Т. В. Шевякова Редакциялық алқа мүшелері



жүктеу 1.25 Mb.
Pdf просмотр
бет4/12
Дата24.03.2017
өлшемі1.25 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

пусть, пускай. Следовательно, обособленное одиночное прилагательное вводится в 

Абай атындагы ҚазҮПУ-дың ХАЬЛРШЫСЫ, “Филология гылымдары” серинсы, № 3 (33), 2010ж. 
 
 
предложение при помощи частицы хотя. Значение частицы, хотя усиливается, если при ней имеется частица бы. 
Употребление  частицы  хоть  может  быть  вызвано  с  целью  смыслового  усиления  определяемого  слова 
посредством  противопоставления  двойных  союзов  хоть...  но.  А  также  путем  повтора  определяемого  слова, 
например:  «У  каждого  проснулась  надежда,  хоть  слабенькая,  но  надежда,  ч  то,  может  быть,  удастся  бежать» 
(М.Шолохов). В этом предложении акцент сделан на слоне надежда, которая позволит военнопленным бежать. 
Следует отметить, что союз хоти трактуется и комментируется учеными в лингвистической литературе 
неоднозначно.  Так,  И.  Г.  Голанов  союзы,  хотя,  если  к  подчинительным  союзам:  “Следует  заметить,  что 
некоторые подчинительные союзы, как, например, хотя, если. Могут употребляться и в простом предложении. 
Эти туманные выражения казались ему самому очень понятными, хотя еще слишком слабыми (Даст.)» [6, 254]. 
Н.М.  Шанский  указывает  на  двойную  функциональную  зависимость  союза  хотя.  Он  отмечает: 
“Некоторые  союзные  образования  могут  совмещать  значения  сочинительных  и  подчинительных  союзов, 
создавая  усложненную  взаимосвязь  связуемых  частей.  Ср.:  Хоть  видит  око,  да  зуб  несет  (пословица),  где 
союзное образование хоть... да выражает противительно-уступительное отношение” [10, 402J. 
В.В. Бабайцева не разграничивает союзы и частицы. Автор считает, что “значение уступки может быть 
оформлено союзом-частицей, хотя (хоть). Например; Дождь, хотя и осенний, был теплый (Васильев)” [11,171]. 
Аналогичное высказывание встречается у П.П. Шубы, который критерии их разграничения не предлагает. 
Таким образом, союз, хотя является омонимом частицы хотя. При помощи приема замены их союзами 
или частицами можно установить их статус в конкретном контексте. 
Довольно  редко  осложняющий  компонент  прилагательного  выражен  сравнительным  оборотом  с 
союзом-частицей  точно:  “У  л  я  повернулась  и,  точно  деревянная,  пошла  навстречу  семье”  (А.  Фадеев);  - 
союзом-частицей как: “ Все же в такой организации, как ленинградская, следует быть осмотрительным подборе 
кадров”  (А.  Рыбаков).  В  подобных  случаях  затруднения  не  возникает  лишь  потому,  что  перед  нами 
сравнительный оборот, который вводится в предложение только при помощи союзов точно, будто, как, словно, 
как  бы,  как  будто.  Кроме  этого,  с  изъятием  сравнительного  союза  исчезает  и  само  сравнение.  Ср.:  “Уля 
повернулась  и  деревянная  пошла  навстречу  семье”  (А.  Фадеев).  Следовательно,  омонимия  союза  и  частицы  в 
данном случае прозрачна: слово точно является союзом. 
Наиболее  употребительным  союзом-частицей  при  обособленных  одиночных  прилагательных  является 
союз-частица даже. Например: "По не может же  лошадь, даже рогатая, улыбаться” (К. Булычёв); Подстановка 
частицы  пусть  показывает,  что  смысл  предложения  остался  неизмененным.  Обособленное  определение-
прилагательное  введено  в  предложение  при  помощи  частицы  даже.  I  Іодстаповка  бесспорных  частиц  пусть, 
пускай,  которые  не  меня  смысл  предложения,  позволяют  союз-частицу  даже  квалифицировать  именно  как 
частицу. 
Обособленный оборот может вводиться в предложение при помощи частицы чуть и союза - частицы ли. 
Например: “Пили чай из дешевейших чашек, чуть, ли ңе детских” (К). Трифонов), Наличие бесспорной частицы 
чуть  позволяет  считать  слово  ли  частицей.  По  принципу  однородности  слово  ли,  омонимичное,  будет  также 
частицей. Следовательно, сочетание чуть ли при обособленном одиночном прилагательном является частицей. 
Подробнее остановимся на необычном союзе-частице только. Его необычность заключается в том, что 
слово  только  выделяется,  как  правило,  в  качестве  ограничительной  частицы,  но  не  союза.  А.II.  Левант 
характеризует слово только как союз. Предложения с союзом только синонимичны предложениям уточняющего 
и препятствующего ограничения: Все захохотали громко, только Игорь был недоволен (Мак.); Уйду я от тебя, 
куда глаза глядят, только вот ребятишек жаль (М.-С.). Союзом только вносится значение единственности или 
незначительности ограничивающего фактора [4, 341]. Замена союза только другим, близким по смыслу союзом, 
невозможна,  а  частицы  лишь,  лишь  только,  один  смысл  предложения  не  искажают.  Следовательно,  слово 
только является союзом, а частицей. 
Прием  И.Г.Голанова  заключается  в  том,  что  “некоторые  частицы  могут  менять  свое  место  в 
предложении, как, например, разве, уже, еще, только, лишь и упомянутая выше частица ведь” [6, 257]. Замена 
получилась, ср.: Уйду я от тебя, куда глаза глядят, только вот ребятишек жаль (М.-С.). - Уйду я от тебя, куда 
глаза глядят, вот только ребятишек жаль. Во взором предложении замена получилась 

ВЕСТНИҺ' КтНПУ им.Аоая, серия «Филологические науки», № 3 (33), 2010 г. 
 
более  убедительной,  потому  что  имеется  частица  вот.  Следовательно,  слово  только  в  предложениях 
является частицей, а не союзом. 
В  нашем  предложении  "Висели  мишени,  только  новые,  с  новыми  пробоинами”  (И.  Иванов) 
употреблена  союз-частица  только.  Ср.:  “Висели  мишени,  только/почти/как  раз,  одни  новые,  с  новыми 
пробоинами” (М.Сергеев). Подстановка других частиц удалась без ущерба для смысла предложения. В данном 
предложении союз-частицу только можно квалифицировать как частицу. 
Очень  редко  при  обособлении  прилагательных  употребляется  вопросительное  местоимение  какой, 
указывающее “на очень большую степень признака или на очень большое количество. С  этим эмоционально-
оценочным  значением  они  по  выполняемой  функции  приближаются  к  усилительным  частицам”  [2,  319]. 
Например: “Вот и ночь настала, какая тихая” (С.Муратбеков). В таких случаях местоимение, какой выполняет 
функцию частицы
Обособленное  одиночное  прилагательное  может  вводиться  в  предложение  при  помощи  союзов  но, 
тоже,  но  и,  да  и  то.  Например:  “Для  доказательства  приведу  лишь  один  пример,  но  убедительный” 
(10.Нагибин);  “Знакомой  тропинкой  он  вышел  на  поляну,  тоже  знакомую,  здесь  водились  рябчики”  (А. 
Рыбаков); “У него и связи не только в своем районе, но и в соседних” (М. Ауезов); “Зайцы взрываются только в 
мультфильмах, да и то резиновые” (В. Крапивин). 
Таковы  специфические  особенности  обособленных  определений,  выраженных  одиночными 
прилагательными. 
В  соответствии  с  материалом  предусмотрены  проблемные  вопросы  и  задания  по  самостоятельной 
работе,  самопроверке  и  самоконтролю  знаний  студентов,  которые  не  только  активизируют  изучение 
дисциплины, но и более полно способствуют овладению умениями и навыками, сформированными на них бах. 
Приведем примеры. 
Самостоятельная работа студентов 
1.
 
Прочитайте в учебниках материал об обособленных определениях, выраженных прилагательными 
и  адъективными  оборотами  (автор  -  на  выбор).  Сравните  его  с  предложенным.  Что  нового  предлагает  автор 
темы? Дополните свою запись случаями обособления, которые Вы выявили при сравнении. 
2.
 
Прочитайте материал о союзах и частицах. Сделайте их сравнительный анализ, выпишите те частицы 
и союзы, которые являются омонимами. Каким образом Вы их раз
І
 разнеживаете и предложениях? Приведите 
свои примеры, укажите способ соединения слов, оборотов н предложении. 
3.
 
Спишите  предложения.  Обратите  внимание  на  способы  введения  в  предложение 
обособленных  определений,  выраженных  одиночными  прилагательными:  союзы,  частицы.  Определите 
конкретный способ их введения. Дайте обоснование, ссылаясь на предложенный теоретический материал. 
 
Список использованных источников 
1. 
Крылова О.А., Максимов Л.Ю., Ширяев Е.Н. СРЯ. Теоретический курс. Синтаксис. 
Пунктуация. 
- 
-М.: Российский университет дружбы народов, 1997. 
2. 
Русская грамматика. Т. II. Синтаксис. М.: Наука, 19S0. 
3. 
Виноградов В. В. Русский язык: Грамматическое учение о слове. - М.: Высшая школа, 1972. 
4. 
Современный русский литературный язык. / Под ред. А. П. Леканта. - М.: Высшая школа, 
1982. 
 
5. 
Булганин Л.Л. Трудные вопросы морфологии: Пособие для учителей. - М.: Просвещение, 
1976. 
 
6. 
Галанов И.Г. Морфология современного русского языка. - М.: Высшая школа, 1965. 
7. 
Современный русский язык. / Под общей ред. В. Д. Старичонка. - Мн.: Вышедшая школа, 
1999. 
 
8. 
Русская грамматика. Т. I. Фонетика. Фонология. Ударение. Интонация. 
Словообразование. Морфология. - М.: Наука, J980. 
9. 
Бабайцееа В.В. Система членов предложения в современном русском языке. - М.: 
Просвещение, 1988. 
10. 
Современный русский литературный язык. / Под ред. Н Шпионского. - Л.: Просвещение
1981. 
 
 
 
 
 

Абай атьіндагы ҚазҮГІУ-дың ХАКАРШЫСЫ,
 
“Филология гыльшдары
” 
сериясы, Ли 3 (33), 2010 ж. 
 
 
11.
 
Бабайцева В.В. Русский язык. Синтаксис и пунктуация. - М.: Просвещение, 1979. 
12.
 
Шуба  II  П.  Современный  русский  язык.  Словообразование.  Морфонология.  Морфология.  -  Мн.: 
ООО “Прогресс”, 1998. 
Түйін 
Мақалада  кредиттік  оқыту  жүйесі  бойынша  сөз  таптары  сұрақтарын  ұйымдастыру  қатарына  шылау 
жалғаулықтардың аныктауыштық қатынас құрамында оқытуы қарыстырылады. 
Summary 
in article the question on the organization of studing of a part of speech status of the unions and the parts, which 
are, a part of isolated definitions at credit system of training is considered. 
СЮЖЕТНО-КОМПОЗИЦИОННЫЙ УРОВЕНЬ РОМАНА Ю.ГЕРТА «НОЧЬ ПРЕДОПРЕДЕЛЕНИЙ» 
К.Б. Кубдашева - 
аспирант КазНПУ им. Абая 
Заглавие  романа  «Ночь  предопределений»  песет  в  себе  духовно-нравственную  проблематику,  а  также 
кульминационный  момент  произведения.  Роман  состоит  из  четырех  глав,  каждая  из  которых  озаглавлена  и 
имеет эпиграф. Название главы и эпиграф ориентируют реципиента на содержание данного текста. 
Первая глава самая объемная и состоит  из  двадцати четырех частей, тогда как остальные три главы  в 
общей сумме составляют двадцать шесть частей: одиннадцать, двенадцать и три. Это можно объяснить тем, что 
в первой главе романа разворачиваются две сюжетные линии. Одна линия повествует о жизни и  деятельности 
польского революционера Зигмунда Саратовского и представляет собой хроникальный сюжет, а другая связана 
с  писателем  Феликсом,  который  переживает  не  только  творческий  кризис,  но  и  разлад  со  своим  внутренним 
миром. 
По  мере  развития  сюжета,  главный  герой,  который  раньше  жил  только  своей  книгой,  все  больше 
вовлекается,  против  своей  воли,  в  жизнь  горожан,  в  возникающие  события.  А  сюжетная  линия  Саратовского 
отодвигается на задний план. 
Таким  образом,  в  романс  возможно  выделение  хроникального  (сюжет  3.Сераковского)  и 
концентрического видов построения сюжета (сюжетная линия Феликса). 
Одним  из  существенных  мотивов  в  сюжете  романа  является  динамический  мотив  дороги.  Именно  в 
дороге  герои  встречаются  с  различными  людьми,  общение  с  которыми  заставляют  задумываться, 
переосмысливать свои прежние ценности. То есть в дороге происходит их душевное возрождение. 
В экспозиции мы знакомимся с главным героем Феликсом, с городом, куда он приехал. 
Феликс  приезжает  на  историческую  землю  Мангышлак,  где  революционер  3.  Саратовский,  герой  его 
романа,  находился  в  ссылке.  Это  суровая,  выжженная  земля,  на  которой  сохранился  отпечаток  и  дыхание 
прошлого, является для Феликса своеобразной ариадниной нитью. Через нее писатель  пытается найти путь из 
темного лабиринта собственного сознания. Отчаявшись, он приезжает в этот город в надежде найти ответы на 
свои  вопросы.  А  надежда,  то  ускользая,  то  возгораясь,  в  душе  Феликса,  была  подобна  женщине:  «надежда, 
проходя мимо, слегка коснулась, задела его своим подолом, как женщина, незнакомая, недоступная, не глядя, не 
повернув головы, нечаянно заденет - платьем, коленом - сидящего в узком проходе, пробираясь между рядами 
на свое место в партере» [81. 69]. 
Приезд  Гаронского  со  своими  помощниками  в  этот  город  и  поселение  их  в  гостинице,  нарушив 
размышления, уединение и покой Феликса, становится завязкой сюжета. 
В  произведении  «внешний»  и  «внутренний»  конфликты  взаимосвязаны.  «Внутренний»  или 
психологический  конфликт  происходит  во  внутреннем  мире  главного  героя  Феликса.  «Внешний»  конфликт 
возникает  между  Темировым  и  окружающими  его  людьми,  которые  не  могут  понять  мотивов,  которыми  он 
руководствуется. 
 
 
 
 
 
 

ВЕСТНИК КазНПУ им.Абая, серия «Филологические науки», JYe 3 (33), 2010 г. 
 
 
Главный герой помимо своей воли вовлекается в события, где он становится и свидетелем, и активным 
участником. Они дают ему пищу для размышлений. «Оттого ли, что черная «граната» напоминала многое, никак 
не  связанное  ни  с  Карцевым,  ни  с  этим  городком,  то  ли  отчего-то  еще,  но  ему  сделалось  вдруг  легко  и 
беззаботно как если бы дальнейшее не зависело от него, и он должен был подчиниться току обстоятельств, уже 
несущих  его,  как  течение  -  лодку».  Образ  лодки  в  романе  возникает  неоднократно.  Лодка  н  иудаизме 
символизирует  переправу,  которая  должна  вынести  человечество  к  счастью.  Феликс,  осмысливая  те  события, 
которые происходят перед ним, постепенно приходит к выводам, которые «переправляют его» на другой берег 
жизненных позиций. 
В  начале  романа  с  постоянным  упорством  возникает  мысль  о  том,  что  такие  качества,  как  совесть, 
честность,  доброта,  присущи  только  молодости.  Повзрослей,  повидав  жизнь,  человек  меняется  и  вспоминает 
свои  нравственные  ценности  с  иронией.  Поэтому  Феликс  смотрит  на  Сергея,  питающего  помочь  Темиртау,  с 
легким скептицизмом. Интересны рассуждения Жака о нравственной природе и ценностях Иисуса Христа. Что 
бы было, если бы он умер не таким молодым в тридцать три года, а в шестьдесят шесть лет? Разве не изменил 
бы он свои взгляды? С ухмылкой Феликс следит за Верой и Беком, которые пытаются отстаивать свои взгляды. 
Спор, произошедший в номере Гаронского, где по стечению обстоятельств собрались все герои романа, 
представляет собой один из важнейших микро сюжетов произведения. Грунский - гипнотизер, атеист, человек 
преклонного возраста, который уверен в том, что отлично знает психологию человека.  Он  убежден в том, что 
любое  действие  человека  продиктовано  его  личностными  мотивами,  преследующими  его  эгоистические 
интересы.  «Маэстро»  рассказывает  об  известных  гипнотизерах  -  Вольфе  Месс  йоге,  Гарри  Гудлини, 
демонстрируя тем самым свою причастность к «великим мира сего». 
Небрежным движением,* выбирая самые спелые яблоки, Гронский рассуждает о психологии человек, о 
внушении, о свободе воли. Он уверен в своем мастерстве гипнотизера и заявляет, что внушить можно «всем и 
вся»,  если  это  «нормальные,  здоровые  люди»,  и  отрицает  существование  у  человека  свободы  воли  и  выбора. 
Старается  доказать,  что  человек  в  своих  поступках  действует  только  под  давлением  внешних  условий,  под 
давлением тех или иных выгодных ему мотивов и побуждений. 
Образ яблока, поедаемого Гронским, не случаен. Яблоко - это эмблема знания, а также таинственности и 
потаенности.  Гели  разрезать  яблоко  на  две  равные  половинки,  то  можно  увидеть  семенные  коробочки, 
сложенные в виде пентаграмм, которые, в свою очередь, являются знаком знания и инициации [I, 251]. Гронский 
обладал  никому  из  присутствующих не доступными знаниями.  Яблоко также связано с  библейским сюжетом, 
где Ева, съев яблоко, приобретает знания, что и приводит се к греху. 
Присутствующие  Карцев,  Вера,  Ник,  Жайык,  Айгуль,  Рига,  Спиридонов,  Феликс  спорят  с  Гронским, 
соглашаясь или противореча ему. Можно ли в нашем двадцатом иске говори s ь о совести, как об обязательном 
свойстве человека? Есть ли у человека свобода выбора, свобода воли? Карцев, как ярый сторонник Гронского, 
был  с  ним  согласен.  Для  них  и  Раскольников,  и  Клод  Изерли,  американский  летчик,  которые  раскаялись  в 
содеянном,  -  это  сумасшедшие!  А  рыцарю  печального  образа  Дону  Кихоту,  который  бескорыстно  совершал 
подвиги, был поставлен диагноз «маниакально депрессивный психоз» и «мания собственного величия». Таким 
образом,  Гронский  людей,  руководствующихся  морально  -  нравственными  соображениями,  выбирающих 
невыгодный  мотив,  считает  психически  больными  людьми.  Все  диагнозы  ставятся  1  ронским,  который 
ссылается на известного психолога Зигмунда Фрейда. 
Зигмунд  Фрейд  основатель  психоанализа,  где  сущность  человека  определяется  психической  энергией 
сексуальной природы и опытом раннего детства. Структура личности по Фрейду состоит из трех инстанций: ид, 
эго, суперэго, а поведение человека мотивируется агрессивными и сексуальными побуждениями. 
Вот почему Гронский, пытаясь объяснить поведение Сераковского, задает такие вопросы: «Он был урод 
или калека?», «Его не любили женщины?», «Тогда может быть ему не везло в карьере?» [2, 129- 130]. И выносит 
свой вердикт: «Так вот. Этот ваш Сераковский был маньяком» [2, 130]. 
Данный эпизод показывает, насколько люди, собравшиеся в этой комнате, стали циничны, черствы. Они 
не верят в благородные порывы души, когда человек ради общественного блага, ради свободы народа, не имея 
личных,  корыстных  мотивов,  ради  высоких  целей,  идет  на  эшафот.  И  только  тоненькая,  в  белом  платьице, 
Айгуль  находит  в  себе  силы  возразить,  не  согласиться  с  этой  точкой  зрения.  В  этой  сцене  мы  ближе  узнаем 
героев, их жизненные позиции: уверенного в себе Гронского, циничного

Абай атыпдагы Қаз¥ГІУ-дың ХАБАРШЫСЫ,
 
“Филология гылымдары" сериясы, Ms 3 (33), 2010 ж. 
 
Карцева, осторожного Жалка, мечущегося между справедливостью и ложью Феликса, честную, прямолинейную 
Айгуль. 
Феликс,  Карцев,  Жеки  уверены,  что  только  молодости  свойственны  такие  качества  как  смелость, 
дерзость, желание  бороться за справедливость, несмотря ни на  какие  прегпадкі. а главное  - вепа в победу над 
злом и несправедливостью. Становясь старше, приобретая жизненный опыт, люди меняются, их взгляд на жизнь 
становится гибче и уступчивее под давлением обстоятельств. 
Они  не  могут  понять  Темирова,  который  «до  седых  волос  дожил,  а  каким  дураком  был,  таким  и 
остался».  Жеки  считает,  что  только  молодые  люди,  не  познавшие  жизни  могут  быть  романтиками,  а  людей, 
вышедших из этого возраста и остающихся идеалистами он называет дураками. Феликс соглашается с ним, но 
понимает, что есть много людей из его окружения, которые, несмотря на свой солидный возраст, все же верят в 
добро,  в  справедливость,  в  честность  и  в  своей  жизни  руководствуются  этими  принципами.  Это  его  жена 
Наташа,  его  бывший  коллега  по  перу,  а  также  много  людей,  образы,  которых  появлялись  перед  ним.  Жеки 
уверен, что с возрастом человеку какие-то материальные блага становятся ближе, чем духовно-нравственные. 
Сюжет романа построен таким образом, что события, развивающиеся одно за другим, заставляют героев 
задумываться о правде, о жизни, о человеческой сущности. 11о что такое, правда? Феликс резонно заметил, что 
у каждого своя, правда. 
В романс героев можно разделить на два лагеря. Первый это циники, люди с жизненным опытом, твердо 
уверенные  в  том,  что  нельзя  победить  существующую  систему  и  поэтому  нет  смысла  с  ней  бороться,  -  это 
Феликс,  I  ронский,  Жеки,  Карцев.  Второй  лагерь  состоит  из  людей,  верящих  в  лучшие  черты  человеческого 
характера.  Для  них  такие  слова,  как  честь,  достоинство  не  только  слова,  и  они  верят,  что  справедливость 
обязательно должна восторжествовать. Это Айгуль, Темиров, Вера, Бек, Наташа. 
В  уста  второстепенного  персонажа  с  говорящим  именем  Вера  автор  вложил  изобличающие  слова, 
упрекающие и обвиняющие героев, выражающие главную проблему романа. «Никто из нас ни во что не верит!.. 
Это  же  страшно,  если  ни  во  что  не  верить...»  [2,  239].  «Как  это  странно...  -  вырвалось  у  нее.  -  Странно  и 
страшно.,, <...>. - Я подумала, что это ведь кладбище, - сказала Вера, глядя сразу на всех, и никого не выделяя 
взглядом.  -  А  мы  говорим  бог  знает  о  чем,  о  солярных  знаках,  семантике  орнамента  Европе,  Азии,  говорим, 
будто мы в музее» [2, 266]. 
После  представления  Гронского  его  «свита»  почти  уверовала  в  его  «всесилье».  В эпизоде,  где  Сергей 
решил  угостить  «маэстро»  рыбой,  преподношение  этого  подарка  напоминает  священное  действо.  Сергей  с 
вытянутыми руками, с рыбой, обернутой в пергамент, идущие за ним Феликс и Рига, со сложенными ладошками 
на уровне груди с устремленными вверх глазами, и Гронский, в позе католического священника, принимающий 
дар. Все это напоминает библейский сюжет «Волхвы, приносящие дары». Недаром и автор называет процессию, 
состоящую из трех человек - Сергея, Риты и Феликса, «приносящие дары», тем самым соотнося с библейским 
мотивом,  где  трое  волхвов  приносят  различные  дары  новорожденному  Иисусу  Христу  как  царю,  человеку  и 
богу.  Гронский  получил  в  подарок  рыбу.  Рыба  для  первых  христиан  стала  символом  Христа  и  Церкви.  Как 
телесное  выражение  Христа  рыба  являлась  также  символом  пищи  духовной,  своеобразной  аллегорией 
евхаристии причащения. 
Как можно заметить, в романе много религиозных образов и мотивов. Начиная с заглавия романа «Ночь 
предопределений», которая означает мусульманский праздник. В эту ночь исповедовавшимся прощаются грехи, 
и  решается  их  судьба.  В  речи  героев  встречаются  религиозные  образы:  Иисус  Христос,  Коран,  нестойкие, 
Тайная вечеря, монах и т.д. 
Важнейшим микро сюжетом романа является сцена, где вся компания уговаривает Темирова отказаться 
от борьбы, пойти на компромисс, согласиться на условия противоположной стороны, «бросить им кость». В то! 
момент они считают, что помогают Казбеку, делают доброе дело, что показывает, насколько эти люди не верят в 
победу  добра  над  злом,  в  справедливость.  Для  них  «жить  как  все  люди»,  это  не  рисковать,  не  отличаться  от 
других,  плыть  по  течению.  Темиров,  который  молчит  с  презрительным  превосходством  с  каменно-
неподвижным  лицом и слушает всех  только  из-за  уважения,  вызывает злость, раздражение  и досаду Феликса. 
Но  потом,  вся  компания  усомнится  в  правильности  своих  действий,  стыдится  произошедшего.  Они  захотят 
исправить создавшее положение, то будет уже поздно. 
В романе  наблюдается  два  кульминационных момента. Вдали от  цивилизации,  в старом заброшенном 
храме,  герои,  оказавшиеся  здесь  именно  в  священную  ночь,  глубже  всматриваются  в  себя,  в  свои  потаенные 
мысли и желания. В ночь отпущения грехов, в храме герои духовно перерождаются и 
 
 
 

ВЕСТНИК КаіННУ им.Абая, серия «Филологические пауки»,
 ЛІ
• 3 (33), 2010 г. 
 
 
 становятся  спокойнее  и  мудрее.  Таким  обратом,  первый  кульминационный  момент  связан  с  духовным 
возрождением  героев.  Второй  момент  -  с  убийством  Темирова.  На  поминках  раскрываются  истинные  лица 
персонажей,  выражающиеся  в  их  речах  и  в  поведении.  после  кульминации  следует  постепенная  развязка.  Все 
герои  один  за  другим  уезжают  из  города.  Феликс,  перед  самым  отлетом,  узнав  о  том,  что  убийство  было 
подстроено, возвращается в город. Конец романа имеет неожиданную развязку. 
Композиция романа связана с хронологом главного героя Феликса. Она связывает воедино события и все 
ссюжетные  элементы,  а  также  отрывки  из  мемуаров,  документов,  проясняющих  личность  революционера  3. 
Сераковского, Помимо перечисленных элементов, автор в ткань произведения также вставляет отрывки из газет, 
книг,  что  еще  больше  осложняет  композицию  текста.  Сюжетные  и  все  сюжетные  элементы  переплетаются  с 
диалогами персонажей. 
Несмотря  на  сложность  структуры  произведения,  сюжетно-композиционный  уровень  гармонично 
организует и упорядочивает все элементы произведения. 
/. Копалинский В. Словарь символов. - Калининград, 2002. - 267  
2.
 
Герд Ю. Ночь предопределений. - Алма-Ата, 1982. - 352 с. 
Түйін 
Мақалада  Ю.  Герттің  «Ночь  предопределений»  романының  сююжеттік-композициялық  деңгейі 
қарастырылады. 
Summary 
This article include of the plot-level structure of novel XU. Gcrt «The night of Prcdistination». 
Каталог: docs
docs -> Қазақстан республикасының білім және ғылым министрлігі ы. Алтынсарин атындағЫ Ұлттық білім беру академиясы
docs -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі ы. Алтынсарин атындағЫ Ұлттық білім беру академиясы
docs -> Гуманитарлық Ғылымдар кәсіби қҰзыреттіліктің негізінде студенттердің Өзіндік әрекет ету дайындығын қалыптастыру
docs -> Бағдарламасы бойынша шығарылып отыр Редакция алқасы
docs -> C m y k газет 2008 жылдың қазан айынан бастап шығады
docs -> Жылдық есебі кафедраның тәрбие жетекшілерінің жұмысы
docs -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет