Сборник материалов международной научной конференции кипчаки евразии: история, язык и



жүктеу 4.03 Mb.
Pdf просмотр
бет3/41
Дата15.03.2017
өлшемі4.03 Mb.
түріСборник
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41

      Кипчаки  и  Арабский  Восток.  Инфильтрация  отдельных  группировок 

кипчакских племен в арабские страны происходило на лоне религии ислама и 

синкретической  мусульманской  культуры  с  IX  в.  Дисперсное  расселение 

кипчаков  усилилось  вследствии  монгольского  завоевания. Они  оказались  за 

пределами  Дешт-и  Кипчака  в  отдаленных  странах  вплоть  до  Египта  и 

северной  Индии,  где  возвысились  до  высот  власти.  В  середине  XIII  в.  в 

Египте  кипчаки  стали  правителями  Мамлюкского  государства,  видными 

военачальниками, строителями великолепных мечетей и мавзолеев, учеными 

и  поэтами.  Традиции  степной  цивилизации  были  продолжены  кипчаками  в 

Египте  в  военной  организации,  материальной  и  духовной  культуре,  в 

нравственных  и  поведенческих  нормах.  Кипчаки-мамлюки,  как  правило, 

дорожили своей самобытностью, их этническое самосознание было высоким, 

вдали  от  исторической  родины,  окруженные  иноязычной  и  иноэтнической 

средой,  сохраняли  привычные  обычаи  и  традиции.  Кипчакские  султаны,  а 

также  видные  представители  военной  знати  явились  создателями 

великолепных мечетей и мавзолеев, в художественно-оформительном декоре 

которых  нашла  место  своеобразная  атрибутика  кочевой  культуры  «қөшқар 

мүйіз»  (роговый

 

орнамент).  Историко-культурный  симбиоз  мусульманской 



синкретической  культуры  и  степной  цивилизации  придал  новое  звучание 

ярким  и  оригинальным  творениям  зодчих  эпохи  мамлюков.  Вместе  с  тем 

кипчакскими  учеными  создавались  военные  трактаты,  грамматические 

пособия,  кипчакско-арабские  словари,  литературные  произведения,  а  также 

развивались традиционные формы устного народного творчества. 

      Кипчакский фактор, наряду с религией исламом сыграл решающую роль 

в  установлении  союзнических отношений  и дружеских  связей  между  двумя 

крупными  державами  –  Дешт-и  Кипчаком  и  Мамлюкским  государством,  у 

истоков  которого  стоял  знаменитый  султан  Байбарс,  кипчак  по 

происхождению из Западного Казахстана. Эта коалиция была направлена, на 

почве  общей  вражды,  против  монгольских  Хулагуидов  Ирана.  Именно 

кипчаки-мамлюки  стали  единственной  силой  способной  противостоять 

монгольским завоевателям и наследникам первых крестоносцев.  

      Арабский  Восток  и  мусульманская  культура  примечательны  также  тем, 

что ее рукописные фонды и библиотеки содержат наиболее информативные, 

по сравнению с другими зарубежными источниками, письменные памятники 

по  истории  и  культуре  кипчакских  племен.  В  этой  связи  одним  из  главных 


предпосылок  успешных  исследований  проблем  кипчаковедения  является 

создание  надежной  источниковедческой  базы,  которая  предполагает 

тщательный  сбор  и  критическое  использование  уже  известных,  доступных 

источников, а также вовлечение в научный оборот письменных материалов, 

хранящихся  в  рукописехранилищах  Стамбула,  Каира,  Тегерана,  Лондона, 

Парижа, Санкт-Петербурга. Необходимо активизировать источниковедческие 

изыскания  в  особенности  в  Турции  и  Египте,  которые  располагают  

ценнейшими в мире фондами арабских, персидских и тюркских рукописей. К 

примеру,  количество  арабских  рукописей  в  Турции  превышает  160  тыс. 

Собранные  в  них  рукописи,  что  чрезвычайно  важно,  в  значительной  своей 

части  представляют  большую  научную  ценность.,  так  как    среди  них 

встречается  целый  ряд  редких  экземпляров  и  единственных  в  своем  роде 

средневековых сочинений, материалы которых проливают свет на историю и 

культуру кипчакских племен. Многие известные нам рукописи нуждаются в 

сопоставлении  с  аналогичными  зарубежными  списками,  что  может  быть 

полезным для расширения не только чисто источниковедческих понятий, но 

и  общих  знаний  по  этнической,  политической  и  социальной  истории 

кипчаков.  На  современном  этапе  развития  историко-востоковедческих 

исследований  налицо  направление  исчерпывающего  привлечения  всех 

доступных источников во всей их гамме разновременных, разнохарактерных 

и нередко противоречивых данных.  

      Кипчаки  и  народы  Восточной  Европы.  На  евразийском  пространстве 

Великой  степи  кипчакские  ханы  находились  в  тесных  взаимосвязях  и 

взаимоотношениях  с  сопредельными  странами    Восточной  Европы.  

Правители  Болгарии,  Венгрии,  Византии  часто  прибегали  к  помощи 

кипчаков для защиты своей страны, совершения походов и с целью борьбы за 

престол.  Кипчаки  сыграли  судьбоносную  роль  в  спасении  Византийской 

империи  от  печенегов,  в  утверждении  Болгарской  династии  и  укреплении 

власти  венгерских  королей.  Отдельные  группировки  кипчаков  вместе  с 

ханами  оставались  в  этих  странах,  в  отведенных  им  землях  на  поселение. 

Кипчаки  оставили  заметный  след  и  в  истории  Польши,  Германии,  Чехии, 

Литвы. Римская курия придавала особое значение кипчакской политической 

гегемонии  в  Причерноморье,  неоднократно  направляя  в  кипчакскую  среду 

своих  миссионеров для религиозной пропаганды.  Важные тракты  торгового 

пути,  пролегавшие  через  земли  Дешт-и  Кипчака  из  Восточной  Европы  в 

Среднюю  Азию,  Передний  и  Дальний  Восток,  находились  в  руках  военно-

племенной знати кипчаков, которые взимали немалые пошлины на товары с 

проходящих караванов. В силу политической мощи Кипчакского государства 

и  осуществления  кипчакскими  ханами  контроля  над  всеми  сухопутными  и 

водными  торговыми  путями  Дешт-и  Кипчака,  знание  кипчакского  языка 

было  необходимым,  и  он  стал  международным  койнэ.  Вследствие 

распространения и установления кипчакского фактора в Восточной Европе с 

необходимостью возник в конце XIII  в. ценный кипчакский словарь «Codex 

Cumanicus»,  предназначенный  для  познания  кипчакского  языка  широким 

кругом  народов  и  стран  этого  региона.  В  историко-культурном  памятнике 

кипчаков  отразились  лингвистические  атрибуты  степной  цивилизации, 


материальной  и  духовной  культуры  кипчакских  племен,  их  образа  жизни  и 

нравственных  норм.  Интенсивными  были  этнокультурные  связи  кипчаков- 

половцев  с  населением  Украины,  в  чьих  сказаниях  и  песнях  отложились 

имена  ряда  деятельных  кипчакских  ханов  Боняка,  Тугар-хана  и  др.  В 

огромном количестве великолепные кипчакские каменные статуи оставались 

в степях Украины вплоть до XVII в.  Особо тесные связи кипчакских племен 

были  с  княжествами  на  Руси.  Эти  взаимоотношения  жиздились  на 

экономических,  военных,  политических,  культурных,  языковых  контактах. 

Нередко  кипчакские  ханы  и  русские  князья  находились  в  отношениях 

свойства.  Примеры  широких  взаимосвязей  средневековых  кипчаков  с 

евразийскими  народами  можно  приумножить.  Но  главная  суть  этих 

контактов – воссоздать преемственность между прошлым и современностью. 

Иначе  говоря,  восстановить  прежнюю  схему  интеграции  на  принципиально 

новой основе – международного научного сотрудничества  народов Евразии 

через призму кипчаковедения.        

  

Список литературы: 

1.

 

Кумеков  Б.Е.  Государство  кимаков  вв.  по  арабским  источникам. 



Алма-Ата, 1972. 

2.

 



Кумеков  Б.Е.  К  открытию  расселения  куманов  на  территории 

Казахстана  (по  материалам  средневековых  арабских  источников)// 

Взаимодействие  кочевых  культур  и  древних  цивилизаций.  Алма-

Ата,1987. 

3.

 

Аш-Шариф ал-Идриси. Китаб нузхат ал-муштак фи-хтирак ал-афак. 



Ал-муджаллад 1. Каир, 1994. 

4.

 



Тарих Ибн ал-Фурат. Т.9, Байрут, 1939. 

5.

 



Ибн Тагриберди. Ан-Нуджум аз-захира. Т.8, Каир, 1936. 

6.

 



Махмуд ал-Кашгари. Диван лугат  ат-турк. Т.1, Стамбул, 1915. 

 

 



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

КИПЧАКИ, КОМАНЫ, ПОЛОВЦЫ 

 

 

Кляшторный С.Г.  

Россия, Санкт-Петербург                                                    

ИВР РАН 

 

      История  Восточной  Европы  в  X–XII вв.  отмечена  обширной  миграцией 

сюда  тюркоязычных  племен  из  Центральной  Азии,  оказавших  заметное 

влияние  не  только  на  политическую,  но  и  на  этнокультурную  жизнь  этого 

огромного региона. Вместе с тем, отчетливо проявилось исторически скорое 

воздействие этнополитических процессов на Дальнем Востоке на события в 

западной части евразийского пространства. 

     Самым  заметным  вторжением  тюркских  кочевников  было,  по  общему 

мнению,  кипчакская  оккупация  степей  Евразии  между  Иртышем  и  Дунаем. 

Действительно,  в  восточной  части  евразийских  степей,  после  распада 

государства  кимаков  в  Прииртышье,  в  XI–XII вв.  очевидно  полное 

преобладание  кипчаков,  именовавшихся  в  VI–VIII вв.  «шестью  племенами 

сиров».  Ставки  кипчакских  ханов  известны  на  Сыр-Дарье  и  на  Урале,  а  в 

XII в они разделили власть с ханами племен канглы. 

     Отождествление  посткимакских  племен  с  кипчаками  уже  давно  стало 

общим  в  исследовательской  и  учебной  литературе,  так  же  как 

отождествление монголов с татарами для несколько более позднего времени. 

Подразумевается,  что  с  самого  своего  появления  кипчаки  представляли 

собой  хотя  и  многоплеменную,  но  этнически  достаточно  гомогенную 

тюркоязычную  общность,  а  различия  в  их  поименовании  в  мусульманских, 

русских и западных источниках носят окказиональный характер. 

     Но  были  ли  кипчаками,  как  это  принято  считать,  те  тюркские  племена, 

которые  в  русских,  венгерских  и  западных  источниках  именовались 

половцами — кунами — команами

     Убедительность  положительного  ответа  нарушает  краткая  информация, 

содержащаяся  в  одном  арабском  сочинении  начала  XII в.  Придворный  врач 

сельджукского султана Меликшаха, уроженец Мерва, Шараф аз-Заман Тахир 

Марвази  написал  трактат  по  зоологии  и  дополнил  свое  сочинение 

сведениями  по  этнографии  и  истории.  Основываясь  на  каких-то  местных 

огузских повествованиях, он поместил в раздел о тюрках не очень ясный, с 

очевидным фольклорно-эпическим налетом, рассказ о давних и полузабытых 

событиях, имевших отношение к прошлой истории огузских племен. 

     Согласно  Марвази,  кытаи,  т.е.  кидане,  вытеснили  из  своих  владений 

племя  кунов.  Из-за  недостатка  пастбищ  и  нападений  племени  каи  куны 

вторглись в земли шары, те — в земли  туркменов, которые в свою очередь 

захватили восточные земли огузов. Огузы ушли на запад, к Черному морю, в 

земли печенегов. Независимо от того были ли войны между перечисленными 

Марвази  племенами  или  они  двигались  по  «принципу  снежного  кома», 

западная  миграция  восточных  тюркских  племен  была  результатом 

неблагоприятных  для  них  политических  условий  X —  первой  половины 


XI вв.,  возникших  вследствие  создания  в  Северном  Китае  и  Монголии 

киданьской  империи  Ляо,  в  Ганьсу —  тангутского  государства  Си  Ся,  в 

Семиречье  и  Восточном  Туркестане —  Караханидского  каганата.  В  1036 г. 

тангуты  подчинили  государство  уйгуров  в  Ганьчжоу  и  закрыли  для 

восточных  тюрков,  испытывавших  киданьский  прессинг,  Ганьсуйский 

коридор. Исламизированные караханидские карлуки, в недавнем прошлом — 

христиане-несториане,  стали  для  «неверных»  тюрков  заслоном  на  пути  к 

оазисам  Семиречья  и  Мавераннахра.  Относительно  свободным  оставался 

только  один  путь  на  запад —  через  верховья  Оби  и  Иртыша,  Северную 

Джунгарию  и  Северо-Восточное  Семиречье,  вдоль  северных  границ 

Караханидской державы. 

      В  1027 г.  кидани,  искавшие  союзников  против  Караханидов,  присылают 

посольство в Газну, к султану Махмуду. Через два года, ал-Бируни, живший 

тогда  при  дворе  Махмуда,  упоминает  в  одном  из  своих  сочинений  два 

неизвестных  дотоле  восточнотюркских  племени —  кунов  и  каи.  Проходит 

немного времени и на северных рубежах Караханидов начинаются жестокие 

и  длительные  войны  карлукских  гази,  борцов  за  веру,  с  тюрками-

язычниками.  Отзвуки  этих  событий,  запечатленные  в  караханидских 

эпических  песнях,  сохранились  в  записях  Махмуда  ал-Кашгари,  к 

сожалению,  в  очень  фрагментарных  записях.  Но  там  перечислены  главные 

враги  тюрок-мусульман —  ябаку,  басмылы,  чомулы,  каи,  йемеки.  Самих 

мусульманизированных  карлуков,  создателей  Караханидской  державы, 

Махмуд  ал-Кашгари  и  Марвази  именуют  туркменами,  так  же,  как  и 

исламизированных в X — начале XI вв. огузов-сельджукидов. 

      Западные  земли  туркмен-карлуков,  по  р. Талас  и  в  предгорьях  Каратау, 

граничили с восточными землями сырдарьинских огузов и граница не была 

спокойной. Уже в IX в. здесь начались тогда еще эпизодические религиозные 

войны.  В  начале  40-х  годов  XI в.  туркмены-сельджукиды  и  туркмены-

карлуки  окончательно  сокрушили  государство  сырдарьинских  огузов  и  те 

ушли  в  степи.  В  1050 г.  они  появляются  на  берегах  Дона  и  Днепра,  где 

сражаются с печенегами и русами. Русские летописцы называли их торками

т.  е.  турками,  а  византийцы  узами,  т.е.  огузами.  Таков  конечный  итог 

событий, сохраненных в изложении Марвази. 

      Между тем, Махмуд ал-Кашгари, повествуя о последней жестокой войне 

караханидских гази, особо выделяет роль вождя враждебной коалиции, князя 

ябаку  Бёке,  т.е.  «большого  змея».  Его  собственное  имя  было  Будрач.  Его 

главным союзником или вассалом был бег басмылов. В этой войне язычники 

потерпели  страшное  поражение.  И  здесь  стоит  вспомнить  две  подробности. 

Рассказывая  о  народе  шары,  Марвази  пишет:  «они  известны  по  имени  их 

вождя,  а  он —  басмыл».  Басмылы  были  одним  из  древнейших  тюркских 

племен.  Руническая  надпись  из  Могойн  Шине-усу  называет  их 

«сорокаплеменными басмылами». Именно басмылы в 742 г. стали, в момент 

развала  Тюркского  каганата,  преемниками  имперской  традиции —  ведь 

идикутами,  т.е.  «августейшими  государями»  басмылов  были  князья  из 

династийного  рода  тюркских  каганов —  Ашина.  Но  власть  и  титул  были 

отняты  у  басмылов  уйгурами  и  карлуками.  А  в  60-х гг.  IX в.  уйгуры 


вытеснили  басмылов  из  Джунгарии  и  те  ушли  в  Северо-Восточное 

Семиречье —  Махмуд  ал-Кашгари  помещает  их  на  своей  карте  близ 

оз. Балхаш. Это были древние земли «желтых» тюргешей. В первой половине 

XI в.  их  восточными  соседями  были  каи  и  ябаку,  возглавляемые  «великим 

змеем»  Будрачем.  Ко  времени  войн  с  караханидскими  гази  басмылы 

занимали по отношению к ябаку и их вождю явно подчиненное положение, 

точно также как и жившие между ябаку и басмылами каи. 

      Было 

ли  верховенство  ябаку  результатом  военных  событий, 

предшествовавших  моменту,  о  котором  пишет  Махмуд  ал-Кашгари,  или  же 

их  связывали  иные  отношения,  остается  неясным.  Но  здесь  уместно 

вспомнить  одно  вполне  фольклорное  повествование  армянского  историка 

XI в. Матфея Эдесского о нападении «народа змей» на «желтых». Со времен 

И.  Маркварта  принято  отождествлять  «желтых»  или  «рыжих»  Матфея  с 



шары,  т.е.  тоже  с  «желтыми»,  о  которых  писал  Марвази  и  его  компилятор 

Ауфи.  Только  у  ябаку  вождь  именовался  «великим  змеем»  и  «народ  змей» 

явно  коррелирует  с  ябаку.  У  Марвази  народ,  подчинивший  на  одном  из 

этапов  западной  миграции  шары,  назван  кунами.  И  это  название,  известное 

уже ал-Бируни в паре с именем каи, странным образом опущено Махмудом 

ал-Кашгари,  отлично  знавшим  этническую  ситуацию  на  караханидской 

границе и не забывшего каи. Если в ситуации с шары Махмуд называет их по 

имени главенствующего племени басмылами, то пропуск имени кунов может 

означать  лишь  их  обозначение  иным  названием.  В  контексте  описываемых 

событий  таким  другим  названием  кунов  было  ябаку,  что,  собственно, 

является  несколько  презрительным  прозвищем —  так  называли  людей  или 

животных с длинными и взлохмаченными волосами или спутанной шерстью. 

      Куны —  одно  из  древнейших  тюркоязычных  племен,  занимавших 

почетное  место  в  конфедерации  токуз-огузов.  После  разгрома  в  840 г. 

Уйгурского  каганата  они  бежали  на  восток  Монголии  и  вскоре  попали  в 

сферу  влияния  киданей.  Когда  и  в  связи  с  какими  событиями  они  были 

вытеснены  киданями  из  Монголии  неясно,  но  уже  у  ал-Бируни  куны  и  каи 

упоминаются рядом с енисейскими кыргызами. Каи принято отождествлять с 

монголоязычными  си  из  племенного  союза  шивэй,  но,  по  моему  мнению,  в 

эту  гипотезу  следует  внести  существенное  уточнение.  Кроме  родственных 

киданям си из племен шивэй, китайские источники многократно упоминают 

белых  си,  которые  уже  в  начале  VII в.  входили  в  состав  тюркоязычного 

племенного  союза  теле,  будущих  токуз-огузов.  Недаром  Махмуд 

Кашгарский пишет о каи как об одном из тюркоязычных племен, имевших, 

впрочем, свой диалект. 

     Несомненно,  нуждается  в  объяснении  появление  этнонима  шары.  Как  я 

уже сказал, здесь возможна связь с переселением басмылов в середине IX в. 

на территорию «желтых» тюргешей. Но возможны и другие гипотезы. Сами 

тюрки-туцзюе  изначально  подразделялись  на  группировки,  обозначаемые 

цветовыми  маркёрами.  Так,  после  распада  Первого  Тюркского  каганата  в 

630 г.  китайцы  выделяют  среди  покоренных  и  переселенных  на  юг  племен 

кроме тюрков-ашина, т.е. кёк-тюрков, «синих» тюрков еще и тюрков-шели

т.е.  тюрков-шары,  «желтых»  тюрков.  Это  разделение  на  группы  устойчиво 



сохранялось  и  в  735 г.,  в  донесении  императорскому  двору,  китайский 

пограничный чиновник пишет о мочжо-тюрках (здесь личное имя кагана — 

Мочжо — заменило его родовое имя — Ашина) и желтоголовых тюрках

     В  тюркской  этнонимике  более  известно деление родственных племенных 

групп на «белых» (ак) и «черных» (кара). Эти обозначения никак не связаны 

с  антропологическими  различиями.  Они  лишь  маркируют  структурные 

подразделения внутри союзов. Иногда возможны иные цветовые маркёры — 

«синие» 


и 

«желтые», 

«черноголовые 

(«чёрношапочные»)» 

и 

«красноголовые».  Обозначения  со  словом  сары/шары  преобладает  среди 



племен  кыпчакской  группы —  казахов,  каракалпаков,  киргизов,  алтайцев. 

Обозначение кызыл преобладает среди туркмен. 

      Первоначально,  цветовые  ономастические  маркёры  всегда  парные. 

Обособление  одного  из  них  и  превращение  структурного  маркёра  в 

устойчивый  этноним  означает  распад  прежней  племенной  общности, 

рождение  новой  племенной  группировки,  цветовые  обозначения  которой 

утратили атрибутивную семантику. 

     Итак,  в  первой  половине  XI в.  крупная  группировка  тюркских  племен 

(куны  и  каи),  некогда  входивших  в  племенную  конфедерацию  теле/токуз-

огузов,  вытесненная  из  монгольских  степей  киданями,  продвинулась  в 

Западную  Сибирь,  Северную  Джунгарию  и  Северо-Восточное  Семиречье. 

Там она слилась с другой группой тюркских племен — шары и басмылами. 

Потерпев поражение в войнах с караханидскими карлуками, обе группировки 

продвинулись  далее  на  запад,  по  традиционному  пути  центральноазиатских 

миграций.  Контакт  с  кыпчаками,  земли  которых  лежали  на  пути  миграции, 

был неизбежен, но характер этого контакта неясен. 

      Академик  Б.Е. Кумеков,  изучивший  арабские  источники  о  кипчаках, 

установил,  что  в  IX–X вв.  между  Северным  Приаральем  и  Южным  Уралом 

кочевала отдельная группа команов (куманов), которая в начале XI в. попала 

под  политическое  влияние  кипчаков.  В  середине  XI в.  именно  команы 

составили  авангард  западной  миграции  степных  племен,  вероятнее  всего 

политически  стимулируемой  кипчаками,  но  возглавляемой,  вместе  с 

команами, кунами-шары. Именно среди кунов и команов сохранилось племя 

кытан,  т.е.  киданей,  безусловно  связанное  с  самым  ранним  и  самым 

восточным  этапом  этой  миграции.  Очевидно,  что  в  новом  объединении 

племен  сохранялись  две  основные  группы —  кунов-команов  и  шары-

половцев. 

      Уже  в  1055 г.,  вытесняя  огузов-торков,  шары-половцы  закрепились  на 

южных  рубежах  Киевской  Руси.  В  их  составе  оказались  и  тюркский 

династийный род Ашина (хан Осень/Асень, возможно был отцом Шарукана 

Старого),  а  вместе  асенями —  каи  (каепичи)  и  йемеки  (емякове).  Судьба 

кунов-команов  решалась  к  западу  от  кочевий  половцев.  А  из  дунайских 

половцев  в  1187 г. выдвинулась  династия  основателей  Второго  Болгарского 

царства — Асеней. 

      В  приаральской  части  Дешти-Кипчака  состав  племен  начал  меняться  в 

XII в. —  появились  многочисленные  племена  канглы,  вошедшие  в 

кипчакские  объединения,  но  не  слившиеся  с  ними.  Главная  ставка  канглов 


была на Нижней Сыр-Дарье, а значение их в степи столь велико, что в начале 

XIII в.  монгольское  «Сокровенное  сказание»  (1240 г.)  называет  степи  к 

западу  от  Иртыша  «Страной  канлийцев  и  кыпчаутов».  Но  с  приходом 

монголов в истории Великой степи началась другая эпоха. 

      Такова  возможная  реконструкция  азиатского  контекста  половецкой 

истории  и,  как  мне  представляется,  этот  контекст  мало  связан  с  историей 

собственно  кыпчаков,  основные  кочевья  которых  остались  к  востоку  от 

Итиля  и  Приаралья,  в  Восточном  Дешти-Кипчаке.  Там  в  30-е  годы  XII в. 

сложились  две  группировки  кипчакских  племен —  приаральская  и 

сыгнакская (сырдарьинская), которые по разному строили свои отношения с 

государством  хорезмшахов.  Сыгнакские  группа  попала  в  большую 

зависимость  от  Хорезма,  но  в  целом  этот  вассалитет  был  достаточно 

условным.  Ополчение  кипчакских  племен  составляло  основу  хорезмийской 

военной  мощи,  а  династия  хорезмшахов  была  сведена  с  кипчаками 

теснейшими  родственными  узами.  Но  историческую  судьбу  и  половцев-

команов,  и  восточных  кипчаков  полностью  изменило  монгольское 

завоевание. 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 


Каталог: media -> upload
upload -> Болат Боранбай Қазақ тіл білімінің Қалыптасуы мен дамуы
upload -> Әож 930 (574) Қолжазба құқығында
upload -> Қазақ хандығының құрылуы және Керей мен Жәнібек cұлтандар Хандықтың құрылуы
upload -> ТӨленова зирабүбі Маймаққызы, Қр бғМ ҒК
upload -> С. Мәжитов Ш. Уәлиханов атындағы Тарих және этнология институты Пікір жазған К. Л. Есмағамбетов
upload -> Бүкілресейлік Құрылтай жиналысына қазақ сайлаушыларынан аманат (1917 ж.) Серікбаев Е. Қ. М. Х. Дулати атындағы ТарМУ, т.ғ. к.,доцент
upload -> АҚТӨбе облысының тыл еңбекшілері ұлы отан соғысы жылдарында
upload -> Ұлы отан соғысы жылдарындағы мұнайлы өҢір а. Ж. ƏБденов
upload -> Ж. Е. Жаппасов XVI-XVIII ғҒ. ҚАзақ-орыс
upload -> Жоба бакалавриаттың тарихшы емес мамандықтары үшін


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   41


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет