Полетаева Инга Игоревна. Элементарное мышление животных: учебное пособие



Pdf көрінісі
бет33/185
Дата11.09.2022
өлшемі2.98 Mb.
#38837
түріУчебное пособие
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   185
Джейн Гудолл начала свои исследования в 1960 году, чуть позже Д. Шаллера, 
совсем молодой 18-летней девушкой. В начале работы у Джейн не было 
помощников, и с ней поехала в Африку мать, чтобы не оставлять дочь одну. Они 
разбили палатку на берегу озера, в долина Гомбе-Стрим, и Джейн приступила к 
наблюдениям за свободно живущими шимпанзе. Потом, когда ее данными 
заинтересовались во всем мире, у нее возникли тесные контакты с коллегами, 
приезжавшими из разных стран, а главными помощниками стали местные зоологи 
— танзанийцы. 
В своих взаимоотношениях с шимпанзе Дж. Гудолл прошла три этапа. Долгие 
недели она бесплодно бродила по лесам, не встречая обезьян или только слушая 
издали их крики. На этом этапе она старалась лишь преодолеть естественный для 
диких животных страх, потому что обезьяны просто разбегались при ее появлении. 
Через некоторое время они перестати убегать при виде девушки и явно 
заинтересовались ею. Сначала шимпанзе пытались угрожать ей, однако эти реакции 
со временем угасли, и они стали встречать Гудолл как сородича: при ее появлении 
не убегали, а издавали особый приветственный крик, в знак дружелюбия 
раскачивали ветви деревьев, а в некоторых случаях вообще не обращали на нее 
внимания, реагируя как на «свою». А потом наступил долгожданный момент, когда 
кто-то из обезьян первый раз коснулся ее руки. Все долгие десятилетия после этого 
знаменательного дня обезьяны воспринимали присутствие исследовательницы как 
нечто само собой разумеющееся. Также спокойно они переносили и появление ее 
коллег. В первые годы работы Гудолл активно поощряла непосредственные 
контакты шимпанзе с человеком. Однако с течением времени становилось 
очевидным, что работы в Гомбе-Стрим будут продолжаться и расширяться и в них 
будут участвовать все новые исследователи. Ввиду этого было решено отказаться от 
такой практики и не подвергать людей риску нападения этих чрезвычайно сильных и 
ловких животных. Во избежание возможных осложнений впредь было решено не 
подходить к шимпанзе ближе, чем на 5 метров, и уклоняться от установления 
прямых контактов. 
С годами методы и направления работы группы Дж. Гудолл менялись. Например, 
несколько лет обезьян подкармливали бананами в специальном пункте недалеко от 
лагеря. Это помогло выявить особенности, которые остались бы неизвестными, если 
бы ученые ограничились только наблюдениями за естественным поведением обезьян 
(см. гл. 7). 
Длительные наблюдения дали Дж. Гудолл возможность хорошо «познакомиться» 
со всеми членами группы. В ее книге «Шимпанзе в природе: поведение» (1992) 
прослеживаются «биографии» и судьбы десятков отдельных особей на протяжении 
десятилетий, иногда от рождения до смерти. Нет, пожалуй, ни одной стороны 
поведения шимпанзе, которая осталась бы за пределами ее внимания. Благодаря 
работе Дж. Гудолл мы узнали: 


♦ как шимпанзе общаются друг с другом и поддерживают порядок в своих 
группах; 
♦ как воспитывают детенышей; 
♦ чем питаются; 
♦ как протекают контакты с соседними группами и с животными других видов. 
Наряду с детальным описанием всех видоспецифических форм индивидуального, 
репродуктивного и социального поведения шимпанзе автор внимательно 
анализирует роль индивидуально-приспособительных факторов. Большое внимание 
в книге уделено описанию того, как происходит формирование необходимых 
навыков у детенышей, какова роль подражания в обучении не только молодняка, но 
и взрослых особей. 
Многие наблюдения Гудолл свидетельствуют об уме этих животных, их 
способности экстренно, «с ходу», придумывать неожиданные решения новых задач. 
Целая глава ее книги посвящена «социальному сознанию» шимпанзе, их 
способности предвидеть последствия своих действий, прибегать к различным 
маневрам и даже обману при общении с сородичами (см. 7.5). 
Таким образом, регулярные наблюдения за поведением животных в привычной 
для них среде обитания привели Дж. Гудолл и ряд других этологов к следующему 
представлению: 
для человекообразных обезьян характерно рассудочное поведение, включающее 
умение планировать, предвидеть, способность выделять промежуточные цели и 
искать пути их достижения, вычленять существенные моменты данной проблемы. 
Другие доказательства того, что в естественном поведении шимпанзе есть 
элементы, удовлетворяющие этому критерию, приводит Л. А. Фирсов (1977) на 
основе наблюдений за ними в неволе и в приближенных к естественным условиях. 
Современные представления о высших психических функциях животных 
основаны на разноплановом комплексе знаний, почерпнутых как из экспериментов, 
так и из наблюдений этологов за их поведением в природной среде обитания. 
2.12. Основные гипотезы об эволюции психики. 
Завершая краткий очерк истории исследований рассудочной деятельности 
животных, необходимо особо упомянуть о том, как формировались представления о 
возникновении этой формы психики в процессе эволюции. 
С появлением эволюционного учения Дарвина проблема «эволюции психики» 
стала одной из центральных в зарождающейся психологии животных. 
Дарвин считал, что признаки поведения, как и морфологические признаки, 
характеризуются наследственной изменчивостью. Они также могут формироваться в 
эволюции «путем медленного накопления многочисленных слабых, но полезных 
уклонений», которые «обязаны своим возникновением тем же причинам, какие 
вызывают изменения в строении тела». Свою мысль Дарвин подробно 
проиллюстрировал, описав вероятный путь эволюционного происхождения 
инстинкта размножения у кукушки, строительного инстинкта пчел и 
«рабовладельческого» инстинкта муравьев, а также выразительных движений у 
человека. Чарлз Дарвин одним из первых высказал гипотезу о наличии у животных 
элементов мышления. Этот вопрос имел для него принципиальное значение, 
поскольку был связан с вопросом о происхождении человека. Выдвигая в 


«Происхождении видов» тезис о наличии у животных зачатков разума, он называл 
это свойство «способностью к рассуждению» (reasoning) и полагал, что оно так же 
присуще животным, как инстинкты и способность к формированию ассоциаций (т.е. 
к обучению). В книге «Происхождение человека и половой отбор» (1896) Дарвин 
обращал внимание на то, что «из всех человеческих способностей разум, конечно, 
ставится на первое место. Но весьма немногие отрицают в настоящее время, что и 
животные обладают некоторой степенью рассуждающей способности (reasoning. — 
Прим. авт.)», а не только инстинктами и способностью к образованию ассоциаций. 
Он подчеркивал, что «разница между психикой человека и высших животных, как 
бы она ни была велика, это, конечно, разница в степени, а не в качестве». 
Однако в научном мире с момента своего появления эта гипотеза вызывала 
серьезные возражения и до сих пор не получила окончательного признания ни у 
физиологов и психологов, ни, в особенности, у философов. Одна из причин этого — 
опасение быть обвиненными в антропоморфизме, другая — догматическая 
убежденность многих в уникальности высших психических функций человека. 
Между тем эти возражения не обоснованны, так как 
уникальность уровня развития психических способностей человека 
никогда не оспаривается в исследованиях разума животных. 


Достарыңызбен бөлісу:
1   ...   29   30   31   32   33   34   35   36   ...   185




©emirsaba.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет