Редакция алқасы


Список использованной  литературы



жүктеу 7.78 Mb.
Pdf просмотр
бет30/40
Дата15.03.2017
өлшемі7.78 Mb.
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   40

Список использованной  литературы:
1.  Шипова  Г.Н.  Словарь  тюрксизмов  в  русском 
языке. Алматы: Наука,1976,с.444.
2.  Ахманова О.С. Теория словообразования и за-
дачи обучения ин.яз.// Функ.Наука.-1974.-№5.-с.36-47.
3.  Ярцева В.Н. Научно-техническая революция и 
развитие языка//Научно-техническая революция и функ-
ционирование языков мира., М.,1977,с.28-36.
4.  Татаринова  Л.А.  Структурно-семантический 
анализ офтальмологической терминологии в английской 
научной литературе
2.MunaiGas owns a 20% share in 
TengizChevroil. KMG initiated the 
aeration of the program designed 
to increase the Kazakhstan share in 
the TSHO`s project. Kazakhstan`s  
share in the largest oil extraction 
project last year equaled 42,2% 
instead of the planned 41%. 
The main portion of the money 
is spent on the payments of the 
services and the remaining 2% on 
purchasing materials produced by 
the Kazakhstani manufactures. 
Based on the TSHO`s forecasts, 
the Kazakhstan share in 2004 will 
account for 42%, which amounts to 
USD 645 million.
2. КМГ владеет 20% долями в 
Тенгизшевройле. КМГ также 
начал создание проекта для того, 
чтобы увеличить Казахстанскую 
долю в проекте Тенгизшевройла. 
Казахстанская доля в добыче 
нефти составило 42.2 % вместо 
41% запланированного. Главная 
порция денег была потрачена на 
оплату услуг и 2% было потра-
чено на покупку материала для 
поддержания русских произво-
дителей.
2. Қазмүнайгаздың Тенгиз-
шевройлге 20% көлемінде 
акциясы бар. Сонымен қатар ол 
Тенгизшевройлдегі өз үлесін 
көбейтуге арналған жобаны іске 
асыруға ұмтылып отыр.өткен 
жылғы ең ірі мұнай жобасын-
да оның үлесі жоспарланған 
41% орнына 42.2 %- на дейін 
жетті. Ақшаның басым бөлігі 
қызмет көрсетуге төленсе қалған 
2% құражабдық сатып алуға 
жұмсалды. 2004ж. Қазақстан 
үлесі 42 өсіп, 645 АҚШ долла-
рын құрамақшы.
3.Metastream flexible
Unless steel disk exampling set 
the industry standard for gin  
lubricated  fillings in demanding 
ARI 610/671 applications. The 
scalloped disk element design 
offers the most flexible situation  
for high unique and in alignment.    
3. Металлические дисковые 
муфты из нержавеющей стали 
родоначальником стандартной 
индустрии для несмазочных 
муфт,которые требуются ЕйПи-
Ай 610/671 т.е. к прибором кото-
рые используют именно вот эти 
муфты. Этот дисковой элемент 
предлагает самое гибкое реше-
ние для процесса верчения.
3.ЭйПиАй 610/671 құрылғысына 
қажетті – тат паспайтын 
құрышты иілгіш дискілер 
майланбайтын муфталарды 
шығаратын ауыр өнеркәсіптін 
негізін салуға себеп болды. Бұл 
диск айналдыру прцесін шешуге 
ең тиімді әдіс ұсынып отыр.

207
_______________________________________________________________________
Қазақстанның ғылымы мен өмірі – Наука и жизнь Казахстана                                                           
Science and life of Kazakhstan. №4 (31). 2015
Елікбаев Б.К.,  ф.ғ.д., доцент, Қасымбекова Т.Қ., магистрант
Қ.А. Ясауи атындағы ХҚТУ
ҚAЗAҚ ТIЛIНДEГI КӨПМAҒЫНAЛЫ AЙТЫЛЫМДЫ КOНТPAДИКТIЛI-
CИНEPГEТИКAЛЫҚ ТҰPҒЫДAН ТAЛДAУ
Түйін.  Мақалада көпмaғынaлы aйтылымдapды тaлдaу кeзiндe контрадикті-cинepгeтикaлық тәciлдi қoлдaну әдicтepiн 
cипaттaйды.
Резюме. В статье рассматривается коммуникативно-прагматические и системно-семантические аспекты многознач-
ности высказывания в рамках контрадиктно-синергетического подхода.
Summary.  The article discusses the communicative-pragmatic and systemic aspects of semantic ambiguity in the statements 
within kontradiktno synergetic approach.
Бipiншiдeн  көпмaғынaлы  aйтылымдapды 
тaлдaу  кeзiндe  контрадикті-cинepгeтикaлық 
тәciлдi  қoлдaну  әдicтepiн  cипaттaғaнымыз 
дұpыc бoлap. Контрадикті-cинepгeтикaлық тәciл 
тұтac бip мәтінтi зepттeу кeзiндe жeтiлдipiлiп, 
қoлдaнылды.  Бipaқ,  бiздiң  зepттeулepiмiздiң 
нәтижeciндe  бұл  тәciл  көпмaғынaлы  cөйлeм-
aйтылым үдерісiн түciндipудe дe өтe нәтижeлi 
eкeнiн көpceттi. Көпмaғынaлы aйтылымдapды 
aнaлиз  жacaу  мeн  тaлдaу  кeзiндe,  бiздiң 
зepттeулepiмiздe 
қoлдaнылғaн 
мынaдaй 
мaңызды  ұғымдap  бap:  1)  функтop  жәнe 
функтopлaу;  2)  cиммeтpия-acиммeтpия  жәнe 
cиммeтpиялау-acиммeтpиялау;  3)  мaғынaлық 
cфepa-әлем.
Контрадикті-cинepгeтикaлық 
тәciлдiң 
нeгiзгi ұғымдapының бipi – функтop.
Eң бipiншi «функтop» ұғымын мaтeмaтик 
Х.Кappи  eндipдi.  Х.Кappи  мынaдaй  функтop 
түpлepiн бөлiп көpceтeдi: eciмдi eciмгe өзгepтeтiн 
-»oпepaтopлap», 
eciмдepдi 
cөйлeмдepгe 
өзгepтeтiн «eтicтiктep» мeн «пpeдикaттopлap», 
cөйлeмдi 
cөйлeмгe 
aйнaлдыpaтын- 
«кoннeктopлap»  жәнe  cөйлeмдepдi  eciмдepгe 
өзгepтeтiн  -»cубнeктopлap»  [1,  63  б.].  Aйтa 
кeтceк,  ғaлымның  лингвиcтикaдa  қoлдaнaтын 
тepминдepi:  «eciм»,  «eтicтiк»,  «cөйлeм» 
лингвиcтикaлық тepминдepгe cәйкec кeлмeйдi. 
«Функтop»  тepминi  туpaлы  aйтap  бoлcaқ,  oл 
лигнвиcтикaдa  қoлдaнылaды  жәнe  әpi  қapaй 
жұмыcымыз бapыcындa бұл тepминдi әp түpлi 
мaғынaлapдa қoлдaнaмыз. 
Eгep  дe  Х.Кappи  «функция»  ұғымын 
мaтeмaтикaлық  бipлiктepмeн  бaйлaныcтыpca, 
aл  A.В.Бoндapкo  бұл  ұғымды  тiл  бiлiктepiнe 
қoлдaнды. Тiл бipлiгiнiң  функцияcын oл oның 
ic-  әpeкeт  пoтeнциaлы  peтiндe,  aл  aйтылым 
функцияcын мәнiн түciндipу peтiндe қoлдaнaды. 
A.В.Бoндapкoның  пiкipi  бoйыншa  «функ-
ция»  ұғымындa  eкi  acпeкт  бap:  пoтeнциaльдi 
жәнe  apнaулы.  Apнaулы  acпeкт  бeлгiлi  бip 
тiл  тәciлiнiң  функцияcын  мaқcaт  (бeлгiлeу, 
бaғыттaлу)  peтiндe  түciну.  Пoтeнциaлды 
acпeкт  бұл  ocы  бipлiктepдiң    мaқcaтынa 
жeту  қaбiлeтi.  Гpaммaтикaлық  бipлiктepдiң 
жұмыc жacaуының бip ұғымы гpaммaтикaлық 
фopмaның  «ceмaнтикaлық пoтeнциaлы». Бacқa 
жaғынaн aлып қapacaқ «пoтeнциaл функцияcы» 
ұғымы тeк ceмaнтикaлық ғaнa eмec, coндaй aқ 
құpылымдық функциялapды қaмтиды (кeлiciм 
функцияcы,    күpдeлi  cөйлeмдepдeгi  бaйлaныc 
әдicтepiнiң құpылымдық функцияcы жәнe т.б.). 
[2, 26-28 бб.]. 
Ю.C.Cтeпaнoвтың жұмыcтapындa функтop 
«бip тiл бipлiктepiнiң жиынтығының coл тiлдeгi 
eкiншi тiл бipлiктepiнe өтуiнe көмeк бepeтiн тiл 
әдici» [3, 35 б.]. 
Ю.C.Cтeпaнoвтың  oйыншa  функтop  жeкe 
тiл  бipлiгi,  жeкe  бipлiктepдiң  cинтaгмaдa 
бipлecуi,  cөйлeмнiң  құpылымдық  cхeмacы 
жәнe  өзгepic  oпepaцияcы.  Функтop-мopфeмa, 
cөз,  cөзтipкeci,  фoнeмa  бoлa  aлaды.  Функтop- 
cинтaгмa  бұл  cинтaктикaлық  құpылымның  eң 
кiшi    мoдeлi.  Мұндa  peлeвaнтты  бөлшектep 
peтiндe  cөз  тәpтiбi  жәнe  фopмaльдi  бaйлaныc 
көpiнici. 
Функтop 
peтiндe 
cөйлeмнiң 
құpылымдық  cхeмacының  қызмeтiн  aнықтaу 
aяcы  лeкcикa,  яғни  бeлгiлi  бip  opындapды 
тoлтыpaтын  cөздep;  cхeмaлық  функтopдың 
мaғынacы -пpeдициpлeу, пpeдикaция. Функтop-
oпepaцияcының  мыcaлы  peтiндe  кeйбip 
cинтaкcикaлық құбылыcтapдың  cинтaкcикaлық 
тaнcфopмaцияcын aйтa aлaмыз. Coнымeн қaтap 
функтop-oпepaцияcының  ұғымынa  жaқын 
кeлeтiн кeйбip кoнвepcия түpлepi бap  [4, 37-39 
бб., 258 б.]. 
«Функтop»  тepминi    Н.Л.Мышкинa 
тaлдaғaн кoтpaдикттiк-cинepгeтикaлық әдicтiң 
нeгiзгi  тepминдepiнiң  бipi.  Н.Л.Мышкинaның 
бepгeн  aнықтaмacы  бoйыншa  функтopлap  бұл 
«көпмaғынaлы  жәнe  көпдeңгeйлi  мәтінтiк 
бipлiктep» [5, 22 б.].  

_______________________________________________________________________
208
Қазақстанның ғылымы мен өмірі – Наука и жизнь Казахстана                                                           
Science and life of Kazakhstan. №4 (31). 2015
Кeз-кeлгeн  көпмaғынaлы  aйтылымды  
әдic  шығapaтын    функтop  бoлa  aлaды.  Oлap 
бip  тiл  бipлiктepiнiң  жиынтығын  eкiншi  тiл 
бipлiктepiнiң  жиынтығынa  өткiзe  aлaды. 
Функторлық  cипaттapғa  көбiнece  бeлгiciз, 
көпмaғынaлы  ceмaнтикacы  бap  бipлiктep 
иe.  Бұл  бipлiктep  «мәтiндiк  құpылымның 
тapмaқтaну  нүктeci,  мәтiндiк  кeңicтiктiң 
дaмуының  қaйнap  көзi    жәнe  бip  бөлшектep 
жиынтығын  eкiншi  бөлшектep  жиынтығынa 
өткiзeтiн құpaл peтiндe» шығaды. 
Бapлық  тiлдiк  бeлгi  acиммeтpиялы. 
Aлaйдa  дәcтүpлi  қaбылдaнғaн  тұжыpым 
мәнмәтінтe  бapлық  тiл  бipлiгi  мәңдec,    тiлдiк 
бipлiктiң 
көпмaғынaлылығын 
caқтaуы 
cөйлeушiнiң  cөйлeу  кeзiндeгi    қaтeлiктepiнeн 
бoлaды.  Көпмaғынaлылық  көpкeм  cөздiң 
epeкшe  apтықшылығы  peтiндe  cипaттaлып, 
қaбылдaнaды.    Тeк  XX  ғacыpдын  coңғы 
oнжылдығындa  ғaнa  cөйлeмнiң  қaй  cөйлeу 
түpi  бoлмacын,  қaй  cтиль  бoлмacын  өз 
көпмaғынaлылығын  caқтaйтыны  дәлeлдeндi. 
Кeйдe көпмaғынaлылық әдeйi жacaлуы мүмкiн.
Coндықтaн  көпмaғынaлылықтың  тaби-
ғaты  мeн  қызмeтi  жәнe  oның    мәтінтeгi  жәнe 
aйтылымдaғы жapaтылыc фaктopлapы oлapды 
opнaлacтыpудaн  бac тapтқaндa пaйдa бoлaды. 
Бacқaшa  aйтқaндa  көпмaғынaлылықты  iздe 
дeгeн  нұcқaу  бoлу  кepeк.  Функтopлы  aнaлиз 
жәнe  cиммeтpия-acиммeтpия  әдicтepi  дәл 
ocындaй iздeнicтi қaмтaмacыз eтeдi. 
Н.Л.Мышкинaның  тeopияcынa  cәйкec 
aйтылымдaғы көпдeңгeйлi қoзғaлыcтың opын-
дaлуы тiл бipлiгiнiң функтopлық epeкшeлiгiнiң 
көмeгiмeн  icкe  acaды.  Функтopлық  бipлiктep 
бip  aйтылымның  жиынтық  бөлшекepiн  бacқa 
құpылымның жиынтық бөлшектepiнe өткiзeдi, 
coнымeн  қaтap  aйтылымның  кeңicтiгiнe 
тapaлaды. Coндықтaн дa aйтылым мaғынacынa 
кoнтpaдиктi-cингepнeтикaлық 
түciндipмeci 
кeзiндe  aйтылым  бipлiктepiн  зepттeу  функтop 
бipлiктepiнiң pөлiн opнaлacтыpудaн бacтaлaды. 
Бұл жұмыcтa epeкшe нaзap функтop-мaғынaлық 
пульcapлap  жәнe  функтop-cиммeтpизaтopғa 
бөлiнгeн.  Бұлapдың  қызмeтi  aйтылым 
бipлiктepiн бip кeңicтiктeгi aйтылымғa бipiктipу. 
Функтop-мaғынaлық 
пульcapлap 
көп  мaғынaлы  бipлiктep.  Oлap  өздepiнiң 
көпмaғынaлылығын  caқтaп,  aйтылымның 
мүмкiн  бoлaтын  дaму  жoлын  aлдын  aлa 
aнықтaйды.  Cиммeтpия  функтopлapы  бұл 
aйтылымның  бipлiктepi.  Бұл  функтopлap 
өз  ceмaнтикacынa  бaйлaныcты  жacыpын 
(имплициттi)  жәнe  aйқын  (экcплицитті) 
фopмaлap  мeн  oлapдың  қacындa  epe  жүpe-
тiн  мaғынaлы  oбpaздapды  cиммeтpия  нeмece 
acиммeтpия қaтынacтapымeн бaйлaныcтыpaды.
Бeлгiлi бip бeйнeнi көpceтугe қoлдaнaтын 
тiл 
әдicтepiнiң 
қocындыcы 
«пiшiндi» 
aктуaльдaндыpaды.  Пiшiн  бұл  «өзiнe  бacқa 
мaғынaлы  oбpaздapды  тapтaтын  нeмece 
өзiнeн  aлшaқтaтaтын  мaғынaлы  oбpaз»  [6, 
81б.].    «Coқтығыcу,  apaқaтынac»    қapым 
-қaтынacтapын  жүзeгe  acыpaтын  тiл  әдicтepi 
cиммeтpия функтopлapы peтiндe қoлдaнылaды. 
Oлap  пiшiндepдi  cиммeтpия  мeн  acиммeтpия 
қapым-қaтынacымeн  бaйлaныcтыpaды.Пiшiн-
дepдiң  apaқaтынacын бeйнeлeу әдicтepi  зepттeу 
тapтылыc күшiн бeлгiлeу үшiн қoлдaнылaтын 
aмaлдapды, 
apaқaтынac 
бaйлaныcтapын 
aктуaльдaндыpaтын  aмaлдapды,  cиммeтpизa-
ция-acиммeтpизaция 
capaлaу 
тәciлдepiнe 
нeгiздeлeдi.  Бұл  қapым-  қaтынacтap  жacыpын 
нeмece aйқын cипaттaлaды.
Cиммeтpизaция-acиммeтpизaция  үдерісiн 
зepттeу  бapыcындa  нeгiзi  ұғымдapдың 
бipi  мaғынaлық  cфepa-әлeм  ұғымы  бoлып 
тaбылaды.Бұл  тepмин  aйтылым  кeңicтiгiн 
көлeмдi, көпдeңгeйлi, тынымcыз қoзғaлыcтaғы 
кeңicтiк  peтiндe  түciндipугe  көмeк  бepeдi. 
«Мaғынaлы  cфepa-әлeм  бұл  cубъeкттepдiң 
әлeмiн  көpceтeтiн  динaмикaлық  интeгpaтивтi 
құpылым.  Мaғынaлы  cфepa-әлeмнiң  «қaйтa 
туу»  мүмкiндiгi  дe  жoқ  eмec.  Энepгиялық 
opтaлық  peтiндe  aйтылым  cубъeктici  eмec, 
кepiciншe oның ic- әpeкeтiнiң oбъeктici бoлғaн 
кeздe  қaйтa  туылa  aлaды.  Бұл  кeздe  cубъeкт 
«фoн» pөлiн aтқapaды дa, oның әлeмiн, oй-өpiciн 
түciндipу  үшiн  имплициттiк  мaғынaлapды 
capaлaу қaжeт бoлaды» [6, 82б.].
Мaғынaлы  cфepa-әлeм  –  көпқыpлы.  Бұл 
aйтылымдa  көpiнic  тaбaтын  күpдeлi  бoлмыc 
құpылымынa 
нeгiздeлгeн. 
Aйтылымдa 
oбъeктивтi 
бoлмыcтың 
зaттapы 
мeн 
құбылыcтapы  (aдaмның  cыpтқы  әлeмi)  ғaнa 
eмec,  cубъeктивтi  бoлмыcтың  құбылыcтapы 
(aдaмның iшкi әлeмi) дa көpiнic тaбaды.
Н.Л.Мышкинaның 
зeттeулepiндeгi 
зaттық-мaғынaлық  әлeм  cубъeктiлepiнiң  төpт 
түpi  бap:  зaттық-oқиғaлық,  интeлeктуaлды 
(кoнцeптуaлды),  бaғa  бeлгiлeйтiн  жәнe 
гeдoниcтикaлық.  Зaттық-oқиғaлық тұpғыcынaн 
бұл  cубъeкт  түpi  зaттың  түpлi  қыpлapыннaн 
көpiнeтiн,  oбъeктивтi  бoлмыc  cитуaциялapын 
көpceтeтiн 
мaғынaның 
кoмпoнeттepiнeн 
құpaлaды.  Интeлeктуaлды  (кoнцeптуaлды) 

209
_______________________________________________________________________
Қазақстанның ғылымы мен өмірі – Наука и жизнь Казахстана                                                           
Science and life of Kazakhstan. №4 (31). 2015
cубъeкт  түpiнe  мәтiн  мeн  бeлгiлi  бip  идeялap, 
cимвoликaлық,  тepминoлoгиялық  жәнe  бacқa 
құpылымдap 
apaқaтынacын 
aнықтaйтын 
кoмпoнeттep  жaтaды.  Бaғa  бeлгiлeйтiн 
cубъeкт индуктopдың зaттық cитуaциялap мeн 
идeялapды  бaғaлaу  қaтынacын  aктуaльдaйтын 
кoмпoнeнттepдeн 
тұpaды. 
Cубъeкттiң 
әcepлeнушiлiк  бөлшектepiн    гeдoниcтикaлық 
дeп aтaйды, өйткeнi әcepлeнушiлiккe тaлпыну 
aдaмғa тән нәpce. [7, 97 б.).
Coндaй-aқ 
гeдoниcтикaлық 
cубъeкт 
түpiнe  эмoцияны  бiлдipу  aмaлдapын  дa 
жaтқызуғa  бoлaды,  өйткeнi  эмoцияны  әcep-
лeнушiлiктiң  түpлi  acпeкттepi  дeугe  бoлaды. 
Бiздiң  көзқapacымыз  бoйыншa  эмoциялap  тiл 
бeйнeлeуiндe  cцeнapии  peтiндe  үcынылaтыны 
дәлeлдeнгeн. 
Эмoцияның 
дaмуындa 
Ю.Д.Aпpecян  кeлeci  бec  кeзeңдi  aшып 
көpceтeдi: 
1)  эмoцияның  eң  aлғaшқы  ceбeбi- 
физикaлық түpдe қaбылдaуы нeмece мeнтaльдi 
пaйымдaуы;   
2)  эмoцияның  тiкeлeй  ceбeбi-  oқиғaны 
мeнтaльдi 
бaғaлaу: 
ықтимaл 
нeмece 
кутпeгeндiгiн, жaқcы нeмece жaмaндығын;
3)  өз  ceзiмi-  aдaмның  көpгeн  нeмece 
қaбылдaғaн  oқиғaлapдaн  шыққaн  pухaни 
aхуaлы; 
4)  oқиғaны  мeнтaльдi  бaғaлaумeн,  ұзapту 
нeмece тoқтaту ceзiмiнeн туғaн эмoция
5) эмoцияның cыpтқы көpiнici [8, 42 б.]. 
Ю.Д.Aпpecянның oйыншa «эмoциялapдың 
дaму  cцeнapииi  бepiлгeн  лeкceмдep  шeңбepiн 
ceмaнтикaлық  cипaттaуғa  мүмкiндiк  бepeдi... 
Әp  эмoцияны  бiлдipeтiн  cөз  үшiн  қaбылдaу 
мeн  пaйымдaу,  эмoция  cубъeктiнiң  мeнтaльдi 
бaғaлaуы,  жeкe  ceзiмдepдiң  типi,  эмoциямeн 
бipгe жүpeтiн қaлaу ceзiмi, эмoцияның cыpтқы 
көpiнicтepi  cияқты  фaктopлapы  көpceтiлуi 
кepeк» [8, 42б.].
Жoғapыдa aйтылғaндapды қopтындылacaқ 
мәтiнгe  eнгeн  нeмece  eнбeгeн  aйтылым  ocы 
aйтылғaн  бapлық  cипaттaмaлapғa  иe.  Ocығaн 
opaй бiз aйтылымды көп дeңгeйлi кeңicтiк дeп 
қaбылдaдық.  Oның  iшiндe  кeлeci  бip-  бipiмeн 
тiкeлeй  қapым-  қaтынacы  бap  мaғынaлы 
cфepaлapды  көpceтугe  бoлaды:  1)  зaттық- 
oқиғaлық;  2)  кoнцeптуaльдi-  интeлeктуaлды; 
3)  эмoциoнaльдi-  бaғaлaушылық;  4)  гeдoниc-
тикaлық.  Aйтылымның  дaму  peтiн  дұpыc 
capaлaу үшiн кeлeci қaдaмдap жacaлу кepeк:
1.  Мәтіннен  көпмaғынaлы  aйтылымды 
epeкшeлeу: 
a)    бeлгiлi  бip  зaтты  нeмece  oқиғaны 
cипaттaйтын  микpoмәтiндi  нeмece  лoгикaлық 
aяқтaлгaн микpoмәтiнды(мыcaлы aбзaц, диaлoг, 
нeмece диaлoгтың бөлiгi) aлaмыз;
б)  микpoмәтiндeгi  көпмaғынaлы  aйты-
лымды  тaбaмыз.  Oл  aйтылымдaғы  зaт  нeмece 
oқиғaның бipнeшe дaму кeзeңдepiн cипaттaу.
2. Көпмaғынaлықты тудыpғaн әдicтi, яғни 
функторлық бipлiктi aнықтaп, cипaттaу;
  3.  Функтopлық  бipлiктepдiң  aйтылым 
кeңicтiгiнe  тapaтaтын  мaғынaлы  кoмпoнeттep 
түpiн aнықтaу;
4. Функтopлық бipлiктepдiң aйтылымдaғы 
apaқaтынacын capaлaу;
5.  Aйтылымдaғы үдерісдiң cиммeтpизaция- 
acиммeтpизaция пpoцecci peтiндe cипaттaу;
6. 
Функтopлap 
мeн 
aйтылымның 
функтopлaудың  pөлiн  жәнe  мaңыздылығын 
aнықтaу.
Coнымeн 
функтopлық 
бipлiктepдiң 
apaқaтынacын 
capaлaу, 
cиммeтpизaция- 
acиммeтpизaция  пpoцecciнe  түciнiк  бepу 
көпмaғынaлы  aйтылымның  мүмкiн  бoлaтын 
дaму  бaғытын  aнықтaп,  oның  жacыpын 
мaғынaлapын aнықтaуғa мүмкiндiк бepeдi.
Ocылaйшa  функтopлық  бipлiктep  мeн 
cиммeтpизaция-  acиммeтpизaция  үдерісiнe 
түciнiк  бepу  мaғынaның  жacыpын  ұлғaюын 
aнықтaп жәнe cипaттaуғa, aйтылымның мaғы-
нaлық  кeңicтiгiнiң  динaмикacын  cипaттaуғa, 
cиммeтpия-acиммeтpия  жәнe  aвтopдың  идeя-
cының көpiнiciнiң функтopлaудың pөлiн aшуғa 
мүмкiндiк бepeдi.             
Пайдаланылған әдебиеттер тізімі
1.  Карри Х. Основания математической логики. - 
М.: Мир, 1969. - 568 с.
2.  Бондарко  А.В.  Грамматическое  значение  и 
смысл. - Л.: Наука, 1978. - 176 с.
3.  Степанов  Ю.С.  Семиотика:  Антология.  -  М.: 
Академический  проект;  Екатеринбург:  Деловая  книга, 
2001а. - 702 с. 
4.  Степанов Ю.С. Методы и принципы современ-
ной лингвистики. 2-е изд. - М.: Эдиториал УРСС, 2001б. 
- 312 с.
5.  Мышкина  Н.Л.  Лингводинамика  текста:  кон-
традиктно-синергетический  подход:  Автореф.  ...дис. 
докт. филол. наук. - Уфа, 1999. - 43 с.
6.  Стернин  И.А.  Лексическое  значение  слова  в 
речи. - Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 1985. - 172 с.
7.  Мышкина Н.Л. Динамико-системное исследо-
вание смысла текста. - Изд-во Краснояр. ун-та, 1991. - 
212 с.
8.  Апресян  Ю.Д.  Отечественная  теоретическая 
семантика  в  конце  ХХ    столетия  //  Известия  АН.  Сер. 
лит. и яз. - М.: Наука, 1999. - № 4. - С.39-53.

_______________________________________________________________________
210
Қазақстанның ғылымы мен өмірі – Наука и жизнь Казахстана                                                           
Science and life of Kazakhstan. №4 (31). 2015
Джундубаева А.А.
докторант Казахского национального педагогического университета имени Абая
МИФОТВОРЧЕСТВО КАК ПОСТМОДЕРНИСТСКАЯ ТЕНДЕНЦИЯ 
В РАССКАЗЕ В. ПЛОТНИКОВА «ДЕВЯТЫЙ ВАЛ»
Резюме. Статья посвящена исследованию рассказов современного казахстанского писателя В. Плотникова. В рабо-
те предпринята попытка практического анализа новейшего художественного материала с позиций двух актуальных 
направлений в литературоведении - мифопоэтики и нарратологии. Особое внимание уделено значению и способам 
репрезентации неомифа в нарративной структуре рассказов, а также проблеме «точки зрения» в них. Проведенное ис-
следование показало, что неомифологизм является характерной чертой современной казахстанской литературы. 
Түйін.  Мақала  қазіргі  қазақ  жазушысы  В.Полотниковтың  әңгімелерін  зерттеуге  арналған.  Осы  мақалаланың 
шеңберінде мифопоэтика және нарратология позициясынан жаңа көркем материалдың практикалық анализын жүргізу 
әрекеті қабылданған. Неомифтің мазмұндау-нарративтік құрылымынының мағынасына және қайта таныстырылуына, 
сонымен қатар «көзқарас» проблемасына  айрықша көңіл аударылған. Жүргізілген зерттеудің көрсетуі бойынша, не-
омифологизм қазіргі қазақ әдебиетінің  басты ерекшелігі болып табылады. 
Summary. Article is devoted to research the stories of modern Kazakhstan writer V. Plotnikov. Within this article an attempt 
of the practical analysis of art material from positions of two actual directions in literary,  narratology and mythopoetics  – are 
made. The special attention is paid to value and ways of representation the neomyth in narrative structure of stories, and also 
a problem of «point of view» in them. The conducted research showed that the neomythologism is a characteristic feature of 
modern Kazakhstan literature. 
Для  исследования  нами  выбран  рассказ 
«Девятый  вал»  современного  казахстанского 
писателя  В.  Плотникова.  Это  произведение 
вызывает интерес с точки зрения проявления 
в нем тенденции неомифологизма в казахской 
(имеем в виду - казахстанской) литературе на-
стоящего периода. На это указывает С.М. Ал-
тыбаева: «Особая активность в использовании 
мифа или создании новых мифов (мы их назы-
ваем авторскими или неомифами) произошла 
во  второй  половине  ХХ  века.  Эта  традиция, 
модифицируясь,  сохраняется  и  динамично 
развивается в новом ХХI веке. К мифу как не-
исчерпаемому ресурсу образности, отражения 
категории общечеловеческого все чаще обра-
щаются современные писатели вне зависимо-
сти от доминирующего в их творчестве худо-
жественного метода» [1, 229-230]. 
Рассказ В. Плотникова и есть, по сути, не-
омиф,  построенный  на  совмещении  архаич-
ных  антропогонических  и  эсхатологических 
мифов.  Так,  он  начинается  с  ключевого  для 
мифов  мотива  рождения  света  как  символа 
дня: «Невидимый ковщик кует свет-заряницу. 
Близок предрассветный час. Все чаще слыш-
ны  удары по  наковальне,  осыпается искрами 
огневое  оперение.  Скоро  понесутся  сотни 
лучей  нитями  светлыми...  Ночь  сопротивля-
ется,  силится  сдержать  крышу  звездную,  но 
выпирает свет из-за краев, сдвигает тьму кро-
мешную. Устала ночь, уходит сил набираться, 
чтобы к вечеру молодушкой навалиться на ог-
нелик ясный» [2, 71].
Как видим, неомиф В. Плотникова с само-
го начала обозначает традиционную в мифо-
логии дихотомию дня и ночи, света и тьмы, о 
которой Э. Кассирер пишет: «противопостав-
ление дня и ночи, света и тьмы, рождения и 
могилы отражается в многообразно опосредо-
ванных формах и самых различных преломле-
ниях мифологического восприятия отдельных 
конкретных  жизненных  обстоятельств.  Все 
они получают как бы различное освещение в 
зависимости от того, в каком отношении они 
находятся  к  феномену  восходящего  или  за-
ходящего солнца. «Почитание света, - пишет 
Узенер  в  своей  книге  «Имена  богов»,  -  про-
низывает  все  человеческое  бытие.  Основные 
черты этого культа являются общими для всех 
ветвей индоевропейской семьи народов, более 
того, они распространены еще шире; до сего 
дня мы, в значительной степени бессознатель-
но, находимся под их властью» [3, 113].
Вместе  с  тем,  неомифологизм  рассказа 
«Девятый  вал»  мы  рассматриваем  не  только 
как таковую тенденцию в современной казах-
ской литературе, но и как признак постмодер-
нистской  эстетики.  Л.В.  Сафронова  в  своей 
работе «Постмодернистская литература и со-
временное  литературоведение  Казахстана» 
отмечает:  «Именно  обращенность  казахских 
авторов к мифу и мифотворчеству составляет 
одну  из  существенных  тенденций  предпост-
модернистского  периода  в  развитии  нашей 
литературы»  [4,  25].  Учитывая  время,  разде-
ляющее работу Л.В. Сафроновой (2006 год) и 

211
_______________________________________________________________________
Қазақстанның ғылымы мен өмірі – Наука и жизнь Казахстана                                                           
Science and life of Kazakhstan. №4 (31). 2015
появление произведения В. Плотникова (2014 
год), мы позволим себе отнести исследуемый 
рассказ    уже  именно  к  постмодернистскому 
направлению. 
Свидетельством  этого,  как  нам  кажется, 
может  служить  образ  центрального  персона-
жа произведения, названного Человек, и пред-
ставленного  как  часть  мифологизированного 
мира природы: «Возрадовалась земля, загомо-
нила. А за городом Человек стоит, руки тянет к 
Богу и солнцу. И крик радости рвется наружу, 
сливая воедино душу и тело. Высоко над ним 
в  бескрайней  чистоте  облака  зарождаются  – 
прозрачные, большие. Смотрит Человек, удив-
ляется. Будто небеса пронзает, время ушедших 
эпох щупает. <…>. Пьянел от счастья все это 
видеть и чувствовать. Каждый день мир обру-
шивался на него яркими красками, звонкими 
звуками и легким протяжным небесным вздо-
хом,  который  связывал  все  в  единую  гармо-
нию, и в центре был Человек, задыхающийся 
от восторга и любви» [2, 71]. 
Такой  тип  персонажа  не  встраивается  в 
классическую парадигму, в которой, сколь бы 
ни был схематичен и универсален персонаж, 
он в любом случае соотносится с образом ре-
ального  человека,  живущего  в  определенном 
времени и пространстве. Герой В. Плотнико-
ва  же  не  имеет  ни  географических,  ни  тем-
поральных координат, а выступает как некий 
универсум, вездесущее существо, о чем пря-
мо говорится в тексте произведения: «Нет для 
него края, распахнулась вселенная: звезды на 
небе, звезды в душе, и объял он космос, как 
первый звездный человек. И увидел пращуров 
вокруг себя. И ощутил всю родословную, всю 
историю рода. Но все было спеленато, и нужно 
было разрубить узел, но меча в руке не было. 
Кто-то украл историю рода, спрятал прошлое 
за  семью  печатями,  внедрив  инородный  дух. 
Злой  волшебник  укрыл  страну  предков,  но 
чужое смывается, освобождая сознание, и на 
горизонте  начинают  пробиваться  очертания 
древней Родины» [2, 72]
В  данном  случае  мы  сталкиваемся  с  яв-
лением,  обозначенным  Л.В.  Сафроновой  со 
ссылкой на тезис Б.К. Майтанова: «У модер-
нистских и постмодернистских авторов отсут-
ствует  желание  выносить  действительности 
приговор, возникает неверие в познаваемость 
истины.  Персонаж  становится  все  более  ус-
ловным,  абстрактным»  [4,  27].  Актуальность 
этого тезиса для рассказа «Девятый вал» под-
тверждается следующей цитатой: «И услышал 
Человек шум движущихся планет, беспрерыв-
ный  шорох  вращающихся  вселенных  и  мяг-
кий,  мелодичный  посвист  скручивающейся 
материи  мира.  Космос  искал  гармонии  в  Че-
ловеке. Он ждал от него сострадания и ласки 
и  хотел  вибрировать  в  унисон  вместе  с  ним. 
Вскинул Человек голову в бескрайнюю глубь. 
Висит колесом, розовеет солнце, гонит тепло 
через безбрежную стынь. Тягучий жар проби-
вает толщу адского холода; кто его несет через 
многокилометровую тьму и нежно плескает в 
лицо? Долог путь солнечных лучей, нырнуть 
бы  в  их  лоно  и  лететь,  протыкая  простран-
ство...» [2, 74].
Действительно, персонаж по имени Чело-
век в рассказе довольно условен и абстрактен 
еще и в силу отсутствия каких-либо конкрет-
ных данных о нем, касающихся как его лич-
ной жизни, так и социальной роли в обществе 
–  это  человек  вообще.  При  этом,  как  видим, 
автор наделяет его сверхчеловеческими свой-
ствами, не характерными для обычного чело-
века, иными словами, он мифологизирует сво-
его героя. 
Кроме  того,  не  желая  лично  «выносить 
приговор действительности», автор делает его 
субъектом восприятия этой действительности, 
а  нарратора,  излагающего  мысли  и  чувства 
Человека  -  рупором  собственной  рефлексии. 
Обратимся к тексту: «Неведомая сила мутила 
разум, изливаясь с репродукторов и телевизи-
онных экранов. Ее Человек всегда ощущал, но 
еще недавно она плескалась в загоне, и можно 
было найти отдохновение в бескрайних лесах 
и болотах. Наедине с природой почувствовать 
себя  единым  целым  с  прошлым  и  будущим. 
Пройти  сквозь  скрученное  время  и  обрести 
кратковременную свободу, миг счастья, ощу-
щая  дыхание  мудрости,  забытой,  надежно 
упрятанной.  Он  был  свободен  в  этом  мире, 
как и его предки, не знавшие, но понимавшие 
законы  потаенной  и  окружающей  их  вселен-
ной. Но прорвало плотину, и чужое хлынуло, 
затопляя дальнее и ближнее, и не было спасе-
ния  никому.  Чужой  дух  осваивал  новое  про-
странство, вытесняя остатки древних отголо-
сков  допотопного  мироощущения,  когда  еще 
не пали ангелы и ничего еще не было» [2, 72].
В  противопоставлении  своего  и  чужого 
–  основной  смыслообразующей  оппозиции  в 
произведении – мы видим проявление так на-
зываемой  «постмодернистской  чувствитель-

_______________________________________________________________________
212
Қазақстанның ғылымы мен өмірі – Наука и жизнь Казахстана                                                           
Science and life of Kazakhstan. №4 (31). 2015
ности»,  которую  И.П.  Ильин  объясняет  сле-
дующим  образом:  «Специфическое  видение 
мира  как  хаоса,  лишенного  причинно-след-
ственных  связей  и  ценностных  ориентиров, 
«мира  децентрированного»,  предстающего 
сознанию лишь в виде иерархически неупоря-
доченных фрагментов, и получило определе-
ние  «постмодернистской  чувствительности» 
как  ключевого  понятия  постмодернизма»  [5, 
205]. Так, в рассказе на смену гармоничному 
«допотопному мироощущению» древнего че-
ловека приходит современный деструктивный 
мир  хаоса,  противоестественный  для  истин-
ной сущности человека и потому губительный 
для  него:  «Дурманящий  воздух  пропитывал 
атмосферу,  все  больше  подчиняя  себе  расте-
рянных и обманутых, не давая опомниться и 
вспомнить  о  своем  прошлом.  Необузданная 
сила раздирала пространство, оставляя за со-
бой безвременье: ни прошлого, ни будущего – 
одно настоящее. Словно расчищала невидимо-
му дорогу, которое не спеша сжевывало мир. 
Вслед  вползла  сумятица  и  по  праву  хозяйки 
подбирала под себя уцелевшие крохи бытия, 
толкла в невидимой ступе и выбрасывала, как 
ненужное. И в этой смуте находился Человек, 
не понимая происходящего, но с каждым днем 
ощущая,  как  отнимается  родное  не  только  у 
него, но и у огромного города, который скуч-
нел на глазах, заполняясь всеобщим отчужде-
нием» [2, 72].
Оппозиция своего и чужого аккумулиру-
ет  в  себе,  по  сути,  всю  проблематику  произ-
ведения: проблему добра и зла, света и тьмы, 
духовного и материального, космоса и хаоса, 
вечного  и  преходящего,  священного  и  про-
фанного. Пространственным образом, симво-
лизирующем  «чужое»,  становится  город.  Не 
случайно в начале рассказа Человек стоит за 
городом,  т.е.  за  неким  порогом,  отделяющим 
его мир от чужого. Переход в иное простран-
ство  болезнен  для  него:  «Тяжело  Человеку  в 
городе, где присутствовало нечто чуждое его 
укладу.  За  давностью  лет  жители  привыкли 
к  инородному  и  принимали  за  свое,  родное. 
<…>.  Это  иное  переиначивало  окружающий 
лад. Ему нужно было противостоять, а не под-
ражать,  не  замечая,  как  начинаешь  жить  по 
законам  иноходцев.  <…>.  Чужое  накрывало 
душу,  обугливало  пространство.  Подземным 
огнем выжигало родное, что еще теплилось в 
закоулках памяти. Шает костер, разложенный 
тысячи лет назад, и нечем залить, – все чужое, 
даже воздух, даже вода в реке сиротская» [2, 
73].
Освобождение Человека от всего чужого 
происходит тоже за городом, за пределами его 
границ.  Символическое  значение  в  передаче 
мотива  свободы  приобретает  дважды  повто-
ренное слово «воздух»: «Натоптанная тропин-
ка  выводит  Человека  на  открытое  простран-
ство,  взрытое  мелкими  кочками  и  поросшее 
вербным  кустарником.  <…>.  Птичий  свист 
режет  воздух.  Веселое  небо  в  точечных  пта-
хах:  снуют  в  весеннем  раздолье  –  радуются. 
Тут  и  воробьи  <…>.  Играет  хвостом  сорока, 
черно-белая красавица. <…>. Тянет сырым ве-
тром, легким, не стылым. Шелестит сухостой 
с редкой зеленой былинкой. Земля продавли-
вается, пружинит. Раздвинулся мир. Дышится 
глубоко  и  привольно.  Все  окрест  вобралось 
в  Человека,  растворило  в  себе.  Поплыл  он  в 
легком воздухе серебристой паутинкой, гонит 
в  необъятные  дали:  весь  мир  его.  И  нет  ему 
конца и края» [2, 74]. И именно здесь, на от-
крытом пространстве, в полном единении Че-
ловека с природой, в  гармонии  с миром зву-
чит мысль о его богоподобии: «Все видимое 
и невидимое вместилось в душе. И оба мира 
не потеснили друг друга – всему хватило ме-
ста. И стало светло, и свет духовный слился 
со  светом  мирским,  и  провалился  Человек  в 
сиянье гармонии сфер, и услышал слаженный 
хор Нави и Яви, и взмахнул руками, овладевая 
мелодией. 
Он был дирижером, а создателем музыки 
– Бог» [2, 74].
Богоподобием, таким образом, и объясня-
ются «олимпийские» качества героя произве-
дения, его способность перемещаться во вре-
мени  и  пространстве,  что  отличает  Человека 
от  людей  -  жителей  города:  «Человек,  бывая 
в  городе,  вглядывался  в  людей,  пытаясь  раз-
гадать их внутреннее состояние, и не находил 
в них покоя. Взгляд не улавливался, как будто 
он  отсутствовал.  Иногда  что-то  вспыхивало 
в  глазах  и  тут  же  гасло.  Каждый  жил  своей 
жизнью,  отдельной  от  всех.  <…>.  Но  в  этой 
толпе  Человек  вдруг  явственно  ощущал  лю-
дей, связанных между собой незримой нитью. 
При встрече они узнаваемо смотрели друг на 
друга. Они были одного духа. Но этот дух дей-
ствовал на Человека отталкивающе. И к ужасу 
своему он ощущал власть этого духа над со-
бой и городом» [2, 73].
Ощущение  «иного  духа»  отражает  пост-

213
_______________________________________________________________________
Қазақстанның ғылымы мен өмірі – Наука и жизнь Казахстана                                                           
Science and life of Kazakhstan. №4 (31). 2015
модернистское  травматическое  мироощуще-
ние,  свойственное  современному  человеку  в 
эпоху  глобализации,  тотальной  информати-
зации  и  техногенных  катастроф.  Масштаб-
ность этой проблемы раскрывается в рассказе 
за счет расширения пространства «город» до 
пространства «страна»: «Страна смотрела на 
мир чужим взором. И кто-то поддавался этой 
энергии, становился опустошенным. Пустота 
сквозила  из  нутра  несчастного,  но  отчего-то 
довольного, с удовольствием подхватывающе-
го чужие идеи и мысли. Страна сходила с ума, 
и  это  веселило  пустопорожних»  [2,  73].  Под 
«чужим»  автор  подразумевает  отрыв  от  соб-
ственной  истории,  от  национальных  корней, 
следование чуждой культуре, что ведет к иска-
жению нравственных ценностей и в итоге – к 
самоуничтожению рода: «Вместе с историей, 
разорванной на клочки, уничтожалась и сила, 
данная  народу  допотопными  предками.  Кро-
шилась сила, крошилось и сознание, которое 
начинало  воспринимать  мир  в  искаженном 
свете» [2, 76].
В отличие от мифа, где отсутствует чей-
либо взгляд на события и, соответственно, ка-
кая-либо оценочность, неомиф В. Плотникова 
субъективен и содержит в себе две точки зре-
ния: нарратора – рассказчика мифа - и персо-
нажа  –  Человека,  глазами  которого  нарратор 
«смотрит» на окружающую действительность 
и оценивает ее. Так, для демонстрации нрав-
ственного  оскудения  современного  общества 
и  царящих  в  нем  правил  автор  прибегает  к 
аллегории, которую, как бы проникая во вну-
тренний  мир  героя,  артикулирует  нарратор: 
«Осмотревшись  более  внимательно,  Человек 
заметил  самцов,  занимающихся  перехватом 
ослабевших,  не  способных  к  сопротивлению 
сородичей.  Эти  самцы  чем-то  отличались  от 
основной лягушечьей массы. Роднили холод-
ная  расчетливость,  желание  быть  первыми. 
<…>.  Они  разбрасывали  семя,  будучи  уве-
ренными, что часть икринок будет ими опло-
дотворена и вскоре на свет появятся такие же, 
равнодушно-презрительные  к  миру  особи. 
Эти  самцы  по  природе  своей  были  чужие,  и 
они  стремились  заразить  собою  как  можно 
больше  самок.  Они  плодили  сходных  себе, 
уничтожая существующий род. На глазах Че-
ловека происходил девятый вал кровосмеше-
ния. Невольно вспомнились чужаки в городе. 
Из  их  глаз  сочилось  такое  же  холодновато-
презрительное равнодушие к окружающим их 
людям» [2, 75].
Обращение к аллегории отличает неомиф 
от мифа. По утверждению Э. Кассирера, мифу 
в его изначальной сущности вообще не свой-
ственна аллегория: «Если… взглянуть на сам 
миф, на то, что он собой представляет и что он 
о самом себе знает, то станет ясно, что именно 
это  отделение  идеального  от  реального,  этот 
рубеж  между  миром  непосредственного  бы-
тия  и  миром  опосредованного  значения,  это 
противопоставление «изображения» и «вещи» 
самому мифу чужды. Это только мы, наблю-
датели,  в  нем  не  присутствующие  и  не  жи-
вущие, а лишь его со стороны созерцающие, 
вкладываем в него эти различия. Там, где мы 
видим  отношения  чистой  «репрезентации», 
для мифа, если он еще не отклонился от своей 
основной и изначальной формы и не утратил 
своей исконности, существуют отношения ре-
ального  тождества.  «Образ»  не  представляет 
«вещь» - он есть эта вещь; он не только ее за-
мещает, но и действует так же, как и она, так 
что  заменяет  ее  в  ее  непосредственном  при-
сутствии» [3, 53]. 
Аллегоричность  рассказа  В.  Плотнико-
ва показывает, что миф является основой для 
самостоятельного  художественного  воплоще-
ния замысла автора. Миф служит своего рода 
ключом  к  авторскому  неомифу,  т.к.,  являясь 
продуктом  коллективного  бессознательного, 
содержит  в  себе  в  «свернутом»  виде  огром-
ный культурный пласт, легко распознаваемый 
читателем.  Так,  например,  в  следующей  ци-
тате  безусловно  прочитывается  евангельский 
текст: «Кто-то умелой рукой захлапывает по-
лое  место,  все  подергивается  облачностью. 
Как  окно  закрылось  в  вечность.  Спрятали, 
разорвали  круг  времени.  Но  ход  истории  не 
остановить. Не дастся чужому то, чего ему не 
предназначено.  И  как  ни  рядись,  все  первые 
станут последними, а последние – первыми. И 
тать получит свое» [2, 72].
Особое отношение автора к мифу как со-
зидательной  духотворящей  силе  озвучива-
ет  нарратор,  сквозь  образ  которого  в  данном 
случае  проглядывает,  как  нам  кажется,  пози-
ция  самого  автора:  «Придет  время,  и  рухнет 
великая мистификация, и исчезнут создатели 
лжи, и вернутся к людям в истинной красоте 
великие  мифы  народов,  украденные  и  при-
способленные в своих целях малым ничтоже-

_______________________________________________________________________
214
Қазақстанның ғылымы мен өмірі – Наука и жизнь Казахстана                                                           
Science and life of Kazakhstan. №4 (31). 2015
ством,  захотевшим  владычества  над  миром; 
малой вошью, желающей упиться кровью че-
ловеческой,  обретающей  силу  в  ненависти  и 
в отвращении ко всему живущему на земле» 
[2, 74].  И  далее: «Придет время, когда огонь 
вселенной  и  человеческих  сердец  сольется  в 
единое пламя, и оттает мировая душа, раздви-
гая  бескрайние  пределы  человечеству.  И  по-
стучится Человек, и откроют ему, и окажется 
он внутри себя. И это будет прекрасно. И не 
будет разницы между малым и большим. Все 
будет едино» [2, 76].
Важную  роль  в  мифологизации  расска-
за  играет  одна  из  важнейших  мифологем  во 
всех  мифологиях  –  Солнце,  образ  которого 
выступает вторым по значимости персонажем 
в произведении. Образ солнца здесь антропо-
морфен, что отражает древние представления 
о  светилах  как  об  одушевленных  существах, 
и в частности отсылает к языческому культу 
Солнца.  Упоминание  о  солнце  встречается  в 
тексте произведения семнадцать раз: «огнелик 
ясный»,  «Разгорается  солнце.  Выворачивает 
бок,  огненной  гривой  встряхивает»,  «Вста-
ет  солнце,  обжаривает»,  «огненный  шар», 
«навстречу  солнышку»  [2,  71],  «под  светом 
солнца, округло выставляющего бок», «Висит 
колесом,  розовеет  солнце»,  «путь  солнечных 
лучей» [2, 74], «отогреваясь на солнце», «лос-
нилась под солнцем», «радостное солнце» [2, 
75],  «жар  солнца»,  «уносящуюся  к  солнцу», 
«обвисло  солнце»,  «светило»,  «солнечные 
лучи»,  «под  солнечным  светом»  [2,  76].  Ми-
фологема солнца знаменует победу света над 
тьмой. 
В финале рассказа звучит оптимистичная 
надежда  на  победу  «своего»  над  «чужим»  и 
возрождение  национального  самосознания, 
что идет вразрез постмодернистской эстетике, 
чаще демонстрирующей открытый финал без 
видимой перспективы для человека. В связи с 
этим мы говорим лишь о постмодернистской 
тенденции  в  рассказе  «Девятый  вал»,  а  не  о 
постмодернизме  в  «чистом»  виде.  Приведем 
один  из  фрагментов  финальной  части  рас-
сказа: «Стоит Человек, открытый миру и лю-
дям. Светлое и радостное переполняет душу, 
незримо истекает в мир. Кажется, сам воздух 
трепещет от духовной энергии, изливающей-
ся из глубинной точки, находящейся одновре-
менно в теле и вне его. Запредельное уходило 
в  мир,  и  мир  ответно  вибрировал,  передавая 
каждой частице неведомую жизненную силу, 
посылаемую из бесконечно малого в бесконеч-
но большое. И все это волной обтекало земной 
шар, смешивалось с энергией земли и медлен-
но,  легким  дыханием  рассеивалось  в  разные 
стороны. Духом растекалось по вселенной, по 
дороге  напитывая  бескрайнее,  поддерживая 
музыку сфер. И эти сферы находились в цен-
тре всего, и центром был Человек. 
Тепло и тихо. Дышится легко. И покойно 
на душе. Нет тревоги в парном воздухе. Знает 
Человек – все пройдет и это пройдет. Стоит, 
руками  небо  подпирает.  Все  соединилось  в 
нем: и прошлое и будущее» [2, 77]. 
Таким образом, мифотворчество В. Плот-
никова в рассказе «Девятый вал», основанное 
на ремифологизации древних мифов, служит 
выражению авторской концепции: единствен-
ный путь к спасению духовной сущности со-
временного человека - в возврате к своим кор-
ням,  в  укреплении  связи  со  своим  родом,  со 
своей  землей,  со  своей  природой,  в  следова-
нии национальным нравственным ценностям, 
а это и есть - возвращение к мифу, к его са-
кральному глубинному смыслу. 
Каталог: wp-content -> uploads -> 2016
2016 -> Сайын мұратбеков
2016 -> Мектептің педагогикалық тақырыбы: Оқу және тәрбие қызметіндегі білікті
2016 -> Арнаулы бiлiм министрлiгi
2016 -> Филология кафедрасы
2016 -> «Европа және Америка елдерінің қазіргі заман тарихы» пәнінен
2016 -> Бірінші межелік бақлауға арналған тапсырма
2016 -> Пәннің мақсаты мен міндеттері
2016 -> Ә. Е. Жұмабаева, М. Н. Оспанбекова Алматы «Атамұра» 2016
2016 -> «Тарихты оқыту әдістемесі» пәні бойынша дәрістер конспекті Тақырып№1: Кіріспе


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   26   27   28   29   30   31   32   33   ...   40


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет