Құрманбаева Ш. А., саяси ғ. д


РАЗДЕЛ 1  ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ



жүктеу 4.01 Mb.
Pdf просмотр
бет2/29
Дата21.03.2017
өлшемі4.01 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29
РАЗДЕЛ
ЮРИДИЧЕСКИЕ НАУКИ 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Ответственный редактор: 
Матаева М.Х. – доктор юридических наук 
 
Ведущие эксперты: 
Тастекеев К.К. – кандидат юридических наук 
Ибрагимова  Ф.Г.  –  кандидат  юридических 
наук 
Утебаев Э.К. – кандидат юридических наук 
 

Қазақ инновациялық гуманитарлық-заң университетінің хабаршысы № 4 (32), 2016 
 
11 
УДК 343.625 
 
Плаксина Татьяна Алексеевна 
доктор  юридических  наук,  Барнаульский  юридический  институт  Министерства 
внутренних дел Российской Федерации; г. Барнаул, Российская Федерация 
 
ОПЕКУНЫ И ПОПЕЧИТЕЛИ КАК СУБЪЕКТЫ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ:  
К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ 
 
Бұл мақалада Ресей Федерациясының қылмыстық заңнамасында субъектілік өкілеттіліктері бар қоғаншылар 
мен  қамқоршылардың  өз  міндеттерін  орындау  барысында  қамқорлықтарындағы  адамдар  өздеріне  қойылған 
міндеттерді тиісінше орындамай немесе құқықтарын шектен тыс пайдаланған жағдайда олардың құқықтарын және 
заңды  мүдделерін  елеулі  түрде  бұзу  мәселесі  қарастырылады.  Осының  салдарынан  әділетсіз  қорғаншылар  мен 
қамқоршыларға  қолданылатын  шаралар  көп  жағдайда  қорғаншылықтарындағы  немесе  қамқоршылықтарындағы 
тұлғалардың  бұзылған  құқықтарын  қалпына  келтірумен  ғана  шектеледі.  Автор  қорғаншы  немесе  қамқоршы 
құқықтарын асыра пайдаланғаны үшін (ҚР ҚК 142-бап) Қазақстан Республикасының қылмыстық заңнамасына сәйкес 
онша  ауыр  емес  қылмыс  деп  танылып  жауакершілікке  тарту,  қойылған  мәселені  шешудің  тиімді  жолы  деген 
қорытындыға келеді.  
Түйін  сөздер:  қорғаншы,  қамқоршы,  қылмыс  субъектісі,  қылмыстық  жауапкершілік,  қамқорлыққа 
алынушының құқықтарын мен заңды мүдделерін бұзу, 
 
В  статье  рассматривается  проблема  пробельности  уголовного  законодательства  Российской  Федерации  в 
части  ответственности  таких  наделенных  широким  кругом  полномочий  субъектов,  как  опекуны  и  попечители,  за 
существенное нарушение прав и законных интересов подопечных лиц при ненадлежащем выполнении возложенных на 
них  обязанностей  или  злоупотреблении  правом.  Вследствие  этого  фактически  применяемые  в  отношении 
недобросовестных  опекунов  и  попечителей  меры  в  основном  ограничены  восстановлением  нарушенных  прав  лиц, 
находившихся  под  опекой  или  попечительством.  Автором  сделан  вывод  о  том,  что  удачное  решение  поставленной 
проблемы содержится в уголовном законодательстве Республики Казахстан, устанавливающем ответственность за 
злоупотребление правами опекуна или попечителя (ст. 142 УК РК), признаваемое преступлением небольшой тяжести.   
Ключевые слова: опекун, попечитель, субъект преступления, уголовная ответственность, нарушение прав и 
законных интересов подопечного. 
 
The article considers the problem of gaps in criminal legislation of the Russian Federation concerning the  liability of 
guardians for material breach of rights and legitimate interests of wards for improper performance of their duties or abuse of 
right. For this reason, measures against dishonest guardians are mostly limited to the restoration of violated rights of wards.
  The 
author  concluded  that  the  successful  solution  of  this  problem  is  contained  in  the  criminal  legislation  of  the  Republic  of 
Kazakhstan that establish liability for the abuse of rights of guardian or trustee (article 142 of the Criminal code), which admits 
a minor offense. 
Keywords: guardian, trustee, subject of the crime, criminal liability, violation of the rights and legitimate interests of 
wards. 
 
Опека и попечительство являются важными 
правовыми  институтами,  предназначенными 
для  обеспечения  защиты  прав  и  законных 
интересов  недееспособных  и  не  полностью 
дееспособных  граждан.  В  соответствии  со 
ст.ст. 31-33 Гражданского кодекса Российской 
Федерации [1], ст. 2 Федерального закона «Об 
опеке 
и 
попечительстве» 
[2] 
опека 
устанавливается 
над 
гражданами, 
признанными 
судом 
недееспособными 
вследствие  психического  расстройства,  и 
малолетними 
(несовершеннолетними, 
не 
достигшими  возраста  четырнадцати  лет), 
оставшимися  без  попечения  родителей,  а 
попечительство 
– 
над 
гражданами, 
ограниченными  судом  в  дееспособности,  и 
несовершеннолетними 
в 
возрасте 
от 
четырнадцати 
до 
восемнадцати 
лет, 
оставшимися без попечения родителей.  
Права 
и 
обязанности 
опекунов 
и 
попечителей 
установлены 
гражданским 
законодательством, а  опекунов  и  попечителей 
несовершеннолетних  –  также  и  семейным 
законодательством  РФ.  В  частности,  согласно 
п. 2 ст. 32 Гражданского кодекса РФ опекуны 
являются представителями подопечных в силу 
закона  и  совершают  от  их  имени  и  в  их 
интересах  все  необходимые  сделки,  а  п.  2  ст. 
33 того же кодекса содержит положения о том, 
что  попечители  дают  согласие  на  совершение 
тех  сделок,  которые  граждане,  находящиеся 
под  попечительством,  не  вправе  совершать 
самостоятельно; 
попечители 
оказывают 
подопечным содействие в осуществлении ими 
своих  прав  и  исполнении  обязанностей,  а 

Қазақ инновациялық гуманитарлық-заң университетінің хабаршысы № 4 (32), 2016 
 
12 
также  охраняют  их  от  злоупотреблений  со 
стороны третьих лиц. Ст. 37 ГК РФ, ст.ст. 19, 
20  Федерального  закона  «Об  опеке  и 
попечительстве» 
наделяют 
опекунов 
и 
попечителей полномочиями по распоряжению 
имуществом  подопечного,  вводя  и  целый  ряд 
существенных  ограничений.  Наконец,  п.  3  ст. 
36  ГК  РФ  возлагает  на  опекунов  и 
попечителей 
обязанности 
заботиться 
о 
содержании 
своих 
подопечных, 
об 
обеспечении их уходом и лечением, защищать 
их  права  и  интересы;  на  опекунов  и 
попечителей 
несовершеннолетних 
– 
обязанность  заботиться  об  их  обучении  и 
воспитании;  на  опекунов  и  попечителей 
граждан,  признанных  недееспособными  или 
ограниченно 
дееспособными 
вследствие 
психического  расстройства,  –  обязанность 
заботиться  о  развитии  (восстановлении) 
способности  этих  граждан  понимать  значение 
своих действий или руководить ими.  
При этом в соответствии с п. 3 ст. 39 ГК РФ 
в 
случаях 
ненадлежащего 
выполнения 
опекуном  или  попечителем  лежащих  на  нем 
обязанностей, в том числе при использовании 
им  опеки  или  попечительства  в  корыстных 
целях  или  при  оставлении  подопечного  без 
надзора и необходимой помощи, орган опеки и 
попечительства может отстранить опекуна или 
попечителя  от  исполнения  этих  обязанностей 
и принять необходимые меры для привлечения 
виновного  гражданина  к  установленной 
законом  ответственности.  Это  положение 
уточнено  в  ч.  5  ст.  29  Федерального  закона 
«Об  опеке  и  попечительстве»,  в  которой 
допускается 
возможность 
отстранения 
опекуна  или  попечителя  от  исполнения 
возложенных  на  них  обязанностей  в  случаях: 
1) 
ненадлежащего 
их 
исполнения; 
2) 
нарушения  прав  и  законных  интересов 
подопечного,  в  том  числе  при  осуществлении 
опеки или попечительства в корыстных целях 
либо при оставлении подопечного без надзора 
и необходимой помощи; 3) выявления органом 
опеки и попечительства фактов существенного 
нарушения 
опекуном 
или 
попечителем 
установленных  федеральным  законом  или 
договором 
правил 
охраны 
имущества 
подопечного  и  (или)  распоряжения  его 
имуществом.  В  ст.  26  указанного  закона 
детализирована 
гражданско-правовая 
ответственность  опекунов  и  попечителей,  а 
также  говорится  о  том,  что  эти  лица  за  свои 
действия  или  бездействие  несут  уголовную  и 
административную ответственность в порядке, 
установленном  законодательством  РФ  и 
законодательством субъектов РФ.   
Сходным  образом  обозначенный  круг 
вопросов решается в гражданском и семейном 
законодательстве Республики Казахстан (ст.ст. 
22,  23,  26,  27  Гражданского  кодекса 
Республики Казахстан [3], ст.ст. 119, 126, 128, 
129  Кодекса  Республики  Казахстан  «О  браке 
(супружестве)  и  семье»  [4])  с  той  лишь 
разницей,  что  ст.  127  Кодекса  Республики 
Казахстан  «О  браке  (супружестве)  и  семье» 
позволяет устанавливать попечительство и над 
совершеннолетними 
дееспособными 
гражданами,  которые  по  состоянию  здоровья 
не могут осуществлять и защищать свои права 
и исполнять обязанности, по их просьбе.  
Из  приведенного  обзора  нормативных 
положений 
видно, 
что 
ненадлежащее 
выполнение  опекуном  или  попечителем 
возложенных  на  него  обязанностей  влечет 
различные  юридические  последствия  –  от 
отстранения  этих  лиц  от  выполнения 
соответствующих обязанностей (п. 3 ст. 39 ГК 
РФ, ч. 5 ст. 29 Федерального закона «Об опеке 
и  попечительстве»,  п.  3  ст.  129  Кодекса 
Республики Казахстан «О браке (супружестве) 
и  семье») 
до 
мер 
публично-правовой 
(уголовной 
и 
административной) 
ответственности. Однако последние (особенно 
уголовно-правовые  меры)  в  настоящее  время 
не  играют  значительной  роли  в  комплексе 
регулируемых 
законодателем 
мер 
ответственности  опекунов  и  попечителей,  по 
крайней мере, в российском законодательстве. 
Так, 
в 
уголовном 
законодательстве 
Российской Федерации опекуны и попечители 
входят  в  число  специальных  субъектов 
преступления,  предусмотренного  ст.  156  УК 
РФ [5], через категорию иных лиц, на которых 
возложены  обязанности  по  воспитанию 
несовершеннолетнего,  и  несут  по  данной 
статье  ответственность  за  неисполнение  или 
ненадлежащее  исполнение  обязанностей  по 
воспитанию 
несовершеннолетнего, 
соединенное  с  жестоким  обращением  с  ним 
(опекуны  и  попечители  иных  лиц,  помимо 
несовершеннолетних,  по  ст.  156  УК  РФ 
ответственности не подлежат). Кроме того, как 
лица,  на  которых  законом  возложены 
обязанности 
по 
воспитанию 
несовершеннолетних,  опекуны  и  попечители 
привлекаются  к  повышенной  ответственности 
за 
вовлечение 
несовершеннолетнего 
в 

Қазақ инновациялық гуманитарлық-заң университетінің хабаршысы № 4 (32), 2016 
 
13 
совершение преступления (ч. 2 ст. 150 УК РФ) 
и  в  совершение  антиобщественных  действий 
(ч. 2 ст. 151 УК РФ). С учетом установленной 
п.  3  ст.  36  ГК  РФ  обязанности  заботиться  о 
содержании 
своих 
подопечных, 
об 
обеспечении их уходом и лечением опекуны и 
попечители 
выступают 
субъектами 
преступлений  против  жизни  и  здоровья, 
совершаемых  путем  бездействия,  если  в 
результате  этого  бездействия  их  подопечным 
был  причинен  физический  вред  (ст.ст.  105, 
109,  111,  112,  115,  118  УК  РФ).  В  остальных 
случаях  при  причинении  любого  вреда 
подопечным  эти  лица  несут  уголовную 
ответственность  на  общих  основаниях,  хотя 
то, 
что 
они 
находятся 
в 
особых 
правоотношениях  в  потерпевшими,  может 
быть  учтено  через  отягчающие  наказание 
обстоятельства: к таковым п. «з» ч. 1 ст. 63 УК 
РФ  относит  совершение  преступления  в 
отношении лица, находящегося в зависимости 
от  виновного,  а  п.  «п»  ч.  1  той  же  статьи  – 
совершение  преступления  в  отношении 
несовершеннолетнего  (несовершеннолетней) 
родителем  или  иным  лицом,  на  которое 
законом 
возложены 
обязанности 
по 
воспитанию 
несовершеннолетнего 
(несовершеннолетней).  
Между 
тем, 
при 
недобросовестном 
отношении к выполнению своих обязанностей 
и  злоупотреблении  правами  опекуны  и 
попечители 
способны 
причинить 
существенный  вред  правам  и  законным 
интересам  подопечных,  который,  несмотря  на 
очевидную 
общественную 
опасность 
содеянного,  далеко  не  всегда  получает 
адекватную 
уголовно-правовую 
оценку, 
причем происходит это как из-за пробельности 
уголовного  закона,  так  и  из-за  сложностей  с 
толкованием 
существующих 
уголовно-
правовых 
норм. 
Правоприменительная 
практика 
судов 
Российской 
Федерации 
изобилует  примерами,  когда  в  подобных 
случаях 
были 
применены 
лишь 
предусмотренные 
гражданским 
законодательством  способы  восстановления 
нарушенных  прав  лиц,  находившихся  под 
опекой  или  попечительством;  что же  касается 
вопросов 
привлечения 
опекунов 
или 
попечителей  к  уголовной  ответственности,  то 
они,  судя  по  всему,  правоохранительными 
органами вообще не обсуждались.  
Так,  Первомайским  районным  судом  г. 
Пензы  был  удовлетворен  иск  прокурора, 
действующего  в  интересах  недееспособного 
К.В.Е.,  опекуном  которого  выступал  его  брат 
К.С.Е.  Как  следует  из  судебного  решения, 
опекун,  действуя  вопреки  интересам  своего 
подопечного,  совершил  от  его  имени  сделку 
по  изменению  договора  найма  жилого 
помещения,  дав  согласие  на  регистрацию 
своей  дочери  К.Ю.С.  в  квартире,  на  которую 
ранее  был  заключен  договор  социального 
найма  с  К.В.Е.  Далее  опекун  снял  своего 
подопечного  с  регистрационного  учета  по 
месту жительства. В результате этих действий 
недееспособный  К.В.Е.  был  лишен  права 
пользования 
жилым 
помещением, 
принадлежавшем  ему  на  основании  договора 
социального  найма,  и  права  на  приобретение 
квартиры  в  собственность  в  результате 
приватизации  [6].  Восстановление  в  порядке 
гражданского  судопроизводства  нарушенных 
прав  и  законных  интересов  недееспособного 
лица,  несмотря  на  его  исключительную 
важность,  в  данном  случае  не  является 
достаточной 
реакцией 
государства 
на 
совершенные  опекуном  действия,  однако 
данных 
о 
вменении 
последнему 
правоохранительными  органами  какого-либо 
состава 
преступления 
не 
имеется. 
Квалификации  подобных  случаев  как  одного 
из  видов  мошенничества  (ст.  159  УК  РФ)  – 
приобретения  права  на  чужое  имущество 
путем  обмана  или  злоупотребления  доверием 
–  неизменно  будет  препятствовать  отсутствие 
единообразного 
толкования 
в 
теории 
российского 
уголовного 
права 
и 
в 
правоприменительной 
практике 
понятия 
«право на имущество».  
Другой  пример:  решением  Мичуринского 
городского  суда  Тамбовской  области  были 
частично  удовлетворены  исковые  требования 
С.В.С.  к  С.О.А.  о  взыскании  суммы 
неосновательного  обогащения  и  процентов  за 
пользование  чужими  денежными  средствами, 
а  также  морального  вреда.  С.О.А.  являлась  
женой  отца  С.В.С.  и  после  смерти  своего 
супруга  в  течение  некоторого  времени 
выступала опекуном С.В.С. На имя истца был 
открыт  счет  в  банке,  на  котором  лежала 
крупная  денежная  сумма,  оставшаяся  ему  в 
наследство  от  отца,  о  чем  С.В.С.  в  силу 
малолетнего  возраста  не  был  осведомлен.  В 
2003 г. С.О.А. отказалась от опеки, и опекуном 
истца  стал  его  дедушка,  который  в  2015  г. 
рассказал С.В.С. о счете в банке. Однако когда 
С.В.С. после смерти деда обратился в банк, то 

Қазақ инновациялық гуманитарлық-заң университетінің хабаршысы № 4 (32), 2016 
 
14 
обнаружилось,  что  деньги  с  его  счета  были 
сняты  С.О.А.,  бывшей  его  первым  опекуном, 
еще  в  2003  г.  непосредственно  перед  ее 
отказом  от  опеки.  В  судебном  заседании 
нашел 
свое 
подтверждение 
факт  
недобросовестного 
исполнения 
опекуном 
С.О.А. своих обязанностей и злоупотребления 
правом;  установлено,  что  значительная  часть 
денег  потрачена  ею  на  личные  нужды  [7]. 
Однако  поскольку  дело  рассматривалось  в 
порядке 
гражданского 
судопроизводства, 
действия  С.О.А.  были  оценены  лишь  как 
неосновательное обогащение, в то время как с 
уголовно-правовой  точки  зрения  в  содеянном 
усматриваются  признаки  хищения,  так  как 
имущество 
подопечного 
опекуну 
не 
принадлежит и является для него чужим.  
Стоит  также  заметить,  что  в  настоящее 
время  в  значительной  мере  различается 
ответственность  опекунов  и  попечителей, 
существенно  нарушивших  права  и  законные 
интересы своих подопечных, в зависимости от 
того,  возлагаются  ли  обязанности  опекунов  и 
попечителей на физических лиц (граждан) или 
на  юридических  лиц.  Согласно  п.  1  ст.  35 
Гражданского 
кодекса 
РФ 
исполнение 
обязанностей 
опекуна 
или 
попечителя 
временно  возлагается  на  орган  опеки  и 
попечительства,  если  лицу,  нуждающемуся  в 
опеке  или  попечительстве,  в  течение  месяца 
опекун  или  попечитель  не  назначен.  Кроме 
того, в соответствии с п. 4 той же статьи, если 
недееспособные 
или 
не 
полностью 
дееспособные  граждане  помещаются  под 
надзор  в  образовательные  организации, 
медицинские 
организации, 
организации, 
оказывающие  социальные  услуги,  и  иные 
организации,  опекуны  и  попечители  им  не 
назначаются,  а  их  обязанности  исполняются 
указанными  организациями.  Организация  или 
орган, выполняющие обязанности опекуна или 
попечителя,  в  случае  недобросовестности 
своих  сотрудников  также  могут  нарушить 
права и законные интересы своих подопечных, 
однако  сотрудники  таких  организаций  и 
органов,  наделенные  правом  совершать 
юридически  значимые  действия,  относятся  к 
числу  должностных  лиц  (через  категории 
представителей власти или лиц, выполняющих 
организационно-распорядительные  функции) 
и, следовательно, могут нести ответственность 
за  должностные  преступления,  причем  не 
только  совершенные  умышленно  (ст.  285  УК 
РФ 
«Злоупотребление 
должностными 
полномочиями», ст. 286 УК РФ «Превышение 
должностных 
полномочий»), 
но 
и 
совершенные  по  неосторожности  (ст.  293  УК 
РФ «Халатность»). Что же касается опекунов и 
попечителей,  в  качестве  которых  выступают 
граждане,  то  для  них  специальные  нормы  об 
уголовной  ответственности  за  аналогичный 
вред не предусмотрены.  
В российской юридической литературе уже 
ставился 
вопрос 
о 
недостаточности 
установленных 
законодательством 
мер 
ответственности  опекунов  и  попечителей  за 
ненадлежащее 
выполнение 
ими 
своих 
обязанностей.  Так,  Л.Г.  Рот,  обращаясь  к 
проблемам  ответственности  лиц,  заменяющих 
родителей,  в  случае  неисполнения  ими 
обязательств, 
отмечает, 
что 
меры, 
предусмотренные 
семейным 
законодательством  РФ,  в  том  числе  отмена 
усыновления  и  опеки,  представляют  собой 
лишь  способ  защиты  нарушенных  прав 
ребенка 
и 
никаких 
дополнительных 
негативных  последствий  для  виновного  не 
влекут,  в  силу  чего  можно  говорить  об 
отсутствии  в  Семейном  кодексе  РФ  [8]  норм 
об 
ответственности 
лиц, 
заменяющих 
родителей [9, с. 167-170]. Автор подчеркивает, 
что  неисполнение  обязанностей  лицами, 
заменяющими  родителей,  может  повлечь 
ответственность  по  ст.  156  Уголовного 
кодекса 
Российской 
Федерации 
(«Неисполнение  обязанностей  по  воспитанию 
несовершеннолетнего»)  и  по  ст.  5.35  Кодекса 
Российской  Федерации  об  административных 
правонарушениях 
(«Неисполнение 
родителями 
или 
иными 
законными 
представителями 
несовершеннолетних 
обязанностей  по  содержанию  и  воспитанию 
несовершеннолетних»)  [10];  кроме  того,  при 
нарушении  такими  лицами 
договорных 
обязательств 
возможно 
применение 
положений  Гражданского  кодекса  РФ  [9,  с. 
170]. 
Обоснованно 
считая 
эти 
меры 
недостаточными, 
Л.Г. 
Рот 
предлагает 
предусмотреть 
имущественную 
ответственность  приемных  родителей  за 
нецелевое 
использование 
средств, 
предоставляемых  на  содержание  детей,  а 
также за растрату имущества приемных детей 
[9, с. 168].   
В  связи  с  рассмотрением  поставленной 
проблемы 
пробельности 
российского 
уголовного  закона  в  части  ответственности 
опекунов  и  попечителей  нельзя  не  заметить, 

Қазақ инновациялық гуманитарлық-заң университетінің хабаршысы № 4 (32), 2016 
 
15 
что  довольно  удачным  видится  ее  решение  в 
Уголовном кодексе Республики Казахстан. Ст. 
142  УК  РК  «Злоупотребление  правами 
опекуна  или  попечителя»  устанавливает 
ответственность  за  использование  опеки  или 
попечительства  в  корыстных  или  иных 
низменных  целях  во  вред  опекаемому 
(подопечному)  или  умышленное  оставление 
опекаемого  (подопечного)  без  надзора  или 
необходимой 
помощи, 
повлекшее 
существенное  ущемление  прав  и  законных 
интересов  опекаемого 
(подопечного), 
и 
закрепляет  альтернативно  в  качестве  видов 
наказаний  штраф,  исправительные  работы, 
ограничение свободы и лишение свободы [11]. 
С  учетом  того,  что  лишение  свободы 
предусмотрено  на  срок  до  двух  лет,  можно 
констатировать,  что  законодатель  относит 
данное  деяние  к  числу  преступлений 
небольшой  тяжести.  Позитивная  оценка  этой 
уголовно-правовой  нормы  уже  была  дана  в 
научной 
литературе 
[12, 
с. 
197]. 
Представляется,  что  российский  законодатель 
мог  бы  использовать  данный  опыт  для 
совершенствования 
главы 
20 
УК 
РФ 
«Преступления 
против 
семьи 
и 
несовершеннолетних» 
и 
установить 
уголовную  ответственность  опекунов  и 
попечителей  за  злоупотребление  правом  и 
неисполнение 
возложенных 
на 
них 
обязанностей, 
повлекшие 
причинение 
существенного  вреда  правам  и  законным 
интересам  подопечных.  Разумеется,  введение 
подобной нормы не исключает необходимости 
квалификации  действий  указанных  лиц  по 
другим  статьям  УК  РФ,  если  в  их  действиях 
будут  усматриваться  признаки  и  иных 
составов преступлений.   
 
Каталог: wp-content -> uploads -> 2016
2016 -> Сайын мұратбеков
2016 -> Мектептің педагогикалық тақырыбы: Оқу және тәрбие қызметіндегі білікті
2016 -> Арнаулы бiлiм министрлiгi
2016 -> Филология кафедрасы
2016 -> «Европа және Америка елдерінің қазіргі заман тарихы» пәнінен
2016 -> Бірінші межелік бақлауға арналған тапсырма
2016 -> Пәннің мақсаты мен міндеттері
2016 -> Ә. Е. Жұмабаева, М. Н. Оспанбекова Алматы «Атамұра» 2016
2016 -> «Тарихты оқыту әдістемесі» пәні бойынша дәрістер конспекті Тақырып№1: Кіріспе


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   29


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет