Н. П. Пешкова (зам отв редактора)



жүктеу 2.68 Mb.
Pdf просмотр
бет19/31
Дата15.03.2017
өлшемі2.68 Mb.
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   31

Литература 
1.
 
Ванников Ю.В. Синтаксис речи и синтаксические особенности русской речи. 
– М., 1979. – 296 с. 
2.
 
Галкина-Федорук  Е.М.,  Горшкова  К.В.,  Шанский  Н.М.  Современный 
русский язык. Синтаксис. – М.: Учпедгиз, 1958. – 199 с. 
3.
 
Грамматика  современного  башкирского  литературного  языка.  –  М:  Наука, 
1981. – 495 с. 
4.
 
Дмитриев  Н.К.  Грамматика  башкирского  языка.  –  М.-Л.:  Изд-во  АН  СССР, 
1948. – 276 с. 
5.
 
Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. – М.: Учпедгиз, 
1956. – 511 с. 
6.
 
Потебня А.А. Из записок по русской грамматике. – М.: Просвещение, 1958. – 
536 с. 
7.
 
Распопов  И.П.  Строение  простого  предложения  в  современном  русском 
языке. – М.: Просвещение, 1970. – 191 с. 
8.
 
Сибагатов  Р.Г.  Теория  предикативности.  –  Саратов:  Изд-во  Саратовского 
университета, 1984. – 207 с.  
9.
 
Татар грамматикасы. – Т.I. – М.: ―ИНСАН, Казан: ―ФИКЕР‖, 1999. – 152б. 
10.
 
Шахматов А.А. Синтаксис русского языка. – Л.: Учпедгиз, 1941. – 620 с. 
11.
 
Юлдашев  А.А.  Соотношение  деепричастных  и  личных  форм  глагола  в 
тюркских языках. – М.: Наука, 1977. – 270 с. 
© Зарипова И.Ф., 2012 
 
 
УДК 81.301 
Зиганшина Г. Х. 
г. Уфа (Россия) 
 
Аспекты исследования концепта «характер человека»  
 
Значимость  изучения  личности  для  нашей  современной  жизни  под-
черкивается многими учеными и мыслителями. По словам Гарднера Мэрфи, 

229 
 
«недостаток знания о людях – это не пустая, а главная угроза жизни. Недос-
таток  знаний  о  личности,  возможно,  является  стержневым  вопросом,  кото-
рый  наиболее  важен  для  нас  сегодня  –  вопросом  понимания,  чем  может 
стать человек при новой расстановке социальных сил» [8, с.38]. Настоящее 
утверждение, сделанное несколько десятилетий назад, приобрело ещѐ боль-
шую актуальность в наши дни, когда наблюдаемые процессы глобализации 
«ведут  к  обесцениванию  прежних  аксиологических  норм,  ценностей»  и 
«нравственное возрождение становится необходимостью для любого социу-
ма» [3, с.218-219].   
Одним из ярких проявлений обозначившегося в науке интереса к ду-
ховным векторам человеческого развития представляется возросшее внима-
ние лингвистов к языковым аспектам исследования такого фундаментально-
го для характеристики внутреннего духовного мира человека и ценностных 
доминант  его  бытия  понятия,  как  понятие  характера,  составляющего  инте-
гральную  характеристику  личности.  Отмечается  значительный  рост  науч-
ных  публикаций,  связанных  с  проблемами  изучения  универсальных  и  эт-
носпецифических  аспектов  проявления  психологической  категории  челове-
ческого  характера  и  их  языковой  репрезентации  как  важнейшей  знаковой 
формы отображения удивительного мира его реалий. Бесспорная для когни-
тивной  науки  актуальность  исследования  специфики  отображения  данного 
феномена в языковой картине мира обусловливается его многогранной при-
родой,  объясняющей  разнообразие  применяемых  лингвистами  исследова-
тельских  подходов.  Наибольшую разработку в отечественной  лингвистике 
последних  лет,  как  отмечает  В.А.  Маслова,  получило  исследование  нацио-
нального  характера  [1,  с.177-187].  В  этнопсихолингвистике  накоплен  об-
ширный  материал,  посвященный  анализу  типичных  черт  национального 
характера и обусловленных ими стереотипов поведения различных народов. 
В  другой  активно  разрабатываемой  в  отечественной  лингвистике  области 
исследования –  лингвокультурологии рассматриваются многие  важные кон-
цепты  русской  культуры,  формирующие  концептуальное  пространство  по-
нятия  характера  у  носителей  русского  языка  [2].  Изучение  национального 
характера  в  аспекте  межкультурного  диалога  составляет  один  из  важных 
исследовательских объектов лингвистики межкультурных коммуникаций. В 
контексте  систематизации  обширного  лексического  материала  русского 
языка, отображающего единую общечеловеческую природу реалий характе-
ра,  широкое  признание  получил  постепенно  входящий  в  лингвистический 
обиход функционально-когнитивный подход. 
Значительный  вклад  в  разработку  данной  проблематики  внесли 
А.Вежбицкая, Н.Ф. Уфимцева, Ю.А. Сорокин, И.А. Стернин, В.В. Красных, 
В.А. Маслова, С.Г. Тер-Минасова, Р.Х. Хайруллина, Т.А. Кильдибекова, В. 
И. Убийко, А.В. Силиванец и многие другие лингвисты, изучающие языко-
вые  аспекты  репрезентации  категории  характера.  Их  исследовательские 

230 
 
взгляды носят взаимодополняющий характер, отражая  определенные грани 
в  изучении  запечатлѐнного  в  языке  опыта  восприятия  многомерного  мира 
человеческого характера. 
Бесспорный  интерес  вызывают  попытки  лингвистов  построить  язы-
ковую модель отображения реалий характера в виде системного лексическо-
го образования, коррелирующего с концептуальной структурой данного фе-
номена  на  уровне  ментальных  репрезентаций.  Анализ  отечественной  лите-
ратуры  по  данной  тематике  позволил  выделить  несколько  вариантов  виде-
ния языковой репрезентации концепта «характер человека», являющихся по 
сути  своей  вариантами  когнитивных  моделей,  обеспечивающих  доступ  к 
ментальной репрезентации знаний об этой уникальной форме человеческого 
бытия.   
В интерпретации В.И. Убийко акцентируется связь характера с внут-
ренним  миром  человека  через  включение  в  концептосферу  «Внутренний 
мир человека»  как постоянного классификатора  типовой ситуации  «Харак-
теризация  человека  по  его  внутренним  признакам»  [5,  с.11-12].  Последую-
щая детализация сущностной природы характера позволила представить его 
как  один  из  «компонентов»  внутреннего  мира  человека  в  его  физических 
(«телесных»)  проявлениях,  отражающихся  в  поведении  или  связанных  с 
внешним видом [6, с.70-79]. А.В. Силиванец, связывает проявления характе-
ра  с  его  направленностями,  выделяя  для    функционально-семантической 
классификации языковых средств их выражения пять  глобальных понятий-
ных  областей  –  суперконцептов:  суперконцепты  «Воля»,  «Отношение», 
«Интеллект»,  «Нравственность»,  «Поведение»  [4].  Если  в  когнитивной  мо-
дели  Убийко  внешние  симптоматические  проявления  характера,  ассоциа-
тивно соотносимые с внутренним, психоэмоциональным, выступают спосо-
бом извлечения информации о внутреннем мире, то у  А.В. Силиванец ког-
нитивной  опорой  для  получения  информации  являются  суперконцепты  и 
функционально-семантические  цепочки.  Суперконцепты  предстают  как  це-
лостные  образования  с  категориальными  значениями,  позволяющими  вы-
явить  различные  аспекты  познания  реалий  характера,  а  функционально-
семантические  цепочки,  представляющие  собой  оформленные  деривацией 
смысловые  парадигмы,  отражают  определенные  особым  образом  структу-
рированные в процессе познания пласты знаний, в которых прослеживаются 
все направления развития суперконцепта [4, с.46].  
Качественно новый шаг  в данном направлении  – представление сло-
варного  материала  разделом  «Характер»  в  «Функционально-когнитивном 
словаре  русского  языка  (Языковая  картина  мира)»,  являющееся  наиболее 
полным и развернутым на сегодняшний день системным видением содержа-
тельного объема и структуры концепта «характер» в языковой картине мира 
носителей  русского  языка  [7,  с.544-590].  Новизна  словаря  –  в  реализации 
новой  теоретически  обоснованной  методики  классификации  лексической 

231 
 
системы  с  опорой  на  функциональное  назначение  и  когнитивное  содержа-
ние  языковых  единиц.  Последовательное  применение  принципов  функцио-
нально-когнитивного  описания с привлечением базовой для упорядоченной 
презентации лексики композиционной единицы словаря – макроконцепта, и 
принципиально новой и самой крупной системообразующей единицы языка, 
названной  функционально-когнитивной  сферой  (ФКС),  позволило  авторам 
словаря  представить  весь  словарный  состав  языка  как  совокупность  сфер, 
реализующих  базовые  категории  языковой  картины  мира.  Макроконцепт 
как  единица,  «обладающая  большим  систематизирующим  потенциалом  и 
организующая  вокруг себя  обширные разряды слов»,  предполагает различ-
ные аспекты развертывания общего понятия и выделяется как основа описа-
ния ФКС – многомерного образования, вычленяемого из словарного состава 
языка как его наиболее объемный фрагмент [7, с.III – IV]. Ярким свидетель-
ством успешности используемой методики классификации явилась возмож-
ность презентации концепта «характер» как объемного, динамичного, обла-
дающего  многомерной  и  многоуровневой  сущностью  макроконцепта,  про-
являющегося в языке как один из аспектов характеризации человека в функ-
ционально-когнитивной  сфере  «Человек  в  языке».  Когнитивная  ценность 
предложенной презентации концепта – в осуществлении нового типа отбора 
и систематизации словарных лексем, описывающих характер и его проявле-
ния,  с  базовой  опорой  на  ведущие  макроконцепты,  отражающие  основные 
аспекты  жизнедеятельности  человека:  жизнь,  движение,  восприятие  окру-
жающего мира, деятельность, речемыслительная деятельность, образование. 
Дальнейшая конкретизация характера как основы поведения человека в его 
отношении к окружающему миру и к самому себе с учетом связи характера 
с различными сферами человеческой психики привела к выделению объем-
ных лексических разрядов  – базовых макроконцептов, определивших глав-
ные направления развертывания искомого концепта: 1) воля; 2) отношение к 
жизни; 3) отношения между людьми; 4) отношение к себе и другим; 5) от-
ношение к труду; 6) речевая, 7) интеллектуальная и 8) эмоциональная харак-
теристики;  9)  культура,  воспитание,  образование;  10)  отношение  к  матери-
альным ценностям; 11) моральные и нравственные качества; 12) характери-
зация  по  двигательной  активности.  Подразряды  второго  уровня  иерархии 
содержат  последующую  конкретизацию  первого  уровня:  мировоззрение 
(разряд 2), агрессивное отношение к людям, положение в обществе, проис-
хождение (разряд 3), самооценка (4) и деловые качества (5). Следующий шаг 
в ступенчатой классификационной схеме подачи лексических единиц пред-
ставлен  иерархически  организованными  лексическими  группами,  выстроен-
ными  как  отражение  «живых  лексико-семантических  процессов,  которые 
обусловливают дифференциацию вокабуляра, встроенность  одних парадиг-
матических  групп  в  другие»  [7,  с.IV].  Существенное  расширение  в  сравне-
нии с другими вышеупомянутыми классификациями номинативного словаря 

232 
 
глобальных  понятийных  областей  –  базовых  макроконцептов,  эксплици-
рующих  содержательный  объем  исследуемого  объекта,  говорит  о  бесспор-
ной  эвристической  ценности  предлагаемого  функционального  членения 
словарного состава языка  с опорой на  выделяемые авторами композицион-
ные единицы, предполагающие возможность выхода на потенциально более 
высокие уровни осмысления когнитивной субстанции языка. 
В  заключение  следует  подчеркнуть  перспективность  исследования 
антонимо-синонимических рядов лексем словарной объективации искомого 
концепта, детализирующих отдельные аспекты его языковой репрезентации. 
Вероятно,  именно  на  этом  пути  исследователя  ждет  много  интересных  на-
ходок,  способных  пролить  свет  на  многие  глубинные  характеристики  мен-
тальной репрезентации уникального мира человеческого характера.  
Литература 
1.  В.А.  Маслова.  Современные  направления  в  лингвистике:  учеб.  пособие  для 
студ. высш. учеб. заведений. – М.: Издательский центр «Академия», 2008. – 272 
с. 
2.  В.А.  Маслова.  Введение  в  когнитивную  лингвистику:  учеб.  пособие.  –  М.: 
Флинта: Наука, 2006. – 296 с.  
3. Г.Г. Салихов. Человек эпохи глобализации. – М.: Наука, 2008. – 560 с. 
4.  А.В.  Силиванец.  Функционально-семантическая  сфера  характеризации  чело-
века: дис. … канд.филол.наук. – Краснодар, 1997. – 280 с.  
5.  В.И.  Убийко.  Концептосфера  внутреннего  мира  человека  в  русском  языке. 
Функционально-когнитивный словарь. – Уфа: РИО БашГУ, 1998. – 232 с.  
6. В.И. Убийко, С.В. Овчинникова. Симптоматика внутренних состояний, отно-
шений  и  качеств  человека  в  современном  русском  языке:  Материалы  к  ком-
плексному  функционально-когнитивному  словарю.  Учебное  пособие.  –  Уфа: 
РИО БашГУ, 2004. – 165 с.  
7. Функционально-когнитивный словарь русского языка (Языковая картина ми-
ра) / Под общей редакцией  Т.А. Кильдибековой. Спб.: Политехника – сервис», 
2011. – 664 с.  
8. G. Murphy. Psychological views of personality and contributions to its study// E. 
Norbeck , D. Price-Williams, W. McCord  (Eds.). The study of personality : An inter-
disciplinary appraisal. – New York: Holt, Rinehart and Winston, 1968. – pp. 15-40.  
© Зиганшина Г.Х., 2012 
 
 
УДК 81‘37 
Ибрагимова В.Л. 
г.Уфа (Россия) 
 
Уровни актуализации актантной семантики глагола 
 
1. Актантная семантика глагола актуализируется на нескольких уров-
нях языковой структуры и  – соответственно – на нескольких уровнях абст-

233 
 
ракции:  в  виде  синтагматических  компонентов  семантики  глагола  (чаще 
всего,  по-видимому,  абстрактных);  в  приглагольных  синтаксических  пози-
циях,  которые,  конкретизируясь,  заполняются  в  высказываниях,  отражаю-
щих  конкретные  внеязыковые  ситуации;  путѐм  лексикализации  актантных 
компонентов  семантики  конкретных  глаголов.  Можно  предположить,  что 
указанные  способы  актуализации  актантной  семантики  глагола  повторяют 
историю  развития  актантных  значений  и  носят  универсальный  характер. 
Обратимся к рассмотрению этих способов подробнее.  
2.  Глагол,  как  известно,  –  это  категория  слов,  в  семантике  которых 
кроме указания на процессуальный признак содержатся (чаще всего в самом 
общем,  типизированном  виде)  семантические  компоненты,  содержанием 
которых  являются  ‗носитель  процессуального  признака‘  (сема  субъектно-
сти),  ‗объект‘  (например  ‗объект  созидания‘,  ‗объект  разрушения‘,  ‗объект 
изменения‘, и т.п., а также ‗инструментальный объект‘, ‗адресат‘ и др.) (со-
ответственно  семы  субъектности,  объектности,  инструментальности,  адре-
сатности), ‗место‘ (сема локативности), ‗направление‘ (сема директивности). 
Одни из этих сем находятся в ядре значения глагола, другие  – на его пери-
ферии.  Например,  в  ядре  значения  глагола  писать,  реализуемого  в  конст-
рукции типа NN пишет поэму, содержатся синтагматические семы субъект-
ности  и  объектности.  На  семной  периферии  этого  значения,  по-видимому, 
имеется  компонент  локативности,  который  обнаруживает  себя  в  стихе  В. 
Высоцкого  (Он  писал  ей  стихи  на  снегу).  В  рассматриваемом  значении 
этого  глагола  имеются  также  семы  объектности,  адресатности,  инструмен-
тальности,  которые  обнаруживают  себя  на  поверхностно-синтаксическом 
уровне,  например:  Мать  пишет  письмо  сыну;  ср.  ещѐ:  Мать  пишет  сыну 
карандашом. Содержательно одинаковые синтагматические семы в разных 
значениях  и  употреблениях  глагола  могут  иметь  различный  ранговый  ста-
тус. Как можно заметить, компоненты семантики глагольного слова образу-
ют  некое  внутрисемемное  поле,  структура  которого  изоморфна  структуре 
соответствующего высказывания.  
3. Рассмотренные выше компоненты семантической структуры глаго-
ла определяют валентностные потенции его значения, которые реализуются 
в структуре высказывания в виде синтагматических позиций актантной при-
роды (подлежащее, прямое и косвенное дополнения, обстоятельство места – 
локатив  и  директив).  Конкретное  лексическое  наполнение  этих  позиций 
диктуется логикой и содержанием вербализуемой ситуации.  
4.  В  языке  получила  развитие  лексикализация  актантных  компонен-
тов  глагольной  семантики,  представляющих  собой  лексические  дериваты 
соответствующих  глаголов.  Это  является  экономным  синтетическим  (си-
мультанным)  способом  вербализовать  различные  признаки  денотативной 
природы. Так, например, в разговорных именах  певунпевунья наряду с ак-
тантной семантикой субъектности вербализован семантический компонент, 

234 
 
указывающий  на  то,  что  субъект  –  это  тот,  кто  любит  петь,  много  поѐт.  В 
словах певец и певица, башк. йырсы, нем. Sänger обозначен профессиональ-
ный  характер  пения,  что  эксплицировано  в  немецком  же  Berufssänger,  где 
Beruf  означает  «профессия».  В  значении  существительного  певчий  содер-
жится  семантический  компонент,  специфицирующий  указание  на  сферу 
певческой  деятельности:  так  называют  певца  в  церковном  хоре  (синоним 
хорист)  (ср.  нем.  Chorist  в  том  же  значении).  Интересно,  что  субъектный 
компонент семантики глагола петь в чистом, неосложнѐнном виде лексика-
лизован не в имени существительном: он выражается субстантивированным 
причастием (рус. поющий, башк. йырлаусы, нем. singend и т.д. Приведѐм ещѐ 
примеры  лексикализованных  актантных  значений  субъектности:  писец,  пи-
сарьписательписака. Интересно, что другие языки также способны выра-
зить аналогичные значения, но необязательно при этом путѐм лексикализа-
ции,  а,  например,  путѐм  внутрисловной  деривации  (развития  многозначно-
сти), аналитическим способом и др. Так, например, башк. яҙыусы имеет зна-
чения «пишущий» и «писатель»; значение, выражаемое русским словом пи-
сарь,  в  башкирском  выражено  заимствованием  из  русского  же  языка  –  пи-
сарь.  Приведѐм  примеры  лексикализованного  объекта:  письмо,  запись,  за-
писка, писулька; объекта-локума: сиденье, седло, седѐлка, сидейка, сидушка
ложе, лежак, башк. ултырғыс «стул» (восходит к ултырыу «сидеть»); лек-
сикализованного локума: село, селение, поселение, посѐлок, седловина, леж-
бище,  стойбище,  польск.  osiedle,  osada  «поселение,  посѐлок»,  башк.  утрау 
«остров»  (дериват  глагола  ултырыу),  ята  «общежитие»  (дериват  глагола 
ятыу «лежать»).  
5. Из приведѐнного материала можно видеть, что лексикализация ак-
тантных компонентов семантики глагола имеет место не только при прямых, 
но и при производных значениях глаголов.  
6. Здесь можно наблюдать изоструктурность  «внутреннего синтакси-
са» глагола  и соответствующего высказывания, в том числе с  лексикализо-
ванными  актантными  значениями.  В  этом  возможно  усмотреть  проявление 
фрактальности в языке.  
© Ибрагимова В.Л., 2012 
 
 
УДК 81‘1 
Имамутдинова Ф.Р. 
г. Уфа (Россия) 
 
Реализация когнитивной функции языка в речевой деятельности 
 
Речевая  деятельность  –  специфическая  область  человеческой  дея-
тельности, связанная с разными сферами жизни людей (их психикой, физио-

235 
 
логией, анатомией  и т.п.) Речевую  деятельность, как и любую  другую  дея-
тельность,  характеризует  признак  целенаправленности.  Целенаправленный 
характер  речи  ориентирован  на  собеседника,  прежде  всего  на  понимание  с 
его стороны. 
Речевая  деятельность  трактуется  в  психологии  и  психолингвистике 
как определенный вид человеческой деятельности. Теория речевой деятель-
ности  создана  в  психолингвистике  на  основе  психологической  теории  дея-
тельности  Л.С. Выготского и  А.А. Леонтьева.  Так,  по  мнению Л.С. Выгот-
ского, порождение  речи  представляет собой процесс  превращения мысли  в 
слово, материализацию и объективизацию мысли в слово. Внутреннюю про-
грамму  высказывания  необходимо  рассматривать  как  звено,  включенное 
между  исходной мыслью  и  конечным внешним высказыванием. Определяя 
формирование речи как процесс перехода от мысли к слову, к внешней речи, 
Л.С.  Выготский  представлял  его  как  движение  от  мотива,  порождающего 
какую-либо  мысль,  к  оформлению  самой  мысли,  к  опосредованию  ее  во 
внутреннем слове, затем – в значениях внешних слов и, наконец, в словах [1, 
с.48]. 
По своему внутреннему строению речевая деятельность, как и любая 
деятельность, организована как система.  Как система  речевая деятельность 
выполняет  определенные  функции.  Речевые  функции  опираются  на  функ-
ции  языка;  они  отражают  также  структуру  самого  речевого  акта  взаимоот-
ношением  языка  с  передаваемыми  сообщениями,  а  также  с  участниками 
речевого акта. 
Речевая  деятельность  тесно  связана  с  ее  средством  –  языком.  Язык 
является не только средством ее существования в виде определенной данно-
сти, но и сама эта деятельность обновляется и творится в речи. Целевое на-
значение речи – отражение и проявление функций языка  
Функция  языка  как  научное  понятие  есть  практическое  проявление 
сущности языка, реализации его назначения в системе общественных явле-
ний, специфическое действие языка, обусловленное самой его природой, то, 
без чего язык не может существовать, как не существует материя без движе-
ния[2, с.123]. 
Двумя  главнейшими,  базовыми  функциями  языка  являются    комму-
никативная  и  когнитивная.  На  этапе  коммуникативной  деятельности  гово-
рящий  осуществляет  актуализацию  когнитивной  функции  языка  в  полном 
объеме  через  информирование  и  именование.  Коммуникативная  функция 
тесно  связана  с  когнитивной  функцией  языка.  Чтобы  порождать  и  воспри-
нимать сообщение о мире, человек в первую очередь должен обладать зна-
нием об этом мире, приобретаемом в результате его отражательной мысли-
тельной деятельности.    
Когнитивность  определяется  как  свойство  языка  представлять  в 
обобщенном  мире  познанные  человеком  явления,  свойства  и  отношения 

236 
 
между явлениями внешнего мира, способствующего созданию концептуаль-
ной картины мира. Картина мира – это целостный, глобальный образ дейст-
вительности,  который  является  результатом  всей  духовности,  активности 
человека,  всех  его  контактов  с  миром  предметно-практической  деятельно-
сти, созерцания, умопостижения мира и т.д.[3, с.23]. 
Язык непосредственно участвует в процессах, связанных с формиро-
ванием модели мира. В недрах языка  формируется языковая картина  мира. 
Языковая картина мира  понимается как подсистема  концептуальной карти-
ны мира, включающая те ее компоненты, с которыми соотнесены языковые 
знаки. Специфика языковой картины мира состоит в том, что она встроена в 
структуру концептуальной картины мира. Языковая картина мира есть вто-
ричное существование объективной картины мира [4, с.64].  
Когнитивная функция осуществляет категоризацию и концептуализа-
цию  мира,  которая  ориентирована  на    систематизацию  всех  типов  знаний, 
связанных с коммуникативной деятельностью человека. 
Акт отнесения слова (или объекта) к группе называется актом катего-
ризации.  Цель  категоризации  –  объяснить  новое  через  уже  известное  и 
структурировать картину мира с помощью обобщения, т.е. это способ уста-
новления и выражения в языке иерархических отношений, таких как общее - 
частное,  часть  -  целое.  Процесс  категоризации    неразрывно  связана  с  кон-
цептуализацией,  являющейся  одним  из  важнейших  процессов  познаватель-
ной  деятельности  человека.  Он  заключается  в  понятийной  классификации 
поступающей к нему информации.  
Концептуализация  –  это отражение мира  в знаках языка  (мир в язы-
ковом  знании).  Концептуализация  направлена  на  выделение  неких  мини-
мальных единиц человеческого опыта в их содержательном представлении, 
категоризация  -  на  объединение  единиц,  проявляющих  в  том  или  ином  от-
ношении сходство  или  характеризуемых как тождественные,  в  более  круп-
ные разряды. Результат этой деятельности запечатлен в языковых концептах 
– означенных смыслах, соотносимых с разными фрагментами реальной дей-
ствительности. 
Когнитивность  лежит  в  основе  формирования  концептуальной    кар-
тины мира и отражает процесс восприятия и осмысления  действительности, 
который отражается в концептах, представляющих собой ''своего рода лин-
гвокультурные изоглоссы и пучки изоглосс'' [5,  c.37-67]. Концептуализация 
–  один  из  важнейших  процессов  познавательной  деятельности  человека, 
заключающийся  в  осмыслении  поступающей  к  нему  информации  и  приво-
дящий к образованию концептов, концептуальных структур и всей концеп-
туальной системы в мозгу (психике). При этом язык является формой выра-
жения категорий мысли. 
Когнитивная функция позволяет рассматривать язык не только с точ-
ки  зрения  его  участия  в  формировании  конкретных  актов  речи  индивидов, 

237 
 
но и определить роль языка в процессе речемыслительной деятельности че-
ловека.  Являясь  составной  частью  мыслительной  деятельности  человека, 
язык выступает  как основное  средство выражения мысли. Продуктом мыс-
лительной деятельности является знание. Знание, как правило, воспроизво-
дится в языковой форме. За каждым словом, высказыванием, языковой кате-
горией  стоит  существенный  пласт  знаний.  Языковая  форма  является  отра-
жением когнитивных структур, т.е. структур человеческого познания и соз-
нания. Речевая деятельность есть творческий процесс, в этом процессе уча-
ствуют три величины – язык, знание и разум (интеллект).  
Язык  сложнейшим  образом  переплетается  со  знанием  о  мире,  кото-
рые глубоко врастают в схемы памяти человека. Проблемы представления в 
языке являются актуальными и рассматриваются в новом аспекте с опорой 
на когнитивность.  
Структуры  знаний,  называемые  фреймами,  схемами,  планами  –  это 
пакеты  информации,  которые  хранятся  в  памяти  и  выполняют  значимую 
роль  в  функционировании  языка:  они  помогают  устанавливать  связность 
текста,  речи  и  обеспечивают  вывод  необходимых  умозаключений,  с  помо-
щью  которых  прогнозируются  будущие  события  на  основе  уже  встречав-
шихся сходных событий. 
Человек непроизвольно разбивает большой эпизод на меньшие, нахо-
дясь  под  влиянием  уже  существующих  в  уме  определенных  стереотипных 
моделей. У.Чейф называет такие модели ''схемой''. Схемы являются не толь-
ко  способом  организации,  они  также  являются  способом  интерпретации 
опыта [6, с.35-73].  
Наши знания о мире организованы в сознании в виде фреймов, кото-
рые  не  являются  произвольно  выделяемыми  ''кусками''  знания  и  представ-
ляют  ментальные  сущности,  объединенные  определенным  концептом. 
Фреймы  обеспечивают  адекватную  обработку  стандартных  ситуаций,  т.е. 
осуществляют мыслительное структурирование информации [7, с.121]. 
При  усвоении  схем  для  обеспечения  тех  или  иных  частей  реального 
мира  иногда  выучиваются единицы  языковых фреймов; слова  из  языковых 
фреймов активизируют в сознании говорящего весь фрейм и ассоциируемую 
с ним схему. Фреймы образуют организацию, необходимое предварительное 
условие  нашей  способности  к  пониманию  тесно  связанных  между  собой 
слов [8, с.74-122] . 
Когнитивная  лингвистика  включает  также  понятие  ''сценарий''.  Сце-
нарий состоит из нескольких актов и эпизодов, каждый из которых дробится 
на более удобные единицы, а их значения зависят от культурных и социаль-
ных факторов. 
По мнению Т.А. ван Дейк, в основе  ситуационных  моделей  лежат не 
абстрактное  знание  о  стереотипных  событиях  и  ситуациях,  а  личностные 
знания  носителей языка. ''Чтобы понять текст, мы должны представить се-

238 
 
бе, о чем он. Если мы не в состоянии представить себе ситуацию, в которой 
индивидуумы  обладают отношениями, обозначенными  в тексте, то  не  смо-
жем понять и сам текст'' [9, с.102-134]. 
Таким  образом,  рассматривая  речевую  деятельность  как  единство 
общения и обобщения, можно сказать, что язык выполняет различные функ-
ции  в  речевой  деятельности,  используя  разнообразные  языковые  средства. 
Когнитивная  функция  предполагает  наличие  у  языка  свойства  формирова-
ния мысли, ее передачи и накопления общественного опыта. Все современ-
ные  направления  изучения  функций  языка  в  речевой  деятельности    можно 
объединить  одной идеей – когнитивным взглядом на мир.  
Каталог: Books
Books -> Мақалалар, баяндамалар жинағы
Books -> 1 Бес томдық шығармалар жинағы Телжан Шонан лы Оқу құралдары, оқулықтар
Books -> Ғылым комитеті М. О. Әуезов атындағы Әдебиет және өнер институты Сейіт Қасқабасов
Books -> Ббк 83. 3 (5 Қаз) 82 Қазақстан Республикасының Мәдениет және ақпарат министрлігі Ақпарат және мұрағат комитеті «Әдебиеттің әлеуметтік маңызды түрлерін басып шығару»
Books -> Бағдарламасы бойынша шығарылып отыр Редакция алқасы
Books -> Құл-Мұхаммед М., төраға
Books -> Ербол шаймерден°лы шы армалары бесінші том


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   31


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет