Сборник материалов Международной научно-практической конференции



жүктеу 7.44 Mb.
Pdf просмотр
бет41/70
Дата22.12.2016
өлшемі7.44 Mb.
түріСборник
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   70

Список литературы: 

 

1.Кан Г.В.  История Казахстана. – Алматы: «Әділет», 2000. 



2. 

Всесоюзная перепись населения 1926 г. – Т. VIII, IX, XVII.  –  М: ЦСУ СССР, 1928. 

3.Докуметы из личного архива семьи Абишовых. 

4.

Скрипник Г.  «Нельзя забывать об этих страшных годах» //КАЗИНФОРМ. –  2011. – 31 мая.  



 

 

 

 

285 


ТРАНСФОРМАЦИЯ ВЗАИМООТНОШЕНИЙ ТВОРЧЕСКОЙ ЛИЧНОСТИ С 

СОВЕТСКОЙ ВЛАСТЬЮ В ПЕРИОД ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 

 

Р.М. Мусабекова  

к.ф.н., доцент, ЕНУ им. Л.Н. Гумилева 

(Астана, Казахстан) 

 

Казахстан в 30-е и 40-е годы,  был местом, куда "направлялись" люди со всех концов 



страны, люди редкостные, высоко талантливые, деятели науки и культуры. Так называемые 

"органы  защиты  диктатуры  пролетариата"  охотились  за  ними  и  им  подобными  людьми, 

которые имели облагораживающее влияние на общественную среду. 

В  этой  среде  по-настоящему  и  вызревал  писательский  талант  Юрия  Осиповича 

Домбровского. 

Личное  столкновение  писателя  со  сталинизмом  привело  его  к  осмыслению  сути 

фашизма,  к размышлению о судьбах Европы и о силе человеческого духа перед натиском 

физического и духовного насилия. 

Чем крупнее талант, тем менее способен он работать по заданию. Об этом безвременье 

Юрий Осипович пишет так: "Время, в которое мы жили, было трудное, отношения между 

людьми сложные, а сами люди… Да нет! Мне трудно, прямо-таки невозможно говорить о 

людях этой поры – я ведь тоже был одним из них. Во всяком случае, это были совсем не те 

люди, которые сегодня окружают вас, мои читатели. Очень, очень многое мы должны были 

тогда вынести на своих плечах" [1, с.59].  

Образ времени, когда весь народ оставался заложником собственного государства, это 

положение усугублялось еще и угрозой войны. "Война, то есть угроза ее, - вспоминает Юрий 

Осипович,  -  ее  неизбежность  ощущалась  нами  почти  физически.  Она  нависала,  давила. 

Ползла на нас из всех углов – и с Дальнего Востока, и с ближнего Запада. Не было такого 

номера  газеты,  в  которой  бы  не  писалось  о  войне.  Политическая  картина  мира  была  так 

угрожающе ясна, что опытные международники угадывали будущее безошибочно" [1, с.59] .  

Писатель  Ю.Домбровский  с  клеймом  политически  неблагонадежного  был  уязвим. 

"Ловцы  человеческих  душ"  не  оставили  его  в  покое.  Он  давно  находился  у  них  "под 

колпаком". На этот раз они ему "шьют дело" уже об антисоветской группировке. 

В  1943  году  Юрий  Домбровский  возвращается  в  столицу  республики.  Его  встретила 

Алма-Ата,    полная  эвакуированных,  ссыльных,  раненых  и  голодных.  Домбровского 

"выкинули  из лагеря как доходягу, который не мог работать, а,  стало быть, являлся обузой" 

[2]. Но истощенный,  больной, наполовину парализованный,  Домбровский духовно не был 

сломлен.  Он,  выйдя  из  лагеря,  яростно  принимается  за  творчество.  Плодом  напряженных 

работ  тех  лет  станет  роман  "Обезьяна  приходит  за  своим  черепом",  который  писатель 

посвящает Любови Ильиничне Крупниковой. Домбровский был собратом ее мужа в лагере. 

Она  работала  в  университетской  библиотеке  и  терпеливо  ухаживала  за  ним,  делилась  

хлебом:  Юрий Осипович временами не мог ходить. 

Идея  создания  образа  "Обезьяны",  как  знака    своего  Времени,  как  знака  Беды  будет 

мучительно вынашиваться писателем многие годы на Колыме. Ее "ледяные университеты" и 

война  с  фашизмом,  весть,  о  которой застанет  его  там,  на  краю  Земли,  только  усилили  его 

душевные страдания.  

Примечательным и довольно редким фактом в литературе о войне является то, что во 

время войны о ней пишут не только те, кто был на поле брани, но и те, кому быть на фронте 

не было суждено. Связанные с процессом осознания крупные эпохальные военные события 

получают свое отражение в произведениях писателей спустя достаточно длительное время. 

Но  Юрий  Домбровский,  считавший  самой  большой  обидой  судьбы  то,  что  во  время 

войны  с  гитлеровцами  фронт  оказался  для  него  недоступным,  параллельно  годам  беды  и 

героизма  создает  книгу  о  противостоянии  людей  фашизму.  Данный  факт  в  литературе  - 

явление нераспространенное [3].  



 

286 


Это произошло и стало возможным тогда, когда блестящий ум и изнурительная работа 

мысли,  затрагивающие  в  разной  степени  серьезные  проблемы,  требующие  глубокого, 

тщательного  размышления  о  мировых  событиях,  касающихся  фашистской  Германии, 

позволили  ему,  не  прерывая  напряженного,  обостренного  восприятия  гибнущего  Мира, 

суметь  мобилизовать  накопленный  колоссальный  запас  знаний  (он  был  гуманитарием-

энциклопедистом,  профессионально  подготовленным  как  философ,  историк,  историк 

литературы,  искусствовед,  правовед)  и,  найдя  свои  средства,  своих  героев,  свое  поле, 

художественно 

осмыслить 

исторические 

реалии 

действительности. 



Подобная 

"синхронность"  обеспечивалась  еще  и  тем,  что  писатель  Домбровский  был  свободен  в 

устроении своего собственного языка и духовного мира. 

Работа в центральном историко-краеведческом музее в бывшем кафедральном соборе, 

связанные  с  ней  впечатления,  несомненно,  способствовали  формированию  оригинального 

историко-философского  представления автора об истории развития общества. 

Символический  образ  низколобой,  тупой  и  упорной  обезьяны,    в  одном  случае  -  с 

каменным топором в руке, в другом – с дубиной - примет в его творчестве, в знаковом ряду 

одно из центральных мест. Обезьяна, как стадия, как временный промежуток в истории, как 

этап,  на  котором  все  еще  находилась  сталинская  эпоха.  Маленькая,  бескостная,  лиловая  и 

очень  страшная  ладонь,  которую  вознесла  над  толпой  юркая  мартышка,  была  поистине 

судьбой и роком. И несла она только смерть и разрушения [4]. 

Обезьяний  оскал  и  зажатая  в  его  руках  дубина,  выломанная  в  лесу,  кривая  и  грубая 

коряга  с  торчащими  в  разные  стороны  корнями  и  содранной  корой,  были  как  бы  

напоминанием о том, что сейчас по всей Европе началось (идет) "триумфальное обезьянье 

шествие". 

В  романе  представлена  скульптура  свирепого  существа  на  мраморном  пьедестале  в 

саду, которая является напоминанием того, что все еще остается угроза появления фашизма, 

ибо  не  утихают  в  кабинетной  тиши  суждения  ученых-антропологов  об  уничтожении 

"низших рас"  "высшими". 

Появление  самой  идеи  насилия  и  ее  перерастание  и  использование  в  политической 

борьбе  -  это  тот  выявляемый  автором  процесс,  который  служит  своеобразным 

предостережением  -  обезьяна  снова  может  вернуться  за  своим  или  нашим  черепом.  А 

синантроп  уже  давно  перешагнул  границу  Германии  и  теперь  спешно  доглатывал  остатки 

Европы.  Но  он  является  к  нам  не  с  дубинкой,  как  подобает  синантропу,  а  во  всеоружии 

техники уничтожения.  

Человек,  если  его  можно  так  назвать,  память  которого  не  отягощена  знаниями, 

выработанными  человечеством  на  протяжении  столетий,  со  спокойной  совестью  может 

совершать насилие, и при этом не страшится никого, ибо он не несет ответственности перед 

ними. Этой безответственности действительно покоряется все.  

В  романе  "Обезьяна  приходит  за  своим  черепом"  автор  занят  поиском  предтечей, 

историей  возникновения  и  распространения  фашизма.  Подвергая  художественному 

осмыслению  кризисные  явления  современной  эпохи,    писатель  затрагивает  проблемы, 

которые  касаются  истории  развития  человечества  и  которые  приводят  к  мысли  о  том,  что 

разрушение созданного высокой человеческой мыслью на протяжении многих тысячелетий 

совершает  все-таки  разумный  человек.  Что  же  тогда  такое  мозг  человека?  "Сила, 

переделывающая мир и укрощающая космос", "самый благородный металл вселенной", или 

это  всего  лишь  "трясучая,  киселеобразная  слякоть,  кое-как  разлитая  по  черепам"? 

Подобными натуралистическими акцентами переполнен практически весь роман. 

Известно,  что  именно  в  годы  войны  писался  роман  "Обезьяна  приходит  за  своим 

черепом" и,  по словам автора,  был завершен 14 октября 1946 г. Однако вновь сгустились 

тучи  над  писателем.  16  марта  1949  г.  в  "Казахстанской правде"  была  опубликована  статья 

"Буржуазные космополиты на университетской кафедре". 20 марта в той же газете появилась 

разгромная  статья,  где  "в  числе  тех  безродных  космополитов,  предателей  и  изменников" 

упоминается и Ю.Домбровский  [5; 6, с. 55; 7, с. 3; 8]. 


 

287 


Ровно  через  десять  дней  после  публикации  злополучной  статьи  Юрий  Осипович  был 

арестован  уже  в  четвертый  раз.  "Не  арестовать  Домбровского  не  могли,  -  свидетельствует 

известный  литературовед  А.Жовтис,  -  он,  конечно,    раздражал  "дорогие  органы"  самим 

фактом    своего  независимого  от  "общепринятых  норм  и  руководящих  циркуляров 

существования",  решительно  не  вписываясь  в  систему  всеобщего  "единомыслия", 

приспособленчества  и  страха.  И  не  то,  что  он  бравировал  своей  независимостью  или  все 

разговоры, которые в незабвенную сталинскую эпоху расценивались как антисоветские. Нет, 

Домбровский просто не соотносил свой взгляд на мир, с тем, что считалось в нем истиной. А 

этого было достаточно!… [9, с. 614].  

Было принято секретное постановление о направлении обвиняемого в особый лагерь, в 

котором указывается: "Отбывая наказание в лагерях, он вел антисоветскую агитацию среди 

заключенных. Помимо этого, дважды арестовывался в лагере: первый раз по подозрению в 

ограблении склада, второй раз по подозрению в организации побега. Освободившись из под 

стражи в 1943 году, он до дня ареста по настоящему делу систематически вел антисоветскую 

агитацию, высказывал клеветнические измышления по адресу вождя партии. 

Учитывая, что Домбровский является опасным преступником, - 

ПОСТАНОВИЛ: 

Домбровского  Юрия  Осиповича  после  осуждения  для  отбытия  срока  наказания 

отправить в особый лагерь МВД СССР". 

И  внизу:  "Следователь  следчасти  НКВД  Каз.ССР  мл.  .лейтенант  Государственной 

безопасности"…   [8, с. 20]. 

В то время звание младшего лейтенанта НКВД приравнивалось к капитану или майору 

общевойсковой  армии.  Писатель  был  осужден  особым  Совещанием  по  ст.58-10.  Ч.1  УК 

РСФСР к 8 годам лишения свободы в ИТЛ. 

29 марта 1949 г. у Юрия Осиповича был произведен обыск и составлен протокол. В нем 

отмечается:  "Согласно  ордера  задержан  гр.  Домбровский  Юрий  Осипович  1909  г.р.  Взято 

для доставления в Народный комиссариат Государственной Безопасности следующее: 

1.

 



Паспорт №681670 

2.

 



Трудовая книжка 

3.

 



Чл.билет №5054 

4.

 



Разные справки 

5.

 



Личная переписка на 50 листах 

6.

 



Стихи на 13 листах (напис. Домбровским) 

7.

 



Повесть "Смуглая леди" на 94 л. 

8.

 



Роман "Обезьяна приходит за своим черепом" в переплете на 213 стр. – Ч.1. 

9.

 



Роман "Обезьяна приходит за своим черепом" в 3-х частях на 520 листах. 

10.


 

 

Разные записки, отпечатанные на машинке на 700 листах. 



11.

 

Черновые записки Домбровского на 150 листах"  [8, с. 23]. 



Но  в  том  же  следственном  деле  №  417  по  обвинению  Домбровского  Ю.О.  имеется 

постановление  о  сдаче  на  хранение  материалов  за  3  июня  1949  г.  с  некоторыми 

количественными изменениями: "У обвиняемого Домбровского при обыске были изъяты: 

1.

 



Трудовая книжка 

2.

 



Чл.билет №5054 Союза писателей. 

3.

 



Разные справки 4 штуки 

4.

 



Личная переписка на 38 листах. 

5.

 



Рукопись повести "Смуглая леди" на 93 л. 

6.

 



Рукопись романа "Обезьяна приходит за своим черепом" в 3-х частях 510 листов и 

отдельно 2 части. 

7.

 

Разные записки, отпечатанные на машинке на 700 листах. 



8.

 

Черновые записки Домбровского на 142 листах"  [8, с. 23]. 



Учитывая,  что  указанные  документы  отношения  к  делу  не  имеют,  родственников, 

которым можно было бы их передать на хранение, у обвиняемого нет, поэтому, - 



 

288 


Постановил: 

Перечисленные в первой части настоящего постановления рукописи и документы сдать 

на хранение в отдел “А” МГБ КазССР".   

А внизу приписка писателя: "Со сдачей на хранение согласен" и его личная подпись. 

В этих же архивных документах мы находим  написанные рукой самого писателя 

расписку: 

"Мною,  Юрием Осиповичем Домбровским,  получены Личные документы как – то: 

1.

 



Трудовая книжка 

2.

 



Членский билет Союза писателей 

3.

 



Выписка из протокола заседания 

4.

 



Справка о работе 

5.

 



Справка РОНО 

6.

 



Справка об оборудовании, также рукопись на 1220 листах+150". 

7.

 



Завершает расписку Юрий Осипович следующим: 

"Получил сполна". 

И личная подпись. 

Что именно было возвращено писателю из рукописей,  неизвестно. Но известно то, что 

при  простом  арифметическом  подсчете  писателю,  действительно  получившему  сполна  от 

сатрапов Сталина, вернули не всё [8]. 

Эти  документы  привлекли  наше  особое  внимание  тем,  что  существует  версия,  в 

различных вариантах, версия, по которой книга "была отобрана" у автора при обыске. И что 

потом,  уже  после  освобождения    Домбровского,    рукопись,  по  словам  Юрия  Осиповича, 

возвратил  сотрудник  органов  государственной  безопасности,  которому  в  свое  время  было 

поручено уничтожить ее [4; 9, с. 616]. 

Где  бы  ни  находился  писатель,  что  бы  он  ни  делал  –  и  в  большом,  и  в  малом  он 

оставался самим собой. Известный журналист А. Лесс передает слова Юрия Домбровского о 

том,  что  во  время  последнего  ареста  криминальной  стала  и  рукопись  романа.  Писателя 

обвинили  в  том,  что  он  зашифровал  иностранными  именами    тех  работников  органов 

государственной безопасности, с которыми он сталкивался во время своего первого ареста 

[10]. 

Драматичны судьба Юрия Домбровского и судьба его романа  "Обезьяна приходит за 



своим черепом". Они оба были арестованы, и каждый из них получил свой срок - и книга, и 

ее автор. 

Пока роман так долго шел к своему читателю, страна пережила тяжелейшие периоды в 

своем  развитии,  когда  в  ней  одновременно  господствовал  тоталитаризм,  порою  с 

коричневым оттенком. За эти годы возвращенный писателю роман был доработан. Постигая 

духовный  контекст  Времени,  Юрий  Домбровский  вносит  дополнения,  которые  явились 

отражением его взглядов в новой исторической ситуации   [11]. 

Опальная книга, судьба которой послужила еще одним подтверждением булгаковского 

афоризма о негорящих рукописях, писавшаяся и шедшая к публикации 16 лет, издана была 

только в 1959 году. 

 

Список литературы: 

 

1. Домбровский Ю. Деревянный дом на улице Гоголя // Простор.-1973.-№11.-С.56-69. 



2. Никонов Н. Об ответственности предупрежден // Учительская газета.-06.02.1989. 

3. Домбровский Ю. “И я бы мог…”. Записки и размышления писателя // Новый мир. - №12.-С. 205-

216. 

4. Косенко П. О романе и его авторе // Юрий Домбровский. Обезьяна приходит за своим черепом. – 



Алма-Ата: Казахстан, 1991. – 400 с. 

5. Домбровский Ю. Обезьяна приходит за своим черепом. М.: Сов. писатель, 1959.-415 с. 

6. Каратаев М. Подумаем об улучшении подстрочника. (Критика) // Простор, 1967. - № 7. 

7. Буржуазные космополиты на университетской кафедре // Казахстанская правда, 16.03.1949. 



 

289 


8.  Архив  комитета  национальной  безопасности  Республики  Казахстан.  Дело  №  417  по  обвинению 

Домбровского Юрия Осиповича (1949 г.). Т.1.  

9. Домбровский Ю. Факультет ненужных вещей: Роман. Очерки и статьи. Алма-Ата: Жазушы. -1989.-

640 с. 


10. Лесс А. Рукопись находит автора // Непрочитанные страницы. М.: Сов.писатель, 1966.-С.204-209. 

11.  Добренко  Е.А.  Фундаментальный  лексикон.  Литература  позднего  сталинизма  //  Новый  мир.-

1990.-

№2.  С. 237-250. 



 

 

 

ДЕПОРТАЦИЯ НАРОДОВ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ: 

ИСТОРИОГРАФИЯ ВОПРОСА 

 

Г.М. Тохметова  

к.п.н., доцент кафедры истории Казахстана  

Государственного университета имени Шакарима  

(Семей, Казахстан) 



 

Казахстан  –  многонациональное  государство,  уникальное  по  этническому  составу.  В 

Казахстане  насчитывается  более  ста  различных  этносов:  русских,  белорусов,  украинцев, 

татар,  чеченцев,  ингушей,  узбеков  и  др.  Это  было  обусловлено  такими  факторами  как 

массовые переселения и миграционные процессы.  

Заметное  влияние  на  изменение  национального  состава  населения  оказала  массовая 

депортация многих народов в ходе Великой Отечественной войны: в предвоенный период в 

Казахстан и Среднюю Азию было насильственно переселено корейское население; в 1940-

начале  1941  гг.  –  поляки  из  Западной  Украины,  Западной  Белоруссии,  Прибалтийских 

республик; в 1941-1942 гг. – немцы; в 1944 г. – крымские татары; в 1943-44 гг. – калмыки; в 

1944 г. – балкарцы, карачаевцы; в 1944 г. – чеченцы и ингуши. В 1942 г. были выселены из 

Краснодарского  края,  Ростовской  области,  Крымской  АССР,  Армении,  Азербайджана, 

Грузии  –  греки;  в  1944  г.  из  Грузии  в  Казахстан,  Киргизию,  Узбекистан  –  турки,  курды, 

хемшиды.  

Во  время  второй  мировой  войны  в  Казахстан  были  эвакуированы  тысячи  семей  из 

России, Украины, Белоруссии. Многие из них обрели здесь свою вторую родину. Но самый 

мощный миграционный поток хлынул в Казахстан в середине 1950-х годов, когда началось 

освоение  целинных  и  залежных  земель.  Именно  тогда  и  возник  значительный  перевес  в 

сторону  русскоязычного  населения.  На  целину  прибыло  1,5  миллиона  человек.  Закрытые 

военные объекты на территории Казахстана приняли еще 150 тысяч.  

В  период  перестройки  в  СССР  у  зарубежных  специалистов  появилась  возможность 

выйти на более высокий уровень в исследовании проблем истории репрессий. В Советском 

Союзе  был  открыт  доступ  к  определенным  архивным  фондам.  Впервые  в  СССР  стали 

публиковаться  исследования  о  тоталитарном  режиме.  В  конце  80-х  -  начале  90-х  годов  в 

СССР  впервые  были  опубликованы  труды  таких  западных  исследователей,  как  Л.Беллади, 

Т.Краус. Исторический очерк венгерских ученых Л. Белади и Т. Крауса «Сталин» вышел в 

1988  году.  Авторы  использовали  большое  количество  западных  и  советских  источников, 

документов, исследований, публицистических и художественных произведений [1]. 

Богатый  архивный  материал  о  депортации  народов  в  1930-40-е  годы  содержится  в 

статьях доктора исторических наук Н.Ф.Бугай [2]. 

Используя  Указы  и  Постановления  СНК  СССР  и  ЦК  ВКП(б),  секретные  архивные 

материалы, автор пишет о депортации населения из Европейской России, в числе которых 

были представители разных народов - поляки, латыши, литовцы, евреи, украинцы, немцы, из 

Дальневосточного  края  -  корейцы.  Н.Ф.Бугай  впервые  включает  в  научный  оборот  новый 

цикл  архивных  материалов  -  так  называемые  «Особые  папки»  -  личные  переговоры  и 

телеграфную переписку  Берии со Сталиным, связанные с депортацией немцев Поволжья  в 

начале  войны,  а  также  депортацией  народов  и  национально-этнических  групп  с 


 

290 


оккупированных  территорий  Кавказа,  Грузии,  Крыма  -  карачаевцев,  калмыков,  чеченцев, 

ингушей,  крымских  татар,  турок,  курдов,  армян,  болгар,  греков  и  других  народов.  В 

многочисленных публикациях и статьях Н.Ф.Бугай представляет широкий круг источников. 

В  них  отражены  масштабы  депортации,  механизм  ее  подготовки  и  проведения, 

проанализированы ее последствия, условия жизни спецпереселенцев, их правовой статус.  

До 1991 года практически единственным специалистом по проблеме истории корейцев 

в  республике  являлся  Г.Н.Ким  [3,4,5,6].  Ему  принадлежит  авторство  статьи  «Советские 

корейцы  1937-1940  гг.»,  в  которой  автор,  исходя  из  известных  к  тому  времени  фактов  и 

материалов  о  депортации  народов,  опираясь  на  архивные  источники  и  западную 

историческую литературу, попытался сосредоточить внимание научной общественности на 

малоизученных сторонах истории корейцев 1930-х гг.  

Доступ  к  архивным  источникам  позволил  им  восстановить  подлинную  картину 

сталинского  периода  в  хронологической  последовательности  и  конкретных  формах. 

Признавая  большой  вклад  ученых,  необходимо  отметить,  что  из-за  поэтапного 

рассекречивания  архивных  фондов  в  исследованиях  данного  периода  изучались  лишь 

отдельные аспекты этой проблемы. 

C  

начала  1990  годов  историография  изучаемой  темы  также  развивается  в  рамках 



зарубежной  и  отечественной  исторической  науки.  Теме  сталинской  депортации  посвятили 

свои  труды  зарубежные  ученные.  История  депортированных  северокавказских  народов 

освещена  в  труде  «Народоубийство  чечено-ингушского  народа»  зарубежного  историка 

А.Авторханова.  Исследователь  З.М.Борлакова  в  своих  работах  раскрывает  сам  процесс 

депортации и исследует этапы репатриации карачаевского народа в 1943-1959 гг. [7].  

Интересны и значительны для изучения проблемы тоталитаризма работы казахстанских 

ученых 

А.А.Абдакимова, 



К.С.Алдажуманова, 

Н.Амрекулова, 

М.К.Баймаханова, 

Л.Н.Балакаева,  Л.Л.Гуревича,  С.Дилья,  М.К.Козыбаева,  А.Н.Нысанбаева,  В.П.Осипова, 

Е.Б.Сыдыкова, М.О.Татимова, Д.А.Шаимуханова.  

Из  казахстанских  ученых  первым  за  ликвидацию  "белых  пятен"  в  этой  актуальной 

проблеме  активно  взялся  академик  М.К.  Козыбаев.  В  его  трудах  даны  емкие  сведения  о 

численности населения, депортированного в Казахстан . 

В  1991  году  в  Казахстане  был  издан  сборник  статей  "История  Казахстана:  белые 

пятна".  Статьи  М.К.Козыбаева  раскрывают  факты  и  действительность  истории  немцев 

советского Казахстана. Статьи В.Э.Кригера, А.Н.Фрезена о жизни и деятельности советских 

немцев,  Г.Кима  о  советских  корейцах,  Д.Чирова  о  карагандинских  спецпереселенцах 

написаны на основе рассекреченных архивных материалов [11]. 

Комплексное изучение истории депортированных народов в Казахстан дается в книге 

«Депортация»  Т.С.Кульбаева  и  А.Ю.Хегай  [10].  Авторы  повествуют  о  беззакониях, 

произволе, геноциде по отношению к незаконно репрессированным народам. В работе были 

широко  использованы  воспоминания,  архивные  документы,  материалы  периодической 

печати.  

В  последние  годы  определилось  и  такое  новое  направление  в  историографии 

депортированных народов, как «история повседневности», когда в научный обиход вводятся 

конкретное  описание  событий,  масса  исторических  материалов  из  местных  архивов, 

воспоминания  очевидцев.  Например,  книга  «Курды  Казахстана»,  написанная  президентом 

Ассоциации курдов Республики Казахстан «Якбун» А.З.Алиевым [12].  

Демографические  процессы  в  Казахстане  в  период  1937-1950гг.  и  связанные  с  ними 

изменения  в  национальном  составе  отражены  в  исследованиях  М.К.Козыбаева, 

М.К.Татимова, 

Ж.Б.Абылхожина, 

М.Х.Асылбекова, 

А.Б.Галиева, 

В.В.Козиной, 

А.Н.Алексеенко,  К.С.Алдажуманова.  Социально-демографические  процессы  в  Казахстане 

(1917-


1980).  Затрагивают  необходимый  для  нашего  исследования  период.  Анализируются 

причины сокращения коренного населения .  

В  монографии  А.Н.Алексеенко,  Н.ВАлексеенко,  М.К.Козыбаева,  И.Ю.Романова  

«Этносы  Казахстана»  даны  справочные  данные  историко-демографических  процессов 

этносов, населяющих Казахстан [13].  


 

291 


Автором  обобщающих  монографий,  а  затем  и  докторской  диссертации  по  истории 

корейцев  Казахстана  является  Г.В.Кан  [14].  Его  труды  по  праву  считаются  первым 

комплексным  исследованием,  по-новому  излагающим  историю  корейцев  в  Казахстане. 

Особую ценность работам Г.В.Кана придают активно используемые архивные документы из 

«особых  папок»  ЦК  Компартии  Казахстана,  фондов  переселенческого  отдела  НКВД, 

министерств  и  ведомств.  К  заслуге  автора  можно  отнести  и  то,  что  ему  удалось  показать 

взаимоотношения  корейцев  с  местными  жителями,  преимущественно  мирное 

сосуществование народов в условиях тоталитарного общества. 

Необходимо  отдельно  отметить  исследования  Л.А.Бургарт,  посвященные  депортации 

немцев  в  Восточном  Казахстане.  Автор  поднимает  вопросы  о  причинах  депортации, 

морально  –  психологическом  напряжении  немцев  в  местах  вселения,  трудности  в 

хозяйственно бытовых вопросах [15].  

Среди диссертационных исследований, посвященных вопросам депортации народов в 

Казахстан,  следует  отметить  труды  следующих  авторов:  Ж.У.Кадыралиной, 

М.Ж.Сулейменовой,  Н.А.Абуова,  Е.В.Ярочкиной,  М.Ч.Калыбековой,  А.Т.Камалджановой, 

З.Ж.Марданова, А.С.Амановой, А.М.Мамырбекова. 

  

Как    видим,  проблема  депортации  народов,  история  судеб  репрессированных 



социальных  групп  и  этносов  остаются  актуальными  для  Казахстана  и  предстоит  большая 

работа по проведению исследований на региональном уровне. 

 


Каталог: data
data -> С. торайғыровтың публицистикасы
data -> Национальная академия образования им. Ы. Алтынсарина
data -> Байдалиев Д. Д
data -> «Қазақ» газетіндегі ұлт-азаттық көтеріліс туралы мақалалардың маңызы
data -> Бағдарламасы бойынша ескертпе (сайтқа орналастыру үшін)
data -> РеспубликалыҚ оҚу-Әдiстемелiк ЖуРнал мазмҰны содеРЖание Ө. Шеденов., а аРна
data -> Литература Межрегиональной олимпиады школьников «Высшая проба» по праву для учащихся 10 классов
data -> Урок русского языка в 11-м классе по теме: "Сложные предложения с различными видами связи"


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   37   38   39   40   41   42   43   44   ...   70


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет