Т. В. Шевякова Редакциялық алқа мүшелері


ОСОБЕННОСТИ ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ Ли Ин -



жүктеу 1.25 Mb.
Pdf просмотр
бет2/12
Дата24.03.2017
өлшемі1.25 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

ОСОБЕННОСТИ ЦВЕТООБОЗНАЧЕНИЯ В РУССКОМ ЯЗЫКЕ Ли Ин - 
преподаватель института иностранных языков Северо-Восточного университета (Китай) 
Человеку свойственно постоянное стремление называть предметы и явления, которые его окружают. 
Цветовая картина мира не является исключением, поэтому у лингвистов цветонаименования - одна из самых 
популярных лексических групп. Языковеды, типологии и этимологи исследовали десятки языков и пришли к 
выводу,  что  существует  ряд  универсальных  черт  в  системе  цветооизначения.  Кроме  того,  различные 
отношения  к  тому  или  иному  оттенку  отражаются  в  образных  выражениях,  идиомах  и  поговорках, 
существующих  в  языке,  аккумулирующем,  по  утверждению  В.Г.  Костомарова,  социально  -  историческую. 
Интеллектуальную и эмоциональную информацию конкретно национального характера. 
Существуют  различные  точки  зрения  по  вопросу  тою,  что  лежит  в  основе  цветообозначения  и  й. 
Английские ученые Берлин и Кей изучали этимологию цвета и пришли к выводу, что 95% цветов происходят 
от названий предметов, и лишь 5% слов не имеет четкой этимологии. Берлин и Кей провели эксперимент на 
материале 20 языков из различных языковых групп, и пришли к следующим результатам: 
1.
 
Для  всех  выбранных  языков  существует  единый  набор  из  II  базовых  цветов:  белый,  черный, 
красный, зеленый, желтый, синий, коричневый, фиолетовый, розовый, оранжевый, серый. 
2.
 
Наличие тех или иных цветонаименований зависит от общего количества данных терминов в 
языке: 
-
 
все языки содержали названия для белого и черного цветов; 
-
 
если в языке было 3 цвет наименования, то среди них обязательно было слово «красный», 
-
 
если 4, то четвертым обязательно было слово «зеленый» или «желтый»; 
-
 
если 5, то среди них обязательно были слова «зеленый» и «желтый»; 
-
 
если 6, то шестым обязательно было слово «синий»; 
-
 
если 7, то седьмым обязательно было слово «коричневый»; 
-
 
если  в  языке  было  8  и  более  цветонаименований,  то  среди  них  обязательно  были  слова 
«фиолетовый», <<розовый», «оранжевый» или «серый». 
Сопоставляя  систему  цветообозначенин  в  разных  языках  исследователи  неизменно  отмечают 
особенность русского, в котором для обозначения синего цвета существуют два основных названия - синий и 
голубой. Следовательно, если в других индоевропейских языках группа основных цветообозначений включает 
11 слов, то в русском языке она состоит из 12, 
В  истории  русской  культуры  синий  цвет  занимал  особое  место.  Из  анализа  памятников  русского 
фольклора  видно,  что  синий  обычно  наделялся  магическими  свойствами.  Прежде  всего,  он  был  связан  с 
водой, которая, в свою очередь, считалась местом обитания злых и враждебных человеку сил. Вода издревле 
осознавалась как стихия, связанная со смертью и загробным миром. По известным законам прямое название 
вещей, связанных с мистическим злом, всегда было запретным. Это бессознательное предубеждение привело 
к тому, что даже в 19 веке название «синий» предпочитали сохранять в иноязычном звучании и написании. 
Сфера  применения  синего  цвета  была  довольно  ограничена.  Его  скорее  можно  встретить  в  форменной 
одежде, чем в модной. Если некоторые цвета (в особенности,  красный) подчеркивают индивидуальность, то 
синий, наоборот, унифицирует, сглаживает все различия. 
Итак,  по  самым  разным  причинам  синиц  цвет  у  русских  в  течение  долгого  времени  сохранял 
негативный  подтекст.  Однако  все  выше  сказанное  относится  к  темно-синему  цвету,  светлый  же  оттенок 
синего цвета был весьма распространен. Становилась очевидной потребность в названии светло-синего 

Абай атындигы ҚазУПУ-дың ХАБАРШЫСЫ,
 
“Филология гылымдары" сериясы, Ле 3 (33), 2010эк. 
 
оттенка  словом,  на  прямую  не  связанным  с  термином  синий.  Вследствие  этого  стали  появляться  слова, 
выражающие  голубые  оттенки.  Голубой  цвет  -  это  цвет  неба,  поэтому  коннотация  слова  была  только 
положительной.  По  некоторым  данным  слово  «голубой»  образовано  от  «голубя»,  причем  речь  идет  не  об 
основном  фоне  оперения  обычного  голубя,  а  о  специфическом  отливе  шейных  nape.  По  другим  данным, 
сначала  появилось  обозначение  цвета,  а  потом  уже  название  птицы.  Между  тем  в  первых  письменных 
источниках слово «голубой» употреблялось только в качестве названия конской масти, при этом под мастью 
«голубая»  подразумевалась  лошадь  либо  «светло-  или  темно-серая  с  синевой»,  либо  «серовато-  голубая», 
либо  даже  «серовато-желтая,  серовато-бурая».  Позже  слово  обрело  свое  нынешнее  значение  -  «цвет  ясного 
неба», «светло-синий». Именно в данном значении термин стал широко употребительным, а слово «голубой» 
вошло в состав группы основных цветообозначений в русском языке
Труды большинства исследователей показывают, что увеличение количества цветонаименований шло 
за счет постепенной дифференциации темных и светлых тонов. Если пара «белый и черный» была первичной, 
то и в современном языке все цвета также можно разделить на темные и светлые тона. Рассмотрим подробнее 
значение  и  происхождение  двадцати  четырех  наиболее  употребительных  цветообозначеиий  на  материале 
толкового и этимологического словарей современного русского языка:
 
№ Цвет наименование 
1
 
Белый 
Седой 
Сизый 
Серый 
Черный 
Красный 
Алый 
8
 
Багровый 
9
 
Багряный 
10
 
Бордовый 
11
 
Вишневый 
12
 
Малиновый 
13
 
Розовый 
14
 
Желтый 
15
 
Золотой 
16
 
Зеленый 
17
 
Синий 
18
 
Ультрамариновый  19 
Голубой 
Семантика 
Цвета снега или мела 
Белый, лишенный цвета 
Белый тон 
Цвета пепла, смешение 
белого и черного тонов 
Цвета сажи, угля 
1і,вета крови 
Ярко красный 
Красный густого темного 
опенка 
Багровый 
Темно-красный, цвет вина 
бордо 
Темно-красный густого 
тона 
Красный,  густого  тона  с 
примесью 
фиолетового 
оттенка 
Бледно-красный 
топ 
Цвета песка, золота Цвета 
золота Цвета травы, листвы 
(’редкий 
между 
фиолетовым и зеленым 
тонами 
Ярко синий тон. С окраской 
небесного, светло-синего 
цвета 
Тон 
Этимология 
Светлый 
Общеславянское, 
индоевропейского 
характера Светлый 
Общеславянское 
Светлый 
Общеславянское 
Светлый 
Общеславянское 
Темный Общеславянское 
Темный. Собственно - русское 
Темный Древнерусское, 
заимствованное из 
тюркского языка 
(возможно, 
татарского) 
Темный Собственно русское 
Темный Старославянское Темный 
От французского bordeaux Темный 
Общеславянское 
Темный Общеславянское 
Светлый 
Общеславянское 
Светлый 
Общеславянское 
Светлый 
Общеславянское 
Светлый 
Общеславянское 
Темный 
Общеславянское 
Темный Латинское Светлый 
Восточно- 
славянское

ВЕСТНИК КазНПУ им.Абая, серия «Филологические науки», М' 3 (33), 2010 г. 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Темный
 
Буро-желтый, 
цвета
 
жаренного  кофе  и  желудя 
Цвета 
фиалки, 
синий 
с 
красноватым опенком
 
Желтый 
тон 
с
 
красноватым оттенком 
Светло-лиловый тон Цвета 
сирени или фиалки, 
фиолетовый
 
20
 
Коричневый
 
21
 
Фиолетовый
 
22
 
Оранжевый
 
23
 
Сиреневый
 
24
 
Лиловый
 
Темный
 
Светлый
 
Светлый
 
Светлый
 
Восточно- славянское 
Из польского, от 
латинского viola - 
фиалка
 
От французского 
orange
 
Общеславянское 
Собственно русское, на 
базе французского iilas 
- сирень
 
В результате работы со словарями обнаруживаются следующие закономерности: количество светлых и темных 
гонов в русском языке примерно одинаковое; абсолютное большинство цветонаименовани й славянского происхождения 
(общеславянского,  старославянского,  восточнославянского,  древнерусского,  собственно  русского),  иностранные 
заимствования не многочисленны и относятся в основном к 17-19 векам.
 
При  переводе  русских  цветонаименований  на  другой  язык  нужно  учитывать,  что  в  русском  языке  существуют 
устойчивые  словосочетания  и  идиоматические  выражения,  в  которых  семантика  цвета  приобретает  метафорическое 
значение,  бет  учета  которого  перевод  не  может  быть  точен.  Приведем  наиболее  употребительные  фразеологические 
сочетания и обороты, представленные в Словаре русского языка С.И. Ожегова:
 

 
Словосочета нне или 
выражение
 
Семантика
 
1
 
Белый билет
 
Обладатель  белого  билета  -  тот,  кто  по  состоянию  здоровья  не  пригоден  к 
воинской службе.
 
2
 
Белая ворона
 
Человек, выделяющийся из толпы; не похожий на других; не такой, как все.
 
3
 
Белая горячка
 
Болезнь, вызванная пристрастием к алкоголю.
 
4
 
Белая кость
 
Люди благородного происхождения, принадлежащие к знатному роду.
 
5
 
Белые стихи
 
Нерифмованные стихи
 
6
 
Голубая мечта
 
Высокая, чистая, главная, единственная
 
7
 
Желторотый
 
Еще совсем не опытный, наивный юнец
 
8
 
Желтая пресса
 
Падкая на сенсации, скандальная, непорядочная
 
9
 
Зеленая молодежь
 
Неопытная по молодости
 
10
 
Зеленая тоска
 
Беспросветная, непреодолимая тоска
 
11
 
Зеленая улица
 
Открытый путь без препятствий, идеальные условия
 
12
 
Золотое дно
 
Прибыльный, богатый источник дохода
 
13
 
Курица,  несущая  золотые 
яйца
 
Прибыльный, богатый источник дохода
 
14
 
Золотая лихорадка
 
Всеобщее стремление к нахождению или обретению золота
 
15
 
Золотой век
 
Лучший в истории страны или культуры
 
16
 
Золотая свадьба
 
Пятидесятилетие супружеской жизни
 
17
 
Золотая середина
 
Образ жизни и действий, при котором избегаю т крайностей
 
18
 
Красная девица
 
Красивая девушка
 
19
 
Красное словцо
 
Остроумное замечание
 
20
 
Красная строка
 
Первая строка абзаца с отступом
 
21
 
Красная цена
 
Наилучшая цена для данного товара
 
22
 
Розовая мечта
 
Нереальная, несбыточная мечта
 
23
 
Смотреть  сквозь  розовые 
очки
 
Приукрашивать, не замечать недостатков, не видеть реальности
 
 

Абай атындагы ҚазҮПУ-дың ХАЬЛРШЫСЫ, “Филология гылымдары” серинсы, № 3 (33), 2010ж. 
 
 
Итак, в современной лингвистике установлено, что во всех существующих современных языках на 
начальных этапах их развития в лексическую группу «цветонаименованин» входили всего два слова: «черный» 
и «белый». Одним из них обозначались все темные цвета, другим ■ все светлые. На следующей стадии развития 
появляется название для красного цвета и его оттенков. С переходом от стадии к стадии на смену слов, 
обозначающих широкий цветовой спектр, приходили новые термины, которые обозначали более тонкие 
оттенки. На последней - седьмой стадии в основную группу входило уже 11 терминов. В русском языке 12 
основным цветам добавляется 12 - голубой (светлый отделок синего цвета). Большинство терминов, 
обозначающих цвет в современном русском языке, славянского происхождения. При переводе на другой язык 
необходимо учитывать, что во многих устойчивых словосочетаниях и выражениях цветоиаименование 
приобретает метафорическое - переносное значение. 
1.
 
Ожегов С.И, Словарь русского языка. - М., 1975. 
2.
 
Шанскгш НМ., Иванов В.В., Шпанская Т.В. Краткий этимологический словарь русского языка. - 
М., 1971. 
Түйін 
Бұл мақалада казіргі орыс тіліндегі түс атауының ерекшеліктері, мағынасы мен шыгу тегі 
қарастырылады. 
Summary 
The article deals the primary colours in the modem Russian language, its semanlics and etymology. 
ОСОБЕННОСТИ ИНТЕРПРЕТАЦИИ МЕЖКУЛЬТУ PH ОГО ДИСКУРСА В 
КУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОЙ КОМПАРАТИВИСТИКЕ А.А. Павильч - 
кандидат педагогических наук, доцент кафедры культурологии, 
Минский государственный лингвистический университет 
Культурологическая компаративистика формировалась в процессе интеграции научных поисков многих 
отраслей  знания,  обеспечивавших  исследования  эмпирической  и  георетико-методологической  базой.  В 
становлении культурологической компаративистики существенную роль сыграли ведущие научные концепции 
и положения, разработанные в результате сравнительного изучения частных аспектов и феноменов культуры. В 
проблемном  поле  культурологической  компаративистики  экстраполировался  общенаучный  опыт  сравнения, 
адаптировались  терминология  и  фактический  материал  гуманитарных  наук.  Термин  культурологическая 
компаративистика  (от  лат.  comparatio  -  сравнение,  сопоставление;  comparative  -  сравнительный)  отличается 
многоаспектностью  содержания,  что  выражается  в  одновременном  обозначении  научной  отрасли  и 
исследовательской  парадигмы.  Культурологическая  компаративис  тика  как  парадигма  представляет  собой,  с 
одной  стороны,  модель  организации  исследований  культуры,  включающую  совокупность  теоретических 
установок,  методологических  подходов;  с  другой  -  систему  фундаментальных  знаний,  полученных  на  основе 
сравнительного изучения феноменов культуры.
24 
Серое существование 
Скучное, безрадостное, бессмысленное 
25 
Серый человек 
Незначительный, незаметный, неинтересный, невежественный 
 
 
человек 
26 
Ночью все кошки серы 
Одинаковые, в темноте цветовые различия исчезают 
27 
Синий чулок 
Сухая педантка, лишенная женственности 
28 
Черная кость 
Люди «низкого» (простого) происхождения 
29 
Черные мысли 
Мрачные, трагические, преступные 
30 
Держать в черном теле 
Создать плохие условия для жизни 

ВЕСТНИК КазНПУ им.Абая, серия «Филологические пауки», № 3 (33), 2010 г. 
 
 
 
—  
10
 
 
 
—  
 
 
 
 
 
           Поскольку  в  западной  научной  традиции  термин  культурология  не  получил  достаточного 
распространения,  то  содержательными  эквивалентами  отраслей,  связанных  с  традицией  сравнительного 
изучения  социокультурных  феноменов,  являются  этнография,  этнология,  социальная  и  культурная 
антропология, которые не размежевываются отдельными учеными как разные дисциплины и рассматриваются в 
качестве взаимосвязанных, последовательных к взаимодополняющих этапов исследования [3, с. 370J. Прояснить 
сущность  статуса  культурологической  компаративистики  во  многом  позволяет  выяснение  терминологических 
аспектов,  вносящих  определенные  неясности  в  понимание  предметной  области  исследования.  Обоснование 
статуса  культурологической компаративистики не  исчерпывается апелляцией только к русскоязычной научной 
традиции  (преимущественно  постсоветского  пространства),  декларирующей  культурологию  как  интегративное 
знание.  Обращение  к  понятию  культурология  отнюдь  не  претендует  на  его  употребление  в  качестве 
безальтернативного  названия  науки  о  культуре.  Цель  и  задачи  культурологической  компаративистики 
предполагают  Изучение  опыта  разных  социальных  и  гуманитарных  наук,  адекватных  по  проблемам  и 
содержанию исследований. Парадигма компаративных исследований культуры формировалась в рамках разных 
научных  дисциплин  и  направлений,  связанных  как  с  целостным  изучением  культуры,  гак  и  анализом  ее 
отдельных  сфер  и  частных  аспектов.  Следовательно,  культурологическая  компаративистика  как 
исследовательская  парадигма  интегрирует  в  себе  междисциплинарный  опыт  и  не  тождественна 
культурологической компаративистике как отдельной отрасли, еще находящейся на стадии своего становления. 
Утверждению  статуса  культурологической  компаративистики  предшествовал  длительный  процесс 
накопления  опыта  сравнительного  изучения  культуры  и  формирования  его  научных  основ.  Развитие 
компаративистики в культурологическом знании прослеживается параллельно со становлением сравнительного 
метода.  Классическая  парадигма  компаративных  исследований  культуры  складывалась  благодаря 
лингвистическим  поискам  и  и  с  го  р  и  к  о  -  ар  х  ео  л  о  г  и  ч  ес  к  и  м  открытиям,  опыту  европейского 
просветительства,  трансцендентальной  философии  и  западной  социокультурной  антропологии.  Определение 
статуса  компаративистики  в  системе  современных  культурологических  исследований  предполагает  выяснение 
ее роли в структуре знания, актуализацию функций, задач и проблемных направлений, установление тенденций 
в сравнительном изучении культуры. 
Учитывая  традиции  и  специфику  компаративных  исследований  в  культурологии,  исследовательской 
сферой  культурологической  компаративистики  целесообразно  считать  межкультурный  дискурс  как  феномен 
социокультурной действительности, изучение которого составляет междисциплинарную область исследования. 
Междисциплинарный  статус  дискурса  обосновывается  тем,  что  ввиду  методологической  неоднозначности 
подходов,  только  комплекс  методов  позволяет  рассмотреть  все  его  аспекты.  Всякий  предмет 
междисциплинарных  исследований  в  контексте  компетенции  той  или  иной  отрасли  предполагает  определение 
соответствующих уровней и аспектов анализа, что должно обеспечить легитимность изучения явления с разных 
точек зрения без риска «стремления ограничить феномены одной дисциплины уровнем объяснения, типичного 
для другой, более фундаментальной дисциплины» [І, с. 19]. 
Междисциплинарный характер исследований в смежных научных отраслях затрудняет содержательное 
размежевание  их  предметных  сфер  и  проблемных  направлений.  Например,  возникает  необходимость  четкого 
определения  соответствующих  уровней  и  аспектов  анализа,  составляющих  компетенцию  таких  отраслей,  как 
лингвокультурология и этнолингвистика. Определение их Исследовательских границ нередко исчерпывается и 
прикрывается  терминологической  игрой.  Серьезным  препятствием  в  решении  этой  проблемы  являются: 
разобщенность  разных  научных  и  терминологических  традиций,  монополистские  пристрастия  отдельных 
научных  школ  и  авторских  концепций  (преимущественно  российских).  В  современных  лингвистических 
исследованиях  так  и  не  представлена  четкая  дифференциация  предметных  полей  лингвокултурологии  и 
этнолингвистики  по  типам  исследуемых  дискурсов  и  аспектам  их  анализа.  Разные  исследователи  связывают 
предметное  ноле  линковкуьтурологии  с  разными  задачами,  среди  которых  выделяют  изучение  проекции 
культуры  в  единицах  языка  и  дискурсе;  определение  роли  социокультурной  среды  в  формировании  и 
функционировании  языковых  единиц,  выявление  фактов  взаимодействия  языка  и  культуры,  способов  и  форм 
отражения  культурных  смыслов  в  содержании  языковых  единиц.  Многие  авторы  русскоязычных  публикаций 
смело  дифференцируют  термины  лингвокультурология  и  лингвокультуроведение,  не  пытаясь  сначала  хотя  бы 
выяснить соотношение между культурологией и культуроведением. В научной 

Абай атындагы ҚазУПУ-дың ХАБАРШҺІСЫ, “Филология гылымдары” сериясы, № 12 (33), 2010 ж. 
 
 
литературе  пока  не  представлены  убедительные  обоснования  в  разграничении  отдельных 
исследовательских  направлений  в  рамках  лингвокультурологии.  Это,  прежде  всего,  касается  статуса 
сравнительной и сопоставительной лингвокультурологии. 
В  постсоветском  пространстве  с  начала  І  990-х  гг.  появилось  изобилие  научных  публикаций 
интегративного  характера,  многие  из  которых  не  отличаются  концептуальной  глубиной  и  обоснованностью 
результатов  сравнительного  анализа,  перегружены  бессодержательными  тезисами  или  же  остающимися  без 
теоретического  обобщения  частностями.  Как  отмечают  сами  исследователи,  «появляется  много  работ, 
претендующих  на  статус  этнопсихолингвистических  или  лингвокультурологических,  но  на  самом  деле  только 
декларирующих указанные подходы (а зачастую и дискредитирующих их)» [2, с. 5]. 
Многообразие  форм  и  видов  дискурса  дает  исследователям  основание  для  выделения  специальной 
междисциплинарной  научной  сферы  -  дискурсологии,  предметная  область  которой  охватывает  «рассмотрение 
природы,  структуры  и функций дискурса как феномена общественной жизни» [5, с. 6]. Критический дискурс-
анализ  как  один  из  методологических  подходов  в  изучении  дискурса  делает  акцент  именно  на  его 
лингвистической  интерпретации,  предполагающей  текстологический  анализ,  вербальную  репрезентацию 
социокультурного  пространства  [5,  с.  7].  Следовательно,  понятие  дискурс  традиционно  используется  для 
обозначения  вербализованных  фактов  социокультурного  пространства,  способов  построения  речи, 
адаптированной  к  социокультурной  ситуации.  При  этом  применение  термина  дискурс  в  научной  практике  не 
ограничивается  отношением  исключительно  к  артефактам  речевой  деятельности.  Под  влиянием  традиций 
постмодернистской интерпретации текста  предметное  поле  дискурс-анализа значительно расширилось и стало 
возможным отождествление дискурса с «любой социальной практикой» [5, с. 8]. 
По  определению  исследователей,  дискурсивным  статусом  обладает  любое  «коммуникативное  событие 
социокультурного  взаимодействия»  [7,  с.  11].  Соответственно,  дискурсивная  сущность  явлений  культуры 
определяется  их  коммуникативными  характеристиками  и  связью  с  социальной  практикой,  обусловленной 
определенными  социокультурными  условиями  и  контекстами.  Дискурсивная  природа  коммуникативных 
процессов  дает  основание  компаративным  исследованиям  в  культурологии  апеллировать  к  разным  формам 
межкультурной  коммуникации.  Межкультурный  дискурс  является  проекцией  интерактивных  процессов 
социокультурной динамики в синхроническом и диахроническом аспектах. 
Текст  часто  определяется  в  качестве  «носителя  дискурса»  [7,  с.  11].  Реалии  и  факты  социокультурной 
действительности  составляют  основу  культурных  текстов,  являющихся  знаковой  манифестацией 
межкультурного дискурса. Дискурс, в свою очередь, является условием актуализации культурных текстов. Как 
замечают  исследователи,  «дискурс  это  сложное  коммуникативное  явление,  включающее  кроме  текста  еще  и 
экстралингвистические факторы (знание о мире, мнения, установки). Необходимые для понимания текста» [8, с. 
91].  Культурные  тексты,  позиционирующие  содержание  межкультурного  дискурса  и  являющиеся  фактом 
самовыражения  человека  и  социокультурной  системы,  определяют  антропологическую  направленность 
компаративных исследований культуры. 
Осмысление 
социокультурной 
действительности 
разных 
исторических, 
этнокультурных 
и 
конфессиональных общностей находит своеобразное выражение в художественном и философском дискурсах, 
располагающих  собственными  средствами  и  возможностями  интерпретации  культурного  разнообразия  мира. 
Сравнительное  изучение  художественного творчества в межкультурном аспекте  является междисциплинарной 
сферой  компаративных  исследований  и  предполагает  определение  типологических  и  специфических 
особенностей  архитектоники  культурных  форм,  выявление  разнообразных  контекстуальных  коннотаций  их 
семиотических моделей. 
Исследование  разных  аспектов  межкультурного  дискурса  соприкасается  с  проблемой  понимания  и 
обращается  к  методологическим  наработкам  герменевтики.  Особенностью  исследования  межкультурного 
дискурса  является  апелляция  к  фактам  пол  и  культурного  пространства,  постижение  которого  обеспечивается 
благодаря  способности  декодирования  и  понимания  содержания  знаков  языка  соответствующей  культуры. 
Постижение  языка  культуры  осуществляется  с  помощью  перевода  смыслов  культурных  феноменов, 
обусловленных  определенными  контекстами.  Исследовательский  опыт  в  сфере  философского  и 
социогуманитарного  знания  располагает  богатым  метаязыком,  обозначающим  содержательную  дистанцию  и 
различия между культурными системами. Этот метаязык образует 

ВЕСТІІИК КаіНПУ им.Абая, серия «Филологические пауки», Ля 3 (33), 2010 г. 
 
  _   —    
 
 
 
 
12
   
 
 
 
. .    
 
 
 
 
фундаментальную основу мета текста как вторичного текста межкультурного дискурса: мы - они, свои - 
чужие  {иные,  другие),  интеркультурность,  транскультурность,  пограничье.  Сферу  пересечения  культур, 
охватывающую пространство их взаимодействия, М. Бобёр обозначил понятием между («Я и ты»). 
Осознание  уникальности  каждого  социокультурного  окружения  происходит  благодаря  бинарной 
типологии  идентичностей  на  основе  условной  дифференциации  культурного  пространства.  Одним  из 
существенных  факторов  осмысления  индивидуальности  культурного  бытия  является  граница.  определяемая  в 
качестве  черты,  которой  завершается  специфический  образ  культуры  и  начинается  чужая  (ркстернальная
внешняя,  сторонняя  культура).  Понятие  граница  используется  для  проведения  межкультурных  различий. 
Осознание  уникальности  каждой  культуры  происходит  благодаря  условной  дифференциации  внутреннего  и 
внешнего пространства. Полифония пространства культуры неизбежно приводит к явному восприятию границ и 
несоответствий между  своим  и  другими  культурными  окружениями. Человеку  постоянно приходится ощущать 
контраст между привычным п. незнакомым, разграничивать свое и чужое, которые нередко воспринимаются как 
прямо противоположные, замкнутые и взаимо отрицающие миры. 
Межкультурный  дискурс  имеет  интертекстуальную  природу  и  рассматривается  в  качестве 
семиотической  целостности,  отражающей  соотношение  и  взаимодействие  разных  типов  культурных  текстов 
(фольклорного,  историко-культурного,  религиозного,  этнокультурного,  художественного).  По  степени 
активности  взаимодействия  исследователи  различают  закрытые  и  открытые  дискурсы.  К  наиболее  открытым 
относятся  политический,  фольклорный,  рекламный  дискурсы,  а  относительно  закрытыми  считаются 
официально-деловой,  научный,  религиозный  [4,  с,  128].  Результаты  коммуникативных  процессов  можно 
рассматривать  кик сложно  устроенные тексты,  имеющие  многоуровневую структуру и  представляющие  собой 
сложные  переплетения  значений  и  смыслов.  Способ  и  характер  взаимодействия  разных  моделей  культуры  и 
соответствующих  им  конструкций  идентичности  в  поликультурном  пространстве  целесообразно  определять 
понятием социокультурный интертекст. 
Интертекст  как  результат  коммуникативных  процессов  отражает  множество  предыдущих  культурных 
текстов,  нессі  стенды  диалога  со  всей  культурой  посредством  аналогий  и  заимствований.  Р.  Барт  по  этому 
поводу  отмечал,  что  каждый  текст  является  интертекстом,  а  другие  тексты  присутствуют  з  нем  на  различных 
уровнях  в  более  или  менее  узнаваемых  формах,  как  тексты  предшествующей  культуры,  так  наиболее 
современные  и  актуальные.  Он  писал:  «Каждый  текст  представляет  собой  новую  ткань,  сотканную  из  старых 
цитат.  Обрывки  культурных  кодов,  формул,  ритмических  структур,  фрагменты  социальных  идиом  и  т.д.  -  все 
они поглощены текстом и перемешаны в нем, поскольку всегда до текста  и вокруг него существует язык. Как 
необходимое  предварительное  условие  для  любого  текста  интертекстуальность  не  можсі  быть  сведена  к 
проблеме  источников  и  влияний;  она  представляет  собой  общее  поле  анонимных  формул,  происхождение 
которых редко можно обнаружить, бессознательных или автоматических цитат, даваемых без кавычек» [6, с. 36-
37]. 
Несмотря  на  пересечение  предметных  и  проблемных  полей  разных  социальных  и  гуманитарных 
дисциплин  в  исследовании  межкультурного  дискурса,  каждая  из  научных  отраслей  отличается  собственными 
подходами,  целями  и  традициями  анализа.  Сфера  изучения  межкультурного  дискурса  в  культурологической 
компаративистике  охватывает  исследование  многоуровневых  соотношений  и  взаимодействий  между 
культурными  формами  и  системами  в  контексте  исторических,  локальных  и  конфессиональных  культур. 
Компаративные культурологические исследования межкультурного дискурса сочетают в себе и теоретическое, и 
прикладное направления и являются наиболее перспективной сферой культурологического знания. Интеграция 
теоретико-методологического опыта  в социогуманитарных исследованиях межкультурного дискурса позволяет 
дополнить  известные концепции  и  традиционные  подходы за счет расширения  теоретических  и эмпирических 
ресурсов, направленных на организацию исследования, обеспечение эффективных и объективных результатов, 
1.
 
Берри  Дж.  В.,  Паркинга  А.Х.,  Сигали  М.Х.,  Дёсен  ГІР.  Кросскучыпурная  психология.  -  Харьков: 
Гуманитарный центр, 2007. - 558 с. 
2.
 
Красных  В.В.  Этнопсихолингвистика  и  лингвокультурология:  Курс  лекции.  -  М.:  НТДГК  «Гнозис.», 
2002. - 284 с. 
3.
 
Леви-Cтрос К. Структурная антропология. М.: ЭКСМО-Лесс, 2001. - 512 с. 
4.
 
Приходько А.Н. Концепт в дискурсах vs. концепты в дискурсе // Дискурс, концепт, жанр: 

Абай атьшдагы Қаз¥ПУ-дың ХАЬАРШЫСЫ, “Филология гылымдары " сериясы, Ms 3 (33), 2010 ж. 
 
 
коллективная  монография.  /  Отв.  ред.  М.Ю.  Олешков.  Серия  «Язык  и  дискурс».  Выпи.  1.  -  Нижний 
Тагил: НТГСПА, 2009. - С. 125-139. 
5.
 
Русакова  О.Ф.,  Спасский  А.Е.,  Что  такое  дискурсология?  //  Дискурсология:  Методология,  теория, 
практика: Доклады I Международной научно-практической конференции, 15-16 декабря 2006 г. / Под общ. ред. 
О.Ф. Русаковой. - Екатеринбург: Издательский дом «Дискурс-Пи», 2006. - С. 6-8. 
6.
 
Семиотика:  Антология.  /  Сост.  Ю.С.  Степанов.  -  М.:  Академический  Проект;  Екатеринбург: 
Деловая книга, 2001. - 702 с. 
7.
 
Тюпа  В.  И.  От  поэтики  к  риторике  //  Дискурс:  коммуникативные  стратегии  культуры  и 
образования». -2007. --№ 14/15. -С. 6-33. 
S. Широкова  II.II  Понятие  дискурс  и  дискурс-анализ  в  лингвистике  //  Дискурсология:  Методология, 
теория, практика: Доклады I Международной научно-практической конференции, 15-16 декабря 2006 г. / Под 
общей ред. О.Ф. Русаковой. - Екатеринбург: Издательский дом «Дискурс-Пи», 2006. 
-
 
С. 90-93. 
Түйін 
Мақалада мәдениаралық дискурс мәденитанымдық ретінде феномен, әлеуметтік мәдени қозғалыстардың 
интер белсенді үдерісі қарастырылады. 
Summary 
Alexander Pavilch. Features of interpretation of an intercultural discourse in comparative culturology 
In  the  article  the  term  «intercultural  discourse»  is  uncovered,  the  interdisciplinary  character  of  its  research  is 
proved,  the  aspccts  and  the  problematic  directions  of  the  analysis  in  comparative  culturology  are  considered.  The 
connection of the comparative culturology subject sphere and the discoursivc practice is proved by the direct relation of 
culturological  knowledge  and  studying  of  the  semantics  of  various  forms  of  intercultural  communications.  The 
intercultural  discourse  is  a  projection  of  interactive  processes  of  sociocultural  dynamics  in  synchronic  and  diachronic 
aspects. 
Каталог: docs
docs -> Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі ы. Алтынсарин атындағЫ Ұлттық білім беру академиясы
docs -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі ы. Алтынсарин атындағЫ Ұлттық білім беру академиясы
docs -> Гуманитарлық Ғылымдар кәсіби қҰзыреттіліктің негізінде студенттердің Өзіндік әрекет ету дайындығын қалыптастыру
docs -> Бағдарламасы бойынша шығарылып отыр Редакция алқасы
docs -> C m y k газет 2008 жылдың қазан айынан бастап шығады
docs -> Жылдық есебі кафедраның тәрбие жетекшілерінің жұмысы
docs -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет