Республики С. С. Даниярова Молдобаев И. Б. М-75 «Манас» историко-культурный памятник кыргы зов


изучения  аильной  общины  кыргызов  и  тувинцев  (200;  469



жүктеу 21.33 Mb.
Pdf просмотр
бет9/10
Дата12.03.2017
өлшемі21.33 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

изучения  аильной  общины  кыргызов  и  тувинцев  (200;  469,
с.  215—222).
Значительные  связи  наблюдаются  между  кыргызами  и 
народами  Саяно-Алтая  в  области  духовной  культуры.  Эпос 
«Манас»,  например,  содержит  множество  мифологических 
сюжетов,  есть  в  нем  и  мифические  персонажи,  широко 
встречающиеся  в  эпосе  и  мифологии  алтайцев  и  других  на­
родов  Южной  Сибири  и  Центральной  Азии,  что  показано
нами  в  разделе  о  мифах  «Манаса».
Отметим  схожесть  некоторых  обычаев  и  обрядов.  Во 
время  первых  весенних  гроз  у  хакасов  женщины  обегали 
вокруг  юрты  три  раза,  били  ковшиком  по  углам,  делая 
вид,  что  наливают  молоко,  и  приговаривали:  «Пусть  коро­
ва  будет  моя  молочная1.  Точно  такой  же  обычай  имелся 
у  кыргызских  женщин,  которые  приговаривали: 
«Ж ер  жа- 
рылып  кек  чык,  желин  айрылып  сут  чык»
  (букв.;  «Тресни 
земля  и  выйди  зелень,  вымя,  лопни  (у  коровы),  дай  мо­
лока)2. 
-  •' 
:  '  к 
'!
Географическая  номенклатура  эпоса  «Манас»  включает
множество  реальных  топонимов,  начиная  с  востока — вер­
ховьев  реки  Амур,  на  западе  до  Крыма.  В  нем  богато 
представлена  топонимия  Алтая,  Восточного  Туркестана  и 
других  сопредельных  территорий  Центральной  Азии.  Прав­
да,  в  эпосе  «Манас»  топонимия  Южной  Сибири  представ­
лена  слабо.  Однако  следует  учесть,  что  многие  названия 
в  этом  регионе  в  настоящее  время  имеют  либо  русскую 
транскрипцию,  либо  скалькированный  перевод  (например, 
Кызыл-Джар  — Красноярск).  Эпос  же  сохранил  в  своих 
поэтических  строках  преимущественно  сугубо  народные 
географические названия.  Свидетельство  тому — имеющее­
ся  множество  топонимов  на  Саяно-Алтае  с  компонентами 
кызил,  кара,  ак,  сары
  и  т.  п.  Поэтому  не  отразился  в  «Ма­
насе»  гидроним  Енисей.  Ведь  народное  название  этой  ре­
к и — 
Хем
  или 
Кем.
  Топоним  и  гидроним  Кемин  в  Кыргыз­
стане  образован  от  слова 
хем  (кем),
  что  с  тувинского 
языка  означает  «вода»,  «река»  (484,  с.  473).  Постепенно 
термин 
кем,
  как  и 
кемин,
  закрепился  затем  в  названиях 
этих  рек  (274,  с.  6).  И  все  ж е  при  внимательном  сравни­
тельном  изучении  топонимов  и  микротопонимов  эпоса  с
|  Информатор  Томочакова  Г.  (1900  г.  р.),  жительница  с.  Жаксы
конук  Дскизского  района  Хакасии. 

, т,  
_
г  Информатор 
Эстебесова  С.  (1929  г.  р.), 
Жумгальский  район
Кыргызской  Республики:
124

географическими  названиями  Южной  Сибири  можно  обна­
ружить  немало  интересного.  Укажем,  например,  на  назва­
ние  местности,  как  «Баяндынын  талаасы»,  где,  якобы, 
после  смерти  похоронили  Манаса.  Близкий  по  звучанию 
топоним  Баян-Талаа  имеется  в  Туве.  Степь  длиной  40— 
50  км,  шириной  10— 15  км  имеет  удивительно  ровную  по­
верхность.  С трех сторон  ее  протекают  реки Хемчик,  Чадан, 
Дубирек.  Она  богата  травами,  удобна  для  скота.  Первая 
половина  топонима — 
Баян
  происходит  от  монгольского 
«богатый»,  а  вторая  — 
талаа
  означает  тюркское  слово 
«степь». Однако  в настоящее время  в тувинском  языке  сло­
во  «талаа»  не  употребляется.  В  значении  «степь»  в  совре­
менную  лексику  вошло  слово  «хову».  По  показаниям 
старожилов  этой  местности,  в  Баян-Талаа  издревле  жило 
основное  ядро  тувинцев  (монгушы,  кыргызы,  куулар)1.  По­
тому  жители  этих  мест  произносят  название  Баян-Талаа  в 
форме 
Баян-Талаа  Ховузу.
  Заманчиво  сопоставить  и  назва­
ние  маленькой  речки  Барык  (с.  Ийе-Тал  в  Туве),  впадаю­
щей  в  Улуг-Хем  (Енисей),  со  сложным  этнотопонимом 
Барык  балакчан  эли,
  отраженным  в  радловской  записи 
эпоса  «Манас».
Отметим  еще  близость  музыкальной  культуры  кыргызов 
и  народов  Южной  Сибири  и  Алтая.  О  том,  что  музыкаль­
ное  творчество  может  стать  этногенетическим  источником,
уж е  писали  отдельные  музыковеды  (217;  218,  с.  84—89). 
Хочется  акцентировать  внимание  на  бытовании  горлового 
пения  у  народов  Южной  Сибири  и  Алтая.  Особенно  оно 
развито  у  тувинцев,  сумевших  сохранить  его  до  этногра­
фической  современности  в  классическом  виде.  Горловое 
пение  называется  по-тувински 
хввмей.
  Думается,  что  это 
искусство  было  знакомо  некогда  и  кыргызам.  Ведь  неко­
торые  элементы  горлового  пения  еще  сохранились  в  испол­
нительском  арсенале темир-комузистов.  Имеется  и  термин 
к&вмвй,
  или 
квмвквй
  (язычок),  а  также 
квмвквйле
  (при­
дать  направление  в  сторону  язычка)  (515,  с.  421).  Кстати, 
в  1987  г.  на  фестивале  горлового  пения  «Хввмей»  в  Кызы­
ле  тувинские  виртуозы-исполнители  мастерски  чередовали 
горловое  пение  с  игрой  на  губном  варгане.
Среди  традиционных  музыкальных  инструментов  кыр­
гызского  народа  имеется  немало  общего  с  инструментами 
народов  Саяно-Алтая  (466).  Эпос  «Манас»  содержит  ин­
формацию  примерно  свыше  чем  о  двадцати  музыкальных 
инструментах  (389,  с.  77—80).  Среди  них  представляет

Информатор  Монгуш  Манзаевич  Содунам  (1910  г.  р.,  севк  мон­
гуш),  житель  с.  Баян-Талаа,  Сут-Хольского  района  Тувы.
125

интерес  инструмент  в  виде  свирели — по-кыргызски 
чоор, 
аналог  которого  с  незначительными  изменениями  названия 
бытует  еще  у  хакасов,  тувинцев,  алтайцев,  уйгуров.  Дошел 
до  наших  дней  и  используется  в  народных  музыкальных 
оркестрах  губной .варган  (по-кыргызски 
темир  комуз
  или
ооз  комуз).
Наконец,  можно  отметить  и  другие  фольклорные  па­
раллели.  У  кыргызов,  хакасов  и  тувинцев  есть  даж е такие 
одноименные  фольклорные  произведения,  как  сказания 
«Ак  кебек»,  «Белая  или  серая  зайчиха»:  у  кыргызов  — 
«Ак  коен», у  хакасов — «Похта  кирис», у тувинцев — «Бок- 
ту кириш  и  Бора  Тоолай» 
(бора  тоолай
  по-монгольски 
серая  зайчиха.— И.  М .).  В  кыргызском  фольклоре  имеется 
легенда  под  названием  «Ак-Мактым».  В  работе,  где  про­
слеживаются  общие  истоки  формирования  кыргызской, 
хакасской  и  уйгурской  версий  этой  легенды  (у  уйгуров  бы­
товала  в  форме  сказки),  утверждается,  что  в  основу  этих 
произведений  легли  даж е  реальные  события  1418 
1428 гг. 
(80,  с.  111),  происходившие  в  государстве  Могулистан,  в 
составе  которого  находилась  в  то  время  большая  часть 
кыргызов.  Саяно-Алтайские  мотивы  в  кыргызском  фолькло­
ре  в  общем-то  заслуживают  специального  рассмотрения,
потому  здесь  ограничимся  вышесказанным.
Итак,  выявленные  одинаковые  названия  родов  и  пле­
мен,  схожие  черты  хозяйства,  общественного  строя,  мате­
риальной  и  духовной  культуры,  языка,  фольклора  кыргы­
зов  и  народов  Саяно-Алтая  указывают  на  имевшуюся 
этническую и  культурную  общность между  ними.  По-преж­
нему  наиболее  трудным  вопросом  остается  датировка  этно­
культурных  связей  кыргызов  с  народами  Саяно-Алтая. 
Судя  по  нашим  предварительным  результатам,  эти  контак­
ты  происходили  до  сложения  кыргызской  народности,  т. е. 
до  XVI  в.,  примерно  в  IX—XVI  вв.,  когда  у  кыргызов  и 
рассматриваемых  народов  была  сильна  родоплеменная
самостоятельность. 
• 
_
Взаимосвязи  кыргызов  с  народами  Алтая  и  Южной
Сибири,  возможно,  существовали  и  в  XVII—XVIII  вв.  На 
это  наталкивает  тот  факт,  что  наши  алтайские  и  тувинские 
информаторы,  говоря  о  времени  перекочевки  кыргызов  на 
нынешнюю  территорию,  называют,  хотя  и  примерно,  но 
обязательно  циф ру— 300  лет.  Конечно,  к  этим  сведениям 
следует  подходить  сугубо  критически.  Однако  мы  пока  не
имеем  основания  опровергать  их.
Синхронность  сообщений  легенд  и  преданий  о  кыргы­
зах  у  народов  Саяно-Алтая  указывает  не  только  на  сущ е­
ствование  тесных  этнокультурных  связей  между  ними, но
126

и  на  непременную  причастность  их  к  древнекыргызскому
этносу.  Следует  только  детально  установить  те  конкретные
общие  этнические  компоненты,  из  которых  слагались  все 
эти  народы.
Наконец,  установление этнокультурных общностей  кыр­
гызов  с  народами  Саяно-Алтая 
играет 
первостепенную 
роль  при  решении  такой  важной  проблемы,  как  этногенез 
этих  народов.  Если,  например,  бесспорными  являются  их 
этнокультурные  связи,  то,  очевидно,  следует  признать  так 
называемых  енисейских  кыргызов  предками  не  только 
современных  хакасов,  но  и  кыргызов,  алтайцев,  тувинцев,
шорцев  и  некоторых  других  народов  сопредельных  терри­
торий.
3.3.  Легенды  и  предания  о  кыргызах  в  фольклоре
народов  Сибири
Этапы  сложения  кыргызского  народа  и  множество  дру­
гих  вопросов  их  этногенеза  и  этнической  истории  остаются 
неразработанными  и  спорными.  Среди  причин  подобного 
застоя  можно  назвать  отсутствие  комплексного  использо­
вания  различных  источников.  Один  из  таких  источников, 
который  давно  ждет  своих  исследователей,— богатейшее 
устное  наследие  не  только  кыргызов,  но  и  тех  народов,  с
которыми  они  находились  в  этнических  и  культурных  свя­
зях.
Как  мы  уже  отмечали,  этнический  состав  кыргызского 
народа  довольно  сложный  и  все  еще  требует  более  углуб­
ленного  изучения,  хотя  уж е  сейчас  можно  говорить  о  юж­
носибирских  истоках  этнокультурной  истории  кыргызов.  В 
настоящем  разделе  мы  остановимся  лишь  на  легендах  и 
преданиях  о  кыргызах,  бытующих  еще  сейчас  у  народов 
Сибири,  так  как  в  Сибири,  а  также  в  Горном  Алтае  и  в 
ряде  других  мест  Центральной  Азии  в  периоды  древности 
и  средневековья  оставлял  следы  кыргызский  этнос,  участие 
которого  в  формировании  современного  кыргызского  наро­
да,  на  наш  взгляд,  не  вызывает  сомнений.  Безусловно,  к 
этому  виду  источника  следует  подходить  критически,  хотя 
бы  потому,  что  все  они  были  созданы  в  разное  время  и  на 
разных  территориях.  Несмотря  на  это  в  устном  творчестве 
народов  Саяно-Алтая  при  тщательном  и  квалифицирован­
ном  рассмотрении  можно  найти  немало  общего  с  кыргыз­
ским  фольклором.
Прежде всего следует отметить хакасский  фольклор,  где 
зафиксирован  ряд  устных  рассказов  об  уходе  народа  кыр­
гыз  из  Минусинской  котловины,  или  из  среднего  течения
127

Енисея.  Причины  ухода  самые  различные:  перемена  кли­
мата,  войны  с  разными  народами,  нашествие  Чингис-хана 
и  т.  д.  Например,  одна  из  легенд,  записанная  нами  в  1989 г.
в Ордженикидзевском  районе Хакасии,  повествует о народе 
кыргыз,  который  в  древние  времена  обитал  в  этих  краях, 
до  тех  пор  пока  не  был  вытеснен  каким-то  народом  со 
светлыми  глазами  (по-хакасски — ак  карак).  От  кыргызов 
осталась  только  одна  беременная  женщина,  которая  роди­
ла  сына.  По  рассказу  нашего  информатора,  род  Янгуло- 
вых  у  хакасов  берет  начало  от  этого  мальчика  .  Согласно 
другой  хакасской  легенде,  слово  «кыргыз»  происходит  от 
имени  родоначальницы  Хыр  хыс,  т.  е.  «Седая  девушка»
(197,  с.  68).
Здесь  нет  надобности  приводить  все  легенды  и  преда­
ния  хакасов  о  народе  кыргыз.  Они  в  свое  время  записаны 
первым 
ученым-хакасом, 
выдающимся 
тюркологом 
Н.  Ф.  Катановым.  В  последнее  время  подобного  рода  л е­
гендам  и  преданиям  большую  роль  придает  этнограф
В.  Я.  Бутанаев,  который  издал  уж е  тексты  31  хакасской 
легенды.  Две  из  них  так  и  называются  — «Хыргыстар» 
(«Кыргызы»)  и  «Хыргыс  чаазы» 
(«Эпоха 
кыргызских 
войн»).  В  текстах  этих  легенд  сохранились  обозначения 
местных  природных  объектов: 
хыргыс  арыглары
  (древние 
оросительные  каналы), 
хыргыс  тарлаглары
  (кыргызские
пашни).  Памятники  металлургии  в  Хакасско-Минусинскои
котловине  называются 
хыргыс  узанган  чирлер,
  т.  е.  *кир- 
гизские  мастерские»,  тележные  тракты — 
хыргыс  чолы — 
кыргызские  дороги  и  т.  д.  (74,  с.  17 
18).
По  сообщению  хакасских  информаторов,  кыргызы  не 
ели  рыбу  и  называли  ее  «суу  хурты»»  (водяной  червь).  Су­
дя  по  некоторым  преданиям,  они  брезговали  рыбой  и  про­
рыли  даж е  из-за  этого  каналы  для  питьевой  воды  (1У/, 
с  68)  Отметим,  что  и  современные  кыргызы  еще  в  л 1л   в. 
не  ели  рыбу.  Вероятно,  это  не  случайное  совпадение.  В  це­
лом  этнокультурная  близость  кыргызов  и  хакасов  находит
подтверждение  в  этнографических  и  лингвистических  мате­
риалах,  что  показано  нами  в  других  разделах  настоящей
работы. 
_
Легенды  об  уходе  кыргызов  из  мест  проживания  с
появлением  деревьев  зафиксированы  как  у  хакасов,  так  и
V  соседних  с  ними  шорцев,  южных  алтайцев,  чулымских 
тюрков.  Приведем  легенду  о  кыргызских  скотоводах,  оби-
I  Информатор  Аргудаева  (Кожонова)  Анна 
Илларионовна 
(1910г. 
р.,  род  пуга),  жительница 
с. 
Сарала 
Ордженикидзевского  района 
Ха-
касии.
128

тавших  в  долине  реки  Томь, 
записанную  у  шорцев 
В  Я  Бутанаевым:  «В  те  далекие  времена  Шория  пред 
ставлялась  степным  краем.  Когда  здесь  стали  расти^  де­
ревья,  кыргызы  приняли  их  за  вылезающие  из  земл 
рога,  испугались  и  перекочевали  отсюда  далеко  в  южн 
степи.  Незначительная  часть  из  них  ушла  в  Хакасию,  они- 
то  и  стали  предками  хакасов.  Д о  сих  пор  в  верховьях  реки 
Томь  сохранилась  местность  «хыргыс  кодрези»  (кыргыз­
ское  болото),  откуда,  якобы,  по  ночам  доносится  ржание
кыргызских  лошадей»  (197,  с.  72). 
„агои
Д о  этого,  еще  в  1925—32  гг.,  примерно  такую  же  леген­
ду  в  Горной  Шории  записала  Н.  П.  Дыренкова.  Согласно 
ее  варианту,  кыргызов  обманула  правительница  таежных 
жителей  девушка  Кыс  Каи,  которая  обратилась  к  ним  со 
словами:  «Из  земли  рога  растут,  вы  в  другую  землю„пере­
кочуйте,  иначе,  если  здесь  будете  жить,  из  (той)  земли  вы­
росшие  рога  вас  всех с  вашим  скотом  вместе уничтожат!».
Приняв  те  слова  за  истину,  когда  посмотрели:  из  земли 
рога  выходят.  Киргизы,  то  увидев,  подумали,  что  это,  по­
жалуй,  правда.  Некоторые  в  другую  землю  перекочевали, 
некоторые,  дома  свои  пилою  подпилив,  дали  себя  прида­
вить  «Куда  бы  мы  ни  отправились -  все  равно  умрем» 
(говоря)  (так)  подумав,  своим  собственным  домам  дали
себя  задавить»  (75,  с.  306).
Интересно,  что  шорцы  и  северные  алтайцы,  челканцы
хакасов  называют  кыргызами.  По  сообщениям  информато-
ров  чулымцы,  например,  до  сих  пор. пугают  своих  детей 
словами:  «Вот  придет  с  верховьев  Июса  (т.  е.  из  Хакасии) 
кыргыз  тебя  поймает  и  съест».  Шорцы  в  своих  легендах 
племя  людоедов  называют  «хашха»  (название  одного  из 
крупных  родов  современных  хакасов),  а  страну, 
Р
они  п р и х а д я т ,- «хыргыс-хоорай  (т.  е.  Хакассно-Минусин-
ская  котловина)»  (197,  с.  69). 
„„пгмчпи
В  целом  легенды  этих  народов  запечатлели  кыргызов 
как  могущественный  народ,  что  отражает  в  какои-то  мер^ 
историческую  действительность.  Шорцы  еще  в  XVII  в.  бы 
ли  данниками  енисейских  кыргызов,  поставляли  им  ж е­
лезное  оружие  и  предметы  воинского  снаряжения,  ибо  бы­
ли  отличными  кузнецами  (278,  с.  378).
Легенды  о  кыргызах  имеются  и  у  алтайцев.  Так,  по
одной  из  них,  кыргызы  были  древними  ж и т е л я м и ! Д л я  
Алтая  В  то  время  здесь  простирались  голые  степи.  Для
орошения  своих  пашен  кыргызы  прорыли  и р р и р ац и ^ ш е 
каналы  Когда  на  Алтае  стали  расти  деревья,  то  им  поме­
рещились  ро^а,  вылезающие  из  земли.  Испугавшись  кыр­
гызы  за  одну  ночь  перекочевали  далеко  на  юг,  где  не  ра
9— 45
129

стут  деревья  (197,  с.  72).  Приведем  еще  одну  легенду, 
записанную  нами  в  Горном  Алтае.  «Некогда  кыргызы  жи
ли  вместе  с  алтайцами,  составляя 
н а р о д  
одного  ханства.
Примерно  лет  300  назад  во  время  войн  и  бедствии  состоя­
тельные  люди,  имеющие  скот,  начали  откочевывать  в д а -  
лекие  края.  Отделившиеся  были  кыргызы.  Не  имеющие 
лошадей  и  оставшиеся  в  горах  Алтая  сталя  именоваться
алтайцами»1.
Различные  устные  рассказы  о  народе  кыргыз  бытуют 
и  у  тувинцев.  Родоплеменной  состав  их  включает  крупные 
роды  кыргыз,  монгуш  и  ряд  других  этнонимов  1
параллели  в  кыргызской  этнонимии.  Например,  в  пол  У 
этногенетических  связей  кыргызских  и  тувинских  монгу-
шей  говорит  и  легенда,  записанная  нами  на  теРР“™Р
Тувы.  Согласно  этой  легенде,  монгуши  раньше  назывались 
монгутами.  Чингис-хан  родился  в  местечке  Монгут  (по  наз 
ванию  маленькой  речки  в  бассейне  р.  Онон).  Он,  якобы,
создал  государство  Монгут.  Вместе  с  кууларами  монгуты
были  посланы  для  укрепления  границ  ТУвынг^
С™ ° е в™ ^  
коязычное  население  стало  называть  их  М0НГУ“ ™ * и В дса_ 
мой  Монголии  монгушей  стали  называть  монголами.  А 
маленьком  аймаке  в  той  ж е  Монголии  в  бассеипе  малечь- 
кой  реки  Хопту  их  стали  называть  мипгатами  которые 
якобы  и  ныне  проживают  в  тех  местах.  Потому  названия 
монгут,  монгуш, монгул, мынгат  обозначали  один  и  тот  же 
народ  Кыргызские  монгуши  происходят  от  этих  монгушей. 
По  рассказам  стариков/  они  откочевали  на  территорию
Кыргызстана  примерно  лет 
300 
тому  н азад  .
В  свете  этой  легенды  представляет  интерес  то,  что  кыр­
гызское  племя  мунгуш  включало  в  свой  состав  такие  круп 
н ы е  
роды  как 
сарылар
  и 
мангыт.
  Род  сарылар,  произно­
симый  как 
сарыглар
,  имелся  и  у  тувинцев.  Название  *о « - 
гыт
  заманчиво  сопоставить  с 
мынгат,
  отождествляемым 
нашим  информатором  из  Тувы  с  монгушами.  Сведения  о 
монгуша™  имРеютсяР и  в  эпосе  «Манас»,  где  они•  перечисне-
ны  в  одном  ряду  с  такими  племенами,  как  теиит,  канды 
Г д р   которые  входили  в  этническую  группу  ичкилик  и  счи-
Т а Ту 
в 
И
У„  
с 
кТ 
“стар 
Г  
до “с и*

яор  сохраяиля  в  памятя  ле- 
геяды  о  народе  кыргыз.  Одяа  яз  таких  легенд  записана 
мтою  в  Сут-Хольском  районе Тувы.  По  легенде,  народ  кыр-
•  Эта  легенда  записана  Е.  Ямаевой  в  1977  г.  в   с.  Кулада  Онгу-
дайского  района 
Горного  Алтая 
Использована  нами  в  уточненной
гТс.
' Б ая.-Т ала*С п -Х ольсого 
района  Тувы  из  уст  О.  Д .  Куулар  (1917  г.  р.  сеек  куулар).
130

гыз  жил  в  горах  Саян,  в  бассейне  реки  Улуг-Хем  и  частич* 
но  д  Монголии  еще  до  Чингис-хана.  Резиденция  последне­
го  правителя  кыргызов,  якобы,  находилась  на  территории 
нынешнего  совхоза  «Искра»  Сут-Хольского  района  Тувы, 
где  обнаружены  остатки  старого  городища.  По-тувински 
это  городище  называют  Шивээ,  а  местность  называется 
Бажын-Алаак.  В  общей  сложности  ханы  кыргызов  правили 
около  360  лет.  Последний  хан  кыргызов  любил  мир,  потог 
му  его  ставку  называли  еще  «крепостью  мира».  Началось 
нашествие  Чингис-хана.  Хан  кыргызов  встретил  завоева­
телей  с  конями  белой  масти,  прирученными  беркутами  и 
другими  подарками  и  добровольно  сдался.  Говорят,  что 
если  бы  он  оказал  монголам  сопротивление,  последние 
сильно  ослабли  бы,  ибо  кыргызы  были  в  то  время  сильнее 
своих  врагов.  Однако  незадолго  до  этих  событий  правитель 
кыргызов  гадал  на  бараньей  лопатке  и,  якобы,  увидел,  что 
Чингис-хан  в  конечном  счете  возьмет  верх.  Чтобы  зря  не 
проливать  кровь  народа,  он  добровольно  сдал  всю  страну. 
Позже  кыргызы  ушли  из  Тувы  на  территорию  нынешнего 
Кыргызстана.  Часть  кыргызов  и  тувинцев  была  уведена 
джунгарами  в  Северную  Монголию.  Было  это  примерно
лет  300  назад1.
Некоторые  моменты  легенды,  в  частности,  встреча  кыр­
гызами  монголов  с  подарками,  встречаются  в  письменных 
источниках,  поэтому  не  стоит  пренебрегать  подобными 
данными.  Как  утверждает  наш  тувинский  информатор,  все 
это  он  слышал  от  лам.  Ведь  ламаистская  литература  тоже 
не  лишена  историко-этнографической  информации.  Все  это 
подтверждается  и  этнографическим  материалом,  собран*- 
ным  нами  на  территории  Тувы.  Здесь  наш  информатор 
ошибочно  уйгурский  город  называет  кыргызским.  Дело  в 
том,  что  из  15  известных  городищ  уйгурского  времени  на 
территории  Тувы  самым  крупным  является  Бажын-Алаак 
на  реке  Чадаана  (18,2  га),  о  нем  и  говорится  в  легенде. 
По-тувински  эти  городища  называются  «бажын»,  т.  е.  дом. 
Все  города  уйгуров,  в  том  числе  и  Бажын-Алаак,  были 
построены  в  VIII— IX  вв.,  во  время  господства  уйгуров  в
Туве  (329,  с.70—71;  326,  с.  59;.  279,  с.  122).  Но  следует
учесть:  г.  Бажын-Алаак  и  все  другие  города  до  нашествия 
монголов  находились  в  руках  кыргызов,  которые  полно­
стью  разбили  уйгуров  на  территории  Тувы  после  840-х
годов.
Исторический  фольклор  якутов  говорит  о  том,  что  од-
1  Легенда  записана  мною  в  1987  г.  в  с.  Баян-Талаа,  Сут-Хольского
района  Тувы  из  уст  О.  Д .  Куулар-  (сеек  куулар,  1917  г.  р.).
9*
131

ними  из  предков  якутов  являются  кыргызы,  которые  были 
скотоводами  и  коневодами.  Приведем  одну  из  первых  за ­
писанных  легенд,  опубликованных  В.  Ф.  Трощанским  в 
1902  г.  в  его  книге  «Эволюция  черной  веры  (шаманства)»: 
«У  якутов  существует  предание,  что  они  пришли  из  страны, 
находящейся  на  три  тысячи  верст  южнее  того  места, ^где 
стоит  Иркутск.  Киргиз  Сарабай  Тойон  и  его  жена  Сайса- 
ры,  родом  татарка,  с  детьми  своими  отправились  со  своей 
родины  на  север.  Сарабай  Тойон  умер  в  том  месте,  где  ны­
не  стоит  Иркутск,  а  жена  его  с  детьми  отправилась  дальше 
и  прибыла  на  то  место,  где  теперь  стоит  г.  Якутск,  около
рукава  Лены  Сайсары»  (154,  с.  18).
В  1937  г.  в  г.  Якутске  С.  И.  Боло  записал  со  слов 
Д .  Н.  Никифорова  предание  «Племя  кыргыс»  («Кыргыс 
омук»).  Вот  его  полный  текст:  «Оказывается,  во  времена 
прибытия  Омогой  Баая  и  Элюй  Боотура  из  южной  страны 
переселилось  племя  кыргыс  с  лошадьми  и  рогатым  скотом. 
Племя  кыргыс  в  этой  стране  было  немногочисленным. 
Когда  умирал  человек  этого  племени,  то  ему  покрывали 
лицо  брюшным  жиром  лошади,  клали  его  в  выдолбленное 
дерево  и  уносили  в  лес.  Собравшись  в  лесу,  устраивали 
ысыах,  на  котором,  поев  все  кушанья,  снаряжали  покойни­
ка  всем  полагающимся  и  сжигали  его  на  этом  месте.  Это 
называлось  у  них  «положили  его  кости»  (275,  с.  94).  От­
метим,  что  и  современные  кыргызы,  похоронив  умершего, 
говорят 
«сввгу  койулду»
  (буквально  «положили  кости»).
Новые  предания  о  роде  кыргыс  встречаются  в  Кобяй- 
ском  и  других  районах  Якутии.  Вот  одно  из  них:  «Род 
Кыргыстаах  прибыл  из  Вилюя.  Про  себя  люди  этого  рода 
говорили,  что  они  кыргыс-якуты,  род  Кыргыдай.  Жили  в 
Кобяе  на  горе  Кыргыдай-Хайата  и  их  звали  кыргыс-якуты» 
(265,  с.  65).  Собиратель  этих  преданий — якутский  иссле­
дователь  М.  С.  Иванов  пишет:  «Предание  это  интересно 
само  по  себе,  так  как  в  нем  говорится  о  роде  Кыргыс,  про­
живавшем  в  Кобяе.  С  другой  стороны,  предание  вызывает 
интерес  еще  и  потому,  что  в  нем  сопоставляются  этнони­
мы  кыргыс  и  кыргыдай,  о  чем  писал  в  свое  время 
Н.  А.  Аристов,  указывая  при  этом,  что  этноним  кыргыдай 
есть  якутско-бурятская  форма  имени  кыргыз»  (265,  с.  65).
Фольклорные  сведения  подтверждаются  и  материалами 
традиционной  культуры.  Как  утверждает  якутский  ученый
А.  И.  Гоголев,  «по  современным  археологическим  данным, 
тюркоязычные  предки  якутов  появились  на  Средней  Лене
не  позднее  XIV  в.»  (224,  с.  11).
У  монголоязычных  бурят  также  существуют  предания, 
аналогичные  хакасским  и  шорским  легендам,  повествую-
132

щье  об  уходе  кыргызов  в  связи  с  появлением  деревьев. 
Так  согласно  устным  преданиям  бурят,  в  разных  местах 
Бурятии  когда-то  жили  люди  «хиргис»,  которые  ушли  из 
тех  районов,  когда  там  начали  появляться  белые  деревья 
(березы).
Несколько  неожиданным  является  записанный  нами  в 
1989  г.  в  Тункинском  районе  Бурятии  рассказ  о  народе 
кыргыз  (хырхис),  который  почитал  марала  (бугу)1.  Изве­
стно  предание  о  человеке  Буртэ-Чино,  супругой  которого 
была  Гуа-Марал  (263,  с.  60—62).  Все  это  находит  парал­
лели  и  по  кыргызским  материалам,  где  широко  известна 
легенда  о  происхождении  прародительницы  племени  бугу 
от  оленей.  У  кыргызов,  как  и  у  бурят,  слово  бугу  перево­
дится  как  «самец  оленя  или  марала».  По  этому  поводу  у 
кыргызов-бугинцев  существует  изречение: 
«биздин.  энебиз 
тубу  бугунун  кызы  жен»
  («наша  прародительница — дочь
оленя»)  (515,  с.  154).
Есть  археологические  материалы,  свидетельствующие  о 
пребывании  кыргызов  в  Прибайкалье  (446,  с.  58—59).  Сре­
ди  бурят  бытует  выражение 
«хэргэс  суурь»
  или 
«хэргэс 
уур»,
  истолковываемое  как  «кыргызское  место»  или  «кыр­
гызское  гнездо».  Так  называются  древние  курганы,  про­
исхождение  которых  некоторые  народные  предания  связы­
вают  с  деятельностью  Кыргыс-хана  (424,  с.  47).
Соседи  тункинских  бурят — тюркоязычный  народ  тофа- 
лары,  попавшие  в  изоляцию  среди  Саянских  гор,  вероят­
но,  также  имеют  определенное  отношение  к  енисейским 
кыргызам.  Хотя  мы  не  обнаружили  у  них  устных  расска­
зов  о  кыргызах,  предварительное  знакомство  показывает, 
что  у  них  много  общего  с  народами  Саяно-Алтая,  особен­
но  с  тувинцами  и  хакасами.
Итак,  подытожим  вышесказанное.  Устные  предания  и 
легенды  о  кыргызах  имеются  почти  у  всех  народов  Юж­
ной  Сибири,  включая  якутов,  а  также  монголоязычных 
бурят.  С  одной  стороны,  данные  факты  говорят  о  том,  что 
когда-то  появившийся  кыргызский  этнос  был  сильным. 
Это  подтверждается  диапазоном  его  этнокультурных  кон­
тактов.  Кыргызы  оставили  след  на  большой  территории 
Сибири,  дойдя  до  верховьев  Амура,  что  в  какой-то  степени 
подкрепляется  и  топонимией  эпоса  «Манас».  Пребывали 
они  в  северо-западной  Монголии.  В  целом  компонент 
кыр­
гыз
  прослеживается  в  топонимии  всех  перечисленных  ре­
гионов.  С  другой  стороны,  наличие  устных  преданий,  а  у

Информатор  Проскурин  Сырен  Рынчинович  (1924  г.  р.),  житель 
с.  Толтой,  Тункинского  района  Бурятии.
133

некоторых  народов  Сибири  и  этнонимов  с  компонентом 
кыргыз  свидетельствует  об  этногенетической  и  культурной 
общности  современных  кыргызов  с  народами  Сибири.  Мы 
рассмотрели  лишь  некоторые  устные  рассказы  о  кыргызах, 
бытующие  у  народов  Сибири.  Легенды  и  предания  о  кыр­
гызах  имеются  и  у  народов  других  регионов,  в  частности, 
в 
Среднеазиатской  и  Волго-Уральской 
этнографических 
областях.  Но  их  исследование  в  нашу  задачу  не  входило.
Г л а в а   4
ЭПОС  «МАНАС»  ОБ  ЭТНОКУЛЬТУРНЫХ  СВЯЗЯХ 
КЫРГЫЗОВ  С  НАРОДАМИ  СРЕДНЕЙ  АЗИИ
И  КАЗАХСТАНА
4.1.  О  кыргызско-казахском  этнокультурном  родстве.
Значительные  этнические  связи  наблюдаются  у  кыргы­
зов  с  казахами.  Это  отмечалось 
м н о г и м и  
исследователями,
хотя
 
специальных  работ  все  еще  нет.  Исследователи  ка- 
савшиеся  в  той  или  иной  мере  вопроса  кыргызско-казах
ских  этнических  связей,  ограничивались  ли“ ьм ч^с™
 
показом  общих  этнонимов  у  этих  народов.  Тем  не  менее 
этнонимов,  лишь  совпадающих  по  названию,  мы  насчитали 
больше  десяти.  Это  названия  племен:  кыпчак,  конгурат 
жедигер,  катаган,  дулат.  Родовые  названия  ногой,  алчын 
(алакчын),  сары,  сары  уйшун,  абак,  таздар  (таз).  ит  эм- 
ген  агынай,  балыкчы,  кызыл  курт  и  т.  д.  Вероятно,  при
специальном  этнографическом  исследовании  этнического
состава  кыргызов  и  казахов  удастся  выявить  гораздо  боль­
ше  общих  этнонимов.  Здесь  мы  основной  упор  делаем  на 
материалы  эпоса  «Манас»,  который,  как  известно,  содер­
жит  определенную  информацию  о  кыргызско-казахских
этнических  контактах. 
пп.г
В  эпосе  «Манас»  казахи  упоминаются  чаще,  чем 
д р у ­
гие  народы.  Нередко  они  называются  родственным  наро­
дом  Термины 
казак,  кыргыз
  часто  употребляются в одном
ряду.  Это  отмечено  и  отдельными  кыргызскими  лингвиста-
ми  обращавшимися  к  эпосу  «Манас»  (418,  с.  69).  По 
сагымбаевскому  варианту  эпоса,  казахи  жили  на  А 
по  соседству  с  кыргызами.  Наряду  с  этнонимом 
казак
иногда  перечисляются  и  другие  родоплеменные  назвгшия 
казахского  происхождения.  В  этом  °™ошеиии^хар;а 
р 
ны  строки  из  эпоса,  где  рассказывается,  как  Жакып  созы 
вал  множество  народа  перед  рождением  Манаса.
134

Казактан  Уйшун  карыя, 
Из  казахов  старейшина  Уйшун
Алчын  менен  абагы 
Алчыны  и  абаки,
Ата  ууядан  калганы 
Оставшиеся  от  своих  предков.
(36,  с.  44).
а
Есть  строки,  где  перечисляются  другие  казахские  этно­
нимы.  Например,  в  эпизоде,  когда  в  стане  казахского  хана 
Кокче  идет  совет  по  поводу  происшедшей  ссоры  между 
Кокче  и  Алмамбетом,  есть  такие  строки:
Алчындардын  Бообеги, 
Бообек  из  алчынов,
Абактардын  Шаабеги 
Шаабек  из  абаков,
Кичи  жуздун 
Умету, 
Умет  из  Младшего  жуза,
Орто  жуздун  Жанышы 
Жаныш  из  Среднего  жуза,
Байжигиттин  Багышы, 
Багыш  из  байджигитов,
Аргындардын  Алымы, 
Алым  из 
аргынов,
Наймандардын  Элими, 
Элим  из  наиманов,
Конураттыя  Селими, 
Селим  из  конуратов,
Жагалбайдын  Жанбайы. 
Жанбай  из  жагалбаев
(37,  с.  243).
В  другом  месте  эпоса  есть  информация  о  старших  жу- 
зах  (37,  с.  92)  и  употребление  в  одном  ряду  этнонимов
дуулат
  и 
уйшун
  (37,  с.  95).
Можно  было  бы  перечислить  и  ряд  других  казахских 
этнонимов.  В  эпосе  отражено  немало  этнонимов,  названия 
которых  в  прошлом  входили  в  родоплеменную  номенкла­
туру  кыргызов  и  казахов:  кыпчак,  конурат,  катаган,  жеди- 
гер,  кацгы,  дуулат,  ногой,  алчын  (алакчын),  сары  уйшун, 
абак,  албан  и  др.  Этнонимы  найман,  конрат,  катаган,  кан- 
гы  кыпчак,  ногой  будут  рассмотрены  в  других  разделах 
настоящей  работы.  Здесь  остановимся  на  остальных  общих 
этнонимах,  отраженных  в  разных  вариантах  эпоса  «Ма­
нас». 
л  ДЛо
В  сагымбаевском  варианте  эпоса  в  эпизоде,  где  м а ­
нас  выходит  на  поединок  с  девушкой  по  имени  Сайкал,  в 
числе  других  народов  упоминаются  и  дуулаты:
Аргын  Каракожо  бар, 
Каракожо  из  аргынов  есть,
Найман,  дуулат  кошо  бар. 
С  ним  дуулаты  и  наиманы  ес  ,
Тарактан  Тана  бийи  бар, 
Из  тараков  Тана  бий  есть,
Таргыл  аттуу  кары  бар, 
Старец  Таргыл  ес™>
Талапкеодин  баары  бар. 
Все  претенденты  здесь.
Абактан  Айдар  каны  бар, 
Из  абаков  Айдар  хан  есть,
Ата  уулунун  баары  бар. 
Бее  отцы  и  сыновья  здесь.
(37,  с.  68).
В  этих  строках  все  этнонимы  являются  казахскими.  К 
этому  характерному  примеру  еще  вернемся  в  связи  с  раз­
бором  других этнонимов.
135

Племя 
дуулат
  в  составе  казахского  народа  в  прошлом 
было  одним  из  крупных.  Если  рассмотреть  этот  этноним
в  хронологической  последовательности,  то  он  известен  как
средневековое  племя.  Не  вдаваясь  в  этимологию  и  про 
исхождение  этнонима  дуулат,  заметим,  что  Рашид-ад-дин, 
Ч.  Валиханов,  В.  В.  Бартольд  высказывали  мнение  о  мон­
гольском  происхождении  дуулатов.  Однако  это  положение 
оспорено  Н.  А.  Аристовым  и  М.  Ф.  Катановым,  к  которым 
присоединились  Р.  Г.  Кузеев,  В.  В.  Востров,  М.  С.  Мука- 
нов  и  другие.  Об  этнической  территории  дуулатов  с  древ­
них  времен  до  вхождения  в  состав  казахского  народа  и 
после  отмечено  в  книге  В.  В.  Вострова  и  М.  С.  Муканова
(220,  с.  36—40).
Этноним  дуулат  был  и  в  составе  кыргызского  народа. 
Так,  в  составе  племени  саяк  имелся  род  кайдуулат  и  под­
разделение  дуулат  (100,  с.  72,  рис.  17),  а  среди  кушчу  был 
род  мендуулат  (100,  с;  46,  рис.  7).  В  какой  степени  они
имеют  отношение  к  средневековым  и  казахским  дуулатам
судить  нелегко.  Однако  обращает  внимание  сходство  тамг 
казахского  племени  дулат  (220,  с.  39)  и  кыргызского  куш­
чу  ( 100,  с.  103),  в  составе  которого  был  зафиксирован  род 
мендуулат.  Тамговые  знаки  этих  племен  представляли  со­
бой  круг.  Заманчиво  сопоставление  племени  баяут-дуклат 
(51,  с.  24),  упоминаемого  Рашид-ад-дином,  и  кыргызского 
подразделения  баяш  в  составе  рода  мендуулат  (100,  с.  4  ,
рис.  7 ).
Вырисовывается  небезынтересная  картина  из  анализа 
родоплеменной  структуры  казахского  племени  дуулат  и 
его  сопоставления  с  названиями  кыргызских  этнонимов
Северного  Кыргызстана.  Из  четырех  родов  в  составе  дуу­
латов  род  жаныс  (220,  с.  39)  имел  параллели  с  подразде­
лением  жаныш  в  составе  кыргызского  племени  чекир  саяк 
П00  с.  40—41,  рис.  6).  Более  того,  подразделение  джантаи
Я Г г а Я Я Н ж М Н Н В & Я ____  ... 
«
а
/
чтгтш
  плппоотто-
имело
ИЛ  1 Ш  у  
“  
-----X------- 
/ 1 А А   г»  ОО
лением  жантай  в  составе  племени  сары  багыш  ( 11)0 ,  с. 
о/.  ^ 
33,  рис.  5 ).  Кроме  того,  в  трех  остальных  родах^  (ботпаи, 
чымыр,  сыйкым)  казахского  племени  дуулат  (220,  с.  ЩЧ 
совпадают  с  кыргызскими  этнонимами  следующие  назва­
ния: 
худайкул
  (у  кыргызов — 
кудайкул
  в  составе  солтс•  и 
чекир  саяк), 
акылбек
  (у  кыргызов  в  составе  саяков)  ( 100, 
с.  24—25,  рис.  4,  40—41,  рис.  6 ), 
бекболот
  (у  кыргызов  в
составе  жетигенов)  (100,  с.  46—47,  рис.  7 ), 
темир
  (у  кыр­
гызов  в  составе  адигине,  басыз,  бугу)  (100,  с.  57,  рис.  18), 
кара
  (у  кыргызов  — 
каралар,
  в  составе  адигине)  ( 100,
с.  16— 17,  рис.  2).
Таким  образом,  семь  этнонимов  казахского 
племени
136

дуулат  совпадали  в  своих  названиях  с  кыргызскими.  Д у ­
мается,  эти  совпадения  не  во  всех  случаях  носят  случай­
ный  характер.  Видимо,  речь  идет  о  поздних  этнических 
процессах,  протекавших  в  среде  кыргызского  и  казахского 
народов.  Наглядный  тому  пример  — собранный  нами  этно­
графический  материал  по  Таласу,  где  старики-информато­
ры  в  один  голос  выводят  генеалогию  кыргызского  рода 
алакчын  из  казахских  племен.  Хронологически  это  относи­
тельно  позднее  время  (XVI—XVIII  вв.).  Предание  о  про­
исхождении  этого  кыргызского  рода  часто  упоминается  в 
трудах  С.  М.  Абрамзона.  Подобные  смешения  отдельных 
небольших  родовых  подразделений  кыргызов  и  казахов  в 
это  время  происходили  не  только  в  Таласе.  Как  показы­
вают  собранные  нами  показания  стариков  в  Джумгальской 
долине,  возможно,  на  этой  основе  были  схожи  тамги  ка­
захского  рода  жаныс  (жаныш)  (220,  с.  40),  который  стоит 
особняком  среди  других  казахских  родов  и  племени  сая- 
ков — жителей  Джумгальской  долины  (100, с.  100). Как пра­
вило, этнические  контакты  происходили в результате взаим­
ных  военных  столкновений  и  во  время  мирных  союзниче­
ских  действий,  когда  заключались 
взаимные 
брачные 
союзы,  что  отражено  в  эпосе  «Манас».  Все  это  позволяет 
нам  говорить  о  некотором  родстве  кыргызского  и  казах­
ского  этнонимов  с  названием  дуулат.
В  последнем  приведенном  нами  примере  из  «Манаса» 
среди 
перечисленных  народов  упомянуто  и  племя 
абак. 
Такой  этноним,  как  известно,  был  в  составе  казахского  на­
рода.  Абак  был  одним  из  двух  поколений  в  составе  Стар­
шего  жуза  (220,  с.  24)  и  одним  из  двух  основных  родов  в 
составе  племени  керей  в  Среднем  жузе  (220,  с  59—61). 
Родовое  подразделение  абак  имелось  в  прошлом  и  в  со­
ставе  кыргызского  племени  чекир-саяк  (100,  с.  40—41, 
рис.  6).  Вероятно,  в  «Манасе»  речь  идет  о  крупном  казах­
ском  племенном  объединении  абак.  Однако  мы  видим 
название  абак  в  составе  казахов  Старшего  жуза  и  Средне­
го.  Исследователи  не  говорят  о  связях  между  двумя  казах­
скими  абаками.  Однако,  если  учесть,  что  «Большая  уйсунь- 
ская  орда  состояла  из  двух  главных  поколений  — абак  и 
тарак»  (220,  с.  24),  то  информация  «Манаса»  об  этих  этно­
нимах  является  ценным  источником  при  исследовании 
родоплеменного  состава  Старшего  жуза.  В.  В.  Востров  и 
М.  С.  Муканов,  опираясь  на  архивные  документы  и  труды 
Ч.  Ч.  Валиханова,  Н.  А.  Аристова  и  других,  у  которых  абак 
и  тарак  являются  двумя  поколениями  уйсунов,  тем  не  ме­
нее  заключают,  что  Старший  жуз  в  конце  XIX— начале 
XX  в.  включал  11  крупных  племен,  среди  которых  нет  аба­
Ш

ков  и  тараков  (220,  с.  29).  В  то  ж е  время  в  «Манасе»
как  в  саякбаевском,  так  и  в  сагымбаевском  вариантах 
эти  этнонимы  в  большинстве  случаев  перечисляются  в 
одном  ряду.  Обратимся  к  следующим  строкам:
Алчын 
у й ш у н  
найманды, 
Алчынов,  уйшунов,  найманов,
А б а Г т а о а Т  
ар?ынды 
Абаков,  тараков,  аргынов
Айтайын  тойго  барууну 
Позову,  чтобы  шли  на 
о
(36,  с.  74).
В  этих  строках  абаки  и  тараки  перечисляются  в  од­
ном  ряду  с  уйшунами,  от  которых  по  пР®Анания^ ’ ^ д Р ^ я
ным  дореволюционными 
исследователями, 
выводятся 
абак  и  тарак.  Приведенный  пример  из  сагымбаевского 
варианта  можно  считать  устойчивым  эпическим  повтором, 
так  как  такие  строки  имеются  и  в  сводном  издании^«Ма- 
наса»  (31,  с.  28).  Судя  по  информации  эпоса, 
абаки, 
вероятно,  действительно  являлись  некогда  крупным  пле­
м енем .
В  эпосе  «Манас»  в  числе  казахских  племен^  также
упоминаются  уйшуны,  или  уйсуны.  Наряду  с  уисунами 
(уйшунами)  в  эпосе  иногда  называется  этноним 
сары
Причем,  в  одном  ряду  упоминаются  и  уйшуны,  и
сары  уйшуны:
Сары  уйшундун  Сатайы, 
Сатай  из  сары  уйшунов,
а  
и
- з
т е
(31,  с.  136). 
|
Эта  информация  эпоса  подтверждается  материалами 
этнонимии  казахов  и  кыргызов.  Среди  11  крупных  племен 
Старшего  жуза  казахского  народа  были  и  сары  У^УН“  
(220  с  29).  И  в  составе  кыргызского  племени  кесе^к  в
прошлом  имелся  крупный  род  с  названием  сары  уисун
(216  с  168 
рис.  21).  Таким 
образом, 
этническая  близость
кыргызов  с  казахами  проявляется  и  на  Основе  паралле­
лей  по  этнониму  сары  уйшун. 
попятимся
Заслуживает  рассмотрения  этноним 
албан.
  Обратимся 
к  эпосу.  Согласно  сагымбаевскому  варианту,  в  эпизоде, 
когда  Жакып  созвал  разные  народы,  чтобы  посоветовать- 
“и  о  перекочевке  с  Алтая  на  Ала-Тоо,  есть  следующие
строки; 

’ 

^
Калмактардын 
Кулдуру,
Казактардын  Бообеги, 
К Г о ж о   из  артынов,
Албанд^рдын°Бийназар,
д
а
-
 *
- —
(37,  с.  25).
138

деление
В  примере  албаны  перечислены  преимущественно  ря­
дом  с  казахами  и  казахскими  племенами.  Вероятно,  это  не 
случайность,  ибо  в  составе  Старшего  жуза  казахов,  дей­
ствительно,  имелось  племя  под  таким  названием  (220, 
с.  47).  Среди  кыргызов  именно  такого  этнонима  не  было. 
Однако,  как  верно  установили  казахские  исследователи, 
«среди  киргизских  племен  мундуз,  черик  имеется  подраз-
племени  албан-жол-болды;  в  племени  кушчу — 
подразделение  кангельды,  имеющееся  у  албанов;  в  пле­
мени  басыз  — группа  чибыл,  являющаяся  родом  албанов» 
(220,  с.  48).  К  сказанному  можно  добавить,  что  кыргыз­
ским  родам  сары  в  составе  племени  багыш  и  сарылар  в 
составе  племени  мунгуш  (216,  с.  152,  рис.  7)  соответство­
вал  род  сары  в  составе  казахских  албанов»  (220,  с.  47). 
Таким  образом,  четыре  кыргызских  названия  совпадают  с 
казахскими  в  составе  племени  албан.  Следует  отметить, 
что  тамги  кыргызских
102— 103),  в
с.
племен  мунгуш  и  кушчу 
( 100, 
составе  которых  зарегистрированы  одно­
именные  родовые  названия,  близки  с  тамгой  казахского 
племени  албан  (220,  с.  46):  у  всех  за  основу  взят  круг.
Широко  представлен  в  эпосе  «Манас»  этноним 
жеди­
гер,
  сведения  о  котором  отражены  во  всех  рассмотренных 
нами  вариантах  кыргызского  эпоса.  Если  в  сводном  изда­
нии  «Манаса»  они  в  некоторых  случаях  трактуются  как 
враждебный  кыргызам  народ,  то  в  сагымбаевском  вариан­
те  такого  разногласия  нет.  Во  всех  эпизодах  они  являют­
ся  кыргызским  или  дружественным  с  кыргызами  племе­
нем.  Характерен  в  этом  отношении  следующий  пример:
Кыргыз  уулу  бу  дагы 
У лугу  Багыш  жедигер, 
Жедигердин  Багышы 
Уруудан  чыккан  бу  бир  эр
(38,  с.  53).
Он  тоже  сын  кыргызов 

Каталог: fulltext -> transactions
transactions -> Гуианигарлық серия серия I'уманитирпых паүк 31 (574. 25) Семей облысы, павлодар уезіне
transactions -> Гшһңр Ц£ңсиі о л ж й з й л й р ы н 0й іы иийлі
transactions -> Қазақстан Республикасы білім және ғылым министрліп
transactions -> Б. Бурамбаева терісі бағалы аңдарды
transactions -> Бижан бижан Ж.Қ. Павлодар, 2015
transactions -> К14 Л. К. Казангапова
transactions -> Оқулық қазақ тілді аудиторияға ағылшын тілін өз бе тінше үйренуге, тілдік курстарға жэне жоғары оқу орындары
transactions -> Казақ тілі терминдерінің салалық гылыми түсіндірме создіктерінің топтамасы Қазақстан
transactions -> Г. Ж. Жапекова архапкалык, мэаенпет
transactions -> Шшт • ~ п т І і І ■ п І ж І г І м І м ш ивякпИіях н


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет