«senilia. Стихотворения в прозе» И. С. Тургенева и «гаспар из тьмы» А. Бертрана: поэтика жанра



жүктеу 353.81 Kb.
Pdf просмотр
Дата26.12.2016
өлшемі353.81 Kb.

На правах рукописи 

 

 

 



Рыбина Мария Сергеевна

 

 

 

 

«SENILIA. СТИХОТВОРЕНИЯ В ПРОЗЕ» 

И.С.

 ТУРГЕНЕВА И «ГАСПАР ИЗ ТЬМЫ»  

А. БЕРТРАНА: ПОЭТИКА ЖАНРА

 

 

 



Специальности 10.01.01. – Русская литература 

  

 



 

 АВТОРЕФЕРАТ 

диссертации на соискание ученой степени 

кандидата филологических наук 

 

 

 



 

 

 



 

 

 



 

 

Москва – 2011 



 

Работа выполнена на кафедре русской литературы и фольклора 



Государственного образовательного учреждения высшего профессио-

нального образования «Башкирский государственный университет»

 

 

 



 

Научный руководитель: 

       кандидат филологических наук, доцент 

                                         Рима Ханифовна Якубова 

 

 

Официальные оппоненты:    доктор филологических наук, профессор

 

                                          Беляева Ирина Анатольевна 

                                          Московский городской  

                                          педагогический университет 

                                          доктор филологических наук, профессор 

                                          Пахсарьян  Наталья Тиграновна 

                                          Московский государственный  

                                          университет им. М.В. Ломоносова 



Ведущая организация:    ГОУ ВПО «Московский педагогический 

 

                                          государственный университет» 



 

 

Защита  состоится  «5»  мая  2011  года  в  15.00  часов  на  заседании 



диссертационного совета Д 501.001.26 при Московском государственном 

университете  им.  М.В.  Ломоносова  по  адресу:  119992,  г. Москва,  МГУ, 

Ленинские горы, 1-й корпус гуманитарных факультетов, филологический 

факультет. 

С диссертацией можно  ознакомиться в научной  библиотеке фило-

логического факультета МГУ. 

 

 

Текст автореферата размещен на сайте ГОУ ВПО «Московский го-



сударственный университет им. М.В. Ломоносова»:  

 

 



Автореферат разослан «29» марта 2011 г. 

 

 



Ученый секретарь  

диссертационного совета: 

 

 

А.Б. Криницын 



 



ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



 

Изучение  промежуточных  жанровых  образований,  к  кото-

рым  и  относят  стихотворения  в  прозе,  зачастую  становится  об-

ластью  «проверки»  теоретических  концепций  и  классификаций, 

именно  здесь  перекрещиваются  интересы  теории  и  истории  ли-

тературы.  И  если  само  существование  лирических  миниатюр  в 

прозе не вызывает сомнений, то вопрос о природе этого явления

о  его  специфике  и  структурообразующих  принципах  в  оконча-

тельном виде до сих пор не решен. Даже обилие синонимов, ко-

торые используют исследователи в своих работах («стихотворе-

ние  в  прозе»,  «прозаическая  миниатюра»,  «лирическая  миниа-

тюра 


в 

прозе», 


«лироэпическая 

миниатюра», 

«лириче-

ская/поэтическая  проза»,  «лирика  в  прозе»,  «лирический  /  про-

заический фрагмент» и т.д.), косвенно свидетельствует  о терми-

нологической невнятности вопроса.  

В  отечественной  науке  существует  несколько  основных 

аспектов изучения «стихотворения в прозе»: в рамках оппозиции 

«стихи»  и  «проза»  (Б.В.  Томашевский,  В.М.  Жирмунский, 

Н.И. Балашов,  М.Л.  Гаспаров,  М.И.  Шапир,  Ю.Б.  Орлицкий, 

В.И.  Пинковский  и  др.),  в  том  числе,  с  точки  зрения  ритмиче-

ской организации текста (Н.И. Балашов, Н.Р. Левина, О.А. Горе-

лова, 

С.В. 


Галанинская), 

лингвостилистический 

подход 

(А.М. Пешковский,  а  также  диссертации  Е.Ю.  Геймбух,  Л.А. 



Пушиной),  историко-литературный  и  теоретический  подход 

(С.Е.  Шаталов,  Л.Н.  Иссова,  Ж.  Зёльдхейи-Деак,  И.А. Беляева, 

О.Б.  Першукевич,  Т.Б.  Трофимова  и  др.),  нарратологический 

анализ (В.И. Тюпа).  

Классическое  исследование  С.  Бернар  (1959)  надолго  оп-

ределило ракурс изучения «стихотворения в прозе» во француз-

ской теории и истории литературы, о чем свидетельствуют рабо-

ты Д. Комба, Н. Венсен-Мунья, М. Деги, Ф. Бера-Эскье. В 60-70 

годы проблема жанра рассматривается в аспекте теории речевых 

действий и риторики текста (М. Риффатер, Ц. Тодоров, Б. Джон-

сон,  И.  Ваде).  В  современном  французском  литературоведении 

активно  разрабатывается  нарратологический  подход  к  теории 

жанра  (М.  Мюра,  Л. Бонанфан),  а  также  остается  актуальной 

проблема  презентативности↔непрезентативности  лирической 

прозаической миниатюры (Ц. Тодоров, Н. Ванлен).  

 



Отмеченные  исследователями  признаки  «стихотворения  в 

прозе»  представляются  справедливыми  и  продуктивными  для 

анализа  конкретных  историко-литературных  явлений,  но  они 

акцентируют,  на  наш  взгляд,  отдельные  свойства:  «дуализм», 

«гибридность»,  «гетерогенность»,  «межродовое  образование» 

(С.Е.  Шаталов,  В.И.  Пинковский,  Е.Ю.  Геймбух,  Н.  Венсен-

Мунья, Д. Комб и др.), «прозиметрию» (Ю.Б. Орлицкий), «пере-

ход от наррации к медитации» (В.И. Тюпа), «маргинальность» и 

«нарушение  непрерывности»  (М.  Милнер),  «конфликт  речевых 

кодов» (Б. Джонсон), «жанровую мутацию» (М. Мюра). Законо-

мерно,  что  в  определениях  лирической  прозаической  миниатю-

ры  частотным  становится  указание  на  различные  жанровые 

стратегии, свойственные текстам.  

Актуальность исследования. Несмотря на возрастающий 

в последние годы интерес к изучению «стихотворения в прозе», 

жанровый  статус  этого  литературного  явления  остается  по-

прежнему  дискуссионным.  В  отечественных  и  зарубежных  ис-

следованиях поэтика лирической прозаической миниатюры рас-

сматривается изолировано, в рамках одной национальной тради-

ции.  Представляется  продуктивным  сравнительно-исторический 

подход  к  данному  явлению,  поскольку  он  помогает  проследить 

процесс  формирования  жанрового  инварианта,  а  также  разгра-

ничить  доминантные  и  факультативные  признаки  жанра.  Сис-

темное сопоставление циклов И.С. Тургенева и А. Бертрана, ко-

торое  позволило  бы  уточнить  характер  жанровой  рефлексии  в 

период создания «стихотворения в прозе», до сих пор не прово-

дилось.  

И.С.  Тургенев  начинает  работать  над  циклом  «Posthuma» 

(затем  «Senilia»)  в  конце  70-х  годов,  когда  произведения  фран-

цузских  авторов  уже  приобретают  определенную  известность. 

Поэтому  в  отличие  от  ряда  исследователей  (Ю.Б.  Орлицкий, 

Е.Ю.  Геймбух)  мы  полагаем,  что  произведение  Тургенева  со-

держит следы внутреннего диалога с французской литературной 

традицией. В этом диалоге отчетливо проявляется национальная 

специфика и исторические корни стихотворения в прозе как но-

вого жанрового образования.  

Цель работы: на материале сопоставления цикла «

Senilia. 

Стихотворения  в  прозе»  И.С.  Тургенева  с  «Гаспаром  из  тьмы» 

А.  Бертрана  определить  доминантные  признаки  «стихотворения 



 

в  прозе»  в  период  формирования  жанра  во  французской  и  рус-



ской литературах.  

В  связи  с  поставленной  целью  предполагается  осуществ-

ление следующих задач

1.  Рассмотреть  жанрообразующие  принципы  стихотворе-

ния  в  прозе  в  контексте  поэтологических  теорий  конца 

XVIII−XIX веков. 

2.  Определить  характер  литературной  рефлексии  в  циклах 

А.  Бертрана  и  И.С.  Тургенева  в  аспекте  диалога  художника  с 

миром культуры. 

3.  Выделить  основные  модели  субъектно-речевой  органи-

зации  циклов  Бертрана  и  Тургенева  и  обозначить  переход  от 

субъекта  действия  к  лирическому  субъекту  в  нарративе  «воспо-

минания».  

4.  Проследить  механизм  жанровых  транспозиций  (переос-

мысление  и  реактуализацию  традиционной  топики)  в  стихотво-

рениях в прозе А. Бертрана и И.С. Тургенева. 

5.  Исследовать  особенности  и  функциональность  индиви-

дуального  визуального  ритма  (сегментация  текста  и  типографи-

ческие знаки) в композиции лирической прозаической миниатю-

ры. 


Основным объектом исследования стали миниатюры цик-

лов « Gaspard de la Nuit: fantaisies a la maniere de Rembrandt et de 

Callot»  A.  Bertrand  (65)  и  «Senilia.  Стихотворения  в  прозе»  (83) 

И.С.  Тургенева.  В  качестве  материала  для  сопоставительного 

анализа  в  диссертации  использованы  баллады  сборника 

«Ballades,  legendes  et  chants  populaires  de  l’Angleterre  et  l’Ecosse 

par  Walter  Scott,  Thomas  Morre,  Chambell  et  les  anciens  poetes, 

publies  et precedes  d’une  introduction par Francois-Adolphe Loeve-

Veimars» (1825), ранние редакции и варианты «Гаспара из тьмы» 

А. Бертрана и «Стихотворений в прозе» И.С. Тургенева. В рабо-

те использованы материалы НКРЯ и TLFI. 

Предмет исследования − специфика

 жанровой рефлексии 

и сравнительная типология циклов «Гаспар из тьмы» А. Бертра-

на  и  «Senilia.  Стихотворения  в  прозе»  И.С.  Тургенева  в  период 

формирования  лирической  прозаической  миниатюры  во  фран-

цузской и русской литературах.  

Методика  и  методология  исследования.  Теоретическую 

основу  диссертации  составляют  труды  отечественных  и  зару-

 



бежных  литературоведов.  Исследования  А.М.  Пешковского, 



Ю.М.  Лотмана,  М.Л.  Гаспарова,  Б.В.  Томашевского,  Ю.Б.  Ор-

лицкого,  М.М.  Гиршмана,  М.И.  Шапира  обозначили  подход  к 

проблеме соотношения стиха о прозы. В вопросе истории жанра 

«стихотворения  в  прозе»  во  французской  литературе  мы  ориен-

тировались  на  работы  С.  Бернар,  М.  Паран,  Н.  Венсен-Мунья, 

Ц. Тодорова, М. Сандра, А. Корба, М. Милнера, Н.И. Балашова, 

В.И.  Пинковского.  Изучение  жанра  стихотворения  в  прозе  в 

творчестве  И.С.  Тургенева  предполагало  обращение  к  работам 

Н.Р. Левиной, Л.Н. Иссовой, Ж. Зёльдхейи-Деак, И.А. Беляевой, 

Е.Ю. Геймбух, и др. Анализ исторической поэтики лирического 

рода  литературы  определили  труды  Ю.Н.  Тынянова,  Л.Я.  Гинз-

бург,  В.Э.  Вацуро,  С.Н.  Бройтмана,  Ю.В.  Шатина.  Основными 



методами,  используемыми  в  работе,  являются  сравнительно

-

исторический и структурно-семантический. 



Научная новизна работы состоит в выявлении нового ра-

курса  исследования  лирической  прозаической  миниатюры.  Ти-

пологическое  сопоставление  явлений,  происходящих  во  фран-

цузской  и  русской  литературах  в  период  кристаллизации  «сти-

хотворения  в  прозе»,  позволяет  определить  его  жанровое  «яд-

ро». Выделение системы топосов на примере циклов А. Бертрана 

и  И.С.  Тургенева  обнаруживает,  что  оба  автора  работают  не  с 

отдельными  текстами,  а  с  жанровым  репертуаром  лирики  в  це-

лом. Исследование элегических топосов в структуре лирической 

прозаической  миниатюры  позволяет  проследить  реализацию 

идиллико-элегических  тем  в  прозаическом  тексте  и  функцию 

экфрасиса в организации эффекта  «остановленного мгновения». 

Историко-литературная  проекция  в  каждом  случае  вскрывает 

историческую  и  индивидуально-авторскую  востребованность 

синтезируемого жанра.  

Теоретическая  значимость  диссертации.  Теоретическое 

значение  исследования  состоит  в  том,  что  проведенный  в  нем 

анализ позволяет проследить процесс формирования жанра сти-

хотворения  в  прозе  в  историко-литературном  контексте  Фран-

ции  и России  XIX  века.  В  работе  предпринята  попытка  опреде-

лить основные свойства поэтики «стихотворения в прозе» и спе-

цифику  диалога  с  литературной  традицией  в  творчестве 

И.С. Тургенева.  Обнаруженные  текстуальные  параллели  позво-



 

ляют  уточнить  комментарии  к  отдельным  прозаическим  миниа-



тюрам. 

Практическая  значимость  работы.  Результаты  диссерта-

ционного исследования могут быть использованы при разработ-

ке  лекционных  и  практических  курсов  зарубежной  и  русской 

литературы XIX века, в рамках спецкурсов и семинаров по про-

блемам  жанрообразования  в  литературе  XIX  века  и  вопросам 

анализа литературного текста.  



Основные положения, выносимые на защиту

 

1. Под стихотворением в прозе мы понимаем прозаический 

жанр,  доминантным  свойством  которого  становится  переход  от 

внешнего  к  внутреннему  (интериоризация  пространства  и  вре-

мени  через  пространство),  что  обусловливает  качественное  из-

менение  субъекта  речи  (момент  «озарения»),  позволяющее  об-

наружить  в  «частном»  наблюдении  проявление  универсального 

закона бытия. 

2.  Стихотворение  в  прозе  воплощает  итоговый  «синтез» 

жанров  в  творчестве  А.  Бертрана  и  И.С.  Тургенева.  Рефлексив-

ность, возврат к себе рассматривается как ведущее свойство тек-

ста, который выступает в качестве экспериментальной площадки 

«интерсемиотического» перевода и актуализирует границы «жи-

вописного» 

и 

«литературного», 



лирического 

и 

эпико-



драматического, «поэтического» и «прозаического». 

3.  Стихотворение  в  прозе  возникает  как  реакция  на  сло-

жившуюся поэтику  «большого» стиля (оссианизм, литературная 

«готика»,  романтическая  элегия  и  баллада,  «прозаизация»  жан-

ров в эпоху реализма) и фиксирует устойчивый репертуар моти-

вов  и  образов  в  тот  момент,  когда  их  риторическая  техника 

представляется  «уходящей  натурой»,  что  обусловливает  элеги-

ческую  тональность  как  в  отношении  «личных»  воспоминаний, 

так и в восприятии «литературного ландшафта».  

4.  Авторы  стихотворений  в  прозе  ориентируются  на  уже 

разработанные  в  литературе  хронотопические  модели,  что,  во-

первых,  является  фактором,  определяющим  малый  объем  ми-

ниатюры,  во-вторых,  создает  суггестивную  образность  текста, 

эстетический  эффект  которого  предполагает  наличие  «общей 

памяти», активизирует культурный и ассоциативный опыт чита-

теля. 


 

5.  Пространственно-временные  модели  стихотворений  в 



прозе  А.  Бертрана  и  И.С. Тургенева  тяготеют  к  топосам,  разра-

ботанным  в  жанрах идиллии,  романтической  элегии  и  баллады. 

Элегический  хронотоп  уединения  и  странничества  составляет 

основу  лирического  сюжета  циклов  и  формирует  «горизонт 

ожиданий» читателя. 

Апробация  работы.  Основные  положения  диссертации 

были  изложены  в  докладах  на  Международной  научной  конфе-

ренции  «Тургенев  и  Франция»  (Москва,  2010),  на Международ-

ной научной конференции, посвященной 190-летию со дня рож-

дения  И.С.Тургенева  «Тургенев  и  мировая  литература»  (Санкт-

Петербург, ИРЛИ (Пушкинский Дом) РАН, 2008), на Всероссий-

ской научно-практической конференции «Проблемы взаимодей-

ствия  языка,  литературы  и  фольклора  и  современная  культура» 

(Уфа,  2011),  на  региональной  научно-практической  конферен-

ции «Лингвометодические и культурологические проблемы обу-

чения  иностранным  языкам  в  поликультурном  пространстве» 

(Уфа,  2007),  на  Международной  научно-практической  конфе-

ренции  «Наследие  М.Акмуллы:  взгляд  через  века»  (Уфа,  2006). 

По теме диссертации опубликовано 14 работ. 



Структура  диссертации:  работа  состоит  из  введения, 

двух  глав,  заключения  и  списка  использованной  литературы 

(195 позиций). Основной текст изложен на 189 с.  

 

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

 

Во  Введении  дается  общая  характеристика  работы,  рас-

сматриваются  различные  концепции  жанра  «стихотворения  в 

прозе»  в  отечественных  и  зарубежных  исследованиях,  обосно-

вывается актуальность темы, формулируются  объект и предмет, 

цель и задачи диссертации, определяется  ее материал и методо-

логия,  отмечаются  научная  новизна,  теоретическая  и  практиче-

ская значимость, приводятся положения, выносимые на защиту. 

В первой главе «Формирование (petits)  poemes en  prose 

во  французской  литературе  первой  половины  XIX  века:  по-

этика  “кадра”  А.  Бертрана»  решаются  три  основные  задачи:

 

рассматривается  историко-литературный  контекст  стихопрозаи-

ческих  опытов  А.  Бертрана  (1807−1841),  определяются  доми-

нантные  признаки  лирической  прозаической  миниатюры  и  ха-

рактер жанровой рефлексии в «Гаспаре из тьмы» (1842).  


 



Раздел  1.1

  «Предпосылки  возникновения  жанра  стихо-

творений  в прозе  во  французской  литературе  конца  XVIII 

– 

начала  XIX  веков»  дает  обзор  основных  проблем  жанровой 

классификации «поэтической прозы» конца XVIII  − начала XIX 

веков.  Рассмотрение  истоков  лирической  прозаической  миниа-

тюры  во  французской  литературе  второй  половины  XVIII  века 

демонстрирует  взаимосвязь  между  двумя  процессами:  утвер-

ждение  прозы  в  поэтологических  теориях  эпохи  и  появление 

новой концепции «лирического». Наиболее близким прообразом 

«стихотворения  в  прозе»  послужил  прозаический  перевод,  а  за-

тем его стилизация («Мадегасские песни» Э. Парни, «Индейские 

песни»  Р.  де  Шатобриана).  Перевод  и  «подражание»  вырабаты-

вают  модели  «сокращения»  оригинала. Своеобразие  их  целевой 

установки  состоит  в  том,  что  они  предполагают  отсылку  к  пре-

цедентному  стихотворному  тексту,  существующему  в  рамках 

другой  литературы.  Сходный  механизм  обнаруживается  и  на 

материале  русской  литературы  в  период,  предшествующий  по-

явлению цикла «Senilia» И.С. Тургенева. 

В  разделе  1.2  «Создание  жанровой  модели  стихотворе-

ния в прозе в “Гаспаре из тьмы” А. Бертрана»  определяются 

структурные принципы лирической прозаической миниатюры.  



Подраздел  1.2.1  «Романтическая  баллада  как  исходная 

модель  “Гаспара  из  тьмы”»  посвящен  проблеме  генезиса  бер-

трановской  миниатюры  и  специфике  жанровых  транспозиций  в 

«Гаспаре  из  тьмы».  Сопоставления  бертрановских  текстов  с  пе-

реводами  А.-Ф.  Лёве-Веймара  дает  основания  полагать,  что 

французский  романтик  использовал  сборник  «Английских  и 

Шотландских  баллад»  в  качестве  текста-источника  как  отдель-

ных  миниатюр  («Ундина»,  «Жан  де  Тий»),  так  и  подразделов 

цикла («Ночь и  ее причуды», «Хроники», «Испания и Италия»). 

В  «стихотворении  в  прозе»  сохраняется  общая  сюжетная  схема 

романтической  баллады  (ситуация  «встречи»,  драматический 

диалог,  мотив  посулов  и  угроз),  но  при  этом  происходит  ряд 

структурных смещений, повлекших за собой создание новой мо-



дели текста. Таким образом, определение роли балладного сце-

нария  в  формировании  лирической  прозаической  миниатюры 

позволяет  обнаружить «реликты» данного жанра в «стихотворе-

ниях в прозе» И.С. Тургенева.  

 

10 


Подраздел  1.2.2  «Создание  “новой  прозы”  и  авторская 

рефлексия  в  двух  вариантах  Предисловия:  имплицитная 

концепция жанра “фантазий”» посвящен проблеме жанрового 

своеобразия  второй  редакции  «Гаспара  из  тьмы»  (1835-1836). 

Сопоставительный  анализ  двух  предисловий  к  циклу  позволяет 

уточнить  авторскую  стратегию:  отказ  от  нарратива  в  прозаиче-

ском  тексте.  Эта  тенденция  проявляется  в  разложении  «исто-

рии» на серию кадров, изолированность которых достигается за 

счёт  циклической  рекурсивности  и  четкого  маркирования  гра-

ниц, в том числе и с помощью пунктуации. 

Во второй редакции смещение и отрицание жанровых гра-

ниц  (отход  от  «новеллистической»  прозы,  отсутствие  указаний 

на  перевод-«подражание»,  непривычная  сегментация  прозаиче-

ского  текста)  сочетается  с  восстановлением  традиционной, пре-

жде  всего  для  стихотворных  жанров,  топики  («дева-роза»,  «го-

тические» руины, «песнь ундины», «книга судьбы», обращение к 

«героическому  прошлому»)  и  активным  использованием  рито-

рических  фигур  (антитеза,  хрия,  хиазм,  различные  виды  града-

ций).  Данная  стратегия  видовых  транспозиций  представляется 

универсальным  качеством  «стихотворения  в  прозе»  в  период 

кристаллизации жанра, поскольку аналогичные примеры мы об-

наруживаем и в цикле И.С. Тургенева. 

Изучение  композиционных  моделей  (подраздел  1.2.3 

«Композиционные  приемы  создания  “новой  прозы”:  визу-

альный  ритм  “Гаспара  из  тьмы”  А.  Бертрана»)  позволяет 

прояснить  механизм  жанровой  трансформации.  Исследователи 

справедливо указывают на ограниченное число текстовых моде-

лей цикла, в которых преобладают рамочные структуры, обычно 

усиленные  тематическим  параллелизмом  первого  и  последнего 

абзацев  (С.  Бернар,  Н.  Венсен-Мунья,  М.  Милнер,  Ф.  Бера-

Эскье).  Регулярность  построения  миниатюр  позволяет  нам  сде-

лать вывод о стремлении автора к унификации текстов, наделен-

ных  различными  жанровым  потенциалом.  Данная  установка 

реализуется  в  создании  единого  визуального  ритма.  Дизъюнк-

ция, являющаяся основной стратегией фразы в границах абзаца-

строфы  (далее  АС),  уравновешивается  единством  точки  зрения 

субъекта  восприятия.  Визуальный  ритм  бертрановского  текста 

позволяет  акцентировать  переход  от  рассказа  к  рефлексии  по 



 

11 


поводу  литературных  моделей  жанров-источников  «неистового 

романтизма».  

В  разделе  1.3  «Топика  стихотворений  в  прозе  А.  Бер-

трана» анализ традиционных формул, воспринятых лирической 

прозаической миниатюрой, выстроен в соответствии с жанрово-

тематическим принципом. 

Подраздел  1.3.1  «Жанр  экфрасиса  и  аллюзии  на  сюже-

ты  изобразительного  искусства  в  “Гаспаре  из  тьмы”»  рас-

крывает  значение  живописных  аллюзий  в  организации  визуаль-

ного  пространства  бертрановских  миниатюр.  Упоминание  двух 

известных мастеров офорта в заглавии произведения задает про-

екцию  на  восприятие  последующих  «книг»  как  экфрасисов,  за-

ставляя напрямую соотносить «Фламандскую школу» с живопи-

сью П. Рембрандта, а «Старый Париж»  − с офортами Ж. Калло. 

Литературные  произведения,  ориентированные  на  изобрази-

тельный  сюжет  или  арт-объект,  неизбежно  приобретают  функ-

цию  текста-загадки,  запускают  механизм  порождения  ассоциа-

ций  и  активизируют  культурную  память  читателя.  Именно  эта 

«вторичность»  (способность  вызывать  визуальные  образы,  не 

используя  при  этом  детальные  описания,  а  отсылая  к  прецеден-

ту) запускает механизм «припоминания» и работает на создание 

лирической  эмоции.  Суггестивность  текста,  «намекающее»  сло-

во  выделяются  нами  как  основная  рецептивная  стратегия  про-

заической миниатюры Бертрана.  

На  примере  миниатюр  «Моя  хижина»,  «Прокаженные», 

«Октябрь»,  «Шевреморт»,  «Еще  одна  весна»  рассматривается 

типология пространственно-временных моделей «стихотворения 

в  прозе»  («идеальный  ландшафт»,  «элегический  пейзаж»)  и  со-

путствующих  им  мотивов  «героического  прошлого»,  «мимолет-

ности  времени»,  обращение  к  «мертвой  возлюбленной»  (под-

раздел 1.3.2. « “Идеальный ландшафт” и элегический хроно-

топ в “Гаспаре из тьмы” А. Бертрана»). Персонажи миниатюр 

связаны  во  французской  культуре  с  идиллически-пасторальной 

традицией  (савояры,  маленькие  угольщики,  фламандцы).  Бер-

тран  обращается  к  пространственной  модели  идиллии,  воспро-

изводит  ее  базовые  компоненты  (сад,  хижина,  ручей,  роща).  Но 

лирический  герой  его  миниатюр  отделен  от  «идеального»  ланд-

шафта  временнoй  дистанцией  (мир  мечты,  ментальное  про-

странство  воспоминания).  Характерно  постепенное  сужение  ви-

 

12 


зуального мира, стремление ограничить его рамками кадра и по-

следующий  переход  от  окна-«картины»  к  книге  с  иллюстрация-

ми (движение от «природного» ландшафта к артефакту). 

Особый интерес  А. Бертрана к топосам идиллии, элегии и 

баллады  обусловлен,  на  наш  взгляд,  несколькими  факторами. 

Во-первых, это – жанры, репрезентированные стиховой формой, 

но  достаточно  свободные  в  отношении  структурных  признаков 

(размер, тип строфической организации и рифмовки). Однако их 

формально-содержательные  элементы:  хронотоп, мотивы,  лири-

ческий  субъект  –  остаются  узнаваемыми  и  при  «переводе»  в 

прозаическую  речь.  Доминирование  именно  этих  сценариев  в 

период  формирования  «стихотворения  в  прозе»  представляется 

неслучайным, что будет нами рассмотрено на примере тургенев-

ского  цикла.  Топика  служит  катализатором  лирической  эмоции 

и  создает  условия  для  оформления  лирической  ситуации.  Во-

вторых,  в  сознании  современников  Бертрана  идиллия,  элегия  и 

баллада  имели  визуальные  аналоги  (иллюстрации  в  романтиче-

ских  альманахах,  жанровые  пасторальные  «картинки»,  мемори-

альная скульптура). Данная установка на визуализацию образов-

воспоминаний  работает  на  создание  элегической  тональности 

«Гаспара из тьмы».  

В  разделе  1.4  «Ранние  редакции  прозаических  миниа-



тюр  и  поэтика  «остановленного  мгновения»  в  “Гаспаре  из 

тьмы”»  рассматриваются  парные  тексты  «Прачки»  и  «Жан  де 

Тий»,  два  варианта  миниатюры  «Октябрь»,  «Походная  фляга  и 

флажолет»  и  «Колдовской  наигрыш  Жеана  из  Витто»,  позво-

ляющие  уточнить  изменения,  внесенные  автором  в  первона-

чальный  текст,  и  классифицировать  субъектную  организацию 

лирической прозаической миниатюры.  

Французские  исследователи  (Н.  Венсен-Мунья,  Л.  Бонан-

фан) отмечают объективность письма и отсутствие выраженного 

лирического  «я»  в  большинстве  миниатюр  цикла,  что,  на  наш 

взгляд, не вполне точно определяет природу субъектной органи-

зации  «Гаспара  из  тьмы».  Во-первых,  лирический  субъект  про-

являет  себя  в  миниатюрах,  находящихся  в  «сильной  позиции» 

цикла:  вступление,  начальное  и  финальное  «стихотворения  в 

прозе», «обрамление» центральной «книги». Во-вторых, дискурс 

основного  субъекта  речи  и  реплики  «персонажей»  различаются 

стилистически  и  имеют  разный  статус.  Последние  выступают  в 



 

13 


орнаментальной  функции,  «чужое»  слово  вырвано  из  контекста 

и представлено как изолированная «случайная» реплика, прежде 

всего  «звучащее»  слово.  Вызываемый  ею  эффект  «диссонанса» 

гармонизируется  на  уровне  композиции  риторическими  конст-

рукциями:  анафорами,  эпифорами,  антитезами.  Чем  большее 

пространство текста занимает  речь «героя», тем явственнее она 

приближается к доминирующей стилевой манере.  

Ш. Сент-Бёв увидел в миниатюрах А. Бертрана «баллады в 

прозе», которые, по  его мнению, должны были привести автора 

к созданию «большого исторического романа» в духе В. Скотта. 

Однако  дижонский  романтик  изобрел  совершенно  иное.  Его 

«фантазии»  утрачивают  связь  с  повествовательными  жанрами, 

т.е. нарративную стратегию прозы. Стихотворения в прозе «Гас-

пара из тьмы» не являются «призраками  романа», как полагает, 

например, М. Мюра, а «иллюстрациями» основных жанров эпо-

хи («исторический анекдот», «драматическая сцена», «баллада о 

благородном разбойнике»). Еще сильнее нарушается логика раз-

вертывания в серии «картин»,  для соединения которых исполь-

зуются  не  причинно-следственные  связи,  а  соположение,  осно-

ванное  на  синтаксическом  параллелизме.  С  другой  стороны, 

проза  Бертрана  дистанцируется  от  фрагмента  с  помощью  четко 

маркированных  границ  текста.  Итак,  текст  Бертрана  иллюстри-

рует  движение  от  стихов  к  прозе:  Бертран  создает  подчеркнуто 

сегментированный  и  структурированный  вариант  прозаической 

миниатюры. Позднее авторы, в том числе и И.С. Тургенев, отка-

зываются  от  подобного  принудительного  членения  абзацев. 

Сравнение  с  «Гаспаром  из  тьмы»  позволяет  отчетливее  опреде-

лить движение тургеневского текста от крупных и средних пове-

ствовательных  форм  к  миниатюре:  сокращение  повествователь-

ной фабулы до размеров миниатюры, аллюзии на известные сю-

жеты и «классические» романные ситуации.  

«Классификационный»  принцип  Бертрана проявляется  и в 

организации цикла по «жанрам»: тексты-экфрасисы («жанровые 

картинки»),  «фантастические»  романтические  баллады,  «хрони-

ки», «идиллические» и «элегические» миниатюры. Субъект вос-

приятия  эволюционирует  в  рамках  цикла  от  «созерцателя»  кар-

тин  фламандской  школы  и  гравюр  старого  Парижа  к  филосо-

фичным миниатюрам последней книги (кн. 6, 46−52), в которых 

лирическое «я» проявляет себя активнее.  

 

14 



Миниатюры  «Гаспара  из  тьмы»  в  силу  эксплицитности 

формальных  признаков  стали  объектом  имитаций  (А.  Уссе,  Л. 

Кладель, А. Мюрже, бр. Гонкуры). Симптоматично, что, называя 

(не  без  иронии)  своим  предшественником  А.  Бертрана,  Ш.  Бод-

лер  констатирует  отход  от  текстуальной  модели  «Гаспара  из 

тьмы». Однако сам факт преодоления свидетельствует о том, что 

текст  Бертрана  воспринимается  в  качестве  исходной  точки,  с 

которой соотносят собственное творчество последующие авторы 

«стихотворений в прозе».  

Во  второй  главе  «Синтез  жанров  в  творчестве  И.С. 



Тургенева:  поэтика  «остановленного  мгновения»  в  “

Senilia. 

Стихотворения  в  прозе”»  мы

  рассматриваем  следующие  во-

просы:  истоки  лирической  прозаической  миниатюры  в  русской 

литературе и творчестве И.С. Тургенева, своеобразие жанрового 

диалога, особенности субъектной организации и формы перехо-

да от наррации к медитации в тургеневском цикле. 

Классификация  прототипических  форм  «стихотворения  в 

прозе»  дается  на  основании  работ  М.Л. Гаспарова,  М.М.  Гирш-

мана,  Ю.Б.  Орлицкого,  посвященных  исследованию  оппозиции 

стиха  и  прозы  (раздел  2.1  «Истоки  жанра  “стихотворения  в 

прозе”  в  русской  литературе  конца 

XVIII  –  начала  XIX  ве-

ков»).  Спектр  переходных  форм  (прозаический  перевод,  псев-

доперевод,  журнальная  «литературная  смесь»)  позволяет  уста-

новить, что интерес к «стихопрозе» возникает в русской литера-

туре  приблизительно  в  тот  же  период,  что  и  во  Франции  (по-

следняя треть XVIII – начало XIX веков). Это свидетельствует, с 

одной  стороны,  о  типологически  сходной  ситуации:  доминант-

ное положение стиха в культурной парадигме, представление об 

особом  статусе  поэтического  языка  и  всё  более  жесткая  регла-

ментация  стихотворной  речи  вызывают  стремление  к  либерали-

зации  «поэтического  творчества»,  к  утверждению  нетождест-

венности  лирического  и  стихотворного.  С  другой  стороны,  это 

сходство  обусловлено  ориентацией  русской  культуры  преиму-

щественно на французскую модель в целом, в том  числе и в ка-

честве  предпочтительного  посредника  иноязычной  литературы 

(как  известно,  античных,  английских  и  нередко  восточных  по-

этов на рубеже XVIII – XIX веков читали, в основном, во фран-

цузских прозаических переводах). 


 

15 


Исходя из типологической общности явлений, можно кон-

статировать  определенную  близость  «ситуаций»  Бертрана  и 

Тургенева  как  инициаторов  нового  жанрового  образования,  с 

одним существенным, как нам представляется, отличием: в слу-

чае русского писателя текстуальные модели лирической прозаи-

ческой  миниатюры  уже  существуют  в  рамках  иной  литературы. 

Описанию  литературно-биографического  контекста  цикла  по-

священ  раздел  2.2  «Стихопрозаические  опыты  в  творчестве 



И.С.  Тургенева  и  синтез  жанров  в  “Стихотворениях  в  про-

зе”».  Здесь  отмечается,  что  отсутствие  прямых  свидетельств 

знакомства  И.С.  Тургенева  с  текстом  «Гаспара  из  тьмы»  не  ис-

ключает  сам  факт  «диалога»  с  бертрановской  моделью  прозаи-

ческой  миниатюры.  Французская  модель  прозаической  миниа-

тюры  представляется  предметом  переосмысления  и  отталкива-

ния.  «Молчание»  может  выступать  в  данном  случае  формой 

скрытой полемики, имплицированной в сам литературный текст.  

Первоначальное заглавие цикла «Posthuma» имеет, на наш 

взгляд,  одну  неотмеченную  исследователями  проекцию:  первые 

образцы, прежде всего «Гаспар из тьмы» А. Бертрана и «Париж-

ский  сплин»  Ш.  Бодлера,  вышли  после  смерти  авторов,  что  на 

тот  момент  определило  восприятие  циклов  «poemes  en  prose» 

как посмертных произведений.  

Раздел 2.3 «Топика “Стихотворений в прозе” И.С. Тур-

генева» посвящен анализу пространственно

-временных моделей 

и традиционных формул. В качестве проводника литературных и 

культурных кодов в цикле «Senilia» используются определенные 

топосы.  

Приемы жанровой транспозиции исследуются в  подразде-



ле 2.3.1 («Балладный» сюжет). Событие встречи с персонажем 

«иного» мира организует сюжет стихотворений в прозе Тургене-

ва:  «Старуха»,  «Встреча»,  «Соперник»,  «Посещение»,  «Насеко-

мое»,  «Я  встал  ночью...»  «Когда  я  один...»  (Двойник).  Лириче-

ская прозаическая миниатюра не имеет развернутой пространст-

венно-временной структуры, напротив, используется достаточно 

ограниченный набор моделей, через которые реализуется ситуа-

ция «встречи» и «перехода» (хронотоп «дороги», локусы «окна» 

и «порога»).  

Как  показывают  результаты  исследования,  балладный  сю-

жет «вторжения» намечен в «стихотворении в прозе» пунктирно, 

 

16 



преобразован  в  лирический,  но  сохранены  основные  моменты, 

указывающие  на  балладный  контекст  (ситуация  «встречи»  с 

призраком, голос-призыв, могила). Балладная ситуация выступа-

ет катализатором лирической эмоции, задает параметры для реа-

лизации метафоры «призрак минувшего», тем самым, осуществ-

ляя перевод «частного мгновения» бытия во вневременную, «по-

этическую»  сферу.  Сопоставление  миниатюры Тургенева  «Фан-

тазия» с текстами В.А. Жуковского, А.А. Дельвига, Ф.Н. Глинки 

демонстрирует,  что  «стихотворение  в  прозе»  ориентируется  не 

на  определенный  текст-источник,  а  на  топос  фантазии,  сложив-

шийся в лирике 1810-1830-х годов. Миниатюра призвана напом-

нить о поэтической традиции и реактуализировать поэтологиче-

ский миф (особое благоволение богини фантазии к поэтам).  

В подразделе 2.3.2 «Идиллический хронотоп»  выявлены 

и  определены  функции  топосов  «идеального  ландшафта»,  «ост-

рова  блаженных»,  «хижины»,  в  частности,  в  переосмыслении 

романтической  антитезы  мира  Горы  и  мира  Долины,  которая 

реализуется в миниатюрах «Разговор»,  «У-а, у-а».  Анализ пока-

зал,  что  в  «стихотворении  в  прозе»  ослабевает  функциональ-

ность топографических деталей как места действия, но происхо-

дит  символизация  пространства.  Хронотоп  становится  знаком 

литературной  и,  шире,  культурной  традиции:  «античной» 

(«Нимфы»),  идиллически-пасторальной  («Деревня»,  «Лазурное 

царство»), романтической («Разговор», «Уа-уа»).  

Элегическая  модель  как  жанр-источник  лирической  про-

заической миниатюры рассматривается в подразделе 2.3.3 «Эле-

гические  топосы».  Элегический  модус  определяет  содержание 

и  тональность  миниатюр,  принадлежность  которых  к  лириче-

ским  текстам  не  вызывает  сомнений  («Собака»,  «Роза»,  «Ним-

фы», «Голуби», «Как хороши, как свежи были розы...», «Стой!», 

«Дрозд I», «О моя молодость! О моя свежесть!», «Когда меня не 

будет...»). Основной тематический комплекс и топика переходят 

в  «стихотворения  в  прозе»  из  жанра  элегии,  расцвет  которой  в 

русской  литературе  приходится  на  1800–1820-е  годы.  Доми-

нантной  моделью  тургеневского  цикла  становится  элегический 

«пейзаж души». Традиционные идиллико-элегические мотивы и 

образы  («сельский  пейзаж»,  «острова  блаженных»,  «элизиум 

любовников»,  «дева-роза»,  «безбрежный  океан»,  «мертвое  бре-

мя»)  выполняют,  как  мы  думаем,  функцию,  аналогичную  «се-


 

17 


мантическому  ореолу  метра»  (М.Л.  Гаспаров),  и  запускают  ме-

ханизм  культурной  памяти.  Возникающая  у  читателя  эмоция 

воспоминания  придает  тексту  лирическое  звучание  (рассказ  о 

событии  трансформируется  в  заклинание  Времени)  и  создает 

условия для перехода от нарратива к медитации. 

Интерсемиотический  диалог  между  живописью  и  литера-

турным текстом мы исследуем на примере миниатюр «Черепа», 

«Два  брата»,  «Сфинкс»,  «Necessitas,  vis,  libertas»  (подраздел 



2.3.4 Тексты

-экфрасисы) Эффект  «остановленного мгновения» 

обусловливает  перевод  изобразительного  сюжета  в  литератур-

ный  текст.  Важным  конструктивным  приемом  становится 

«внутренняя» точка зрения. Основной субъект речи транслирует 

впечатление, которое  читатель наполняет собственным визуаль-

ным  опытом.  Отсылка  к  «смутно-знакомым»  образам  включает 

механизм  персонализации  впечатления.  Переход  экфрасиса  в 

аллегорию  происходит  в  миниатюре  «Сфинкс».  Сделанные  на-

блюдения позволяют прийти к выводу, что сходство композици-

онных  приемов,  в  частности,  повторяющиеся  сюжетные  ситуа-

ции, создают эффект внутренней «рифмовки».  

Являясь стилизацией различных жанров (притчи, легенды, 

аллегории),  стихотворение  в  прозе  заимствует  характерные  для 

них  топосы,  но  подчиняет  их  собственной  модели.  Подобный 

«перевод»  проанализирован  на  примере  пространственно-

временной  организации  миниатюры  «Восточная  легенда»  (под-



раздел 2.3.5 Притча, восточная легенда и аполог)

.  


Исследование «стихотворений в прозе» показало, что наи-

более  часто  И.С.  Тургенев  обращается  к  топике  поэзии  первой 

половины  XIX  века  и  создает  жанровые  модификации  литера-

турной  баллады,  элегии,  идиллии,  аполога,  восточной  легенды, 

аллегории.  Утрачивая  актуальность  для  лирики  середины  XIX 

века,  жанровые  топосы  и  риторические  клише  переходят  в  про-

зу,  в  частности,  в  качестве  локальных  форм  организации  про-

странственно-временных  отношений  (идиллический  хронотоп, 

элегический пейзаж, топос горы и т.п.). Так элегический пейзаж 

обнаруживается  во  многих  повестях  и  романах  Тургенева  (фи-

нал «Дворянского гнезда», родители на могиле сына в «Отцах и 

детях»,  сочетание  идиллического  и  элегического  хронотопа  в 

«Вешних водах»). В жанре стихотворения в прозе они вновь об-

ретают  автономность  от  нарратива,  их  реактуализация  достига-

 

18 


ется как обновлением дискурса, так и за счет приема реализации 

традиционных метафор.  



Раздел  2.4  «Поэтика  “остановленного  мгновения”  в 

“Стихотворениях в прозе»” И.С. Тургенева» посвящен анали-

зу  субъектно-речевой  организации  миниатюр  «Собака»,  «Конец 

света (сон)», «Нимфы», «Природа», «Повесить  его!», «Что я бу-

ду  думать?»,  «Стой!»,  «Кубок»  .  Композиционное  строение 

текста,  его  дискретность  ослабляет  линейное  развертывание 

«истории», что в  свою  очередь приводит к изменению функции 

«первичного  нарратора»,  которая  не  сводится,  на  наш  взгляд,  к 

вводу  «основного»  рассказчика,  а  устанавливает  тесные  связи  с 

соседними  миниатюрами.  Между  стихотворениями  в  прозе  воз-

никает  большая  интерференция  мотивов  и  коннотативных  зна-

чений,  границы  отдельных  миниатюр  более  проницаемы,  чем  в 

прозаическом  цикле,  например,  в  «Записках  охотника».  Данное 

качество  обусловлено наличием новой дискурсивной инстанции 

в субъектной  организации «Senilia»: лирический субъект прояв-

ляет себя в лиминальном сюжете цикла. Термин «ментальный 

сюжет», который применяет Е.Ю. Геймбух, требует, как нам ка-

жется,  уточнения,  поскольку  он  не  определяет  такие  признаки 

сюжета, как «переходность», «нахождение в промежутке».  

Пребывание  лирического  субъекта  в  «пограничной  зоне», 

«промежуточном  состоянии»  (в  миниатюрах  цикла  она  часто 

репрезентирована  «предрассветными  сумерками»,  темпораль-

ными  смещениями,  ситуацией  «порога»)  представляет  отдель-

ные  миниатюры  как  «неполный»  опыт,  обусловливает  «реви-

зию»  наличных  жанровых  форм  литературы.  Очевиден  интерес 

«стихотворения  в  прозе»  к  тем  жанровым  моделям,  в  которых 

актуализируется  сам  процесс  перехода,  преодоления  границы 

(«аллегория», «баллада», «элегия», «экфрасис»).  

Событие  в  стихотворении  в  прозе  возникает  в  плане  вос-

поминания,  видения,  медитации,  но  в  фокусе  изображения  ока-

зывается не столько само событие (казус), сколько процесс реф-

лексивного  воспоминания  лирического  субъекта.  Фиксация  не-

повторимо-личного  фрагмента  бытия  реализуется  в  пространст-

ве  памяти  (личное)  и  в  пространстве  культуры  (точка  пересече-

ния  индивидуального  и  всеобщего).  Первое  предстает  в  стихо-

творениях  в  прозе  как  изолированные  друг  от  друга  кадры  вос-

поминаний.  Второе  проявляет  себя  в  узнаваемых  формулах  ис-



 

19 


кусства,  причем  прозаическая  миниатюра  тяготеет  к  погранич-

ным областям, к точке интерсемиотического «диалога»  (прежде 

всего,  литература  –  изобразительное  искусство).  Установка  на 

визуальное восприятие в сочетании со стремлением запечатлеть 

«уходящую  натуру»  приводит  к  закономерному  появлению  эк-

фрасисов  (мотив  «обращения  в  статую»,  барельефы  и  картины, 

аллюзии к известным живописным сюжетам).  

Образы  стихотворений  в  прозе  ограничены  рамками  ми-

ниатюры-«картины»,  лишены  психологического  развертывания, 

предстают  «готовыми»  образами.  Элегический  модус  определя-

ет  тональность  цикла  «Стихотворений  в  прозе»  И.С. Тургенева. 

Гармонизация различных жанровых потенций достигается един-

ством лирического субъекта и стилевой манеры, которая отлича-

ет диалог с жанровыми формами в «Стихотворениях в прозе» от 

стилизаций  рубежа  веков  и  последующей  литературы:  варьиро-

вание жанровых форм не переходит в «игру со  стилями» и «чу-

жим» словом. 

В  Заключении  подводятся  итоги  диссертационной  рабо-

ты.  Определяется  доминантный  признак  «стихотворения  в  про-

зе»:  отсылка  к  прецедентному  тексту,  создание  образа  жанра-

источника.  

Наши наблюдения позволяют сделать вывод, что точки пе-

ресечения  циклов  А.  Бертрана  и  И.С.  Тургенева  обусловлены 

несколькими факторами. Во-первых, их объединяет статус «пер-

вооткрывателей»  и  необходимость  выбора  жанровой  стратегии. 

Во-вторых,  ориентация  на  культурные  коды,  восходящие  к  од-

ним  литературным  источникам  (элегический  герой  шиллериан-

ского  типа, фаустовская  ситуация  «остановленного  мгновения», 

топос  «идеального  ландшафта»  и  т.д.),  определяет  типологиче-

ское сходство на уровне мотивно-образной системы.  

Исходя 

из 


концепции 

жанра 


как 

формально-

содержательного  единства,  одним  из  проявлений  которого  ста-

новится  способ  моделирования  художественного  мира,  мы  ви-

дим  своеобразие  «стихотворения  в  прозе»  в  том,  что  оно  апел-

лирует  к  «внеэстетической  действительности»  через  тексты-

медиаторы.  Специфика  художественной  условности  здесь  на-

прямую  связана  с  «автономной»  концепцией  литературы,  кото-

рая начинает формироваться в эпоху романтизма.  

 

20 



Данное свойство лирической миниатюры определяет инте-

рес  авторов  к  тем  жанровым  моделям,  которые  актуализируют 

представление  о границе («уединенность» гармонического мира 

в  идиллии,  временная  дистанция  в  элегии,  граница  между  ус-

ловно-реальным  и  фантастическим  в  балладе,  между  субъектом 

восприятия и изображенным миром в экфрасисе).  

Лирическая  прозаическая  миниатюра  XIX  века  репрезен-

тирует  новый  тип  сочетания  лиризма  (субъективные  «личные» 

переживания героя предстают как эстетически значимые)  с тра-

дицией философской прозы (афоризм, максима, сентенция, алле-

гория),  рассматривающей  единичное  в  категории  всеобщего. 

При  этом  само  соотношение  компонентов  может  варьироваться 

в рамках индивидуальной авторской системы и по-разному про-

являться в текстах отдельных миниатюр.  

Сущностное  отличие  французской  и  русской  моделей 

«стихотворения в прозе» видится в том, что  они выражают раз-

личное отношение к внеэстетической действительности. Бертран 

стремится реализовать «автономные» задачи литературного тек-

ста,  что  представляется  созвучным  эстетическим  установкам, 

реализованным позднее в творчестве парнасцев (поиски литера-

турного эквивалента пластического  образа, стремление к точно-

му  слову,  отсутствие  формальной  выраженности  субъекта  вос-

приятия). Подобное применение жанра вполне могло показаться 

русскому писателю «легковесным». В цикле Тургенева в качест-

ве поэзии предстает медитативная проза, что в целом соответст-

вует  культурной  модели  русской  литературно-философской 

мысли. Поиски «формулы искусства» дополняются стремлением 

обнаружить  «формулу  жизни».  Данная  интенциональная  уста-

новка  обусловливает  эксплицитность  оценок,  генерализирую-

щую  функцию  «личного»  опыта  и  дидактизм,  характерные  для 

цикла И.С. Тургенева. 

 

Основные  положения  диссертации  отражены  в  сле-



дующих публикациях:

 

1. Рыбина,  М.С.  «Идиллический»  хронотоп  в  цикле 



И.С.Тургенева  «Senilia»  /

  М.С.  Рыбина  //  Вестник Поморского 

университета. 2008. №13. 

 С. 230−235. (издание, рекомендован-

ное ВАК). 0,5 п.л.

 

 

21 


2. Рыбина,  М.С.  Трансформация  нарративных  элементов 

в  стихотворениях  в  прозе  А.  Бертрана  и  И.С.  Тургенева  / 

М.С.

 Рыбина  //  Гуманитарные  исследования  в  Восточной 

Сибири и на Дальнем Востоке. 2009. № 3 (7). С. 40−45 (издание, 

рекомендованное ВАК). 0,5 п.л.

 

3. Рыбина,  М.С.  Элегический  сценарий  в  «стихотворени-

ях в прозе» (на примере циклов А. Бертрана и И.С. Тургенева)



М.С.

 Рыбина  //  Гуманитарные  исследования  в  Восточной 

Сибири  и  на  Дальнем  Востоке.  2011.  №  1.  С.  54−60.  (издание, 

рекомендованное ВАК). 0,5 п.л.

 

4. Рыбина,  М.С.  Поэтика  «остановленного  мгновения»  в 

«Гаспаре  из  тьмы»  А.  Бертрана  и  в  «Стихотворениях  в  прозе» 

Тургенева  / М.С.  Рыбина  //  И.С. Тургенев.  Новые  исследования  и 

материалы  /  ИРЛИ  (Пушкинский  Дом)  РАН.  М.;  СПб.,  2011.  С. 

62–68. 


5. Рыбина,  М.С.  «Стихотворения  в  прозе»  Ш.  Бодлера  и 

И.С. Тургенева как лирические циклы / М.С. Рыбина //Актуальные 

проблемы  филологии:  Материалы  научно-практической  конфе-

ренции (7 мая 1997). Уфа, 1997. С. 17–20. 

6. Рыбина,  М.С.  Тема  смерти  и  ее  роль  в  лирическом  цикле 

«Senilia» И.С.Тургенева / М.С. Рыбина // Образование, язык, куль-

тура  на  рубеже  ХХ–ХХI  веков:  Материалы  международной  науч-

ной  конференции  (22-25  сентября  1998).  Ч.3.  Уфа,  1998.  С.175–

177. 

7. Рыбина,  М.С.  Пушкинское  отражение  в  стихотворении  в 



прозе  И.С.Тургенева  «Услышишь  суд  глупца»  /  М.С.  Рыбина  // 

Материалы научно-практической  конференции  «Пушкин  и  совре-

менность». Уфа, 1999. С. 66–69. 

8. Рыбина, М.С. «Гаспар из тьмы» А. Бертрана и низшая ми-

фология  /  М.С.  Рыбина  //  Фольклор  народов  России:  Фольклор  и 

фольклорно-литературные  взаимосвязи:  Межвузовский  научный 

сборник. Уфа, 2000. С. 163–173. 

9. Рыбина, М.С. Символика «бури» и ее функции в организа-

ции цикла «Senilia» И.С.Тургенева / М.С. Рыбина // Информатиза-

ция учебного процесса и ее влияние на повышение качества обра-

зования:  Материалы  российской  научно-практической  конферен-

ции (февраль-апрель 2006г.). Ч.1. Уфа, 2006. С. 90–92. 

10. Рыбина, М.С. Псевдопереводы и их роль в формировании 

жанра «стихотворения в прозе»

 

/ М.С. Рыбина // Информатизация 



 

22 


учебного процесса и ее влияние на повышение качества образова-

ния:  Материалы  российской  научно-практической  конференции 

(февраль-апрель 2004г.). Ч.1. Уфа, 2004. С. 89–91. 

11.  Рыбина,  М.С.  Композиционная  структура  «Гаспара  из 

тьмы» А. Бертрана / М.С. Рыбина // Наследие М. Акмуллы: взгляд 

через  века:  Материалы  Международной  научно-практической 

конференции 14-15 декабря. Уфа, 2006. Ч.2. С. 81–85. 

12. Рыбина, М.С. Предпосылки возникновения жанра стихо-

творений в прозе во французской литературе конца XVIII – начала 

XIX  веков  /  М.С.  Рыбина  //  Лингвометодические  и  культурологи-

ческие  проблемы  обучения  иностранным  языкам  в  поликультур-

ном  пространстве:  материалы  региональной  научно-практической 

конференции 27.11.2007г. Уфа, 2007. С. 137–141. 

13.  Рыбина,  М.С.  «Поэтика  “остановленного  мгновения”  в 

«Гаспаре  из  тьмы»  А.Бертрана  и  в  «Стихотворениях  в  прозе» 

И.С. Тургенева»  /  М.С.  Рыбина  //  Материалы  международной 

научной  конференции,  посвященной  190-летию  со  дня  рождения 

И.С.  Тургенева  «Тургенев  и  мировая  литература».  ИРЛИ  (Пуш-

кинский Дом) РАН 17−19 сентября 2008г. СПб., 2008.  С. 38–40. 

14.  Рыбина, М.С.  Балладный  сюжет  как  способ  оформления 

снов  в  «Senilia.  Стихотворения  в  прозе»  И.С.  Тургенева/ 

М.С.Рыбина  // Проблемы  взаимодействия  языка,  литературы  и 

фольклора  и  современная  культура:  Материалы  Всероссийской 

научно-практической  конференции,  посвященной  100-летию  Л.Г. 



Барага. Уфа, 2011. С. 223–229. 

 


Поделитесь с Вашими друзьями:


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет