Н. П. Пешкова (зам отв редактора)



жүктеу 2.68 Mb.
Pdf просмотр
бет20/31
Дата15.03.2017
өлшемі2.68 Mb.
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   31

Литература 
1.
 
Выготский Л.С. Мышление и речь [Текст] / Л.С. Выготский. – М.: Лаби-
ринт, 1999. – 353 с. 
2.
 
Слюсарева  Н.А.  Проблемы  функциональной  морфологии  современного 
английского языка [Текст] / Н. А. Слюсарева. – М.: Наука Ю 1986. – 206 с. 
3.  Роль  человеческого  фактора  в  языке:  Язык  и  картина  мира  [Текст].  М.: 
Наука, 1991 – С. 23. 
4. Колшанский Г.В. Объективная картина мира в познании и языке [Текст]/ 
Г. В. Колшанский. – М.: Наука, 1990. – 103 с. 
5.  Апресян  Ю.Д.  Образ  человека  по  данным  языка.  Попытка  системного 
описания [Текст] // Вопросы языкознания / Ю. Д. Апресян. – 1995. – № 1. – 
С. 37–67. 
6. Чейф У. Память и вербализация прошлого опыта [Текст] // Новое в зару-
бежной лингвистике / У. Чейф. – М.: 1983. – № 12. – С. 35–73. 
7. Минский М. Фреймы для представления  знаний [Текст] / М. Минский. – 
М.: Энергия, 1979. –152 с. 
8. Филлмор Ч. Основные проблемы семантики [Текст] // Новое в зарубежной 
лингвистике / Ч. Филлмор. – М.: Прогресс,1983. – №12. – С.74–122. 
9. Дейк Т.А. Язык. Познание. Коммуникация [Текст] / Т.А. Дейк. М.: Про-
гресс, 1989. – 312 с.  
© Имамутдинова Ф.Р., 2012 
 
 
УДК 81‘367 
Исакова С.С.  
г.Актобе (Казахстан) 
 
Фразеологизмы с компонентом чисел 
(на материале казахского и французского языков) 
 
Язык  является  не  только  средством  общения,  но  и  сложным 
процессом,  формирующим  мировозрение,  сознание  и  мышление  человека. 

239 
 
Коммуникативная  деятельность  является  не  только  составной  частью 
национальной  культуры,  но  и  считается  основой  человеческой  культуры  и 
познания [1]. Культура  систематизируется,  формируется,  развивается через 
язык. Особенности культуры каждого народа  находят свое отражение в его 
языке. Одной из основных функций языка является сохранение культурного 
опыта  народа,  переход  его  из  поколения  в  поколение.  (Э.Сепир,  Д.С. 
Лихачев, Ю.С. Степанов, Н.Д. Арутюнова, В.И. Карасик).  
Хотя  в  составе  пословиц  и  поговорок  казахского  и  французского 
языков  с  компонентом  числительным  имеют  место  все  семантические 
группы  числительных,  однако  наблюдается  частое  употребление 
порядковых, 
количественных 
и 
собирательных. 
Количественные 
числительные,  встречающиеся  в  составе  пословиц  и  поговорок  обоих 
языков, обозначают не конкретное число предметов, а указывают на уровень 
качественной  относительности  между  сопоставляемыми  предметами 
(явлениями,  действиями),  обобщенный  паремический  смысл  с  оттенками 
«конкретность»  и  «множественности».  Например,  ¤  Мың  қайғы  бір 
борышты  ӛтемейді  (Тысяча  печалей  не  оплатят  один  долг).  ¤  Ер  бір  рет 
ӛледі, ез мың рет ӛледі (Храбрый умирает один раз, ничтожный - тысячу). ¤ 
Pour  un plaisir, mille  douleurs (Для одного  удовольствия, тысяча страданий  - 
бір рахатқа, мың мехнат); ¤  Mille routes dévoient du blanc,  une  y va (Тысяча 
дорог  запутают,  одна  приведет  к  цели  -  мың  жол  адастырады,  бір  жол 
апарады).  ¤  Жақсы  кісі  қырқында  толады,  жаман  кісі  қырқында 
солады(Хороший  человек  в  сорок  поправляется,  плохой  человек  в  сорок 
увядает). ¤ Vingt têtes, vingt avis (сколько голов, столько умов). ¤ Il y a mille 
inventions  pour  faire  parler  les  femmes,  mais  pas  une  seule  pour  les  faire  taire 
(әйелдерді  сӛйлету  үшін  мың  себеп  бар,  ал  оларды  қойдыру  үшін  біреу  де 
жоқ).  ¤  Ceux  qui  ont  mille  fantaisies  n'ont  pas  un  seul  gout  (  у  кого  сто 
фантазий,  ни  одного  вкуса  -  мың  қиялы  бардың  бір  талғамы  жоқ)  и.т.д.  В 
составе  этих  пословиц  и  поговорок  слова  тысяча,  сто,  двадцать  даны  не 
прямом  значении,  а  в  значении  «много».  А  число  один  обозначает  «не  все 
множество,  конкретно  одно»  «кӛптің  бәрі  емес,  нақты  бірі»,  число  сорок 
обозначает  центральную  точку  в  системе  человеческой  жизни,  что 
ассоцируется  с  «возрастом  достигнем  совершенства,  умственной  зрелости, 
мудрости».   
Здесь  наблюдается,  что  числительные  от  прямого  номинативного 
значения постепенно меняют смысл в сторону цельности и взаимосвязности 
«множество»  и  «конкретность»  в  сопоставляемых  языках.  Например,  в 
казахском языке печаль и долг-қайғы мен борыш, хороший человек и плохой 
человек-жақсы кісі  мен  жаман кісі, храбрый и ничтожный  -  ер мен ез, во 
французском языке удовольствие и страдание – plaisir et douleur, человек и 
его мнения – tête et son avis, заговорить и молчать - faire parler et faire taire 
– (говорить и не говорить  - сӛйлету және сӛйлетпеу, заблудить – довести 

240 
 
адастыру  мен  апару,  фантазия  и  вкус-  fantaisie  еt  gout  на  ассоциативную 
связь 
между 
подобными 
понятиями 
добавляют 
эмоционально-
экспрессивный 
оттенк, 
обеспечивают 
достижение 
паремическим 
содержанием до качественного уровня элементов этнической культуры.   
Числительные обозначают не конкретное количество предметов, а их 
порядок  в  определенной  структуре,  границу  расположения  порядковых 
числительных  в  составе  пословиц  и  поговорок,  определяющую 
«бесконечность»,  добавляя  в  общий  смысл  пословиц  и  поговорок  такие 
оттенки,  как  «по  порядку  бесконечное  продолжение»  или  «переступить 
границу», «беспорядок», «нарушение порядка, границ».  
В  результате  возникает  возможность  логико-семантического 
продолжения значения понятий пословиц, поговорок, взятых из жизненных 
ситуаций  от  «ассоциативной  связи»  к  «порядку»,  «бесконечности». 
Например:  ¤  Бірінші  байлық  -  денсаулық,  екінші  байлық  -  ақ  жаулық,  
үшінші  байлық  -  он  саулық  (первое  богатство  –  здоровье,  второе 
богатство – семья, третье богатство – десять баранов). ¤ Бірінші әйел – 
шекер, екінші әйел – бекер(первая жена – сахар, вторая жена - напраслина). 
¤  Бірінші  әйелді  құдай  қосады,  екіншісін  адам  қосады,  үшіншісін  сайтан 
қосады (Первая жена от бога, вторая – от людей, третья – от чѐрта). ¤ 
Les  premiers  morceaux  nuisent  aux  derniers  (первые  блюда  перебивают  вкус 
последующих).  ¤  L‘arbre  ne  tombe  pas  du  premier  coup  (дерево  с  первого 
удара не падает; не сразу дело делается). ¤ La première va devant la deuxième, 
la deuxième  suit la première (ну, пошли  китайские  церемонии). ¤  Le premier 
accrocs coûte X francs (кто заварил кашу, тот пусть еѐ и расхлѐбывает). ¤ Il 
n‘y  a  que  le  premier  pas  qui  coûte  (труден  только  первый  шаг;  лиха  беда 
начало). ¤ Le premier au bois et le dernier á l‘eau (первый в удовольствиях и 
последний в работе) и.т.д. 
Если  во  французском  языке  часто  употребляются  приблизительные 
числительные (¤ Il n‘y en a pas trоіs douzaines au quarteron - это редкая вещь, 
такое  не  везде  найдѐшь),  то  в  пословицах  и  поговорках  казахского  языка 
наиболее  частыми  являются  собирательные  числительные.  Они  совсем  не 
изменяют 
количественные 
понятие, 
являются 
стержнем 
для 
абстрагирования количественных числительных, обобщения, и группировки 
предметов и понятий.   
В составе пословиц и поговорок имя числительное біреу (одна штука 
из  нескольких)  обозначает  «группу  людей,  весь  народ,  множество»  и 
«индивидуального  человека»  и  служит  для  обозначения  объединения, 
собирательности, группировки. Например, в составе паремии Біреу жаныңа 
жолдас, біреу малыңа жолдас (
Одному в дружбе нужен ты сам, другому – 
твое  состояние)
  через  компонент  біреу  взаимоотношение  между  «один  из 
нескольких  человек»  и  «индивидуальный  человек»  сосредатачивается 
вокруг  понятия  «товарищ»,  влияя  на  формирование  обобщенного 

241 
 
паремического 
значения 
«очень 
близкие 
дружеские 
отношения 
основываются  на  какой-то  конкретной  цели».  Так  же  в  составе  паремии 
Біреу  тойып  секіреді,  біреу  тоңып  секіреді
 
(Один  прыгает  от  сытости, 
другой  –  от  стужи
 
) 
компонент  біреу  обозначает  характер 
взаимоотношений  между  «наедаться»  и  «мерзнуть»,  «каждый  член 
определенной группы» и  «индивидуальный человек, который контактирует 
с  ними»,  влияя  на  формирование  понятий  «богатство»  и  «бедность».  На 
основе этого у пословицы Біреу тойып секіреді, біреу тоңып секіреді 
(Один 
прыгает от сытости, другой  – от стужи
  )  формируется  значение  «очень 
хорошее  или  очень  низкое  материальное  состояние  губит  человека, 
способствует  совершению  низких  поступков».  Подобные  пословицы  и 
поговорки в казахском языке  встречаются довольно часто:  біреу білмегенді 
біреу  білер,  біреу  жылағанға  біреу  күлер  →  неизвестное  одному  известно 
другому, до слез обидное одному смешно другому; біреуге дүние кең біреуге 
тар  →  мир  просторен  для  одного,  тесен  для  другого;  біреуге  мал  қайғы, 
біреуге  жан  қайғы  →  кто  думает  о  богатстве,  кто  о  жизни;  богатый 
бережет  рожу,  бедный  одежду;  біреуге  ор  қазба,  ӛзің  түсерсің  →  не  рой 
другому яму — сам в нее попадешь; біреудің ӛлімі — оттан, біреудің ӛлімі 
— судан → одному смерть от огня, другому от воды; біреу қыз алып қашар, 
біреу  қызығына  қашар  →  один  убегает,  умыкнув  девушку,  другой  за 
компанию и.т.д. 
В  составе  пословиц  и  поговорок  такие  числительные  как  екеу-двое, 
үшеу-трое, тӛртеу-четверо, бесеу-пятеро, алтау-шестеро, жетеу-семеро 
определяют  значения  «множество,  много»  и  «конкретность»  о 
взаимоотношениях  «группы  людей,  всего  народа,  множества»  и 
«индивидуального  человека»  и  выполнют  функцию  соединения  друг  с 
другом. Например: ¤  Ағайын – алтау, ана – біреу (родни –шестеро, мать-
одна).  ¤  Аласыға  алтау  аз,  бересіге  бесеу  кӛп  (кто  получает,  ему  шесть 
мало, кто отдает, ему пять много). ¤Тӛртеу түгел болса, тӛбедегі келеді, 
алтау  ала  болса,  ауыздағы  кетеді  (
Если  шестеро  врозь,  лежащее  во  рту 
теряют; если четверо за одно, улетевшее в небо достают.
)и.т.д [2]. 
Несмотря  на  разноструктурность  групп  казахского  и  французского 
языков, анализ показал, что пословицы и поговорки с компонентом чисел в 
обоих языках имеют полные эквиваленты. Например, Tous les cinq doigts de 
la main ne se ressemblent pas – не все пальцы на руке одинаковы – бес саусақ 
бірдей емес; L‘oeil sait toujours du Coeur les premières nouvelles – где сердце 
лежит, туда и око бежит - кӛңілдегіні кӛзден танисың; Mettre deux pieds dans 
un  soulier  –  копаться,  канителить(ся)  -  екі  аяғын  бір  етікке  тығу  и.т.д.  В 
вышеуказанных  пословицах  и  поговорках  сопоставляемые  предметы, 
действия, явления (бес саусақ(пять пальцев) - cinq doigts, кӛз(глаза) - l‘oeil, 
екі  аяқ(две  ноги)  -  deux  pieds)  в  обоих  языках  имеют  полное  соответствие, 
что  показывает  наличие  в  миропонимании  двух  наций  одинаковых 

242 
 
общечеловеческих и универсальных явлений. Следующие группы пословиц 
и поговорок по структуре и сопоставляемым в них предметам и действиям 
бывают  разными,  а  по  значению  они  одинаковы.  Например,  Qui  donne  tôt, 
donne  deux  fois  –  (вдвойне  даѐт  тот,  кто  даѐт  быстро)  епті  екі  асайды;  Faire 
coup double (faire d‘une pierre deux coups) – одним ударом двух зайцев убить, 
бір  оқпен  екі  қоян  ату;  Il  vaut  mieux  être  le  dernier  au ciel  que  le  premier  en 
enter – лучше быть последним в раю, чем первым в аду; Tel brille au  second 
rand qui s‘éclipse au premier - лучше быть первым в деревне, чем последним 
в городе ӛзге елде сұлтан болғанша, ӛз  еліңде ұлтан бол; Y  regarder á  deux 
fois  –  хорошенько  подумать,  прежде  чем  решить  жеті  рет  ӛлшеп,  бір  рет 
піш; L‘hôte et le poisson en trоіs jours sont poison – и гость, и рыба через три 
дня  становятся  отравой  бір  күнгі  қонақ  құт,  екі  күнгі  қонақ  қонақ,  үшінші 
күні  жұт;  Tourner  sept  fois  sa  langue  dans  sa  bouche  avant  de  parler  – 
хорошенько  подумать,  прежде  чем  сказать  ауыздан  шыққан  сӛз,  атылған 
оқпен  тең;  Qui  deux  choses  chasse,  ni  l‘une  ni  l‘autre  ne  prend  –  за  двумя 
зайцами  погонишься  –  ни  одного  не  поймаешь  екі  кеменің  басын  ұстаған 
суға  кетер;  Deux  moineaux  sur  un  épi  ne  sont  pas  longtemps  amis  –  двум 
медведям  в  одной  берлоге  не  ужиться  екі  қошқардың  басы  бір  қазанға 
сыймайды; Un oiseau dans la  main  vaut mieux que deux dans la haie  – лучше 
синица  в  руках,  чем  журавль  в  небе;  Deux  yeux  valent  mieux  qu‘un  (quatre 
yeux valent  mieux que deux)  – один  ум хорошо, а два лучше; бір бас жақсы, 
екеуі одан да жақсы; Deux patrons font chavirer la barque - у семи нянек дитя 
без  глазу қойшы  кӛп болса, қой арам ӛледі; Secret  de  deux,  …de  trios, …de 
Dieu, … de tous – то, что известно троим, будет известно всему свету Отыз 
тістен  шыққан  сӛз,  отыз  рулы  елге  жайылады;  Deux  sûretés  valent  mieux 
qu‘une – бережѐнного бог бережѐт құдай сақ болсаң, сақтайды; Un tiens vaut 
mieux que deux tu l‘auras – не сули журавля в небе, а дай синицу в руки қолда 
бар алтынның қадірі жоқ и.т.д.  
В  составе  некоторых  пословиц  и  поговорок  сопоставляемые 
предметы  не  соответствуют,  но  числовые  компоненты  сохраняются. 
Например,  во  французском  языке  faire  coup  double  (faire  d‘une  pierre  deux 
coups)  означает  екі  рет  ұру,  бір  таспен  екі  удар  жасау  (два  раза  ударить, 
сделать два удара одним камнем), здесь речь не идет о зайце, а в казахском 
языке эквивалентом этой пословицы является «бір оқпен екі қоян ату (одним 
ударом  двух  зайцев  убить)»,  значит  сохраняются  компоненты  чисел  бір 
оқ(один выстрел) – une pierre (бір тас-один камень), екі қоян ату (выстрелить 
двух  зайцев)  -  faire  coup  double  или  faire  deux  coups  (екі  рет  ұру-два  раза 
ударить). 
В  следующих  группах  пословиц  и  поговорок  сопоставляемые 
предметы полностью не соответствуют друг другу, но значение остается без 
изменения,  значит  смысл,  содержание  бывают  одинаковыми.  Например,  Il 
vaut  mieux  être  le  dernier  au  ciel  que  le  premier  en  enter  если  переводим 

243 
 
означает  «жерде  бірінші  болғанша,  аспанда  соңғы  болған  жақсы  (лучше 
быть  последним  в  раю,  чем  первым  в  аду).  Еще  один  вариант  этой 
пословицы  во  французском  языке  звучит  так  «Tel  brille  au  second  rand  qui 
s‘éclipse  au  premier»,  если  переводить  слово  в  слово  означает  «бірінші 
қатарда  жасырынып  тұрғанша,  екінші  қатарда  жарқырап  тұрған 
артық(лучше быть первым в деревне, чем последним в городе)». Эквивалент 
этих пословиц в казахском языке звучит так «ӛзге елде сұлтан болғанша, ӛз 
еліңде ұлтан бол (
чем  быть  на чужбине султаном, лучше  быть  на Родине 
подметкой
)»,  эта  пословица  воспитывает  патриотизм,  зачем  быть  не 
нужным султаном в другой стране, лучше быть рядовым гражданином своей 
Родины.  
Пословицы  и  поговорки,  фразеологизмы  являются  зеркалом 
мировозрения  этноса,  они  связаны  с  национальной  культурой,  обычаями  и 
традициями,  историей  и  превращаются  в  культурный  код.  Чтобы  доказать 
высшесказанное, приведем несколько примеров. Во французском языке есть 
фразеологизм «Ne pas (y) aller par quatre chemins» (досл. тура, тіке, ашық 
айту-  действовать,  говорить  прямо,  открыто).  В  этом  выражении  слово 
quatre обозначает не конкретное число, а неопределенное множество. 
Подобное  употребление  этого  числительного  свойственно  француз-
скому языку и встречается у многих писателей. 
Так, в трагедии Корнеля «Сид» можно прочитать следующую фразу: 
«A  quatre  pas  d'ici  je  te  le  fais  savoir».  Таким  образом,  ne  pas  (y)  aller  par 
quatre chemins дословно означает  «не идти несколькими путями [подраз. к 
своей цели], а идти одним определенным путем». 
Например,   
—  Monsieur  Oriol,  je  viens  causer  affaires  avec  vous.  Je  n'irai  pas 
d'ailleurs par quatre chemins pour m'expliquer (M a u p a s s a n t). 
—  Ma  chère  madame,  je  n'irai  pas  par  quatre  chemins.  Voici  le  but  de 
notre visite (Б. В r i e u x). 
Un  bouillon  d’onze  (или  de  onze)  heures  прост.  -  ядовитое  зелье,  яд 
(букв, отвар, принимаемый в одиннадцать часов).  М. Ра высказывает пред-
положение, что в этом фразеологизме речь идет об отваре, который некогда 
больные принимали как болеутоляющее или снотворное средство в одинна-
дцать  часов  вечера,  перед  сном.  Случалось,  что  многие  больные,  приняв 
отвар, вообще, не просыпались, поэтому в народе о нем сложилось мнение 
как о ядовитом зелье. Заметим, что не употребляемая в современном языке 
элизия предлога перед словом onze свидетельствует о довольно раннем про-
исхождении идиомы. 
Например,  
Et l‘on espionnait ses rapports avec la Cognette, on disait qu‘à eux deux, 
un beau soir, ils donneraient un bouillon de onze heuresau père Houdequin pour le 
voler (Z о 1 a). 

244 
 
 Arriver en trois (или quatre) bateaux (разг.) явиться с большой пом-
пой (букв, явиться на трех или четырех кораблях). Как вариант употребляет-
ся также venir en quatre bateaux. Происхождение этого выражения связано 
с распространенным обычаем, по которому пассажирские суда, имеющие на 
борту  ценный  груз  или  какого-либо  знатного  пассажира,  сопровождаются 
группой военных кораблей, что придает плаванию торжественный характер. 
Например,  
Votre serviteur Gille Cousin et gendre de Bertrand, 
Singe du pape en son vivant, 
Tout fraîchement en cette ville, 
Arrive en trois bateaux exprès pour vous parler 
(La Fontaine). 
S’en moquer (или s’en soucier) comme de l’an quarante (разг.) вовсе 
не считаться с кем-л. или с чем-л., думать о чем-л., как о прошлогоднем сне-
ге (букв, издеваться над кем- чем-л., как над сороковым годом). Существует 
множество  объяснений  этого  сравнения.  Приведѐм  наиболее  известные  из 
них.  
Согласно  П.Китару  и  некоторым  другим  исследователям,  это  выра-
жение  возникло  после  1040  г.  —  дата,  которая  по  народному  верованию 
должна была ознаменовать конец света и наступление «страшного суда». Но 
когда  страшный  год  миновал,  люди  стали  смеяться  над  своими  прежними 
опасениями  и  вместе  с  тем  над  1040  г.,  или  просто  над  40-м  годом,  что  и 
привело к возникновению фразеологизма. 
По другой версии (Литтре, Л.Мартель, Ш.Низар), сравнение восходит 
к  временам  Французской  буржуазной  революции  1789  г.  После  провозгла-
шения  Республики  в  1792  г.  и  введения  нового  календаря  роялисты  упот-
ребляли это выражение с насмешкой, желая таким образом подчеркнуть, что 
Республика не просуществует и сорока лет. 
Третья  гипотеза  (Ш.Робер)  связывает  происхождение  данного  фра-
зеологизма  с  именем  писателя  Луи-Себастьяна  Мерсье  (1740—1814).  Его 
книга  «Год  2440»,  в  которой  он  описывал  мир  будущего,  была  предметом 
насмешек  современников  Мерсье,  говоривших  якобы  в  шутку:  «Je  m‘en 
moque de l‘an 40 (de Mercier)», a затем просто «Je m’en moque de l’an 40». 
 Сторонники четвертой версии (словарь Ларусс, М.Ра и др.) считают, 
что  выражение  Van  quarante  является  искажением  слова  alcoran  коран  и 
приписывают  сравнение  рыцарям  средних  веков,  которые  будто  смеялись 
над чем-л. или над кем-л., как над кораном — священной книгой мусульман. 
Ни  одно  из  приведенных  объяснений  нельзя  считать  вполне  удовлетвори-
тельным,  ибо  все  они  недостаточно  аргументированы  как  с  лингвистиче-
ской, так и с исторической точки зрения. 
Например,  
Saboureau était, au fond, assez ennuyé de l‘affaire Verdié. Après tout, il se 

245 
 
moquait du commandant comme de Van quarante: il ne le connaissait pas (J. С 1 
a r e t i e). 
—  Je  me  soucie  d‘Ursule  comme  de  Van  quarante.  Depuis  la  mort  de 
l‘oncle Minoret, je n‘y ai jamais plus pensé qu‘à ma première chemise (Balzac). 
В  заключение  следует  отметить,  что  в  казахском  языке  три,  семь, 
девять  и  сорок  являются  святыми  числительными,  число  пословиц  и 
поговорок с  компонентом этих чисел превалируется.  Во французком языке 
числительные deux (екі-два) и quatre (тӛрт-четыре) активно используются 
в  составе  пословиц  и  поговорок.  Таким  образом,  важно  иметь  в  виду,  что 
сопоставительное 
изучение 
и 
лингвокультурологический 
анализ 
когнитивных  картин  мира,  принадлежащих  к  разным  языковым  картинам, 
позволяет  увидеть  как  универсальные  (общечеловеческие),  так  и 
специфические  (собственно  этнические)  феномены  бытия  человека. 
Сопоставительное  изучение  языков  способствует  глубокому  пониманию 
национального быта, мировозрения и культуры этноса.  
 
Литература 
 
1.
 
Арутюнова Н.Д. Язык и мир человека. – М., 1998 
2.
 
Қасымова  С.  К.  Сан  компонентті  мақал-мәтелдердің  ұлттық-мәдени 
негізі.Фил. ғыл. канд. ғыл. дәр. дайын. дисс. автореф. А., 2010.  
3.
 
Гак В.Г. Сопоставительная лексикология. – М., 1977. 
4.
 
Корнилов О.А. Языковые картины мира как производные национальных 
менталитетов. – М., 2003.  
5.
 
 Қайдар Ә.Т. Халық даналығы. –Алматы, 2004, -565б. 
6.
 
Карлинский А.Е. Место паремиологии в науке о языке // Избранные тру-
ды по теории языка и лингводидактике. – Алматы, 2007. -144б. 
7.
 
Кеңесбаев I. Қазақ тілінің фразеологиялық сӛздігі. -Алматы, 1977. -712 б.  
8.
 
Назарян А.Г. Фразеология современного французского языка. – М., 1976. 
9.
 
Французско-русский фразеологический словарь / Под ред. Л.И. Рецкера. 
– М., 1963. 
10.
 
Le  petit  Rober  sur  CD-ROM.  Version  électronique  du  Nouveau  Petit  Robert 
Dictionnaire alphabétique et analogique de la langue  française.  Nouvelle édition 
(version 2). – P.:VUEF, 2001. 
 
© Исакова С.С., 2012 
1   ...   16   17   18   19   20   21   22   23   ...   31


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет