Н. П. Пешкова (зам отв редактора)



жүктеу 2.68 Mb.
Pdf просмотр
бет9/31
Дата15.03.2017
өлшемі2.68 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   31

Литература 
1. Ахманова О.С., Идцелис Р. Что такое английский язык, которым мы поль-
зуемся? Курс практической стилистики. – М., 1978, С.138-139. 
2.  Колесникова  И.Л.,  Долгина  О.А.  Англо-русский  терминологический 
справочник по методике преподавания иностранных языков. – СПб.: Изд-во 
«Русско-Балтийский информационный центр ―БЛИЦ‖», «Cambridge Univer-
sity Press», 2001. – 224 с. 
3. Crystal, D. Moving towards an English Family of Languages? // Folia Anglisti-
ca / World Englishes. – M., 1998, p.92. 
4. Crystal, D. The Cambridge Encyclopedia of the English Language. CUP, 2001. 
– 489 p. 
5. French, H.M. Russian–English Glossary of Geocryology and Related Scientific 
Fields (Review) // Permafrost and Periglacial Processes, 2000, Issue 11, pp 285  -
287. 
6. Quirk, R. The Use of English. – Lnd., 1982, p 21. 
© Басырова Ф.А., 2012 
 
 
УДК 81‘37 
Батталова А.Р. 
г. Уфа (Россия) 
 
Вербально-смысловые изоглоссы концепта любовь в романе  
Ф.М. Достоевского «Братья Карамазовы» 
 
В исследованиях, посвященных анализу концепта любовь, можно вы-
делить  две  тенденции.  Во-первых,  выявляется  специфика  содержания  кон-
цепта любовь в русском языке на материале фольклорных, художественных, 

99 
 
рекламных и других текстов (Воркачев, Вильмс, Головач, Макшанцева, Ба-
лашова). Во-вторых, концепт любовь изучается в рамках религиозного дис-
курса (Балашова, Бобырева). Произведения Ф.М. Достоевского и, в частно-
сти,  роман  «Братья  Карамазовы»  представляет  интерес  тем,  что  исследуе-
мый  концепт  может  быть  рассмотрен  с  двух  разных  обозначенных  выше 
точек зрений. 
Анализ исследуемого концепта в романе предполагается осуществить 
по двум направлениям. Первое – это выявить представленные в романе кон-
цепции  любви  и  рассмотреть  те  образы,  которые  служат  раскрытию  этих 
идей.  Второе  направление  предполагает  лингвистический  анализ,  основан-
ный  на  выявлении  лексических  репрезентантов  концепта  любовь  и  анализа 
лексической сочетаемости ключевой лексемы, репрезентирующей этот кон-
цепт.  Выявленные  линии  развития  концепта  любовь  в  «Братьях  Карамазо-
вых»  в  совокупности  с  лексическим  материалом,  который  служит  раскры-
тию этих линий, предлагаем называть вербально-смысловыми изоглоссами. 
Вводя понятие вербально-смысловых изоглосс, мы ориентировались на тео-
рию ментальных изоглосс Ю.С. Степанова. Исследователь под ментальными 
изоглоссами  понимает  культурные  сходства,  совпадения,  тождества,  кото-
рые возникают в сознании деятелей культуры, а потом находят выражение в 
их творчестве [4, с.34].  
Сразу  отметим,  что  Ф.М.  Достоевского  глубоко  волновали  вопросы 
религиозного характера. Темой христианства пронизано всѐ его творчество. 
Н.О. Лосский замечает, что «идеальное христианство, по его (Достоевского) 
пониманию,  есть  религия  любви  и  потому  свободы,  религия  благостного 
отношения ко всему человеку и ко всему миру» [2, с.346]. Поэтому неудиви-
тельно, что в романе красной линией проходит проблема любви в христиан-
ской православной религии.   
Но  говоря  о  любви  в  христианстве,  следует  обозначить  те  векторы 
любви, которые мы находим в Библии. В Священном Писании любовь мож-
но  рассмотреть  с  трех  точек  зрения:  Бог  есть  любовь,  ýже  любовь  Бога  к 
человеку. Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь 
[1 от Иоанна 4:8].  И мы познали любовь, которую имеет к нам Бог, и уверо-
вали  в  неѐ.  Бог  есть  любовь,  и  пребывающий  в  любви  пребывает  в  Боге,  и 
Бог в нѐм [1 от Иоанна 4:16]. Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, 
что  Христос  умер  за  нас,  когда  мы  были  ещѐ  грешниками  [Павел  к  Рим 
5:8]).  Следующий  аспект  –  это  любовь  человека  к  Богу.  Иисус  сказал  ему: 
возлюби  Господа  Бога  твоего  всем  сердцем  твоим  и  всею  душею  твоею  и 
всем  разумением  твоим:  сия  есть  первая  и  наибольшая  заповедь;  вторая 
же  подобная  ей:  возлюби  ближнего  твоего,  как  самого  себя  [от  Матфея 
22:37-39]. И наконец, любовь к ближнему.  Заповедь новую даю вам, да лю-
бите друг друга; как Я возлюбил вас, [так] и вы да любите друг друга. По 
тому  узнают  все,  что  вы  Мои  ученики,  если  будете  иметь  любовь  между 

100 
 
собою [Благ. от Иоанна 13:34-35]; Любовь [да будет] непритворна; отвра-
щайтесь  зла,  прилепляйтесь  к  добру;  будьте  братолюбивы  друг  к  другу  с 
нежностью; в почтительности друг друга предупреждайте  [Павел к Рим. 
12: 9 -10]).   
Все эти три узловых момента любви представлены в романе. Но осо-
бое внимание уделено любви к ближнему в силу неоднозначности, сложно-
сти понимании такой любви. 
Старец Зосима разворачивает концепцию  деятельной любви, которая 
по  своей  сути  является  особым  проявлением  любви  к  ближнему.  Данная 
изоглосса концепта любовь будет выражаться через репрезентантов концеп-
та любовь и  при помощи лексем, которые будут содержать в себе сему дей-
ствия  и  являться  репрезентантами  концепта  деятельность:  любить  неус-
танно, любить деятельно; преуспевать в любви; любовь есть дело; лю-
бовь  деятельная  –  это  работа  и  выдержка;  опыт  любви;  мир  любовию 
приобрести; отсутствие действия выражено при помощи сочетания любить 
пассивно. Суть деятельной любви, по мнению старца Зосимы, в исполнении 
добрых дел, в бескорыстном служении всей жизнью человеку. В этом и за-
ключается сложность осуществления деятельной любви, расцениваемой как 
подвиг. Идея любви как подвига заключена в трактовке старцем ада. Ад, по 
его мнению, это «страдание о том, что нельзя уже более любить». Хотя бы и 
жизнь  свою  рад  был  отдать  за  других,  но  уже  нельзя,  ибо  прошла  та 
жизнь, которую возможно было в жертву любви принесть, и теперь безд-
на между тою жизнью и сим бытием» [1, с.292-293].  
Воплощением идеи деятельной любви старца Зосимы является Алеша 
Карамазов. Поэтому не случайно старец Зосима отправляет его «пребывать 
в миру», говоря при этом, что «дел будет много» и наставляя Алешу «рабо-
тай, неустанно работай». Как субъект любви Алеша обозначен словосочета-
нием  ранний  человеколюбец,  которое  является  ключом  к  пониманию  его 
образа. Н.О. Лосский характеризует любовь Алеши к миру как  «желание  и 
умение  сочувственно  войти  в  жизнь  каждого  человека».  Он  пишет,  что 
«всеобъемлющая  любовь  его  не  есть  какое-то  расплывчатое  физиологиче-
ское добродушие; она исходит из духовной связи его со всем миром и осо-
бенно со всеми людьми в добре, объединяющем мир с Богом» [3, с.316]. И в 
силу  такой  духовности  его  любовь  совершенна  бескорыстна.  Карьерист  и 
атеист Ракитин не способен понять такую любовь. Он спрашивает Грушень-
ку:  «Да  за  что  мне  любить-то  вас  (т.е  Грушеньку  и  Алешу)?  Любят  за 
что-нибудь, а вы что мне сделали оба». На что Грушенька отвечает: «А ты 
ни за что люби, вот как Алеша любит». Духовная связь с людьми проявля-
лась и в ответной любви людей к нему: «…Дар возбуждать к себе особен-
ную любовь  он  заключал в  себе  так-сказать в самой природе, безыскусст-
венно и непосредственно» [1, с.19]. Для наиболее полного раскрытия образа 
Алеши Карамазова как носителя христианской любви, обозначим сочетания, 

101 
 
которые служат раскрытию его характера и манеры поведения: неутолимое 
сердце;  целомудренный  и  чистый;  Алеша  из  таких  юношей  вроде  как 
бы  юродивых;  жил  веря  людям;  не  хочет  быть  судьѐй  другим  людям; 
дар возбуждать любовь к себе. Поведение в детстве: не мог слышать из-
вестных  слов  и  известных  разговоров  про  женщин;  когда  заговорят 
«про  это»,  быстро  закрывает  уши  руками;  мало  экспансивен  и  мало 
разговорчив.    
С  любовью  к  ближнему  связана  идея  любви  к  человечеству  при  не-
возможности любить отдельного человека. Зосима рассказывает историю об 
одном докторе, который признавался:  «Чем более я  ненавидел людей в ча-
стности,  тем  пламеннее  становилась  любовь  моя  к  человечеству  вообще». 
Несомненно, что самая сложная в соблюдении заповедь «полюби ближнего 
своего». Исполнение еѐ требует полного самоотречения и не только преодо-
ления физической неприязни, но и принятия чужого Я с его страданиями и 
несовершенствами. Об этом же говорит Иван Карамазов: «именно ближних-
то,  по-моему,  и  невозможно  любить,  а  разве  лишь  дальних  <…>.  Чтобы 
полюбить  человека,  надо,  чтобы  тот  спрятался,  а  чуть  лишь  покажет 
лицо свое – пропала любовь» [1, c.215]. Такую «Христову любовь» он назы-
вает «невозможным на земле чудом». Зосима же считает, что человек может 
достичь  подобия  божеской  любви,  любя  человека  в  грехе.  Братья,  не  бой-
тесь греха людей, любите человека и во грехе его, ибо сие уж подобие бо-
жеской любви и есть верх любви на земле [1, c.289].  
Старец Зосима отличает любовь деятельную от любви мечтательной
которая тоже жаждет подвига. Но любовь мечтательная требует, чтобы под-
виг был оценен, чтобы все увидели, узнали о нем и «хвалили» за него.  Лю-
бовь  мечтательную,  как  нам  кажется,  воплощает  Катерина  Ивановна.  Ей 
нужно не столько чужое восхищение, сколько созерцание самой себя и сво-
его  подвига.  Дмитрий  Федорович  восклицает:  «Она  свою  добродетель  лю-
бит,  а  не  меня».  Ту  же  мысль  проводит  Иван,  обращаясь  к  Катерине  Ива-
новне:  «Но  вам  он  (Дмитрий  Карамазов)  нужен,  чтобы  созерцать  беспре-
рывно ваш подвиг верности и упрекать его в неверности». Ей нужно непре-
менно доказать свою любовь к Дмитрию, пожертвовав собой, своими прин-
ципами и гордостью, что она и делает на суде. Катя взрастила в себе «исте-
рическую  и  надорванную»  любовь,  которая  «походила  не  на  любовь,  а  на 
мщение», но эта любовь не выдержала в силу своей натянутости, неискрен-
ности.  
При  рассмотрении  аспекта  любовь  к  Богу,  пожалуй,  следует  остано-
виться  на  неоднозначном  образе  Дмитрия  Карамазова.  Неоднозначность 
заключается в соединение земной любви к женщине (обозначим еѐ изоглос-
сой страстная любовь) и любви к Богу.    
Заметим,  что  любовь  к  Богу  своей  включенностью  в  сферу  религии 
обуславливает введение в текст жанров молитвы и клятвы. В речах Дмитрия 

102 
 
наблюдаются интенция восхваления и интенция признания; вкрапления лек-
сем  из  тематического  поля  религии:  господь,  ад,  судить,  бог,  Старшный 
суд, клятва, возродить, воскресить, свет, душа, радость, сердце, страда-
ние, вина, жизнь.    
Здесь же рассмотрим изоглоссу страстная любовь. Любовь-страсть – 
это любовь, которая переходит из одной крайности в другую – из спокойно-
го созерцания объекта любви («Она теперь с ним, ну вот и погляжу, как она 
теперь  с  ним,  со  своим  прежним  милым,  и  только  этого  мне  и  надо»)  до 
безумного желания телесного единения. Любовь-страсть не приносит радо-
сти и еѐ губительную силу осознает Дмитрий: «Прости, Груша, меня за лю-
бовь мою, за то что любовью моею и тебя сгубил». [1, c.526]. Говоря о по-
ведении  Дмитрия,  следует  отметить,  что  двигающей  силой  выступает  рев-
ность. Вспомним то, как Дмитрий сторожил в беседке и ждал прихода Гру-
шеньки к Федору Павловичу, как он ворвался к отцу и избил его, как Дмит-
рий бегал по городу в поиске Грушеньки. В поступках Дмитрия Карамазова 
проявлялись и признаки сладострастия. Он признается Алеше: «Любил раз-
врат,  любил  и  срам  разврата.  Любил  жестокость:  разве  я  не  клоп,  не  злое 
насекомое?».  
Христианской  любви  в  романе  противопоставляется  земная  любовь. 
И  выразителем  крайней  степени  земной  любви  является  Федор  Павлович 
Карамазов - носитель низменной, сладострастной любви. Как субъект люб-
ви  он  обозначен  следующими  сочетаниями:  сладострастник,  порочный 
любитель;  развратный  человек;  ничтожный  мозгляк;  бестолковейший 
сумасброд; старый потаскун и бессемейник; отец, о котором даже и го-
ворить стыдно. Объектом его любви становятся грубая женская красота и 
дурные  женщины.  Концепции  сладострастной  любви  соответствует  и  ма-
нера  поведения  Фѐдора  Карамазова,  его  поступки,  выражены  в  таких  фра-
зах, как устраивать оргии; попрать ногами брачные приличия; завести 
целый  гарем;  ему  льстило  разыгрывать  смешную  роль  обиженного 
супруга; дом обратил в развратный вертеп; дебоширство; пьяные слезы 
и  хмельная  чувствительность;  вертеп  грязного  разврата;  любил  без-
образничать с женским полом; любить скверну. В концепции сладостра-
стной любви можем выделить следующие когнитивные признаки: 
- отсутствие семейных ценностей; 
- отсутствие искренности в поведении и выражении чувств; 
- греховные союзы с женщиной, женщинами; 
- акцентирование на какой-либо черте, детали женщины;  
Вся ужасающая сила сладострастия проявляется в признании Федора 
Павловича:  «По  моему  правилу,  во  всякой  женщине  можно  найти  чрезвы-
чайно,  черт  возьми,  интересное,  чего  ни  у  которой  другой  не  найдешь,  – 
только  надобно  уметь  находить,  вот  где  штука!  Это  талант!  Для  меня 
мовешек  не  существовало:  уж  одно  то,  что  она  женщина,  уж  это  одно 

103 
 
половина всего… да где вам это понять! Даже вьельфильки, и в тех иногда 
отыщешь  такое,  что  только  диву  дашься  на  прочих  дураков,  как  это  ей 
состариться дали и до сих пор не заметили!» [1, c.125-126].   
Итак, в ходе анализа нами  были выделены  четыре  центральные  изо-
глоссы:  деятельная,  мечтательная,  страстная,  сладострастная  любовь.  Каж-
дая из выделенных линий может быть рассмотрена, во-первых, через образ, 
который  воплощает  эту  любовь  и,  во-вторых,  через  набор  лексических 
средств, способствующих выражению изоглоссы.   
Литература 
1.
 
Достоевский  Ф.М.  Полное  собрание  сочинений  в  30  томах.  –  Л.:  «Нау-
ка», 1976. – Т. 14 – 15.  
2.
 
Лосский  Н.О.  Достоевский  и  его  христианское  миропонимание.  –  Нью-
Йорк: «Издательство имени Чехова», 1953.  
3.
 
Новый завет Господа Иисуса Христа (любое изд.) 
4.
 
Степанов Ю.С. Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследова-
ния. – М.: Школы «Языки русской культуры», 1997. 
© БатталоваА.Р., 2012 
 
 
УДК 81‘1 
Баядилова Ш.С. 
г.Актобе (Казахстан) 
 
Қазақ-ағылшын мақал-мәтелдерінің этнолингвистикалық сипаты 
 
Мақал-мәтелдердің  тіл  білімінде,  оның  ішінде,  казақ  және  ағылшын 
тілдерінде  әр  тұрғыдан  азды-кӛпті  зерттеліп  келгені  мәлім.  Зерттеу 
нысанына  қатысты  еңбектерге  тоқталар  болсақ,  мақал-мәтелдердің  тілдік 
табиғаты,  олардың  басқа  тұрақты  тіркестермен  ұқсастықтары  немесе 
ерекшеліктері  А.Байтұрсынов,  I.Кеңесбаев,  P.Сәрсенбаев,  Б.Адамбаев, 
Ә.Қайдар, 
С.Нұрышев, 
Ғ.Мұсабаев, 
М.Ғабдуллин, 
Ғ.Тұрабаева, 
салыстырмалы-салғастырмалы  тұрғыдан  А.Нұрмаханов,  Э.Мұқышева, 
А.Донбаева,  Д.Бегалықызының  т.б.  жұмыстарында  қарастырылған.  Жалпы 
және орыс тіл білімінде В.В. Виноградов, Н.Н. Амосова, М.Т. Тагаев, Н.М. 
Шанский,  Г.Л.  Пермяков,  Л.А.  Булаховский  сынды  ғалымдар  соны  бағыт, 
ұстанымдарымен,  құнды  пайымдауларымен,  нақты  теориялық  түйін-
тұжырымдарымен  белгілі.  Генетикалық  және  типологиялық  құрылымы 
жағынан  әр  түрлі  қазақ  және  ағылшын  тілдеріндегі  мақал-мәтелдерді 
салыстыра  зерттеу  арқылы  тілдегі  алатын  орнын,  тілдік  табиғатын,  ӛзге 
тұрақты  тұлғалармен  сәйкес  тұстарын,  ӛзгешеліктерін  анықтау  және 
этнолингвистикалық тӛркінін ашу. Мақал-мәтелдерді тақырыптық топтарға 
бӛліп қарастыруды жӛн кӛрдік. 

104 
 
Уақыт  өлшеміне  қатысты  мақал-мәтелдердің  лингвистикалық 
уәжі.  Бұл  тақырыптық  топтағы  бейнелі  орамдар  уақыттың  кӛз  ілеспес 
жылдамдығын, оны босқа ӛткізіп, ӛмірді ӛксітпеуді, алтын мезетті пайдалы 
іске арнауды уағыздайды. Мысалы, "Time is money" (c.c.a.: Уақыт — ақша); 
"Уақыт  —  білгенге  қазына,  білмегенге  —  быламық",  "Ерте  тұрған  әйелдің 
бір  ісі  артық,  ерте  тұрған  еркектің  ырысы  артық".  Туыс  емес  екі  тілдің 
бірліктері уақытты ұғымды пайдаланып, тынбай еңбек етсең, мол қазынаға 
кенелесің  деген  ұғымды  білдіреді.  Ағылшын  зерттеушілері  аталмыш 
тіркестің  казіргі  заман  ағымына  сай  келіп  тұрғанымен,  кӛненің  кӛзі 
екендігін ескертеді және оның алғашқы қолданысын біздің жыл санауымыз 
бойынша  320  жылдардағы  Теопрастус  (Theophrastus)  жазбаларымен 
ұштастырады. 
"There  is  a  time  for  everything'  (c.c.a.:  Әр  нәрсенің  ӛз  уақыты  бар). 
Қазақша  баламасы:  Сабақты  ине  сәтімен.  Бұл  ағылшын  мақалы  қасиетті 
кітап Інжілдің " To everything there is a season, and a time to every purpose un-
der the heaven", (c.c.a.:  Аспан астында әр нәрсенің, ӛр мақсаттың ӛз мерзімі 
бар) деген ӛсиет, ӛнегелерінен ықшамдалып, тұрақты қалыпқа енген. Салы-
стыра  алғанда,  уақыт  мағыналық  ӛрісіне  енетін  мақал-мәтелдердің  аздау 
кездесетіндігі анықталды. 
Тілге  байланысты  мақал-мәтелдердің  этнолингвистикалық    "Тәрбие 
басы  —  тіл",  орны  мен  орайын  тауып  қолданса,  сӛзден,  яғни  тілден  асқан 
ғажап сиқырлы күш жоқ деп білген халық ұрпағын ойланып, дұрыс сӛйлеуге 
баулыған.  Зерттеу  барысында  тілге,  сӛзге  қатысты  мақал-мәтелдердің  екі 
тілде де жиі кездесетіндігі байқалды. Мысалы: 
Жылы-жылы сӛйлесең, Жылан інінен шығады. 
Қатты-қатты сӛйлесең, Пышақ қынынан шығады; Екі тілге қатысты 
орамдардың  жеткізер  ойы  бір,  яғни  адам  жанын  жадыратар  жақсы  сӛздің 
құндылығы.  Ағылшын  мақалында  тек  жылы  сӛздің  мәні  айтылса,  қазақ 
мақалдары қатты сӛздің адам жанына әсерін қоса жеткізеді. Бір ауыз қатты 
сӛзді  қолға  ірген  тікенге  теңей  келіп,  сол  бір  ауыз  қатты  сӛзден  пышақ 
қынынан шығатынын, үлкен дау туатынын ескертеді. 
Осы жерде айта кететін жайт, ағылшын мен қазақ мақал-мәтелдерінде 
айтылатын  ойдың  кейде  орайлас  келмей,  қарама-қайшы  түсетін  тұстары  да 
кездеседі.  Мысалы,  ағылшын  тілінде: "Stiks and stones may break  my bones, 
but words will never hurt me" (c.c a.  Таяқ пен тастар менің сүйегімді сынды-
руы мүмкін, бірақ сӛз мені жаралай алмайды) десе, қазақ мақалы керісінше 
"Таяқ еттен, сӛз сүйектен ӛтеді",— деген пікірді қалыптастырады. 
Еңбекке  қатысты  мақал-мәтелдердің  этнолингвистикалық  уәжі
Зерделей  қарасақ,  мақал-мәтелдер  адам  баласының  бар  ӛміріндегі,  тұрмыс-
тіршілігіндегі  салалардың  барлығын  дерлік  қамтиды  екен.  Солардың 
қомақты  бір  бӛлігі  —  еңбек  жайлы  мақал-мәтелдер.  Мұның  сыры  еңбектің 
тіршіліктің  негізі,  қоғамның,  ӛмірдің  қайнар  кӛзі  болғандығында  болса  ке-

105 
 
рек.  Кӛненің  кӛзі  іспеттес  тұрақты  тіркестер  тобы  келер  ұрпақсыз  еңбек 
етпегеннің ішіп-жемейтінін түсіндіре келіп, оларды еңбек сүйгіштікке, адал 
еңбек етуге баулиды, жалқаулық, бойкүйездік, жатып ішер арамтамақтықтан 
бойды аулақ салуға шақырады.  
Қонаққа  қатысты  мақал-мәтелдердің  этнолингвистикалық  уәжі. 
Қонақжайлық  -  қазақ ұлтының сүтімен еніп, сүйегіне  сіңген ұлы  дәстүрдің 
бірі.  Ӛткен  ғасырда  поляк  саяхатшысы  әрі  зиялысы  А.Янушкеевич  "Дүние 
жүзін  қазақ  жайласа,  жер  шарын  тегін  аралап  шығар  едім",-  деп  қазақ 
халқының қонақжайлылығын риза кӛңілмен  бағалаған  екен. Қонаққа  конақ 
болу үшін оның таныс болуы, міндес, тендес болуы шарт емес, қонақасыны 
"бӛлінбеген  еншім"  деп  тануының  ӛзі  кеңінен  таралып,  дәстүрге  айналған 
халық  жорасының  бірден-бір  кӛрсеткіші.  Алайда,  A  constant  guest  is  never 
welcome.  Бір  күнгі  қонақ  —  күт,  Екі  күнгі  қонақ-  жұт  тәрізді  тұрақты 
тұлғалар  жиі  келген  келген  қонақтың  қадірін  жоғалтатынын,  оған  ӛзі 
қалағандай  құрмет  кӛрсетілмейтінін  бейнелі  түрде  жеткізеді.  Екі  ел  мақал-
мәтелдерін талдап-тарату барысында алыс жатқан, салт-санасы, әдет-ғұрпы, 
тілі-діні  әр басқа халықтардың айтайын деген ой-тұжырымы, кӛзқарасы мен 
ӛмірлік  ұстанымдарының  ӛзара  сәйкес  келіп  жататындығы  анықталды. 
Мұның сыры ӛмірдің ӛзінде, адамзаттың кӛріп-біліп, кӛңілге түйген ойында, 
ӛмірден алған тәжірибесінде жатса керек. 
Ақша, 
қаражатқа 
байланысты 
мақал-мәтелдердің 
этнолингвистикалық уәжі.  Қазақ және  ағылшын тілдерінде ақша-қаражат 
жайлы  мақал-мәтелдер  де  кездеседі.  Мысалы,  "  Take  care  of  pence  and  the 
pounds will take care of themselves" (c.c.a.:  Пәнсті үнемдеп ұстасаң, фунт ӛз-
ӛзін  үнемдейді).  Теңге  тиыннан  ӛсер,  Жылқы  құлыннан  ӛсер;  Береке  бір 
тиыннан.  Ағылшындар  фунт  пэнстен  құралады  десе,  қазақтар  теңгенің 
тиыннан  ӛсетінін  ескертеді.  Әр  елде  ақша  ӛлшемі  ретінде  қабылданған 
ұлттық  валютаның  атауы  әр  түрлі  болатыны  белгілі.  Теңге,  тиын  -  қазақ 
елінің  ақша  эквиваленті.  Сонау  VI-VIII  ғасырларда  ру-ұлыс  нышандары 
айшықталған  теңгелердің  қолданыста  болғаны,  Отырар, Тараз  қалаларында 
теңгелер шығарған ұстақаналар жӛнінде тарихи деректер бар. 
Сонымен,  фразеологизмдер  біздің  ата-бабаларымыздың  ұрпақтан-
ұрпаққа жалғасып, бүгінгі осынау ӛмірге де ӛз дәрежесін сақтап жеткен тіл - 
ӛнеріміздегі аса баға жетпес қазынамыз. 
 
© Баядилова Ш.С., 2012 

106 
 
УДК81:0/9 
Белоусов К.И. 
г. Оренбург (Россия) 
 
Онлайн-модели когнитивной деятельности лингвиста  
(на материале тематического анализа текста) 
 
Современная  когнитивная  лингвистика  охватывает  широкий  спектр 
проблем,  связанных  с  извлечением,  переработкой,  хранением,  представле-
нием и транслированием информации [5; 6; 7]. В то же время сфера анализа 
методов,  средств,  параметров  и  инструментов  моделирования  самого  про-
цесса  переработки  информации  (извлечения  и  обобщения  релевантных  це-
лям анализа знаний из текстов) в том числе и с учетом специфики языковой 
личности  субъекта  остается  недостаточно  изученной.  Данная  статья  посвя-
щена  описанию  общих  концептуальных  основ  проводимого  авторами  он-
лайн-моделирования  когнитивной  деятельности  эксперта-лингвиста  в  про-
цессе осуществления тематического анализа. При осуществлении тематиче-
ского  анализа  эксперту  предъявляется  текст  объемом  до  1500  графических 
слов  и  предлагается:  1)  определить  тему  текста,  2)  определить  микротемы 
текста, 3) с каждой из выделенных микротем соотнести репрезентирующие 
ее слова из текста [1; 2]. В эксперименте принимают участие преподаватели 
лингвистических  дисциплин  вузов  и  студенты  старших  курсов.  Время  экс-
перимента не ограничивается. 
Исследование  проводится  с  помощью  многопользовательской  ин-
формационной  системы  (ИС)  «Семограф»[3],  реализованной  как  Web-
приложение и предназначенной для работы с информационными массивами: 
выборками текстов, смысловыми компонентами, частотным словарем, смы-
словыми полями и др. Эксперты выполняют задания непосредственно в ИС: 
знакомятся с текстом, номинируют тему текста, микротемы и приписывают 
слова из текста к микротемам. Сбор эмпирических данных осуществляется в 
ИС  благодаря  персонологическому  модулю,  в  котором
  происходит  сбор 
данных, отражающих временные и количественные параметры выполнения 
заданий и создаются онлайн-модели когнитивной деятельности (см. рис. 1 и 
2).  На  рисунке  1  отражена  обобщенная  статистика  действий  пользователя 
admin в процессе выполнения проекта  ―p1‖. На рисунке 2 представлена де-
тализация  выполнения  действия  ―Чтение‖  пользователя  admin  в  процессе 
выполнения проекта ―p1‖за период с 28.05.2012 по 04.06.2012 г. 

107 
 
 
Рисунок 1. Статистика действий пользователя admin в процессе выполнения 
проекта ―project‖ за период с 28.05.2012 г. по 07.06.2012 г. 
 
 
Рисунок 2. Статистика действия Чтение пользователя admin в процессе вы-
полнения проекта ―p1‖ за период с 28.05.2012 г. по 04.06.2012 г. 
 
Работа  ИС  была  бы  неполной  без  реализации  инструментов  прогно-
зирования.  Результатом  работы  системы  прогнозирования  является  график 
предполагаемой  активности  эксперта  на  расчетный  интервал  (см.  рисунок 
3). Пользователь системы выбирает параметры, по которым будет строиться 
прогноз:  1)  объект  прогноза  (пользователи,  поля,  контексты,  компоненты, 
метаданные);  2)  действие  над  объектом  (чтение,  редактирование,  добавле-
ние, удаление); 3) метод прогнозирования: а) метод экспоненциальной сред-
ней; б) метод на основе среднего темпа роста; в) метод абсолютных прирос-
тов; г) метод скользящей средней; 4) длительность прогноза. Помимо сугубо 
количественной  оценки  и  прогноза  действий  пользователя  ИС,  персоноло-
гический  модуль,  в  котором  собираются  все  данные  пользовательской  ак-
тивности,  позволяет  выйти  на  определение  когнитивных  предпочтений  в 
работе  пользователей,  виды  интеллектуальной  деятельности,  которые  они 
выполняют  лучше  /  хуже,  предпочтительные  ритмы  работы  и  определение 
когнитивного  стиля  деятельности  (полезависимости  /  поленезависимости, 
ригидного / гибкого, когнитивной простоты / сложности и др.) пользователя 
мн. др.  

108 
 
 
Рисунок 3. Прогноз действия ―Чтение‖ пользователя admin проекта ―p1‖ на 
два дня с помощью метода скользящей средней 
 
На  основании  всех  эмпирических  данных  создаются  вероятностно-
статистические модели когнитивной деятельности экспертов, учитывающих: 
- уровень производительности работы для каждого участника проекта 
на  основе  подсчета  а)  времени,  проведенного  за  работой  над  проектом,  б) 
количества контекстов /компонентов / полей / вариантов разбора контекста, 
добавленных в описание всех контекстов каждым из участников; 
-  проявление  когнитивных  стилей,  в  частности,  аналитико-
синтетического стиля работы (выделение большого / небольшого количест-
ва микротем при анализе текстов); лабильного / регидного стиля; полезави-
симости  /  поленезависимости  и  др. 
Так,  проявление  полезависимости  /  по-
ленезависимости пользователя можно увидеть при сопоставлении частотных 
словарей  анализируемых  текстов  с  частотными  словарями  выделенных  на-
именований микротем. Полезависимые пользователи при номинации микро-
тем  в  большей  степени  опираются  на  контекст  (соответственно,  частотные 
словари  во  многом  пересекаются),  в  то  время  как  поленезависимые  будут 
перефразировать / обобщать мысли (следовательно, пересечение частотных 
словарей  выражено  в  меньшей  мере).  При  доминировании  у  пользователя 
микротем,  локализующихся  в  пределах  ближайшего  лексического  окруже-
ния (в пределах нескольких следующих друг за другом предложений), так-
же, видимо, следует говорить о полезависимости, в то время как акцент на 
выделении  микротем,  распределенных  по  телу  текста  (т.е.  ―сквозных‖,  вы-
полняющих  функции  средств  связности  отдельных  частей  текста  в  целый 
текст – о распределении микротем в тексте см. [2]) позволяет говорить опо-
ленезависимости (ср., например [4: 53-54]). 
- получение разного рода функций распределения, в частности, коли-
чества слов в микротеме от количества выделяемых микротем в тексте и мн. 
др. 

109 
 
На  основе  количественной  и  качественной  оценки  аналитической 
деятельности эксперта становится возможным прогнозирование его работы 
и планирование хода выполнения проекта, исходя из объема, сроков выпол-
нения проекта и оптимального подбора экспертов для существующих задач. 
Кроме того, совместная работа над выполнением заданий проекта с опорой 
на  коммуникационный,  организационный  и  персонологический  модули  – 
все  вместе  позволит  не  только  достигать  в  срок  поставленных  целей,  но  и 
обучать методам извлечения из текстов релевантной информации, устранять 
системные  ошибки,  которые  возникают  в  процессе  анализа  у  проходящих 
обучение – те ошибки, которые в обычном оффлайновом формате проведе-
ния текстового анализа, скорее всего, оказались бы скрыты. В этом контек-
сте закономерным следствием становится обращение к предметной области 
когнитивного менеджмента на основе имеющихся персонологических моде-
лей его участников. 
Исследование выполнялось при финансовой поддержке Российско-
го гуманитарного научного фонда (проект № 12-34-01087– а1 и проект № 
12-04-12034в). 
Литература 
1. Белоусов, К.И. Семантическая организация текста и его восприятие в ас-
пекте  моделирования  /  К.И.  Белоусов  //  Вестник  Оренбургского  государст-
венного университета. - 2005.- № 11. - С. 59-68. 
2. Ичкинеева Д.А. Распределение контактных и дистантных связей при реа-
лизации  категорий  дискретности  и  континуальности  структуры  текста  // 
Вестник Оренбургского государственного университета. – 2009. – № 11. – С. 
80 – 83. 
3.  Система  графосемантического  моделирования  [электр.  издание]  /  Д.А. 
Баранов, К.И. Белоусов, И.В. Влацкая, Н.Л. Зелянская. – М.: Свидетельство 
о государственной регистрации в Федеральной службе по интеллектуальной 
собственности,  патентам  и  товарным  знакам.  Зарегистрировано  в  Реестре 
программ для ЭВМ № 20111617192 от 15.09.2011. 
4.  Холодная  М.А.  Когнитивные  стили.  О  природе  индивидуального  ума.  – 
СПб.: Питер, 2004. – 384 с.  
5.  Lakoff,  G.  The  invariance  Hypothesis:  is  abstract  reason  based  on  image-
schemas?  
Cognitive Linguistics. vol. 1, Issue 1, pp. 39–74. 
6. Pichora-Fuller, M.K.   Processing speed and timing in aging adults: psychoac-
oustics, speech perception, and comprehension. International Journal of Audiolo-
gy, 42, pp. 559-267. 
7. Priss, U.  Linguistic  Applications of  Formal Concept   Analysis.  Lecture Notes 
on Computer Science, vol. 3626 pp. 149-160. 
© Белоусов К.И., 2012 

110 
 
УДК 81'366.584'37'44(045) 
Боднарук Е.В. 
Архангельск (Россия) 
 
Семантика форм будущего времени 
 
Традиционно  формы  настоящего,  прошедшего  и  будущего  времени 
относятся  к  изъявительному  наклонению  (индикативу),  которое  по опреде-
лению  представляет  действие  как  реальное.  Вместе  с  тем,  термин  «футу-
ральная реальность» фактически является своего рода парадоксом. Ведь мы 
не можем делать утверждения относительно будущего, поскольку не распо-
лагаем  знаниями  о  нем.  Строго  говоря,  формы  будущего  времени  могут 
быть отнесены к средствам выражения реальности, только если реальность 
трактуется весьма широко. В противном случае будущее время оказывается 
очень близко от семантической зоны ирреальности, которая обслуживается 
в естественных языках различными модальными формами. На этом основа-
нии некоторые лингвисты отрицают вхождение граммемы футурума в кате-
горию времени [3, с.267-268]. 
Во многих работах постулируется связь модального и темпорального 
компонентов  значения  в  категории  будущего  и,  соответственно,  в  составе 
форм будущего времени. Наличие данного сочетания компонентов обуслов-
лено  природой  будущего,  которое  с  одной  стороны  признается  темпораль-
ной  категорией,  следующей  на  временной  оси  за  категорией  настоящего 
времени,  с  другой  же  стороны  оно  потенциально  и  часто  неопределенно, 
поскольку  не  является  фактом  реальной  действительности.  Ситуация  же, 
еще  не  ставшая  реальностью,  открывает  возможности  для  осложнения  фу-
туральности  модальными  оттенками,  выражающими  различное  отношение 
говорящего к содержанию высказывания.  
Несмотря на то, что будущее по своей природе включает как модаль-
ный, так и темпоральный компонент значения, некоторые лингвисты все же 
проводят  различие  между  формами  будущего  с  «чисто»  или  «преимущест-
венно»  футуральным  значением  и  формами  будущего  с  «чисто»  или  «пре-
имущественно» модальным значением.  
В  целом,  несмотря  на  кажущуюся  противоречивость,  данная  точка 
зрения не лишена оснований. Преобладание того или иного компонента зна-
чения в составе формы может быть, по-видимому, связано с действием раз-
личных факторов, в том числе и таких, как лексический источник, из кото-
рого  произошла  форма,  возраст  формы  и  ее  положение  на  так  называемой 
«шкале грамматикализации».  
Вопросу о грамматикализации форм будущего времени посвящен це-
лый  ряд  работ  как  отечественных,  так  и  зарубежных  лингвистов.  Особый 
интерес  представляют  в  этом  плане  работы  типологического  плана,  по-

111 
 
скольку  именно  в  них  существенное  внимание  уделяется  особенностям  се-
мантических изменений внутри формы в процессе ее эволюции. 
Согласно данным, представленным в типологических исследованиях, 
грамматические  формы  будущего  времени  могут  приблизительно  в  равной 
степени иметь как синтетический, так и аналитический способ образования 
[2,  с.19;  6,  c.34].  Вместе  с  тем,  грамматические  формы  будущего  времени 
значительно  чаще  имеют  аналитический  способ  образования,  чем  формы 
настоящего  и  прошедшего  времени  [10,  c.90-91].  Согласно  наблюдениям 
Р.Алтана, в большинстве языков с аналитической формой будущего времени 
вспомогательный  глагол  употребляется  в  форме  настоящего  времени  [10, 
c.92],  что  вполне  объясняется  положением  будущего  на  временной  оси  за 
настоящим временем, а также тем, что формы настоящего часто сами участ-
вуют в выражении футурального значения.  
Для материального выражения футурального значения используются 
не случайные средства, а лексические единицы с определенной, общей для 
многих языков, семантикой.  
Так, согласно структурно-типологическим исследованиям формы бу-
дущего времени образуются чаще всего: 1) из источников с модальными 
значениями  (конструкций  с  модальными  глаголами):  а)  «обязательности», 
«необходимости»;  б)  «желания»,  «намерения»  (к  примеру,  в  английском  и 
многих скандинавских языках) [4, с.197-198; 10, c.109-114 и др.]; 2) от гла-
голов  со  значением  перемещения  в  пространстве  (по  направлению  к 
определенной цели): а) «идти» (английский язык; некоторые языки роман-
ской группы, многие языки Африки, некоторые языки индейцев); б) «прихо-
дить»  (в  ряде  языков  Северной  Европы;  во  многих  африканских  языках) 
[10, с.110-111; 5, c.359-360; 1, с.154-250]; 3) реже при помощи аспектуаль-
ных средств, в том числе с  инхоативным (начинательным) значением: 
многие исследователи относят сюда немецкий и некоторые славянские язы-
ки [10, c.110; 9, c.64-65].  
Кроме  отмеченных источников,  из  которых первые  два следует при-
знать  наиболее  частотными,  можно  назвать  также  образование  будущего 
при  помощи  глагола  «иметь»  (главным  образом  в  романских  языках)  [4, 
с.200]. Упоминаются и более редкие лексические источники, такие как гла-
голы позиции, например «стоять» [1, с.278-279], наречия со значениями «за-
тем, потом» [9, c.293-294] и некоторые другие. 
Для большинства источников постулируется схожий путь семантиче-
ского развития. Речь даже ведется об универсальности пути грамматика-
лизации  форм  будущего  времени  [8,  c.125-126].  Так,  при  грамматикализа-
ции лексем со значением необходимости или желания, должны происходить 
следующие изменения в семантическом составе конструкции с данной лек-
семой: obligation / desire (1) ˃ intention (2) ˃ future (3) ˃ probability / impera-
tive (4) [6, c.29; 8 c.124].  

112 
 
Отмеченная последовательность не означает, что семы  в каждый пе-
риод развития изолированы друг от друга  и не  могут  пересекаться или на-
слаиваться.  Так,  к  примеру,  форма  уже  развившая  футуральное  значение 
(ступень 3), в определенных контекстах может совмещать значение будуще-
го  со  значением  необходимости  или  желательности  (1  ступень  развития)  и 
даже намерения (2 ступень). Взаимодействие же сем рядом расположенных 
ступеней является не  просто вполне обычным, но во многих случаях необ-
ходимым явлением.  
Аналогичным образом (… (1) ˃ intention (2) ˃ future (3) ˃ probability / 
imperative  (4))  должна  осуществляться  семантическая  эволюция  футураль-
ных средств, развившихся и из других лексических источников. 
Данная  схема  развития  семантики  форм  будущего  времени  с  одной 
стороны  не  исключает  возможности  проявления,  даже  после  конвенциона-
лизации  значения  будущего,  в  определенных  контекстах  первоначального 
значения той лексемы, из которой развилась форма. С другой стороны, она 
показывает, что после приобретения формой значения будущего, у нее, уже 
на  футуральной  основе,  начинают  развиваться  определенные  нетемпораль-
ные, в частности, модальные значения (4 ступень), такие как значение импе-
ративности  и  значение  эпистемической  модальности.  Так,  в  современном 
немецком языке,  форма  будущего времени, имеющая  аналитическое  строе-
ние  и  развившаяся  из  лексического  источника  с  инхоативным  значением, 
может употребляться не только в значении будущего Er wird heute kommen
но и в императивном значении  Du wirst  sofort schlafen gehen и в модально-
эпистемическом значении предположения о настоящем Er wird jetzt zu Hause 
sein.  
Основными  механизмами,  провоцирующими  футурализацию  форм, 
являются,  по  всей  видимости,  инференция  и  прагматическая  импликация. 
Суть  механизмов  заключается  в  том,  что  говорящий  предполагает  больше, 
чем  говорит,  а  слушающий  улавливает  то,  что  предполагает  говорящий  и 
делает соответствующий логический вывод [7,  c.285]. Семантические изме-
нения в форме начинают происходить лишь тогда, когда определенные им-
пликации  становятся  регулярным,  обычным  явлением  при  употреблении 
лексической единицы или конструкции. В последнем случае они становятся 

Каталог: Books
Books -> Мақалалар, баяндамалар жинағы
Books -> 1 Бес томдық шығармалар жинағы Телжан Шонан лы Оқу құралдары, оқулықтар
Books -> Ғылым комитеті М. О. Әуезов атындағы Әдебиет және өнер институты Сейіт Қасқабасов
Books -> Ббк 83. 3 (5 Қаз) 82 Қазақстан Республикасының Мәдениет және ақпарат министрлігі Ақпарат және мұрағат комитеті «Әдебиеттің әлеуметтік маңызды түрлерін басып шығару»
Books -> Бағдарламасы бойынша шығарылып отыр Редакция алқасы
Books -> Құл-Мұхаммед М., төраға
Books -> Ербол шаймерден°лы шы армалары бесінші том


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   31


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет