Проблемы языкознания


СЕМАНТИЧЕСКАЯ НАГРУЗКА ПАДЕЖНЫХ ФОРМ



жүктеу 4.73 Mb.
Pdf просмотр
бет9/40
Дата02.01.2017
өлшемі4.73 Mb.
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   40

 
СЕМАНТИЧЕСКАЯ НАГРУЗКА ПАДЕЖНЫХ ФОРМ . 
ПОНЯТИЕ ВАЛЕНТНОСТИ 
 
В  данной  статье  речь  идет  об  определении  и  содержании  понятия  «семантическая 
нагрузка падежных форм», о том, что количество падежных форм и их значение в том или 
ином  контексте  зависят  от  семантики  и    сочетательных    свойств    предикатных  лексем. 
Различаются синтаксические и семантические валентности, выделяемые на разных уровнях 
описания  языка.  Синтаксические  валентности  выявляются  на  поверхностном  уровне,  а 
семантические  –  на  глубинном,  смысловом.  Содержанием  семантических  валентностей 
предикатных  лексем  являются  роли  участников  ситуации  (агенс,  пациенс,  инструмент, 
место  и  др.).  Эти  роли  суть  части  лексического  значения    прежде  всего  предикатных 
лексем. 
 
Ключевые  слова:семантика,  валентность,  поверхностная  и  глубинная  структура, 
актанты и сирконстанты. 
 
Семантическая нагрузка падежных форм в современном русском языке уменьшается в 
связи  с  проявлением  тенденции  к  аналитизму  в  передаче    грамматических  значений.  Это 
подтверждается 
экспансией 
предложно-падежных 
форм, 
ростом 
омонимии, 

76 
 
распространенностью  нулевых  падежных  показателей,  активным    функционированием 
аналитических существительных типа кутюрье, салями, сальдо и др. 
Говоря  о  семантической  нагрузке  падежа,  необходимо  отметить  тот  факт,  что  до  сих 
пор нет однозначной трактовки данного понятия, и оно остается достаточно размытым, что, 
однако, не мешает изучать отмеченное явление как лингвистический факт.  
Прежде  чем  перейти  к  непосредственным  языковым  наблюдениям,  необходимо,  как 
кажется,  прибегнуть  к  метаязыку,  с  помощью  которого  необходимо  представить  свое 
понимание семантической нагрузки падежа. 
Выше  говорилось  о  том,  что  так  называемое  падежное  значение  создается, 
формируется за счет контекстуального окружения: управляющий компонент +/- предлог + 
словоформа  в  определенном  падеже.  Как  следует  из  сказанного,  семантическая  нагрузка 
каждого падежа может быть выведена по следующей формуле: [контекст + падежная основа] 
–  падежная  флексия.  Вот  эта  разница  (падежный  формант)  и  вбирает  в  себя  понятие 
семантической нагрузки. 
Однако  было  бы  наивным  и  самонадеянным  с  нашей  стороны  полагать,  что 
приведенная  выше  формула  так  легко  и  просто  разъясняет  такое  противоречивое  понятие, 
как семантическая нагрузка.  
Семантическая  нагрузка  у  падежа  возникает  в  том  случае,  когда  существует 
возможность  выбора  различных  падежных  форм,  то  есть  именно  тогда  у  падежной  формы 
возникает собственное номинативное значение. В противном случае номинативное значение 
падежной  формы  равно  нулю,  то  есть  падежная  форма  содержит  лишь  синтаксический 
элемент значения.  
Таким  образом,  выбор  падежной  формы  предопределен  контекстом  (ср.  мнение  В.А. 
Плунгяна:  в  употреблениях  кто,  кого,  огнем  и  мечом,  каждому  свое  «видна  очень 
существенная  семантическая  нагрузка  падежа,  никоим  образом  не  сводимая  к  так 
называемому  «сильному»  (т.е.  к    чисто  синтаксическому)  употреблению»  [Плунгян,  2000, 
167].   Эти случаи аналогичны примерам с предлогами:   После бала; за и против.  
Кроме того, семантическая нагрузка падежа зависит еще и от типа контекста, в котором 
падежная  форма  употребляется.  С  этой  точки  зрения  выделяются  следующие  типы 
контекстов,  противопоставленные  друг  другу  по  степени  их  влияния  на  семантическую  
нагрузку падежей: 
1.Многозначные и однозначные контексты. 
2. Нейтрализующие контексты. 
3. Законченные и незаконченные контексты. 
В 
многозначных 
контекстах 
 
(таких, 
которые 
допускают 
падежные 
противопоставления)  семантическая  нагрузка  падежа  выше,  чем  в  однозначных  (таких,  в 
которых  представлена    словоформа    данного  падежа).  Это  можно  проиллюстрировать 
следующими примерами: (1) Я прочитал письмо…;(2) Я вышел из… 
(1)–многозначный  контекст,  который  допускает  подстановку  двух  словоформ  разных 
падежей, в результате чего описываются разлиные ситуации (ср.: Я прочитал письмо отцаи 
Я прочитал  письмо отцу) 
(2) – однозначный контекст, в котором возможно употребление лишь одного падежа – 
родительного    [Я  вышел  из  дома  (со  двора)].  Чем  выше  вероятность  появления    формы 
данного  падежа  в  контексте,  тем  меньше  семантическая  нагрузка  данного  падежа  в  этом 
контексте.  Например,  при  подстановке  в  контекст  Я  поблагодарила  сына  за…более 
вероятной  является  слово  чай  (винительный  падеж),    однако  возможна  словоформа  чаем 
(творительный  падеж).  Нагрузка  творительного  падежа    в  плане  семантики,  безусловно, 
выше  нагрузки  винительного  падежа  в  этом  контексте:  словоформа    за  чаем    представляет 
собой  свернутую  пропозицию  (т.е.  обозначает  положение  дел,  событие,  ситуацию.  Ср.: 
поблагодарил  его во время чаепития; Я поблагодарил его, когда мы пили чай). 
В 
нейтрализующих 
контекстах 
возможна 
подстановка 
различных 
падежей, 
выполняющих  одну  и  ту  же  функцию,  то  есть  описывающих  одну  и  ту  же  ситуацию. 

77 
 
Нейтрализующими являются контексты в следующих  примерах: швырять камни – швырять 
камнями,  залить  воду  –  залить  водойи  т.д.    С  этим  типом  контекстов  связана  синонимия 
падежных значений.  
В  законченных  контекстах  нагрузка  падежа  максимальна,  потому  что  они  не 
обусловливают  никаких  падежей.  В  незаконченных  контекстах  семантическая  нагрузка 
падежа минимальна, так как они обусловливают подстановку падежа или падежей. Оба типа 
контекстов,  как  правило,  являются  однозначными.  Для  подтверждения  этого  положения 
можно  сравнить  следующие  примеры:  (1)  Ученик  читает…;(2)  Ученик  выполняет…;(3
Художник нарисовал картину. (4) Он гордился…  Можно сразу догадаться, что каждая пара 
контекстов  допускает  только  винительный  и  творительный  падежи,  но  (1)  и  (3)  контексты 
являются законченными , а (2) и (4) контексты -незаконченными.  Употребление падежей в 
законченных  и  незаконченных  контекстах  приблизительно  соответствует  сильному  и 
слабому синтаксическому управлению.  
Выше уже отмечалось , что семантика существительного во многом предопределяет его 
падежную  функцию,  то  есть  значение  падежной  формы  можно  определить  по 
принадлежности 
существительного 
к 
определенному 
семантическому 
классу 
(одушевленное/неодушевленное, вещественное/абстрактное). В таких случаях семантическая 
нагрузка падежа минимальна. 
Если  говорить о  степени  участия  формального выражения  (флексии) в  семантической 
нагрузке  падежа,  то  она  у  большинства  русских  падежей  сравнительно  невысока.  Это 
объясняется  прежде  всего,  как  было  сказано,  ростом  омонимии  падежных  флексий, 
экспансией предложно-падежных форм и  возможностью  функционирования неизменяемых 
существительных.  Среди лингвистов существует мнение о том, что категория падежа  может 
быть нефлективной. Это положение нашло отражение в работах сторонников семантической 
теории падежа и концентрированно представлено в работах Ч.Филлмора ,  который считает, 
что    в  конечном  итоге  все  языки  схожи  с  точки  зрения  содержания,    а  в  качестве  форм 
выражения  падежных  значений  могут  быть  использованы  различные  языковые  средства, 
такие,  как  аффиксация,  супплетивность,    порядок  слов  и  т.д.  При  установлении 
семантических  функций  падежа  и выборе той или иной падежной формы соответственно 
возрастает  роль контекста.  
Выбор падежной формы контекстом зависит предопределен семантикой предикативной 
лексемы и зависит от ее валентности.  
Под  валентностью    (лат.  Valentia  –  сила)  понимается  способность  слова  сочетаться  с 
другими элементами. В лингвистику это понятие впервые было введено С.Д.  Кацнельсоном. 
Количество  валентностей  может  быть  различным.    Различаются    словаавалентные 
(знобит, смеркается), одновалентные (грустить, спать),  многовалентные, т.е. двух-, трех- 
и  более  валентные  (писать,  резать,  ударить,  послать).    Максимальное  количество 
зависимых  падежей  равно  четырем.  В  случае  одновременного  употребления  четырех 
падежей    противопоставлены  объект,  субъект,  адресат  и  способ  действия  (инструмент).  
Например: Он (им.п.) отправил сестре (дат. п.) деньги (вин. п. ) почтой (твор. п.). В подобных 
контекстах семантическая нагрузка падежных форм  достигает максимальной степени.  
Таким  образом,  чем  больше  падежных  противопоставлений,  обусловленных 
валентностями  главного  слова,  содержит  контекст,  тем  выше  семантическая  нагрузка 
падежных форм. 
В  современной  лингвистике  выделяют  два  вида  валентностей-  синтаксические  и 
семантические
Синтаксические валентности выделяются на поверхностном уровне описания языка. 
Валентности  присущи  разным  частям  речи,  однако  для  построения  высказывания 
особенно  важны  валентности  глагола,    центром  высказывания  является  действие,  обычно 
обозначаемое  глаголом.  От  него  прямо  или  косвенно    зависят  остальные  члены 
предложения/высказывания. 

78 
 
Слова, 
реализующие 
валентности 
глагола, 
называются 
актантами
или 
действователями,  или  аргументами.  В  традиционном  синтаксисе  актанты  соответствуют 
подлежащему  или  дополнению.  Слова,  не  заполняющие  никакой  валентности,  но  также 
находящиеся  в  зависимости  от  глагола,  называются  сирконстантами(в  традиционном 
синтаксисе  это  обстоятельства).  Например,  в  предложении    Бабушка  с  трудом  разбудила 
внучку слова бабушка  и внучку-актанты (они заполняют две валентности глагола разбудить); 
с  трудом  –  сирконстант,  т.е.  не  реализует  никакой  валентности  указанного  глагола: 
выражение значения образа действия необязательно при глаголе разбудить.  
Очевидно,  поэтому    ЕжиКурилович  относит    творительный  падеж  в  разряд 
семантических падежей в первичной функции с наречным значением.  
Семантические  валентности  слова,  в  отличие  от  синтаксических,  выделяются  не  на 
поверхностном  уровне,  а  на  глубинном  (смысловом).  Указанный  вид  валентности  впервые 
начал исследовать Чарлз Филлмор. 
Семантические валентности  - способность глагола присоединять к себе семантические 
актанты,  т.е.  участников  ситуации,  среди  которых  выделяются  субъект  (Мама  вяжет), 
объект  (читать  книгу),  адресат  (звонить  сыну),  инструмент  (резать  ножом),  место 
(находиться в санатории). 
И.М. Кобозева подчеркивает, что понятие актанта и валентности нередко смешивают, 
что  ни  в  коем  случае  недопустимо,  т.к.  они  имеют  разную  логическую  природу.  «Если 
семантический актант Л- некоторое значение, отличное от значения самого Л, и переменное 
в  том  смысле,  что  в  разных  предложениях  со  словом  Л  оно  разное,  то  семантическая 
валентность  слова  Л  -это  постоянное  внутреннее  свойство  самого  Л.,  обусловленное  его 
значением. Содержание семантических валентностей слова – это роли участников ситуации 
–  агенс,  пациенс,  инструмент,  место  и  т.п.  Эти  роли  суть  части  лексического  значения 
данного слова [Кобозева,2000, с.140]. 
Семантические валентности при изменении формы главного слова не изменяются, если 
ситуация остается прежней. Ср.: (1) Сын прочитал книгу; (2) Сыном прочитана книга; (3) 
Прочтение сыном книги
В  (1),  (2),  (3)  описывается  одна  и  та  же  ситуация.  У  главного  слова  прочитал 
(прочитана,  прочтение)  две  семантические  валентности  –  субъектная  и  объектная,  но 
выражаются они по-разному, то есть синтаксические валентности будут разные. 
В  (1)  субъект  (сын)  –  подлежащее,    имеет  форму  именительного  падежа  ,  объект  
(книгу) – прямое дополнение в форме винительного падежа.  
В (2) субъект (сыном) –дополнение, выражен существительным в форме творительного  
падежа, а объект (книга) – становится подлежащим. Это пассивная конструкция, где субъект 
и  объект  поменялись  местами  в  соответствии  со  страдательным  значением  глагольной  
формы (прочитана). 
В  (3)  субъект  сыном  при  отглагольном  существительном  –  в  творительном    падеже, 
объект – в родительном падеже.  
Соотношение  семантических  и  синтаксических  валентностей  называется  моделью 
управления.  Это  понятие  введено  в  лингвистику  И.А.  Мельчуком  и  Ю.Д.  Апресяном.  В 
типичном  (стандартном)  случае  каждой    семантической  валентности  соответствует 
определенная синтаксическая валентность. См.  пример (1).   
Однако в русском языке достаточно глаголов с более сложными отношениями  между 
семантическими и синтаксическими валентностями. Глаголы находиться, лежать, стоять, 
располагатьсяимеют    семантическую  валентность  места.  Локальное  значение  может  быть 
выражено и при некоторых других глаголах: пить чай за столом, танцевать в зале, однако в 
последних  случаях  слова  со  значением  места  за  столом,  в  зале    не  заполняют  валентность 
глаголов,  т.к.  в  семантике  глагольных  лексем  не  содержится    локальный  компонент 
значения. А при глаголах со значением «занимать определенное положение  в пространстве»  
место  необходимо    указывать  в  обязательном    порядке.  Ср.:  Музей  находится  (?).  Такие 
глаголы  называются  синсемантичными,  или  информативно  недостаточными.  Они  обязаны 

79 
 
реализовать свою семантическую валентность, тогда как синтаксические формы выражения 
этой  валентности  у  них  могут  быть  разные.  Музей  может  находиться  в  городе,  около 
города, за городом и т.д. 
Сказанное  выше можно  (и  нужно)  спроецировать  на отношения  между  компонентами 
словосочетания с типом подчинительной связи управления. Говоря о характере связи, можно 
легко сделать вывод о необходимости и обязательности связи между управляющим словом – 
глаголом  (находиться)    и  управляемым  (в  городе,  за  городом)  и  предсказующем  характере 
этой  связи.  Все  это  в  очередной  раз  доказывает  изоморфизм  единиц  морфологического  и 
синтаксического уровня.  
Значительная  часть  глаголов  имеет  валентность  не  на  предмет,  а  на  целую  ситуацию. 
Например,  ср.  :Он  посоветовал  мне  отдых  на  море    -  Он  посоветовал  мне  отдохнуть  на 
море.  Такие  валентности  имеют  несколько  способов  выражения:  (1)  –  винительный  падеж, 
(2)  –  инфинитивная  форма  глагола.  В  подобных  случаях  инфинитив  в  предложении 
выполняет синтаксическую функцию дополнения и определяется как объектный.  
 
Список литературы 
1  Плунгян  В.А.  Общая  морфология.  Введение  в  проблематику.  М.,  2000,  с.162-163, 
167. 
2  ФиллморЧ.Дело  о  падеже//Новое  в  зарубежной  лингвистике.-М.:Прогресс,  1981, 
Вып.Х, стр. 369-495. 
3  Кацнельсон  С.Д.  К  понятию  типов  валентности/Вопросы  языкознания,  1987,  №3, 
стр. 20-32 
4  Курилович  Е.Проблема  классификации  падежей//Очерки  по  лингвистике.  М.,  1962, 
стр. 175-203 
5  Кобозева И.М. Лингвистическая семантика. М., 2000, стр. 140. 
 
Аталған  мақалада  «септік  тұлғаларының  семантикалық  жүктемелілігін»  анықтау 
және  оның  түсінік  мазмұны,  яғни,  септік  формалары  мен  оның  мәнінің  мәнмәтіндегі 
предикаттық лексемаларының семантикасы мен байланыстыру қасиеті сөз болады. Тілдің 
әр 
деңгейлерінде 
айқындалатын 
синтаксистік 
және 
семантикалық 
валенттілік 
ажыратылады.  Синтаксистік  валенттілік  үстірт  деңгейде,  ал  семантикалық  терең 
мағыналық деңгейде анықталады. Предикаттық лексемалардың семантикалық валенттілік 
мазмұны  ретінде  жағдаят  қатысушылары  (агенс,  пациенс,  құрал,  орын  және  т.б.)  болып 
табылады. Бұл, негізінен, предикаттық лексемалардың лексикалық мағыналарына тиесілі.     
 
The  given  article  is  devoted  to  the  description  of  “semantic  assignment  of  case  forms”.  It 
states  that  the  quantity  of  case  forms  and  their  meanings  on  a  given  context  depends  on  the 
semantics and combinative qualities of predicative lexical units. There are syntactical and semantic 
valencies  according  to    levels  of  a  language.  Syntactical  valencies    are  conveyed  by  forms  and 
semantic valencies are based on meaning. The content of semantic valency  can be defined by the 
roles of participants in a situation (agent, patient, instrument, location, etc. ) 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

80 
 
УДК  801.3 
К.С. Мейрманова  
Кокшетауский государственный университет имени Ш.Уалиханова 
Кокшетау, Казахстан 
asanali_super@mail.ru 
 
ШИРОКОЗНАЧНОСТЬ НОМИНАЛЬНЫХ  ФЕ  
КАК ПРОБЛЕМА ЛЕКСИКОГРАФИИ 
 
В предлагаемой статье проводится анализ фразеологического значения на материале 
номинальных  фразеологических  единиц  немецкого  языка,  рассматривается  проблема 
разграничения 
широкозначности 
от 
многозначности. 
Актуальность 
изучения 
широкозначных    ФЕ    определяется  в  установлении  особенностей,  присущих  семантике 
данных  знаков  с  целью  адекватной  кодификации  их  значения  в  лексико-и  фразеографии. 
Предметом    рассмотрения  данной  статьи  является  проблема  широкого  значения 
номинальных ФЕ и их лексикографическое отражение в различных словарях на конкретных 
примерах.    В  статье  уделяется  внимание  особенностям    и  специфике  номинации  данной 
группы ФЕ. 
 
Ключевые 
слова: 
полисемия, 
широкозначность, 
фразеологизация, 
лекико-и 
фразеография, коннотация, сигнификативное значение  
 
Одну  из  наиболее  актуальных  проблем  семасиологии  представляет  значение 
фразеологических единиц, ибо в нем отражается и закономерности слова и сочетания слов, 
парадигматики  и  синтагматики.  Категория  фразеологического  значения    была  предметом 
исследования многих языковедов, которая рассматривается в едином ряду  знаков вторичной 
номинации. 
Однако, 
являясь 
средством 
номинации, 
они 
обозначают 
кусочки 
действительности  избирательно.  Фразеологизмы  в  отличие  от  лексем  структурированы 
сложнее,  они  многочленны,  что  предполагает  учитывать    процесс    семантической 
трансформации,  которую    переживают  данные  единицы  при    фразеологизации.  Новое 
значение переменных единиц могут возникать тогда, когда их конкретное содержание может 
быть перенесено на основе внешнего, внутреннего или функционального сходства на другой 
денотат.  Переменные  синтагмы  и  предложения  обозначают  конкретную  ситуацию, 
фразеологизация же состоит в абстрагировании конкретных ситуаций через метафорический, 
метонимический  перенос  номинаций,  что  несет  собой  дополнительные,    семантически 
дифференцированные особенности. 
И.И.Чернышева  отмечала  денотативно-референциальную  комплексность,  присущую 
семантике  ФЕ,  что  вытекает  из  ее  многочленной  структуры  [1].  Эта  семантическая 
особенность характеризуется тем, что  наряду с семантическим ядром значение ФЕ обладает 
также 
дополнительным 
семантическим 
свойством 
или 
дифференцирующе 

конкретизирующей  семой.  Так,  например,  ФЕ,  «sich  bei  jmdm  lieb  Kind  machen  «означает   
sich  bei  jmdm    ein  gutes  Ansehen  verschaffen  und  dadurch  Vorteile  verschaffen  sich 
einschmeicheln». 
В этом отношении особенно показательна семантическая структура номинальных ФЕ, 
которые  образовались  от  других  структурных  классов  и  наследуют  их  мотивацию.  Эта 
семантическая  характеристика  фразеологизма  особенно  видна    при  исследовании  ФЕ  в 
лексико-фразеологических  семантических  полях,  что  позволило  установить  значительное 
преобладание  полипризнакового  типа  номинации  у  ФЕ  [2],  обеспечивающего  их  высокую 
информативность [3]. Эта область исследований систематизирована и уточнена. 
Фразеологическая  номинация  –  это  экспрессивно-оценочная,  коннотативная 
номинация.  Участие  ФЕ  в  номинации  определяется    субъективной  значимостью 
объективных  явлений.  Отсюда  ФЕ  служат  в  основном  для  коннотативного  обозначения 

81 
 
предметов  и  явлений  (внутреннее  участие,  эмоциональное  переживание  субъекта). 
Обозначение  ФЕ  не  типично  для  классов  денотативного  характера.  Выявлена  шкала 
активности  участия  ФЕ  в  номинации  различных  референциальных  областей  [4].  
Рассматривается 
также 
участие 
в 
номинации 
отдельных 
компонентов 
цельнопереосмысленных  ФЕ.  В  классификации  собственно  ФЕ  А.Д.Райхштейна  (экспр., 
экспр.-ном.,  ном.-экспр.)  для  установления  номинативной  потенции  ФЕ  вводится 
дополнительный критерий – денотативно-сигнификативная сложность ФЕ, то есть  внимание 
уделяется семантической организации ФЕ [4].   
В  связи  с  развитием  лингвистики  текста  и  коммуникативных  исследований,  с 
уточнением  функционирования  ФЕ  в  различных  типах  текста,  всё  большое  применение 
находит  понятие «широкого значения» как лексических, так и ФЕ, которые были выявлены 
в ходе экспериментов и языкового анализа полисемантических единиц.  
Широкая семантика ФЕ имеет множество конкретизирующих значений, скрытых сем, 
которые  реализуются  в  том  или  ином  контексте,  оставаясь  суженным  вариантом  одного 
предельно  абстрактного,  обобщенного    значения  ФЕ.  Широкое  значение  в  его 
противопоставлении  узкому  имело  место  в  ряде  таксономических  описаний  семантики 
лексических  единиц.  Имплицитно  широкозначные  слова типа  русск.  вещь,  дело,  факт,  англ. 
thing, body, person, man и так далее выделялись  в отдельный разряд лексико-семантической  
системы  того  или  иного    языка  как  слова  общего  значения  известными  лингвистами 
прошлого.  Н.Н.Амосова  впервые    дала  наиболее  общепринятое  научное  определение 
широкого  значения  как  «значение,  соотносимое  с  понятием  широкого  объёма,  содержащее 
максимальную степень обобщения, проявляющееся в чистом виде лишь в условиях изоляции 
слова из речи и получающее известное сужение и конкретизацию при употреблении данного 
слова в речи» [5].  Данное  определение принималось многими лингвистами как исходное при 
изучении лингвистических знаков с широкой семантикой.  
Подобно  лексическим  единицам  для  отдельных  фразеологизмов  также  свойственна  
широкозначность,  которая может быть определена как значение, содержащее самую общую 
абстрактную идею, которая уточняется, конкретизируется в речевой ситуации. 
Необходимость в изучении широкозначных ФЕ объясняется как практическими, так и 
теоретическими  потребностями.  В  практическом  плане,    в  первую  очередь  потребностями  
лексикографии  в  деле  адекватной  кодификации  их  в  словарях,  необходимостью  выделения 
более  объективных  критериев  инвентаризации  смысловых  структур    ФЕ.  В  теоретическом  
аспекте  –  необходимостью  разграничения  широкозначности  от  полисемии  и  их 
принципиальным отличием друг от друга. 
Изучение широкозначных  ФЕ  определяется в установлении особенностей, присущих 
семантике  данных  знаков  с  целью  адекватной  кодификации  их  значения  в  лексико-и 
фразеографии.  Значение  знака  в  специальной  литературе  определяется    как  обобщенное 
отражение  признаков  предметов,  явлений объективного мира, исторически  закрепленное  за 
данным  знаком  и  ставшее  его  внутренней  формой.  Именные  ФЕ,  представленные  в 
специальных  словарях,  имеют  наряду  с  некоторыми  отличиями  также  ряд  особенностей. 
Специфика  номинальных  ФЕ  состоит  в  том,  что  номинации  подлежит  не  столько  сам 
«кусочек действительности», сколько его оценка, характеристика.  Характеризующее начало 
является  необходимой  составной  частью  значения  ФЕ.  Так,  Л.А.Болгова  также  отмечает 
особый  характеризующий  тип  значения  именных  ФЕ,  заключающееся  в  максимальной  
наполненности  сигнификата  и  сведении  конкретной  денотативной  направленности  к 
нулю[6].    Извлечение  конкретного  денотата  из  контекста  и  введение  его  в  словарное  
определение  приводит  к  замене    сигнификативного  характера  дефиниции  и  введение  в  них 
внешних  элементов,  ср.:  Mädchen  für  alles  –  Klassensprecher.    Далее,  с  данными 
особенностями  семантики  (характеризующий  тип  значения)  связывается  частое  их 
употребление  в  качестве  предикатива.  Например:  Kennen  Sie  Herrn  Roland?  –  Ja?  Aber  ich 
kann nicht  viel  über ihn sagen. Er ist ein stilles Wasser. 

82 
 
В.П. Губарев также подчёркивает, что «оценочным значением» более всего обладает 
такие  фразеологизмы,  которые    сравнительно  легко    вовлекаются  в  сферу    именного 
сказуемого [3]. Поэтому  значение качественной оценки  особенно характерно для именных и 
адъективных фразеологизмов,  ср.: ein weißer Rabe, ein totgeborenes Kind, ein unbeschriebenes 
Blatt и др. Все они стилистически маркированы. Однако значение подобных фразеологизмов 
обусловлено  особенностями  семантики,  доказательством  чего  является  то,  что  в 
предложении  они  могут    быть  и  субъектом  и  объектом.  Ср.:  In  einer  gesonderten  Abteilung 
lagen  die  hoffnungslosen  Fälle.    Всё  же  ведущим  аспектом  значения  у  номинальных  ФЕ 
является коннотативный. 
Семантический  сдвиг  во ФЕ  создает  образную  мотивированность  значения,  который 
образует  семантику  широкого  плана,  обладающую  высокой  степенью  абстрактности  и 
способностью  ситуативной    конкретизации  в тексте.    Коннотативный    компонент  значения 
фразеологизма    в  отличие  от  аналогичного  компонента  лексической  единицы  вторичного 
образования  обладает  потенциальной  способностью  к  увеличению  экспрессивного  
потенциала  через  модификацию  компонентного  состава.  Именно  этим  связана  специфика 
выражения коннотации через раздельнооформленные образования. 
Значение  широкозначного  фразеологизма  имеет  структуру,  состоящую  из  некоторой 
совокупности  элементарных  семантических  компонентов  (сем),  образующих    широкую 
понятийную  основу,  которая  является    как  бы  инвариантом  значения,  а  отдельные 
семантические варианты – её вариантами.  А так как  они построены на многокомпонентной 
основе,  фразеологизмы  по  сравнению  со  словами  имеют  больше  возможностей  для 
индивидуального и более дифференциального варьирования инварианта образной основы. 
У  номинальных  ФЕ  широкое  значение  отмечается  лишь  у  тех  единиц,  у  которых  
предметная  отнесённость  семантики  отступает  на  задний  план,  а  оценочность    является 
актуальной.  Ср. номин.ФЕ  ein stilles Wasser, ein blauer Brief, ein unbeschriebenes Blatt. 
Так,  например,  (noch)  ein  unbeschriebenes  Blatt  в  зависимости  от  контекста  означает 
«(ещё) не известен»,  „тот, кто себя ещё не проявил“:  «Niemand kennt  ihn  bis  jetzt.  Er ist  für 
uns  alle ein unbeschriebenes Blatt. Или  (noch) ohne Kenntnisse, Erfahrungen Wir können daraus  
einiges  von  ihm erwarten - er  ist  ja kein  ein unbeschriebenes Blatt (mehr).  Или же «наивность, 
чистоту, непорочность» выражает:  Sie ist ein unbeschriebenes Blatt. 
B  лексикографических  источниках  мы  сталкиваемся    с  неадекватной  кодификацией  
значения  широкозначных  номинальных  ФЕ.  Исходя    из  данного  положения    необходимо 
уточнить понятие «широкого значения» номинальных ФЕ и дать анализ лексикографической 
фиксации номинальных ФЕ с целью выявления адекватности – неадекватности отображения 
данных  ФЕ    в  современной  лексико-  и  фразеографии.  Предполагается  при  исследовании  
семантики    номинальных  ФЕ    рассматривать  значение  ФЕ  в  исходной  форме  как 
инвариантов в системе языка и искать возможности конкретной реализации потенции ФЕ в 
целом.  Функционирование  ФЕ  –  более  сложный  процесс,  он  не  ограничивается    только 
чистым  воспроизведением,  а  сопровождается    различного  рода    преобразованиями    их  
лексико-семантических  и  структурно-грамматических  особенностей.  Нередко  такие 
окказиональные 
видоизменения 
диктуются 
особыми 
стилистическими 
задачами 
коммуникации.  Функционирование  ФЕ  выдвигает  вопрос  о  взаимодействии  значения 
фразеологизма  с  его  окружением.  Дистрибутивные  связи    ФЕ  обуславливаются,  прежде 
всего, его семантическим потенциалом, что может способствовать расширению его значения. 
Широкозначность  номинальных  ФЕ  можно  определить  как  значение,  обладающее 
одним  предельно  обобщенным  сигнификативным  значением,  выражающим    широкое  по 
охвату  фактов  и  явлений  действительности  понятие,  что  предполагает  наличие  множества  
ситуативных  реализации  в  речи  и  характеризуется    максимальной  степенью  абстракции. 
Значения  номинальных  ФЕ  входят  в  семантическую  систему  языка.  Денотатами  ФЕ  в 
системе  языка  служат  не  индивидуальные,  субъективные,  а  социально  закреплённые  
типизированные  представления  об  определённых  явлениях.  Со  своими  денотатами  ФЕ 
соотносятся через посредство сигнификатов, закреплённых языковым узусом. Вне контекста 

83 
 
они  обладают  способностью  соотноситься    с  разнообразными    явлениями  и  ситуациями, 
подводимыми  под  определённые  денотаты.  Итак,  денотатом  номинальных  ФЕ  является 
ситуация. 
Абстрактность, 
недифференцированность 
семантики 
широкозначных 
номинальных    ФЕ  вызывает  определённые  трудности  при  их  лексикографической 
кодификации.  
В современной лексикографии нет единой системы кодификации широкозначных ФЕ, 
нередко они фиксируются как полисемантичные единицы под цифровыми или буквенными 
обозначениями,  что  не  всегда  соответствует  действительности.  Рассмотрим,  например 
кодификацию  следующего  фразеологизма  kleine  Fische    в  наиболее  представительных 
словарях. В словаре  MDI даны такие значения: 1. Das sind geringfügige Dinge, unbedeutende 
Hindernisse.  2.  Das  sind  nur  kleine  (Neben-)  Gewinne.  3.  Das  sind  ganz  leichte,    einfach  zu 
erledigende Dinge. То же самое и в НРФС: 1. мелочь, пустяк (о том, что можно достать  без 
особого  труда),    2.  всякая  мелочь  (несущественное),  3.  мелочь,  сущие  пустяки  (б.ч.  о 
незначительных денежных суммах), 4.мелочь, мелочи, пустяк, пустяки (по сравнению с чем-
то).    Думается,  что  эти  значения  не  являются  разными  значениями  полисемантичного 
фразеологизма, что ФЕ kleine Fische  вовсе не является многозначным. Мы же имеем дело с 
различными ситуативными  реализациями  предельно обобщенного широкого значения, ср.: 
ugs.:  Angelegenheiten,  Dinge,  Vorkommnisse,  die  nicht  ins  Gewicht  fallen,  nicht  von  Bedeutung 
sind, Kleinigkeiten: das sind alles bloss kleine Fische (GWDS), или в LSR: … bedeutungslose oder 
leicht zu bewältigende Dinge. 
Из  двух  фразеологических  словарей  (НРФС  и  МДИ)  методом  сплошной    выборки  
были  отобраны  около  300  номинальных  фразеологизмов,  из  числа  которых  30  ФЕ, 
кодифицированных  в    словарях  как  многозначные  подвергаются  нами  рассмотрению. 
Неадекватность  отображения  значения  многих  из  них  не  вызывает  сомнения.  Эти  же 
фразеологизмы были проверены по словарям    GWDS и LSR, WDG. 
B  результате  анализа  фиксации  фразеологического  значения  обнаружилась 
следующая  картина.  У  одних  ФЕ  обобщённое  значение  более  или  менее    представлено  во 
всех  исследуемых  словарях,  как,  например,  у  ФЕ  «ein  stilles  Wasser»  в  НРФС:  разг.  тихоня 
(по  внешнему  виду),  скрытый  (или  замкнутый)  человек,  букв.  тихий  омут.  Сравним 
кодификацию его в других словарях: «jmd., der seine inneren Gefühle und Ansichten nicht zeigt 
–  (MDI),  stellt,  zurückhaltend  in  der  Äußerung  seiner  Gefühle  und  Ansichten  (und)  schwer    zu 
durchschauen  sein  –  GWDS,  ruhig,  verschlossen,  auch:  undurchsichtig  sein,  vgl.,das  Sprichwort  
Stille Wasser gründen tief.» 
Обобщённое  значение  ФЕ  «ein  weisser  Rabe»    дается  в  словарях      GWDS        и  LSR:   
große  Seltenheit,  Ausnahme,  ein  Individualist,  то  же  самое  и  у  ФЕ    der  alte  Adam:  die  alten 
Fehler, Gewohnheiten, Ansichten u.s.w. 
А у ФЕ  «Der Handel und Wandel» обобщенное значение  представлено лишь в словаре 
GWDS, в то время как в остальных словарях даются или  несколько конкретных реализации, 
как  в  НРФС,  или  же  широкое  значение  сводится  к  одному  явлению,  ср.:  Wirtschaftsleben:  
Handel und Wandel  kamen wieder in Gang. 
Неадекватность  кодификации    значения    номинальных  ФЕ  в  исследуемых  словарях  
объясняется    тем,  что  значения  ФЕ  в  данных  источниках,  т.е.  в  данных  словарных 
определениях  часто    конкретизируются,  что  характерно  для  употребления  ФЕ    в  данном 
специальном контексте. Или широкая понятийная основа ряда номинальных фразеологизмов 
сводится  к  единичным  явлениям,  а  сигнификативная  характеристика  толкования  значения 
заменяется  прямым  указанием  на  денотат.  Например,  в  словаре  НРФС  отдельные  
ситуативные    реализации  широкого  значения  фразеологизма  ein  hoffnungsloser    Fall   
перечислены  и  отграничены  друг  от  друга  при  помощи    цифроваых  обозначений:  1. 
безнадёжное дело, 2.разг. неисправимый  человек, 3. неизлечимо больной. 
В  словаре  WDG  кодифицировано одно  ситуативно  реализованное  значение  von  einer 
Person  (umgs.  scherz.  Du  bist  unverbesserlich).  Обобщённое  значение  этого  фразеологизма  

84 
 
дано в  GWDS: sich in einer bestimmten Weise darstellende  Angelegenheit, Sache, Erscheinung, 
Vorkommnis, Ereignis. 
Неадекватность  отражения    широкой  семантики  псевдомногозначных  номинальных 
ФЕ в НРФС  создаётся в результате  выделения  в качестве отдельных значений: 1.различных 
способов  перевода  на  русский  язык,  2.  русского    эквивалента  и  его  толкования.  Например, 
различные  способы  перевода  на  русский  язык  даны  в  виде  самостоятельных  значений  у 
фразеологизма  ein armes  Würstchen: 1.несчастное  существо, бедняга, страдалец, 2. жалкий 
тип,  где  самостоятельно  выделенные  значения  различаются  стилистическими  оттенками,  в 
первом  случае  оттенок  сочувствия,  во  втором  –  презрительно,  однако,  и  то  и  другое 
выражают  одно  общее  абстрактное  понятие,  ср.  кодификацию  в  MDI:  ein  Mensch,  der  zu 
bedauern ist .  GWDS: ugs. unbeachtetes, hilfloses, schwaches Wesen.   
То же самое можно сказать и о фразеологизме  Tun und Treiben, к которому в НРФС 
дано  в  качестве  отдельных  две  ситуативные  реализации   и  различные  способы перевода  на 
русский  язык:  1.  поведение,  действия,  поступки,  образ  действий,  2.  образ  жизни,  житьё-
бытьё, ср.в  GWDS   дано  geh., (das ) was jmd. tut, treibt: nach  jmds  Tun und Treiben fragen. 
Неправильна, вероятно, кодификация в словаре такого фразеологизма как ein  leichtes 
Mädchen,  где  под  отдельными  цифровыми  обозначениями  даны:  1.  разг.  девица  лёгкого 
поведения, 2 легкомысленная девица. 
Для  ФЕ  ein  altes,  älteres    (hohes,  höheres)    Semester    в  НРФС  дано  обобщенное  
значение:  1.  человек  в  годах,  старичок,  старикан,  где  речь  идёт,  по  всей  видимости,    не 
вообще о старом человеке преклонного возраста, а о молодом, но уже и не юном человеке и 
конкретное  значение:  2.  Шутл.  немолодой  студент,  «старичок»,  применительно  к  студенту 
старших  курсов.  Ср.:  ein  nicht  mehr  junger  Mann  –MDI,  ugs.,  scherz.:  ältere  Person,  jmd.,  der 
nicht mehr sehr jung ist – GWDS. 
Представляется  справедливым  замечание  Л.А.Болговой  о  нецелесеобразности 
включения  в  словарные  дефиниции  ФЕ  максимального  количества  толкований  их 
употребления,  так  как  в  данном  случае  парадигматическая  и  синтагматическая  оси  анализа 
совмещаются,  и  обобщающая  словарная  дефиниция  заменяется  перечнем  конкретных 
употреблений.  Для  данной  ФЕ  достаточна,  на  наш  взгляд,  фиксация  первичного  и 
обобщённо-производного  значений.  Знание  последнего  позволит  правильно  толковать 
возможные,  не  предусмотренные  словарём  случаи  ситуативных  реализаций  широкой 
семантики фразеологизма. 
Как видим, несмотря на довольно длительную историю изучения широкозначности в 
лингвистике, лексикографическая трактовка  ещё не разработала особой методики описания 
широкой семантики и неправильно толкует их как многозначные.  Существование широкого 
значения  связано  с  закреплением  в  языке  результатов  абстрагирующей  мыслительной 
деятельности  отождествления  (обобщения).  Широкозначные  номинальные  ФЕ  будучи 
абстрактными  выражают  обобщенное  понятие  в  самом  общем  виде,  недетализованы, 
характеризуются  особым  соотношением  понятийного  и  денотативного  компонентов  в 
парадигматическом и синтагматическом аспектах (то есть в плане системы языка и в плане 
её речевой реализации).   
В  парадигматическом  плане широкозначные ФЕ  соотносятся  с  классом  денотатов.  В 
синтагматическом  –  осуществляет  селекцию  денотата  из  широкого  класса  и  начинает 
соотноситься  с  единичным  денотатом,  и  в  речи  как  бы  наполняется  конкретным  смыслом. 
Полученное  конкретное  значение  есть  семантический  вариант  широкого значения,  само же 
широкое значение является инвариантом. Семантические варианты его определяются одной 
дефиницией, в которой каждый раз присутствуют дополнительные частные характеристики. 
Сведение семантических вариантов широкого значения к своему инварианту осуществляется 
при  помощи  операции  обобщения,  материалом  для  которой  служат  дефиниции 
семантических  вариантов:  в  них  выявляется  общий  элемент,  а  всё  остальное,  т.е.  менее 
существенные частные характеристики игнорируются. 
 

85 
 
Список литературы 
 
1.  I.I.Cernyseva. Feste Wortkomplexe des Deutschen in Sprache und Rede. M., 1980. 
 
2.    И.А.  Бангерт.  Специфика  семантики  языковых  знаков  косвенной  номинации.  КД, 
М., 1980. 
 
3.  В.П.Губарев.  Проблема  семантики  разнооформленных  знаков прямой  и  косвенной 
номинации современного немецкого языка. КД, М., 1981. 
 
4.  А.Д.Райхштейн.  Тексты  лекции  по  фразеологии  современного  немецкого  языка. 
Вопросы фразеологической семантики. М., 1981. 
 
5. Н.А.Амосова. Основы английской фразеологии. Л., 1963.  
 
6.  Л.А.  Болгова.  Фразеологическая  вариативность  и  механизмы  фразообразования. 
КД, М., 1974. 
Каталог: sites -> default -> files -> publications
publications -> БАҒдарламасын дамыту жолдары ақашева Ә. С г.ғ. к., доц., Дүйсебаева К. Ж. г.ғ. к., доц
publications -> Мәдениеттану мамандығы 2 курс PhD докторанты
publications -> Әож 551. 56 1 Қожахмет-Яссауи С., 2
publications -> Бұлдыбай Анарбай Сағиұлы
publications -> МАҒжан поэзиясы және ел мүддесі
publications -> Аширова Анар Тишибайқызы, Қарабаева Ханшайым Əбдуталипқызы
publications -> «Құндылық-бағдарлы білім беру идеясын жүзеге асыру: мәселелер, ізденістер, шешімдер»
publications -> Кəсіби тіл жəне оны оқытудың инновациялық тəсілдері
publications -> Халықаралық ғылыми-көпшілік журнал Международный научно-популярный журнал


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   40


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет