%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%BD%D0%B0
%D1%8F_%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D0%BD%D0%B8%D1%8
6%D0%B0
 Chemport.ru, 
тема «Зачеты»:
 http://www.chemport.ru/forum/viewtopic.php?f=23&t=3742&sid=69535b0ba4
f4bbd4bac64168b8b29afc#wrap
 
Кулинарный форум:
 http://forumishka.net/kulinarnyi-forum/19546-bluda-v-gorshochkah-2.
html#post270390
 
Московский марш бросок. Полевой журнал (форум):
 http://mypg.ds8.ru/index.php?option=com_fireboard&Itemid=35&func=view&
catid=22&id=713#713
2
 В  сети  существуют  и  профессиональные  форумы,  но  даже  там  общение  предпо-
лагает неформальный тон и различную степень осведомленности участников разговора. Та-
ким образом, форум – намного менее специализированный жанр чем, например, интернет-
конференция и т. п.

Аббревиация в речи интернет-форумов 
27
 
Медицинский форум:
 http://kronportal.ru/forum/showthread.php/9052-%D0%98%D1%81%D1%82
%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%8F-cured
 
Форум «Cats»:
 http://forum.mau.ru
 
Форум болельщиков баскетбольных команд:
 
БК НН ФАН сектор — Мы здесь! www.nn-basket.ru
 «RC-MIR.COM»:
 http://forum.rcmir.com/topic1960092_110.html#top
 
Форум «Росбалт»:
 http://forum.rosbalt.ru
 
Форум «Новый регион»:
 http://www.nr2.ru/forums/339304.html
 
Официальная мастерская аватаров и подписей:
 http://www.anibox.ru/forum/36–2262–4
 
Форум «Аниме»:
 http://www.anibox.ru/forum/85
Прежде всего, попытаемся описать функционально-тематические разно-
видности  аббревиатур,  использующихся  на  форумах.  В  результате  ана-
лиза  аббревиатур,  встретившихся  в  нашей  выборке,  удалось  выделить 
следующие разновидности:
1) аббревиатуры, характерные для языка интернета и принадлежа-
щие  преимущественно  к  компьютерному  жаргону  [Виноградова 2001; 
Мечковская 2006]:
 
PM — Private messagesличный почтовый ящик участника форума
 
ЛС — личное сообщение, русскоязычный аналог РМ
 
инет — интернет
 
рега (например: «ссылки на регу») — регистрация
 
статы — статистика
 
модер (модеры) — модератор(ы)
 
инфа — информация
Большинство приведенных слов выражают главным образом специфиче-
ские понятия интернет-среды, носят специализированный, терминологи-
ческий характер.
2)  аббревиатуры,  характерные  для  языка  интернета  и  представля-
ющие  собой  оценочные  реплики  и  дискурсивные  слова.  Большая  часть 
из них может быть отнесена к коммуникативам [Шаронов 2009 и др. ра-
боты автора], функция которых заключается в реагировании на слова со-
беседников и выражении субъективно-оценочных смыслов:

28 
Ю. М. Кувшинская
 
ИМХО — транслитерация английской аббревиатуры IMHO (In my humble 
opinion)
 
ПМСМ  (перевод  и  аббревиация  приведенного  выше  английского  выраже-
ния: «По моему скромному мнению»)
 
хз где — обсценное выражение
 
подъ**а — обсценное выражение
 
тв.. мать — обсценное выражение
 
ПНД
3
 (например: «Сразу заметно, что весна — у прихожан ПНД — обо-
стрение!») — психоневрологический диспансер; выражение употребляется 
как негативно-оценочное.
 
ФГМ
4
 (например: «Ржунимагу!!! 
 Давно такого ФГМ не встречал!!!») — 
фимоз головного мозга (вымышленное заболевание, которое упоминается 
с целью выражения негативной оценки, ради осмеяния, унижения собесед-
ника или третьего лица)
 
УГ  — «унылое г…»; выражение негативной оценки, в коннотации входит 
указание на скуку, невыразительность, непривлекательность, бездарность.
 
Например: «Оказывается, российская гимнастика не УГ (как я думал)…» 
(форум «RC-MIR.COM»)
 
кста — кстати
Стоит отметить, что в нашей выборке речь форумов оказалась небогата 
общепринятыми  буквенными  аббревиатурами-коммуникативами  и  дру-
гими оценочными формами; из всего разнообразия подобных аббревиа-
тур  употребляется  ИМХО  (иногда,  реже,  в  варианте  ПМСМ),  у  одного 
пользователя — УГ,  у  единичных — ФГМ  и  ПНД;  изредка  обсценные 
сокращения.  Любопытно,  что  английские  аббревиатуры  употребляются 
мало; чаще — их русскоязычные аналоги или собственно русские по про-
исхождению  аббревиатуры.  В  частности,  вместо  принятой  в  англоязыч-
ном интернете и перешедшей в интернет русскоязычный дискурсивной 
аббревиатуры BTW — by the way участники форумов употребляют рус-
ское сокращение кста.
3) аббревиатуры, характерные для других сфер речи:
А) Разговорные и просторечные сокращения:
 
дисер — диссертация
 
магаз — магазин
 
инет-магаз — интернет-магазин
 
экзоты  — экзотические растения
 
азербы — азербайджанцы
 
прибалты — жители Прибалтики
 
тыр (например, зарплату в 10 тыров15 тыр) — тысяч рублей
 
щассчас — сейчас
 
где-нить — где-нибудь
3
 Значение аббревиатуры и примеры употребления можно найти на сайте «Луркморье».
4
 Значение аббревиатуры и примеры употребления можно найти на сайте «Луркморье».

Аббревиация в речи интернет-форумов 
29
Как  можно  заметить,  большинство  названных  сокращений  широко 
употребляются в разговорной речи. Особый случай представляет собой жар-
гонное  употребление «5 тыр», «10 тыров» — тысяч  рублей.  В  нашей  вы-
борке  оно  встретилось  в  речи  лишь  одного  участника  форума,  однако  по-
иск в НКРЯ показывает, что такая аббревиатура со значением тысяч рублей 
употребляется в речи дискуссионных групп интернета (5 примеров в текстах 
из Основного корпуса НКРЯ, созданных с 1990 по 2013 г.). Буквенная аббре-
виация — т. р. — сопровождается здесь добавлением гласного «ы» — оче-
видно, в целях облегчения произношения и одновременно создания комиче-
ского эффекта. Здесь проявляется характерное для компьютерного жаргона 
и  общения  в  интернете  игровое,  карнавальное  начало  [Виноградова 2001; 
Мечковская 2006]. Несмотря  на  письменную  основу  этого  образования — 
ориентированность на принятое в документации сокращенное обозначение 
т. р., — его жаргонная природа, ненормированность проявляется в неустой-
чивости грамматических форм: один и тот же автор колеблется при образо-
вании формы родительного падежа — тыр или тыров.
Б)  письменные  по  преимуществу  формы,  употребляющиеся  в  раз-
личных сферах речи:
 
норм — нормально
 
соотв — соответственно
 
МСК — Москва (в сообщении о человеке, который летел в Москву из Ми-
лана; аббревиатура принята как обозначение Москвы в авиабилетах)
 
кхн — кандидат химических наук
 
кфн — кандидат филологических наук
 
кап.страны — капиталистические страны
 
худ.гимнастика — художественная гимнастика
 
комм.движение — коммунистическое движение
 
кол-во — количество
 
т. к. — так как
 
КРК — культурно-развлекательный комплекс
Такого рода сокращения встречаются в документах, некоторые из них — 
в  научных  текстах,  а  также  в  учебных  (вторичных)  жанрах,  например, 
в конспектах.
4) аббревиатуры, характерные для специальной речи
Здесь можно выделить школьную и студенческую речь, речь болель-
щиков, медицинскую и политическую речь, речь любителей аниме или по-
ходов, общение по поводу создания аватар (изображений, представляющих 
участника форума, чата, владельца электронного дневника) и др.
В  специальной  речи  форумов,  посвященных  той  или  иной  теме, 
не всегда легко отделить сокращения, порожденные собственно интернет-
общением, от принятых в данной общественной сфере специальных разго-
ворных или письменных употреблений, и это неслучайно: такие аббревиа-

30 
Ю. М. Кувшинская
туры используются для номинации специфических для конкретной сферы 
понятий и по сути носят профессиональный или жаргонный характер.
В частности, на спортивных форумах употребляются аббревиатуры 
ЧМ (чемпионат мира), БК (баскетбольный клуб) и др., которые встреча-
ются как неформальные сокращения в том числе и в текстах СМИ.
В  зависимости  от  темы  и  уровня  подготовленности  участников 
общения, в речи форумов могут активно употребляться аббревиатуры — 
собственно научные термины. Наиболее активно аббревиатуры-термины 
употребляются для общения на медицинские темы, например: БК — Бо-
лезнь  Крона,  ВЭБ — вирус  Эпштейна-Барра  (инфекционный  монону-
клеоз), маркеры АИП — аутоиммунный панкреатит и др.
Политика
 
БВ — Ближний Восток
 
ЯО — Японские острова
 
ВОВ — Великая отечественная война
 2 
М война — Вторая мировая война
Медицина
 
БК — Болезнь Крона
 
Крон — болезнь Крона
 
ВЭБ — вирус Эпштейна-Барра (инфекционный мононуклеоз)
 
маркеры АИП — аутоиммунный панкреатит
 
БАД — биологически активная добавка
 
ГВ — грудное вскармливание,
 
ГВ — гепатит В
 
вет (например: «пойти к другому вету») — ветеринарный врач, профессор 
ветакадемии
Спорт
 
ЧМ — чемпионат мира
 
х. г. — художественная гимнастика
 
худ.гимнастика — художественная гимнастика
 
(ЧМ по х. г.)
 
ЛА — легкая атлетика (например«в ЛА и игровых видах»)
 
ЛЧ — Лига Чемпионов
 
БК — баскетбольный клуб
 MVP 
(например, «MVP первого игрового месяца») — Most Valuable Profes-
sional, наиболее ценный игрок.
 
БК — баскетбольный клуб
 
БК «НН» — баскетбольный клуб Нижнего Новгорода
Учеба в вузе:
 
"удовл" — удовлетворительно
 
ОХТ — общая химическая технология
 
проф — профессор

Аббревиация в речи интернет-форумов 
31
 
фак-т — факультет
 
фак — факультет
 («на фак-те», «ты с 3 фака»)
 
препод — преподаватель
 
преподша — преподавательница
 
зафкаф — заведующий кафедрой
 
физра — физкультура
 
экз — экзамен
 
зач — зачет
 
незач — незачет (не зачтено)
 
гос — государственный экзамен
 
инфа — информатика
 
инст — институт
 
(Например: «с инстом можно прощаться?»)
Учеба в школе:
 
р. я. — русский язык
 («сочинение по р. я.»)
 
учит-ца — учительница
 («примечание учит-цы»)
 
лит-ра — литература
Туризм, походы:
 
ММБ — Московский Марш-Бросок
 
ПВД — поход выходного дня
Оформление ника и т. д.:
 
ава — аватар
 («мастер нашел арт для авы»)
 
фш — PhotoShop (программный продукт)
Форум любителей аниме:
 
мульт — мультфильм
Многие  из  приведенных  выше  аббревиатур,  прежде  всего  школьной 
и  студенческой  сферы,  представляют  собой  принятое  в  учебной  доку-
ментации сокращение, например: зач., незач., удовл., проф., препод., р. я., 
лит-ра, физ-ра. По таким же моделям в речи интернета создаются новые 
сокращения, не использующиеся в письменной речи документов: инст., 
учит-ца и др.



Поделитесь с Вашими друзьями:
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет