Республики казахстан



жүктеу 2.84 Mb.
Pdf просмотр
бет4/13
Дата30.12.2016
өлшемі2.84 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13
частью (Рис. 2).  
 
 
 
Рисунок 2 
 
Для  развития  неординарности  и  креативности  мышления  можно 
выдать лист задания с изображением штрихкода, который необходимо 
дополнить графикой, чтобы получить целостный образ рекламируемого 
товара (товар на усмотрение студента) (Рис. 3). Можно выдать задание, 
где  креативность  будет  выражаться  в  нетрадиционном  использовании 
выразительных  средств.  Например,  выдать  листок  с  напечатанной 
фотографией,  которую  необходимо  дополнить  графикой  или  создать 
искусственную графическую среду (Рис 4).  
 
 
 
Рисунок 3 
 
При  помощи  клаузур  можно  обратить  внимание  студентов  на 
некоторые  закономерности  построения  композиций.  Предложить 

52 
 
фрагмент  монотонной  скучной  композиции  с  целью  обогатить  его 
введением  внутренней  структуры  и  композиционного  акцента.  Дать 
листок  с  несколькими  изображениями,  примерно  одинакового 
композиционного  веса  с  требованием  решить  вопрос  соподчинения 
посредством 
графики 
(средства 
выделения 
и 
усиления 
композиционного веса можно кратко перечислить, как подсказку) и т.п. 
 
 
 
Рисунок 4 
 
Часть  клаузур  можно  посвятить  шрифту  так,  например,  можно 
дать надпись с жестким резким по контрасту контуром с предложением 
средствами  графики  сделать  образ  более  мягким  и  приятным  для 
восприятия  (Рис.  5).  Можно  выдать  задание,  где  шрифт  используется 
в качестве  изобразительного  средства  (на  листе  дается  пример  такого 
использования  шрифта),  от  студента  требуется  придумать  свой  образ, 
выполнив  в  предложенной  манере.  Выдать  какое-либо  акцидентное 
выразительное  начертание  с  просьбой  написать  свое  имя, 
в предложенном  стиле,  добавив  фантазии  и  выдумки  (Рис.  6),  и  масса 
других вариантов. 
При  помощи  игровых  клаузур  можно  решать  довольно  сложные 
проблемы.  Например,  предложить  кусочек  оригинальной  клубной 
графики  и  подать  это  как  незаконченное  произведение,  которое  они 
должны  завершить.  Продолжая  работу,  они  должны  прочувствовать 
характер  и  выразительные  средства  предложенного  фрагмента 
и закончить его в той же манере с теми же выразительными средствами, 
не нарушая целостности (Рис. 7). 
 

53 
 
 
 
Рисунок 5 
 
Клаузуры  можно  использовать  в  качестве  элементов  мозгового 
штурма.  На  выданных  листках  в  каком-либо  углу  можно  поместить 
объект,  требующий  рекламирования.  На  оставшемся  свободном  месте 
необходимо  изобразить  композицию,  соответствующую  придуманной 
идеи  (Рис.8).  Можно  уточнять  задачу  в  различных  вариантах 
(лаконичность,  различимость  с  большого  расстояния,  нацеленность  на 
молодого потребителя, на деловых людей и прочее). Список вариантов 
практически ничем не ограничен.  
 
 
 
Рисунок 6 
 

54 
 
 
 
Рисунок 7 
 
Дизайн-образование  должно  сделать  так,  чтобы  каждое 
выполненное  упражнение  давало  положительный  результат,  а  каждая 
законченная  работа  несла  в  себе  результат  этого  упражнения,  тем 
самым преодолеваются различия между ними. Найти форму, в которой 
бы художественное решение проекта отвечало его коммерческим целям. 
Добиться  в  художественном  проектировании  осмысленного  образа 
с эмоциональным настроем автора [5, c. 9].  
 
 
 
Рисунок 8 
 
В  результате  проведения  на  каждом  занятии  по  проектированию 
упражнений  –  клаузур  отрабатываются  навыки  графической 
выразительности, 
охватывается 
большое 
количество 
тем, 
нарабатывается  опыт  продуцирования  идей  и  их  композиционно-
графического решения.  

55 
 
Литература 
 
1.
 
Серов  С.И.  Гармония  классической  типографики.  Конспект-
программа 
лекций 
по 
авторскому 
курсу 
«Проектная 
концептуалистика». Часть 1. / М.: Линия График, 2003. – 32 с 
2.
 
Проектирование  и  дизайн.  Электронный  ресурс.  /  Режим  дос-
тупа http://www. layouts troy.ru/3.html. 
3.
 
Московская школа дизайна. Опыт подготовки специалистов в 
МВХПУ.  (б.  Строгановском).  Методические  материалы.  ВНИИТЭ, 
1991, 180 с.  
4.
 
Серов  С.И.  Типографика  виртуальной  среды.  Конспект-про-
грамма  лекций  по  авторскому  курсу  «Проектная  концептуалистика». 
Часть 3. / М.: Линия График,  2004. – 3 2 с 
5.
 
Лесняк  В.И.  Графический  дизайн  (основы  профессии)  –  М.: 
ИндексМаркет, 2011. - 416 с, илл. 
 
 
 
 
УДК 7.0 +902/904 
 
АСПЕКТЫ ПРИРОДЫ В КУЛЬТУРНОЙ СРЕДЕ  
СТЕПНОГО НАРОДА 
 
В.С. Елагин, канд. истор. наук, профессор 
Л.Г. Дирксен, канд. пед. наук, доцент 
Новосибирский государственный педагогический университет 
 (г. Новосибирск) 
E-mail: dir_lg@mail.ru 
 
Мақалада 
таудың 
Алтайының 
және 
солтүстіктің 
Қазақстанының 
халқының 
мәдениеті 
скиф 
уақытта 
қарастырылады.  Бұлақты  кез  алтыаяқтың  классикалық  үлгісінің 
жаралғанының  кочевнического  тұрғынының  дамуында.  Студенттің 
мүддесінің  телуі  аймақтық  мәдениеттің  истоков  байқауына.  Түздік 
халықтың өнері. 
 
В статье рассматривается культура населения Горного Алтая 
и  северного  Казахстана  в  скифское  время.  Ключевой  момент 

56 
 
в развитии  кочевнического  жилища  создания  классического  типа 
юрты.  Приобщение  интереса  студентов  к  изучению  истоков 
региональной культуры. Искусство степного народа. 
 
Сохранение культурной среды  – задача не менее существенная, 
чем  сохранение  окружающей  природы.  Д.С.  Лихачев,  которому  мы 
обязаны  введением  термина  «экология  культуры»  в  отечественный 
научный  и  общекультурный  обиход,  писал:  «Если  природа 
необходима  человеку  для  его  биологической  жизни,  то  культурная 
среда  столь  же  необходима  для  духовной,  нравственной  жизни,  для 
его  «духовной  оседлости»,  для  его  привязанности  к  родным  местам, 
для  его  нравственной  дисциплины  и  социальности».  Человек  – 
существо нравственно оседлое, отмечает Д.С. Лихачев, даже и тот, кто 
был  кочевником,  –  для  него  тоже  существовала  «оседлость» 
в просторах  его  привольных  кочевий.  Только  безнравственный 
человек  не  обладает  оседлостью  и  способен  убивать  оседлость 
в других.  «Чтобы  сохранить  памятники  культуры,  необходимые  для 
«нравственной  оседлости»  людей,  ...  нужны  знания,  и  не  только 
краеведческие, по и более глубокие, объединяемые в особую научную 
дисциплину - экологию культуры» [1]. 
Не 
случайно 
необходимость 
решения 
проблемы 
«окультуривания»  образования  непосредственно  связана  с  теми 
тенденциями, которые в настоящее время завоевали твердые позиции 
в  социуме:  с  одной  стороны,  рост  национального  самосознания,  а  с 
другой  –  увеличение  значения  отдельных  регионов  и  регионального 
самосознания.  В  таких  условиях  отечественное  образование  должно 
строить 
учебно-воспитательный 
процесс, 
прежде 
всего, 
в соответствии с ценностями и нормами конкретных национальных и 
региональных 
культур, 
не 
вступая 
в 
противоречие 
с общечеловеческими.  В  этом  случае  приоритетными  становятся 
задачи,  имеющие  в  виду  приобщение  человека,  в  нашем  случае 
студента  дизайнера,  к  культуре  этноса,  общества,  мира.  Это 
приобщение  интересно  для  студентов  начинать  с  изучения  истоков 
региональной культуры. 
Просмотрев  внимательно  «Атлас  мирового  искусства»  Джона 
Ониоса  [2],  нами  обнаружено  «белое  пятно»:  в  северо-восточной 
части  Казахстана.  У  жителей,  согласно  представленным  данным 
атласа, рожденной на этой земле  - нет истоков культуры. Но, каждая 
эпоха,  и  каждый  народ  в  истории  имеет  свое  лицо.  И  становление 

57 
 
народа – процесс очень долгий, вековой. Это настоящее историческое 
явление,  зависящее  от  многих  причин.  «Следы  древнейших  людей, 
как известно, обнаружены в Центральной Африке и Индокитае, здесь 
были  два  центра  зарождения  цивилизаций.  Видимо,  отсюда  две 
человеческие  расы  -  негроидная  и  монголоидная,  …  –  размышляет 
в своей  книге  «Европа,  тюрки,  Великая  Степь»  Мурад  Аджи,  – 
Развитие цивилизации медленно вело к разделению людей на народы. 
Сперва  это  было  связано  только  с  природой,  окружающей  людей. 
Например,  у  жителей  гор  тысячелетиями  развивалась  своя 
психология,  свое  мироощущение,  которые  были  иными,  чем 
у обитателей  побережья.  А  у  людей  леса  культура  и  видение  мира 
были  совсем  другие.  Тысячелетиями  складывалось  лицо  каждого 
народа,  шлифовалась  его  индивидуальность  –  вот  почему  нужны 
десятки  линий,  сотни  оттенков  цвета,  чтобы  нарисовать  портрет 
народа» [3]. 
Знаменателен  период  VII-IV  вв.  до  н.  э.  –  археологические 
данные,  показали,  что  основную  часть  территории  Казахстана  в  это 
время  занимало  могущественное  племя  саков.  Так  археолог, 
профессор  Сергей  Иванович  Руденко  в  своих  книгах  жителей 
верховья Иртыша и западного Алтая называл скифами [4]. Первым из 
европейцев, кто сообщил о скифах, был греческий писатель Геродот: 
«Из  всех  стран,  куда  Дарий  выступил  походом,  помимо  скифских 
народностей,  на  Евксинском  Понте  обитают  самые  невежественные 
племена.  Ведь  по  эту  сторону  Понта  нельзя  назвать  ни  одного 
просвещенного  племени,  и  мы  не  встречаем  у  них  ни  одного 
знаменитого  человека,  кроме  скифа  Анахарсиса.  Среди  всех 
известных нам народов только скифы обладают одним, но зато самым 
важным для человеческой жизни искусством. Оно состоит в том, что 
ни  одному  врагу,  напавшему  на  их  страну,  они  не  дают  спастись;  и 
никто не может их настичь, если только сами они не допустят этого. 
Ведь  у  скифов  нет  ни  городов,  ни  укреплений,  и  свои  жилища  они 
возят  с  собой.  Все  они  конные  лучники  и  промышляют  не 
земледелием,  а  скотоводством;  их  жилища  –  в  кибитках.  Как  же 
такому народу не быть неодолимым и неприступным?» [5]. 
Руденко С.И. отмечал, что постоянные жилища скифов нам еще 
недостаточно  известны.  Надо  все  же  думать,  что  они  не  везде  были 
одними  и  теми  же.  В  лесной  и  лесостепной  полосах  постоянные 
жилища были бревенчатые, что находит свое подтверждение в типах 
могильных  сооружений.  В  степях  и  полупустынях  они  были 

58 
 
преимущественно  дерновые  или  из  сырцового  кирпича.  Городища 
у западных  европейских  скифов  состояли  из  валов  с  частоколом, 
внутри  которых  помещались  временные  жилища  и  загоны  для  скота, 
постройки  у  среднеазиатских  саков  были  с  капитальными  «жилыми 
стенами».  Временными  жилищами,  особенно  характерными  для 
кочевых  племен,  как  в  Европе,  так  и  в  Азии,  были  легкие,  весьма 
совершенной  конструкции,  переносные  жилища,  крытые  войлоком, 
частично  подвижные,  на  колесах.  Жилища  на  повозках  не  были 
основными для кочевников. Удобные для равнин, они не годились для 
гористых, пересеченных местностей; поэтому потребовалось жилище, 
которое  можно  было  разобрать  и  перевезти  на  вьючных  животных. 
Подобный  тип  искусственного  жилища  –  один  из  самых  древних 
в мире.  Еще  в  каменном  веке  охотники  пользовались  разборными 
и переносными  жилищами  типа  чума  оленеводов  или  типи  северо-
американских  индейцев.  Кочевникам-скотоводам  евразийских  степей 
нужно  было  усовершенствовать  его,  видоизменив  каркас  и  заменив 
шкуры  на  специально  скроенные  войлочные  покровы.  Самые  ранние 
изображения таких жилищ зафиксированы в росписи на стене склепа 
Анфестерия  в  Крыму  (I  в.  до  н.э.  –  I  в.  н.э.)  и  среди  петроглифов 
Боярской  писаницы  в  Южной  Сибири  (II  –  I  вв.  до  н.  э.). 
В Центральной Азии и Южной Сибири в I тысячелетии до н. э. были 
распространены  и  полусферические  шалаши  из  изогнутых  жердей. 
Такого  рода  жилища  и  по  сей  день  существуют  у  ряда  кочевых 
народов Передней Азии. 
Большинство  исследователей  относит  время  изобретения  юрты 
к середине  I  тысячелетия  н.  э.  С  этой  поры  юрта  распространилась 
среди  кочевников  от  Восточной  Азии  до  Восточной  Европы 
и вытеснила  другие  виды  мобильного  жилища.  Древнейшие 
изображения  юрты  сохранились  на  японской  лаковой  чашечке  из 
города Нара (середина VIII в). Здесь хорошо виден решетчатый каркас 
юрты, укрытый снаружи циновками. 
Ключевым  моментом  в  развитии  кочевнического  жилища  было 
изобретение  складывающегося  и  разборного  на  звенья  остова 
вертикальных  стен.  Это  конструктивное  решение  и  следует  считать 
основным  в  процессе  создания  классического  типа  юрты.  Благодаря 
этому  революционному  изменению  конструкции  жилища  резко 
увеличилась  полезная  площадь,  намного  сократились  длина 
и соответственно общий вес деревянных деталей (за счет уменьшения 
сечений) и, главное, возникло гармоничное человеку пространство. По 

59 
 
мнению 
исследователей, 
такая 
конструкция 
появилась 
в древнетюркской среде (III – IIV века н.э.). 
Существует  два  типа  юрт:  тюркская  и  монгольская.  В  центре 
монгольской  юрты  находятся  столбы,  на  которые  опирается 
светодымовой 
обруч, 
поддерживаемый 
прямыми 
жердями, 
укрепленными на вертикальных стенках. Поэтому монгольские юрты 
имеют  вертикальные  стенки  порядка  полутора  метров.  Столбы, 
наиболее длинные и тяжелые элементы юрты, сковывали подвижность 
кочевников.  Исконный  вид  монгольская  юрта  сохранила  главным 
образом в Монголии, Туве, Бурятии, Тибете. В тюркской юрте создан 
купольный свод благодаря изогнутости жердей кровли, что позволяет 
не  ставить  опорные  столбы  и  освободить  внутреннее  пространство. 
Размеры  юрты  зависели  только  от  количества  решеток,  а  из  тех  же 
элементов можно было собрать обычные, парадные и походные юрты. 
По своему назначению юрты делились на три основных вида: 
1)
 
юрта – жилище; 
2)
 
парадные юрты (аң үй, аң орда, боз үй, отау үй); 
3)
 
походные юрты. 
Кроме  этих  основных  были  юрты  для  приготовления  пищи, 
юрты  склады  и  т.д.  В  походах,  в  пути  при  перекочевках  ставились 
временные юрты, небольшие по размеру, простые по конструкции. 
Казахская  юрта  киіз  үй  относится  к  тюркскому  (кипчакскому) 
типу  разборных  решетчато-войлочных  построек,  «которая,  с  точки 
зрения конструктивной не превзойдена ни одним из кочевых народов 
и  является  самым  совершенным  из  переносных  жилищ»  [6].  По 
сравнению  с  монгольской  она  имеет  более  высокое  куполообразное 
очертание  крыши,  позволяющее  выдержать  ураганные  ветры,  дождь 
и снежные наносы.  
Юрта  как  жилище  была  очень  удобна  летом,  но  условия  жизни 
в ней  зимой  при  сильных  морозах,  ветрах,  срывавших  нередко  ее 
войлочное  покрытие  и  опрокидывавших  каркас,  были  очень 
тяжелыми.  Интерьер  юрты,  как  это  подтверждают  исследования 
этнографа  М.С. Муканова,  базировался  на  лучших  народных 
традициях.  По  его  мнению,  различные  предметы  из  войлока,  тканые 
изделия,  узорчатые  циновки,  настенные  ковры,  вышивки,  домашняя 
утварь,  отделанная  резьбой  по  дереву,  инкрустацией  костью, 
росписью  и  т.д.  сохранили  циклы  производства  древних  мастеров 
и основы национального узоротворчества. 

60 
 
Отсюда, интерес дизайнеров и архитекторов к культуре степного 
народа.  Во-первых,  параметры  и  характеристики  этой  культуры 
сродни  качествам,  присущим  продукту  дизайна.  Во-вторых,  все 
предметы  кочевья  в  течение  веков  прошли  своеобразный  отбор 
и шлифовку  под  углом  зрения  их  максимальной  практической 
целесообразности, компактности, прочности, легкости и удобства при 
постоянных 
переездах 
– 
качества 
исключительно 
важные 
в дизайнерских  разработках.  В-третьих,  произведения  искусства 
степного  народа  притягивают  своей  силой,  первозданной  чистотой 
и необычной  на  первый  взгляд  ритмикой.  Они  завораживают  также 
прекрасным  качеством  ручной  работы  и  количеством  вложенной 
в них  энергии.  Наши  предки  перед  дальней  дорогой  вешали  себе  на 
шею кожаный мешочек с щепотью сухой полынью – на счастье. Для 
степняка не было роднее запаха, чем запах емши-травы, – безмолвного 
зова Родины. 
Взаимосвязь  человека  с  природой  –  эта  характерная  черта  для 
степного народа, основанная именно на чувственном восприятии. 
Горы,  реки,  деревья,  по  представлениям  кочевников, 
олицетворяли  силы  реального  мира,  и  человек  призывал  их  помочь 
ему  выжить  в  трудных  погодно-климатических  условиях.  Он  просил 
поддержать  его,  обеспечить  благополучие  рода.  По  этому  случаю 
устраивались различные обряды. Писатель Геродот в книге «История» 
поведал  о  жизни  степного  народа,  о  его  праздниках  и  верованиях, 
о традициях и умении воевать:  «Так как в Скифии чрезвычайно мало 
леса,  то  для  варки  мяса  скифы  придумали  вот  что.  Ободрав  шкуру 
жертвенного животного, они очищают кости от мяса и затем бросают 
в  котлы  местного  изделия  (если  они  под  рукой).  Котлы  эти  очень 
похожи на лесбосские сосуды для  смешения вина, но только гораздо 
больше.  Заложив  мясо  в  котлы,  поджигают  кости  жертв  и  на  них 
производят  варку.  Если  же  у  них  нет  такого  котла,  тогда  все  мясо 
кладут  в  желудки  животных,  подливают  воды  и  снизу  поджигают 
кости.  Кости  отлично  горят,  а  в  желудках  свободно  вмещается 
очищенное  от  костей  мясо.  Таким  образом,  бык  сам  себя  варит,  как 
и другие жертвенные животные. Когда мясо сварится, то приносящий 
жертву посвящает божеству часть мяса и внутренностей и бросает их 
перед собой на землю. В жертву приносят также и других домашних 
животных, в особенности же коней» [7]. 
«По рассказам скифов, – повествует далее Геродот, – народ их – 
моложе  всех.  А  произошел  он  таким  образом.  Первым  жителем  этой 

61 
 
еще  необитаемой  тогда  страны  был  человек  по  имени  Таргитай. 
Родителями этого Таргитая, как говорят скифы, были Зевс и дочь реки 
Борисфена (я этому, конечно, не верю, несмотря на их утверждения). 
Такого  рода  был  Таргитай,  а  у  него  было  трое  сыновей:  Липоксаис, 
Арпоксаис  и  самый  младший  –  Колаксаис.  В  их  царствование  на 
Скифскую землю с неба упали золотые предметы: плуг, ярмо, секира 
и  чаша.  Первым  увидел  эти  вещи  старший  брат.  Едва  он  подошел, 
чтобы  поднять  их,  как  золото  запылало.  Тогда  он  отступил, 
и приблизился второй брат, и опять золото было объято пламенем. Так 
жар  пылающего  золота  отогнал  обоих  братьев,  но,  когда  подошел 
третий, младший, брат, пламя погасло, и он отнес золото к себе в дом. 
Поэтому старшие братья согласились отдать царство младшему. 
Так вот, от Липоксаиса, как говорят, произошло скифское племя, 
называемое авхатами, от среднего брата - племя катиаров и траспиев, 
а  от  младшего  из  братьев  –  царя  –  племя  паралатов.  Все  племена 
вместе  называются  сколотами,  т.  е.  царскими.  Эллины  же  зовут  их 
скифами» [7]. 
Из этого рассказа Геродота нам интересно повествование о том, 
что с неба упали «плуг, ярмо, секира и чаша». Согласно истории, две с 
половиной тысячи лет назад на Алтае с неба упал метеорит - большой 
черный  камень,  он  был  железный.  Добрый  Бог  и  стал  покровителем 
алтайцев.  Его  назвали  Тенгри,  что  по-тюркски  означает  «Бог 
Небесный»  или  «Вечное  синее  небо».  Он  открыл  тюркскому  народу 
«век железа». «Обилие металла привело тюрков к научно-технической 
революции в хозяйстве: открытие металлургического  горна по своим 
масштабам и последствиям сравнимо только с изобретением колеса… 
На 
«железном» 
фундаменте 
начало 
подниматься 
могучее 
государство» [3, с. 23]. 
Свойственный  скифам  тип  вооружения  и  конского  убора, 
характерная  скифская  одежда,  «звериный  стиль»  в  искусстве 
засвидетельствованы  археологическими  раскопками  на  пространстве 
от Хуанхэ до Дуная, что и стало основанием для общего названия той 
культурной  общности,  которая  сложилась  в  степях  не  позднее  VII  в. 
до н.э. и просуществовала, по крайней мере, до I в. до н.э. 
О  жизни  раннего  железа  рассказали  курганы  и  письменные 
источники.  Самое  большое  количество  курганных  могильников 
сосредоточено  в  районах  зимних  пастбищ,  в  местах,  которыми 
древние скотоводы особенно дорожили и куда ежегодно возвращались 
зимовать.  Там  археологами  открыты  и  изучены  уникальные 

62 
 
памятники  раннежелезного  века.  Интересные  находки  сделаны 
в курганах Чиликтинской долины (южнее оз. Зайсан), в Семиречье (на 
правом берег, р. Или), в Центральном Казахстане (Тасмола). 
Материальная  культура  и  общественный  строй  сакских  племен 
Казахстана  имеет  значительное  сходство  с  племенами  Южной 
Сибири, а также со скифами, населявшими в то время степные районы 
европейской  части  Росси  и Украины.  Сходство  было  так  сильно,  что 
многие греческие авторы называли их восточными скифами. Кочевой 
быт,  постоянные  контакты  между  степными  племенами  Европы 
и Азии,  совместное  участие  саков  и  скифов  в  восточных  походах 
в страны Передней Азии способствовали появлению общих элементов 
в материальной культуре. 
Эпоха 
железа 
представлена 
Тасмолинской 
культурой, 
получившей  свое  название  от  комплекса  могильников  Тасмола 
в долине  р.  Шидерты  в  50  км  севернее  Экибастуза  (Павлодарская 
область). 
На 
территории 
нынешней 
Павлодарская 
область 
существовал  свой  развитый  центр  тасмолинской  культуры, 
локализовавшийся  вокруг  Баянаульского  горно-лесного  массива, 
долинам  рек  Оленты,  Шидерты  и  на  левобережье  Иртыша.  Далее 
к северо-востоку  они  контактировали  с  лесостепными  племенами 
сарматской культуры, памятники которых также известны в северных 
районах Павлодарской области. 
Значительный 
интерес 
представляют 
данные 
Геродота 
о сарматах,  аримаспах,  исседонах,  массагетах,  о  племенах,  в  своей 
большей  части  населявших  территорию  Казахстана.  По  данным 
рассказов  Геродота  исследователи  склонны  помещать  на  территории 
Северо-Восточного  Казахстана  одну  из  сакских  племен  аримаспов. 
Раннегреческий  путешественник  Аристей  определяет  эту  страну,  как 
богатейшую, изобилующую медью и золотом, по соседству, с которой 
находился  народ  страны  «Стерегущих  золото  грифов».  «Золото 
и железо  были  употребительнейшими  металлами  у  скифов.  Золото 
находилось  в  большом  количестве  на  западной  границе  и  на  севере 
у азиатских  скифов,  где  аримаспы  тайком  похищали  его  у  грифов  – 
стражей золота», – так описывал Геродот [8]. 
Также Геродот пишет: «они для всякой надобности употребляют 
золото  и  медь.  Для  изготовления  копий  наконечников  и  секир,  они 
употребляют  медь,  а  головные  уборы,  пояса  и  перевязи  украшают 
золотом.  Точно  также  лошадям  на  грудь  они  надевают  медные 
панцири, а уздечки и удила и фалары украшают золотом».  

63 
 
На  основании  этих  рассказов,  А.Х.  Маргулан  геродотовский 
район  изобилия  меди  и  золота  в  Азиатской  Скифии  помещает  на 
территорию 
соответствующей 
теперь 
Северо-Восточному 
и Центральному  Казахстану,  включая  западный  Алтай,  Тарбагатай 
и долину  верхнего  Иртыша.  Данные  археологических  исследований 
подтверждают  выводы,  что  Северо-Восточный  регион  Казахстана, 
в частности  Степняк,  Майкаин,  Бестюбе  и  др.,  были  крупными 
центрами золотодобычи в древние и средние века
К  примеру,  в  1931  г.  в  районе  месторождения  Майкаин  на 
глубине  11,2  м  геологи  нашли  бронзовый  четырехгранный  клин, 
которым древние рудокопы откалывали куски золотоносной руды [9]. 
Большой 
комплекс 
золотых 
украшений 
обнаружен 
С.С. Черниковым  при  раскопках  богатых  курганов  VII-VI  вв.  до  н.э. 
в Чиликтинской  долине.  В  основном  это  элементы  декора  одежда  и 
оружия.  В  большинстве  своем  чиликтинские  находки  –  это  золотые 
аппликации,  мастерски  вырезанные  из  фольги.  Они  наклеивались  на 
ткань  или  дерево.  Чиликтинские  зооморфные  образы  с  известным 
в разных  мифологиях  членением  мира:  птица  –  верх,  небо;  хищные 
и нехищные звери – середина, земля; рыбы – низ, вода. 
Найденные 
находки 
позволяют 
включить 
Прииртышье 
в обширный  ареал  распространения  сакской  культуры,  характерной 
чертой  которой  является  наличие  трех  элементов  материальной 
культуры, связанных с вооружением скотоводческих племен, конским 
убранством  и  «звериным  стилем»,  названных  исследователями 
«скифской триадой». 
 
Литература 
 
1.
 
Лихачев  Д.С.  Экология  культуры  //  Прошлое  –  будущему. 
Ленинград, Наука, 1985. С. 50-62. 
2.
 
Атлас  мирового  искусства.  /  пер.  с  англ.  Яз.  И.С.  Бородычевой, 
С.О. Махарадзе, Е.Е. Сырневой. – М: АСТ: Астрель, 2007. – 352 с. – ил. 
3.
 
Аджи  М.  Европа,  тюрки,  Великая  Степь.  /  –  М.: 
ООО «Издательство АСТ», 2004. – С. 15, С. 23. 
4.
 
Руденко  С.И.  Культура  населения  Горного  Алтая  в  скифское 
время. М.; Л., 1960. 
5.
 
Геродот.  История.  Перевод  Г.А.  Стратановского:  ОЛМА-
ПРЕСС Инвест, 2004, - 435 с. 

64 
 
6.
 
Руденко С. Очерк быта казахов бассейна рек Уила и Сагыза. – 
М., 1927. – С. 29. 
7.
 
Геродот.  История.  Перевод  Г.  А.  Стратановского:  ОЛМА-
ПРЕСС Инвест, 2004, - 435 с. 
8.
 
Геродот.  История  в  девяти  книгах  (Перевод  и  примечание 
Г.А.Стратановского). – Л.: Наука, 1972. 
9.
 
Маргулан  А.Х.  Горное  дело  в  Центральном  Казахстане  в 
древние и средние века. //Поиски и раскопки в Казахстене. Алма-Ата, 
Наука, 1972. 
 
 
 
 
Каталог: library -> pdf
library -> Магистратура «Журналистика және қазақ филологиясы» кафедрасы магистрлік диссертация сын есім шырай категориясы теориясының қалыптасуы
library -> Гуианигарлық серия серия I'уманитирпых паүк 31 (574. 25) Семей облысы, павлодар уезіне
library -> Батыс қазақстан облысы ұлы отан соғысы жылдарында
library -> М.Өтемісов атындағы БҚму ғалымдарының ғылыми еңбектерінің сериясы / Тарих
pdf -> Халықаралық ғылыми-практикалық конференциясының материалдары актуальные проблемы формирования культуры
pdf -> Ционные технологии в системе современного образования и воспитания павлодар 2013 2
pdf -> Й менеджмент и технологии в эпоху глобализации 10-17 января 2014 г. (Bogmallo Beach Resort, Гоа, Индия) Том II bogmallo Beach Resort, 2014 2


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   13


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет