Сборник материалов Международной научно-практической конференции



жүктеу 7.44 Mb.
Pdf просмотр
бет14/70
Дата22.12.2016
өлшемі7.44 Mb.
түріСборник
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   70

Список литературы: 

 

1. Депортовані  кримські татари, болгари, вірмени, греки, німці. Документи. Факти. Свідчення. (1917–



1991). Київ,  2004. 464 с. 

2. Велиев А. Боевые офицеры. II том. Симферополь: НАТА. 2013. 404 с.  

3. ГАРФ. ФР–9478. Оп.1. Д.377. Л. 8 – 15.   

4. Брошеван В.М. Военная мобилизация в Крыму. Симферополь, 2005. 126 с. 

5.Поляков  В.  Е.  Страшная  правда  о  Великой  Отечественной.  Партизаны  без  грифа  «Секретно». 

Издание 2-е, дополненное и исправленное. М.: Яуза-пресс, 2011. 448 с. 

6.  Обобщенный  банк  данных  «Мемориал»,  «Подвиг  народа»  ЦАМО  РФ:  [Электронный  ресурс] 

Режим доступа: http // www.obd – memorial.ru. www.podvignaroda.ru  

7.  Звезды  немеркнущей  славы  //  Очерки  о  крымчанах.  –  Героях  Советского  Союза.  Симферополь: 

«Издательство «Таврия», 1984. 334 с. 

8. Бекирова Г. Т. Крым и крымские татары в ХIХ – ХХ веках: Сборник статей  Москва, 2005. С.132 –

 134.  


9. РГАНИ. ф. 5, оп. 31, д. 56, л. 180 – 206.   

 

 



 

СОЛДАТСКИЙ АЛЬБОМ ВОЕННЫХ ЛЕТ  ПО МАТЕРИАЛАМ ФОНДОВ 

 

Б.М. Кумарова  

Зав. отделом этнографии народов и малочисленных этнических групп 

Восточно-Казахстанский архитектурно-этнографический и  

природно-ландшафтный музей-заповедник 

(Усть-Каменогорск, Казахстан)  

 

Знаток татарских душ и вечных крыш, 



Он в снах луга на берегах косит 

И Волгу из Казани переносит 

Слезами братьев в свой родной Иртыш.

1

  

 

В  2009  году  в  фонд  редкой  книги  и  рукописи  Восточно-Казахстанского  областного 



архитектурно-этнографического  и  природно-ландшафтного  музея-заповедника  поступил 

интересный  солдатский  альбом  военного  времени  Менгали  Шаймардановича  Мусина 

(инвентарный номер - КП-нв-14-9035). Все эти годы он хранил свои рукописи и этот альбом 

в маленьком деревянном чемоданчике. 

Родился  Менгали  Шаймарданович  28  августа  1927  года  в  ауле  Нугуманово 

Большенарымского  района.  Аул  Нугуманово  было  основан  татарами-переселенцами  из 

Поволжья в первой половине XIX века, сейчас этого аула нет, потому что при строительстве 

Бухтарминского  водохранилища  многие  населенные  пункты,  в  том  числе  и  данный  аул, 

оказался в зоне затопления.  

Прадедом  Менгали  Шаймардановича  был  Шаряфи  Динмухамед.  Будущий  писатель 

родился в семье кузнеца татарина Шаймордана и его жены Бибинур Гайнатулловны. В семье 

                                                           

1

 Отрывок из стихотворения Аксенова Виктора Степановича «Посвящение Мусину М.Ш.» 2005г. 



прочитано на презентации книги М.Мусина «С катонских гор, с берегов Нарыма» 

 

95 


было 7 детей, вторым ребенком был Менгали. Отец Шаймардан Гималетдинович

2

 (-



1898 гр.-

4.04.


1964 гг.) родился в селе Черноярка Кокпектинского района, что интересно и умер тоже 

здесь. За два года до кончины, а  уезжал он отсюда, когда ему не было и тридцати лет, он 

перебрался сюда из Большенарымского района. Отец был кузнецом, но мог и плотничать, и 

тачать  сапоги,  и  класть  печи.  В  детстве  две  зимы  бегал  в  медресе  мечети  аула  Тана. 

Самостоятельно  научился  читать  и  писать  по-казахски  и  по-русски,  благодаря  чему 

избирался неоднократно председателем сельпо. Любил книги, эту любовь с раннего детства 

привил  своему  сыну  Менгали.  Мать,  Бибинур  Гайнатулловна,  дочь  состоятельных 

родителей, однако, была неграмотной.  

В  1934  году  семья  Мусиных  переезжает  в  село  Кумашкино  (ныне  Курчум).  Семья 

Мусиных часто меняла место жительства, поэтому маленькому Менгали пришлось учиться в 

разных школах, и учился он, то в казахской, то в русской школе. Сначала он учится два года 

в  селе  Кумашкине  (Курчум),  затем  в  селе  Казнаковка  (Самарского  района),  где  окончит 

четырехклассную школу, а аттестат о среднем образований получает в Жулдызской средней 

школе  Большенарымского  района.  Менгали  с  детства  много  читал.  В  школьные  годы  он 

писал  небольшие  заметки,  стихи.  Причем  он  мог  писать  на  трех  языках:  на  казахском, 

русском  и  на  родном  татарском.  Неслучайно  его  учителя,  друзья,  родные  ему  еще  тогда 

пророчили  журналистскую  карьеру.  Его  первыми  произведениями,  которых  он  написал  в 

шестнадцать лет, стали две поэмы «Жамбыл» и «Партизаны». Поэму «Жамбыл» он написал 

на казахском языке и отправил в редакцию газеты «Социалистіқ Қазақстан». Редакция газеты 

через Г.Орманова, литературного секретаря Ж. Жабаева, ознакомила с поэмой самого акына. 

После этого Менгали Шаймарданович был приглашен в Алма-Ату  для доработки поэмы и 

для встречи с самим аксакалом Жамбулом, но встреча не состоялась, Мусина М.Ш. призвали 

в армию. 

В 1944 году семнадцатилетнего юношу по повестке призвали в ряды Красной Армии. 

Из  учебного  соединения  сначала  он  попал  в  состав  63-й  Витебской  Краснознаменной 

стрелковой орденов Ленина, Красного Знамени, Суворова 2-й степени дивизии (226-й полк). 

Дивизия  принимала  участие  в  Восточнопрусской  стратегической  операции,  штурме 

Кенигсберга.  После  падения  Кенигсберга  дивизия  в  составе  5-й  армии  (не  путать  с  5-й 

ударной) была переброшена в Приморский край и включена в состав 1-го Дальневосточного 

фронта.  М.Ш.  Мусин  участвовал  в  боевых  операциях  против  Японии  на  территории 

Маньчжурии и Северной Кореи. После войны проходил службу в отдельном подразделении 

управления контрразведки («Смерш») 25-й армии, дислоцировавшейся в городе Пхеньяне.  

Альбом  написан  на  толстой  общей  тетради  с  листами  линованными  в  полоску.  На 

верхних  уголках  каждой  страницы  черного  цвета  цифры  пропечатаны  крупным  арабским 

типографским  шрифтом,  нумерация  страницы  начинается  с  11-ти.  На  первых  и  последних 

страницах  тетради,  есть  иероглифы.  Для  выяснения  иероглифов  в  тетради  я  обращалась 

мистеру Шин Джо Хе из Южной Кореи, который работает в центре «Ханбит Нано Медикал» 

в г. Усть-Каменогорске. Внимательно посмотрев на иероглифы, мистер Шин, сказал, что это 

однозначно не корейские, а китайские.  

К сожалению самого автора уже нет, и я как автор статьи делаю следующие выводы о 

том, что первоначально тетрадь была заведена на территории Китая, для записи какого - то 

подотчётного дела, потом каким-то образом попадают в руки молодого солдата Мусина М. и 

лишь, позже тетрадь стала солдатским альбомом.  

Давайте  вместе  заглянем  на  некоторые  страницы  альбома.  Форзац  альбома  зелено-

белого цвета с китайским логотипом фабрики изготовителя. На первом форзаце вклеены по 

центру репродукции с профильных портретов Ленина и Сталина. В альбом включены стихи 

и проза классиков русской литературы, тексты популярных советских и народных русских 

песен.  Альбом  оформлен  карандашными  и  акварельными  рисунками  не  только  самого 

Менгали  Шаймардановича,  но  и  его  сослуживцев.  В  этих  работах  автор  и  его  друзья 

применили  не  только  карандаш  и  графику,  но  и  смешанную  технику,  то  есть  рисунок 

                                                           

2

 



Гимадиевич - в некоторых документах 

 

96 


выполнен  графикой,  карандашом  и  акварелью,  или  акварель  и  карандаш,  а  иногда 

вырезанные иллюстрации со цветных журналов. 

Страницы  с  28  по  47    посвящены  русским  поэтам  и  писателям.  Данный  отрывок 

начинается с портрета А.С. Пушкина, выполненный цветным карандашом М.Мусиным. Под 

рисунком  им  подписано:  «Слух  обо  мне  проедет  по  всей  Руси  великой…»  Затем  от  руки 

переписаны  стихи  А.С.  Пушкина:  «Я  Вас  любил..»,  «Послание  в  Сибирь»,  «Памятник», 

«Зимний  вечер»,  «Поэту».  На  32  странице  внизу  размещен  портретный  рисунок  Надежды 

Осиповны Пушкиной с подписью: «Мать поэта».  

На  странице  36  приклеен  портрет  М.Ю.  Лермонтова,  вырезанный  из  книги.  На 

страницах с 38 по 41 написаны от руки стихи Лермонтова «На смерть поэта», «Парус», «Я не 

хочу,  чтоб  свет  узнал».  Далее  М.Мусиным  нарисованы  портреты  Н.А.  Некрасова,  Н.В. 

Гоголя, И.С. Тургенева и А.М. Горького. 

На 125 странице Менгали Шаймарданович нарисовал акварелью на фоне гор большую 

четырехугольную  солдатскую  палатку  и  внизу  записал  слова:  «Здесь  я  жил  с  февраля  по 

июнь 1949 г. пос. Смоляниново».  

Данный посёлок находится в Приморском крае, расстояние до Владивостока по прямой 

45 км. Название «Смоляниново» населенный пункт получил 9 мая 1930 года в честь Николая 

Ефимовича  Смолянинова,  бывшего  начальника  разъезда  «42-я  верста»,  который  в  составе 

оперативной  группы  боролся  с  кулаками  и  бандитами,  терроризирующими  Шкотовский 

район и погиб 29 апреля 1930 года от рук бандитов.  

На  73  странице  альбома  есть  фотография  владельца  альбома,  а  на  других  страницах 

фотографии  его  сослуживцев.  Под  некоторыми  фотографиями  друзей  он  пишет 

характеристику или стихи, песни. Под своей фотографией он подписал: «Пхеньян. Декабрь». 

Рядом с левой стороны фотографии слова из присяги:  «Я всегда  готов по приказу Рабоче-

крестьянского  Правительства  выступить  на  защиту  моей  Родины  Союза  Советских 

Социалистических Республик» 14.1.1945.

3

 

и ниже он пишет: 



«…Каждый шаг Отчизны, исполинский 

В заре приносит славу нам одну. 

Это нам завидывал Белинский, 

Сегодня наше видел он сквозь тьму…» М.М. 

Ниже приклеена фотография трех подруг, а под ней запись: Валя Чебатарёва (слева) г. 

Искитин Н - Сибир.обл. май 1950 г.  

На 74 странице приклеена иллюстрация с картины К.Г. Маковского «Дети, бегущие от 

грозы».  

На  86  странице  приклеена  фотография  сослуживца-однофамильца  Мусина  Николая 

Григорьевича 1927 г.р., из гор. Караганда Казахской ССР. Под фотографией стихотворение 

«Анюта» и внизу дата 10.07. 48. 

На 124 странице фото друга в костюме горцев: на голове папаха, он в черкеске на груди 

газыри и в руках кинжал с надписью «Кавказ». Под фотографией читаем следующие слова: 

«Повстречаться нам вряд ли придется. 

Так сложилося наша судьба. 

Пусть на веки для Вас остаются 

Неподвижная память моя».  

Василий Сидоров. 18. XI.48. Корея г. Пхеньян.  

Видимо эти стихи написал сам друг, потому что почерк сильно отличается от почерка 

Менгали Шаймардановича.  

На  126  странице  друг  Менгали  Шаймардановича  В.  Сидоров  оставил  на  память  свой 

автограф и рисунок. Под рисунком слова русской народной песни «Коробушка».  

На  страницах  со  164  по  169  автор  оставил  лирические  записи  воспоминания  о  своих 

сослуживцах, с которыми он вместе воевал и о его первой настоящей любви.  

В  верхней  части  оборота  нижнего  форзаца  надпись  перьевой  ручкой  фиолетовыми 

чернилами,  выполненная  отцом  писателя  Шаймарданом  Гималетдиновичем  Мусиным: 

                                                           

3

 



Стилистика М.Мусина сохраняется. 

 


 

97 


«Прибыл  28  апреля  1950  года,  уехал  8  мая  1950  года»,  справой  стороны  на  этом  листке 

китайские иероглифы мелким шрифтом.  

Иероглифы есть и на развороте листов, перед титульным листом и на страницах 101-

102,  дается  таблица  с  иероглифами  и  цифры  в  колонках.  Переплет  альбома  самодельный, 

составной, из толстого картона, на лицевую сторону приклеена серо-зеленого цвета бумага. 

Плоский  корешок  обтянут  красной  тканью,  каптал  отсутствует.  Размещение  иллюстрации 

(вырезки из журналов, рисунки и акварели) полосные, закрытые, оборочные. 

В  конце  альбома,  на  странице  200,  вклеена  тетрадь  в  клетку  без  обложки,  который 

называется «Альбом для памяти». Это тоже рукописный альбом Менгали Шаймардановича 

Мусина. Обложка этого альбома оформлена смешанной техникой. Внизу нарисована ветка, 

предположительно  лавровая,  выше  танк,  над  танком  Красное  знамя  на  древке,  и  выше 

название, над названием пятиконечная звезда, а в самом верху синими печатными буквами 

написано:  М.А.  Мусин.  На  страницах  альбома  слова  И.С.  Сталина  «Вечная  слава  героям, 

павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины», на следующей странице слова Н. 

Островского о жизни, на других страницах слова Анри Барбюса и К. Ворошилова о Сталине. 

Кроме  этого  в  альбом  записаны  песни  военных  лет:  «Несокрушимая  и  легендарная», 

«Приморская  партизанская»,  «Конноармейская»,  «Три  танкиста»,  «Артиллеристы», 

«Грустные ивы», «Два друга». Песни записывали и его друзья, потому что почерки разные. 

Тексты  песен  записаны  чернилами  и  дополнительно  оформлены  опять  же  акварельными 

рисунками и цветными иллюстрациями на военную тему. Записи в альбом велись в основном 

в 1950-ые годы, и последняя запись сделана 5.02.51.  

После увольнения в запас с 1951 года М.Ш. Мусин работал учителем казахского языка 

в Солоновской средней школе, затем учителем русского языка Жулдузской средней школы и 

позже заведующим Большенарымским районным отделом культуры.  

В  1964  году  в  Москве  заочно  окончил  Высшую  партийную  школу,  отделение 

журналистики.  Начал  работать  в  районных  и  областных  газетах:  ответственный  секретарь 

районной газеты «Сталинский путь», собственный корреспондент газет «Знамя коммунизма» 

(«Рудный  Алтай»),  «Коммунизм  туы»  («Дидар»),  консультант,  заведующий  отделом 

переводов  областных  объединенных  газет  «Знамя  коммунизма»  и  «Коммунизм  туы», 

исполняющий  обязанности  заведующего  отделом  культуры  и  быта,  заведующий 

сельхозотделом газеты «Коммунизм туы».  

В  1969  году  перешел  на  работу  в  областную  организацию  общества  «Знание».  Через 

несколько  лет  был  утвержден  главным  редактором  казахского  вещания  областного 

управления по радиовещанию и телевидению.  

На  пенсию  вышел  из  редакции  газеты  «Рудный  Алтай»,  будучи  ее  собственным 

корреспондентом по городу Лениногорску. Находясь на заслуженном отдыхе, в течение семи 

лет  Менгали  Шаймарданович  работал  корреспондентом  радио  «Свобода»  («Азаттык»)  (г. 

Прага) по Восточно-Казахстанской области. 

Мусин  М.Ш.  публиковался  не  только  на  страницах  областных  и  центральных  газет и 

журналов, но в международном журнале «Феникс». Он является первым лауреатом премии 

имени Павла Бажова и лауреат литературной премии Международного радио Китая.  

Это  было  весной  1995  года,  когда  международное  радио  Китая  объявило  конкурс  среди 

журналистов  на  лучшую  работу,  посвященную  50-летию  окончания  Второй  мировой  войны. 

Заявку подал ветеран войны на Дальнем Востоке М.Ш.Мусин. В результате жюри присудило ему 

вторую  премию,  а  сама  работа  –  «Три  встречи  с  Китаем»  -  прозвучала  по  международному 

радио.  


В фондах музея-заповедника хранятся книги Менгали Шаймардановича Мусина, всего их 

23  единицы.  Герои  его  книг  простые  люди:  рабочие,  колхозники,  новаторы  производства, 

интеллигенция.  Он  пишет  на  простом  доступном  языке.  Знание  казахского,  татарского  и 

русского языков помогает ему образно писать на темы интернационального воспитания. 

Особенно  близки  ему  две  темы:  тема  войны  и  тема  репрессий.  К  60-летию  Победы 

советского народа в Великой Отечественной войне написал книгу «С Катонских гор, с берегов 

Нарыма»  -  первая  из  серии  «Венок  Славы».  Это  книга  о  тех,  кто  сражался  в  годы  Великой 


 

98 


Отечественной войны, не щадя жизни, о тружениках тыла, без подвига которых Победа была бы 

невозможна.  В  конце  книги  автор  написал  имена  не  вернувшихся  с  войны  земляков 

Большенарымского  и  Катон-Карагайского  районов.  В  декабре  2005  года  увидела  свет  вторая 

книга Менгали Шаймардановича из серии «Венок Славы» - «От Толагая до Сарыбеля», которая 

повествует  о  ратном  и  трудовом  подвиге  кокпектинцев,  внесших  достойный  вклад  в  дело 

разгрома врага.  

Трагические события 30-хх годов отражены в таких работах, как «Унесенные в небытие», 

«Птица Феникс Врага народа».  

Как татарина его интересовала тема истории заселения татарами нашего края, и он в первую 

очередь  изучает  историю  своей  семьи  и  историю  своего  села  Нугуманово  Большенарымского 

района. Роман «Волга впадает в Иртыш», который вышел в 2003 году,  повествует о переселении 

татар Поволжья в Прииртышье. В 2007 году вышло второе издание этого романа.  

Из  личных  вещей  в  фондах  музея-заповедника  хранятся  тюбетейка  (КП-нв-14-9037)  и 

складной  перочинный  ножик  (КП-нв-14-9036).  Оба  предмета  принадлежали  его  отцу  - 

Шаймардану Гималетдиевичу и хранил он их как талисман.  

Листая страницы альбома военных лет Менгали Шаймардановича Мусина, мы узнали о его 

любви к русской поэзии, песням и стихам того времени. Мы узнали о тесной дружбе со своими  

сослуживцами,  которые  тоже  на  память  ему  писали  любимые  стихи  или  песни,  дарили 

фотографии.  

Патриотические стихи и песни военных лет, дает молодому поколению дух и бойцовский 

характер.  Именно  слушая  такие  песни  и  читая  стихи  о  любви  к  Отчизне  тогда  могли  солдаты 

Советской  Армии  победить  в  Великой  Отечественной  войне.  На  многих  страницах  альбома 

написаны стихи, призывающие к защите и любви к Отечеству. Мы приведем слова М.Мусина из 

его  присяги:  «Я  всегда  готов  по  приказу  Рабоче-крестьянского  Правительства  выступить  на 

защиту  моей  Родины  Союза  Советских  Социалистических  Республик».  Республике  Казахстан 

тоже нужны именно такие молодые люди, как М.Ш. Мусин, которые в любое время готовы стать 

на защиту нашей Родины. 

 

 



 

ЭПИСТОЛЯРНЫЕ ИСТОЧНИКИ ПО ИСТОРИИ ПОВСЕДНЕВНОЙ ЖИЗНИ 

ЭВАКУИРОВАННОГО УЧИТЕЛЬСТВА В УЗБЕКИСТАН  

(ПО МАТЕРИАЛАМ ЛИЧНОЙ ПЕРЕПИСКИ ЗАСЛУЖЕННОГО ПЕДАГОГА 

УЗБЕКИСТАНА Н.П. АРХАНГЕЛЬСКОГО) 

 

О.Г. Пуговкина  

к.и.н., с.н.с. института истории Академии наук  

(Ташкент, Узбекистан) 

 

В  годы    Великой  Отечественной  войны  1941-1945  гг.  в  Узбекистан  с  прифронтовой 

зоны  было  эвакуировано  около  1  000000  советских  граждан.  Среди  них    находилось  и 

значительное количество педагогов, которые по прибытии в Узбекистан начинают активно 

включаться  в  учебно-образовательный  процесс  в  школах  республики.  Тем  более  что 

ситуация, сложившаяся в первые годы войны в системе народного образования была крайне 

тяжелая –  остро стояла проблема учительских кадров.  

Прибывшие  эвакуированные  учителя  из  Украины,  Белоруссии,  Москвы,  Ленинграда 

оказали большую помощь в организации методической работы. Определенная часть из них 

была высококвалифицированными педагогами и методистами, многие с учеными степенями. 

Они  читали  для  учителей  города  Ташкента  и  других  городов  Узбекистана  лекции, 

руководили работой семинаров.   

На начало 1941-1942 гг. в школах Ташкента работало 197 эвакуированных учителей, в 

Ташкентской  области  –  505.  К  1943  году  в  школах  Ферганской  области  -  287  педагогов. 

Прибывшие в эвакуацию учителя заняли вакантные места в школах республики. По данным 


 

99 


советского историка Т.В. Гольяновой, их насчитывалось до 2108 человек и на первое время 

они смогли покрыть дефицит учителей русского языка

i

[1, 51]. 



Как  и  все  эвакуированные,  учителя,  прибывшие  в  Узбекистан,  были  окружены 

вниманием  и  заботой.  Им  выдавалось  денежное  пособие,  они  получали  талоны  для 

приобретения  одежды  и  обуви,  для  них  открывались  спецстоловые.  Так,  в  1942  году  на 

нужды эвакуированных было выделено 25 тыс. рублей, а к 1943 году размер материальной 

помощи увеличился до 100 тыс.руб.  

Несмотря  на  солидный  пласт    исследований,  посвященных  истории  Великой 

Отечественной  войны  и  той  роли,  которую  внес  в  победу  узбекистанский  народа,  тема 

эвакуированного  российского  учительства  в  Узбекистане  до  сих  пор  остается 

малоисследованной. В современной литературе, возможно, найти лишь крайне обрывочные 

сведения, посвященные этой проблеме.    

В  определенной  степени  заполнить  эту  источниковедческую  лакуну  позволяют 

материалы  личного  фонда  заслуженного  учителя  Узбекистана  –  Николая  Порфирьевича 

Архангельского [2]. В годы войны Н.П. Архангельский являлся Директором институт школ, 

куда  и  прибывали  эвакуированные  учителя.  Именно  Н.П.  Архангельский  занимался 

размещением и дальнейшей судьбой каждого из прибывших. Одно из дел его личного фонда 

№  1224  называется  -  «Письма  16-ти  педагогов,  эвакуированных  в  Узбекскую  ССР  в  1941-

1942 гг. и аннотации Н.П. Архангельского к письмам» [3].  

В  нашем  докладе  мы  ставим  целью  рассмотреть  письма  как  источник  по  истории 

повседневной жизни учителей в годы войны.  

В деле содержатся письма 16 –ти педагогов: 

1.

 

Алпатов Николай Иванович – история педагогики, из Москвы 



2.

 

Бурштейн Сарра Львовна – учитель немецкого языка 



3.

 

Гулевич Ольга Евграфовна – методист начальных классов, из Ленинграда 



4.

 

Заболотский 



5.

 

Зоммер и Ососков – художники 



6.

 

Котляревская Елизавета Карловна – учитель немецкого языка, из Ленинграда 



7.

 

Лиозин Михаил Федотович  -  химик, из Москвы 



8.

 

Миклухин – из Днепропетровска 



9.

 

Полякова Лидия Захаровна – историк, из Москвы 



10.

 

 



Регинина Кира Васильевна – русская литература, из Москвы 

11.


 

Рысина (Глузгал) Нина Ильинична – педагогика 

12.

 

Снигирев Валерьян Тимофеевич – методика математика, из Москвы  



13.

 

Собуцкий В. – русская литература 



14.

 

Ханчин И. – пение, Украина 



15.

 

Яворский Анатолий Николаевич – физик, Винницы 



16.

 

Ососков 



Письма были отсортированы и обработаны Н.П. Архангельским, позднее к ним была 

составлена  аннотация: 

«Аннотация. 

В годы Великой Отечественной войны НИИ НКПроса – Минпроса            Узб ССР был 

одним  из  центров  работы  с  эвакуированными  в  УзбССР.  В  этой  пачке  письма  некоторых 

эвакуированных педагогов: 

1. Работавших в Институте школ (в Институте работали штатными сотрудниками все 

авторы этих писем, кроме: Зоммера, Миклухина, Собуцкого, Ханчиина, Ососкова) – Педнаук 

и реэвакуированных (часть писем после реэвакуации); 

2. Обращавшихся из разных мест УзССР за той или иной помощью. 

С.Л.  Бурнштейн  и  Миклухин  не  реэвакуировались.  Бурнштейн  осталась  работать  в 

Ташкенте (в школе № 50). Миклухин уехал в Тадж ССР, работал Зам.Зав.ОблОНО в Гарме, 

там погиб при землетрясении. 


 

100 


Светлый  человек  Миклухин  был  энтузиастом  народного  образования.  Он  вывез  в 

Ташкент из Днепропетровска остатки Библиотечного техникума. Спасая семью от голодной 

смерти, он уехал в Тадж ССР  - в Гарм, вскоре этот город был завален каменным оползнем. 

 

12 августа 1972 г                                                                  Н.Архангельский 



Дополнительная информация  

6.5.1976. 

В домашнем моем архиве остаются разнородные бумаги, связанные с эвакуированными 

в  УзбССР;  там  немало  общественно-интересного  в  том  или    ином  аспекте.  Может  быть,  я 

успею как-то помочь, чтобы такой материал разобрать. 

Письма 16 –ти эвакуированных педагогов я собрал в 1972 г., однако заболел. Они не 

подлежат включению в открытый фонд, пока я жив. 

Н.П. Архангельский». 

Далее от руки, по-видимому им самим, сделана приписка:  

«Темы писем многообразны, указать их по каждому письму и дать сведения об авторах 

– 

не имею возможности    27.5.1976.» [3, 1-2]. 



Н.П.  Архангельским    достаточно    верно  было  помечено,  что  письма  являются 

ценнейшим  источником  для  изучения  эпохи.  Все  письма,  адресованные  Николаю 

Порфирьевичу,  проникнуты  искренней  признательностью  и  уважением.  Люди,  писавшие 

ему, прошли через лишения войны, обретя в Узбекистане мир, кров, были окружены заботой 

и вниманием. Письма, в основном, были написаны уже после войны, но тема этих тяжелых 

лет постоянно возникает в письмах. 

Не  представляется  возможным  в  рамках  одной  статьи  охватить  все  письма,  поэтому 

остановимся на письмах 2 авторов:  Ольги Евграфовны Гулевич  и Владимира Алексеевича 

Заболотского.  

Письма О.Е. Гулевич проникнуты теплыми воспоминаниями о пребывании в Ташкенте, 

особом человеческом отношении к совершенно чужим людям и гостеприимстве: 

10.12.1945 г. «… Я до сих пор не могу собрать себя, мысли еще в Ташкенте, среди Вас. 

Часто  вспоминаю  Вас,  Ваше  теплое  участливое  отношение  ко  мне,  помощь  в  работе  и 

хочется работать там, С Вами». 

25.03.1947 г. «…Спасибо за поздравления ко дню 8 Марта. В этот день, как и во многие 

другие дни, я с очень теплыми чувствами вспоминаю Ташкента и всех моих друзей. Здесь в 

Москве люди суровее и холоднее, очень замкнуты. Может быть климат действует? Но люди 

не  оттаивают  даже  летом.  Поэтому  трудно  привыкать  к  новому  коллективу….  Недавно 

приезжала    Екатерина  Александровна  Анисимова.  Из  ее  рассказов  многое  узнала  о 

Ташкенте. Воспоминания так и нахлынули, несмотря на очень тяжелые страницы, пережито 

многое  в  Ташкенте,  все,  что  связано  с  институтом  я  вспоминаю  с  большой  теплотой  и 

благодарностью». 

Примечательно,  что  люди,  столкнувшиеся  с  таким  человеческим  отношением, 

стремились  оказать  как  можно  больше  участия  в  жизни  самого  Николая  Порфирьевича 

Архангельского.  Такая  ситуация  прослеживалась  всякий  раз,  когда  он,  либо  его  супруга 

приезжали в Москву по делам: 

«

Если  Ваша  супруга  будет  в  Москве,  пусть  обязательно  заедет    к  нам.  Это  будет 



большая радость». 

Они  считала  своим  долгом  постоянно  интересоваться  работой  института  и  искренне 

радовалась его успехам. 

«Радостно  было  узнать  и  почувствовать,  что  обо  мне  еще  помнят  сотрудники 

института.  Не менее приятно  узнать, что начинает выходить в свет работы института. Это 

очень большой сдвиг». 

Другой  важной  темой,  поднимаемой  во  всех  письмах,  была,  конечно,  работа, 

преподавательская  и  научная  деятельность.  В  письмах  шел  постоянный  обмен  научными 

новостями,  обсуждалось  содержание  учебных  программ  для  школ.  К  Николаю 


 

101 


Порфирьевичу  обращались,  как  знатоку  своего  дела.  Ему  поступали  просьбы 

проанализировать книги, дать рецензии и отзывы. Так, Ольга Евграфовна писала: «Глубоко 

благодарю  Вас  за  ценные  замечания,  которые  Вы  сделали.  Мы  их  обязательно  учтем. 

Особенно  ценными  являются  Ваши  замечания  в  отношении  обучения  в  национальных 

школах». 

Такие  же  темы  поднимались  и  в  письме  другого  учителя  –  Владимира  Алексеевича 

Заболотского. 

6.

9.1942 г.  «… Мне бы очень не  хотелось, чтобы Вы истолковали моё молчание как 



естественно напрашивающееся: уехал и забыл. Забыл все: и людей, которые сделали столько 

добра  и  свои  обещания.  Николай  Порфирьевич!  Я  никого  и  ничего  не  забыл,  но 

обстоятельства  пребывания  в  Москве  сложились  таким  образом,  что  пришлось  пережить 

много волнений ….Я благодарю Вас за внимательное и доброе отношение , в чем нуждался в 

тяжелых  условиях моей ташкентской жизни. Никогда не думал,  что придется пережить на 

старости  лет,  что  выпадет  на  мою  долю  в  Ташкенте.  Особенно  остро  чувствовалось 

участливое отношение. Вы снабдили меня командировочным удостоверением в дорогу, оно 

обеспечило меня хлебом и обедом в течение всего августа, т.к. до прописки у меня не было 

карточек. Теперь я возвращаюсь в доэвакуационное состояние…Между прочим здесь тоже 

возникает вопрос, который мы пробовали с Вами разрешить …при недостатке учебников и 

школьных принадлежностей». 

 

Многие  из  учителей,  прошедшие  ташкентскую  эвакуацию,  по  представлению  Н.П. 



Архангельского  были  награждены  правительственными  наградами.  Лично  Николай 

Порфирьевичем был составлен список таких учителей [4]: 

1.

 

Стакан  Андрей  Алексеевич.  Научный  сотрудник  в  Институте  школ  с  июля  1942 



года. Бывший научный сотрудник Калининского Института  усовершенствования  учителей. 

Он оказал Институту школ и Наркомпросу Узбекистана большую помощь. В Ташкенте и при 

выездах  в  Ферганскую  долину  он  много  сделал  для  повышения  квалификации  учителей  и 

руководителей  кадров  народного  образования.  В  1943-44,  1945  гг.  много  помог  в 

организации проверочных испытаний и экзаменов в школах. 

2.

 



Мариенгоф Эсфирь Михайловна. Старший научный сотрудник. В Институте школ с 

1944  года,  эвакуированная  из  Украины,  работала  сначала  в  воинской  части.  В  Институте 

школ  усердно  работала  над  вопросами  детской  литературы,  помогала  планированию 

издательства  узбекской  детской  литературы  и  постановке  художественного  воспитания  во 

внешкольных учреждениях. 

3.

 



Никольская Антонина Васильева. Научный сотрудник. В Институте школ с 1943 г. 

Эвакуированная из Ленинграда, дошкольный методист. Оказала высококвалифицированную 

помощь  Дошкольному  отделу  Наркомпроса  Узбекистана.  Делала  много  докладов  на 

тщательном  изучении  вопроса,  помогала  дошкольным  работникам  перестроиться  в 

соответствии с военным временем и послевоенной обстановкой. Она выезжала в области для 

оказания помощи. Завоевала большой авторитет. 

4.

 

Бурнштейн Сарра Львовна. Научный сотрудник. В Институте школ с марта 1944 г. 



Эвакуированная  из  Украины.  Несмотря  на  слабое  здоровье  и  весьма  стесненные  бытовые 

условия чрезвычайно добросовестно и четко работала на всех поручаемых участках. 

5.

 

Дариенко  Татьяна  Михайловна.  Старший  научный  сотрудник.  В  Институте  школ  



сентября  1944  по  июнь  1945  г.  Эвакуированная  из  Ленинграда,  опытная  учительница-

методист. С преданностью дела работала в Институте школ. Оказала большую помощь делу 

преподавания русской литературы. По вызову Ленинградского ОблОНО реэвакуировалась в 

июле 1945 года. 

6.

 

 



Шифман  Лев  Абрамович.  Старший  научный  сотрудник.  Эвакуированный  из 

Ленинграда. Научный сотрудник по психологии с большим опытом. Кандидат наук. Оказал 

значительную  помощь  молодым  научным  сотрудникам.  Работал  в  высшей  степени 

добросовестно. Реэвакуирован в Москву по вызову Академии наук и Института Психологии. 

7.

 

Баранова Евгения Филипповна - инструктор –методист. В 1941 году эвакуирована из 



Западной Белоруссии, где была учительницей и работала в райпедкабинете. До конца 1944 

 

102 


года работала в Мордовии как учитель методист. По семейным обстоятельствам переехала в 

Ташкент. Активно участвует в общественной работе. 

Эвакуированное  советское  учительство,  прибывшее  в  Ташкент  и  другие  области 

Узбекистана, делилось со своими узбекистанскими коллегами-педагогами педагогическими 

знаниями и опытом, а узбекистанская земля для них стала родным домом. 

Изучение эпистолярных источников позволяет воссоздать атмосферу Ташкента в годы 

войны, повседневную жизнь учителей, с ее трудностями, переживаниями, обустройством на 

новом месте, радостями и горестями.  

 


Каталог: data
data -> С. торайғыровтың публицистикасы
data -> Национальная академия образования им. Ы. Алтынсарина
data -> Байдалиев Д. Д
data -> «Қазақ» газетіндегі ұлт-азаттық көтеріліс туралы мақалалардың маңызы
data -> Бағдарламасы бойынша ескертпе (сайтқа орналастыру үшін)
data -> РеспубликалыҚ оҚу-Әдiстемелiк ЖуРнал мазмҰны содеРЖание Ө. Шеденов., а аРна
data -> Литература Межрегиональной олимпиады школьников «Высшая проба» по праву для учащихся 10 классов
data -> Урок русского языка в 11-м классе по теме: "Сложные предложения с различными видами связи"


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   70


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет