Уфимского научного центра российской академии наук совет молодых ученых иэи унц ран этносы и культуры



жүктеу 9.62 Mb.
Pdf просмотр
бет15/42
Дата15.03.2017
өлшемі9.62 Mb.
түріПротокол
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   42

Колонских А.Г. 
г. Уфа 
 
 
Аннотация:  В  работе  приведена  общая  характеристика  укрепленных  поселений  бахмутинской 
культуры  Уфимско-Бельского  междуречья,  по  ряду  признаков:  мощность  культурного  слоя,  топография, 
фортификация. 
Ключевые слова: Бахмутинская культура, укрепленные поселения, городища, фортификация. 
 
Annotation: The paper provides general characteristics Bachmutino hillforts of the Ufa-Belaya interfluve, 
on several grounds: the power of the cultural layer, topography, fortification. 
Key words: Bachmutino culture, fortified settlements, hillforts, fortification. 
 
История  изучение  укрепленных  поселений  эпохи  раннего  средневековья  в 
Уфимско-Бельском междуречье насчитывает не один десяток лет. Схожие черты в выборе 
площадок,  устройстве  фортификационных  сооружений,  локализации  средневековых 
поселений  прослежены  исследователями  древностей  ещё  в  начале  прошлого  столетия
1

Однако  вопросы  типологии  и  классификации  городищ  бахмутинской  культуры  стали 
целью пристального внимания археологов лишь во второй половине XX в.
2
 
Для  создания  подробной  типологии  поселенческих  памятников  бахмутинской 
культуры,  необходимо  выделить  круг  классифицирующих  признаков.  Решение  данной 
исследовательской проблемы и стало основной целью работы. 
На  данный  момент  нам  известно  о  86  городищах,  описанных  в  истории 
археологического  изучения,  как  объекты  имеющие  материалы  бахмутинской 
археологической  культуры.  Исключив  памятники,  имеющие  скудные  или  ошибочные 
сведения  о  культурно-хронологической  атрибуции  объектов  можно  говорить  о  77 
укрепленных  поселениях.  Сопутствующие  культурные  группы  ананьинской, 
пьяноборской,  кара-абызской,  турбаслинской,  кушнаренковской,  кара-якуповской  и 
чияликской  археологических  культур  встречаются  на  20  поселениях.  Целенаправленные 
научные  раскопки  производились  лишь  на  24,  оставшиеся  памятники  в  своем 
большинстве подвергнуты топографическому изучению, в меньшей степени шурфовке. То 
есть данные о мощности культурного слоя есть у 51 укрепленного поселения, 34 из них 
однослойные и имеют исключительно археологический материал бахмутинской культуры. 
Локализация укрепленных поселений бахмутинской культуры на основных водных 
артериях представляется следующим образом:  
– 
река Белая и её притоки (рр. Бирь, Евбаза, Сюнь, Кармасан и др.) – 39 (51%); 
– 
река Быстрый Танып с притоками (рр. Гарейка, Юг, Тошкурка и др.) – 28 (36%); 
– 
река Уфа (притоки – рр.Тюй, Сарс, Шаровка, Байки) – 6 (8%); 
– 
река Буй (левый приток р. Кама) – 4 (5%). 
Основная  масса  городищ  расположена  на  правом  берегу  водоёмов,  что  с  одной 
стороны  объясняется  наличием  высоких  коренных  террас  именно  по  правым  берегам 
указанных  рек  региона,  с  другой  стороны  может  быть  интерпретировано,  как 
                                                           
2
 
Бахшиев  И.И.,  Колонских  А.Г.  Методы  пространственного  анализа  в  характеристике 
87
 
1
 
Шмидт А.В. Археологические изыскания Башкирской экспедиции Академии Наук // 
Приложение к № 8-9 «Хозяйство Башкирии» за 1929 год. Уфа, 1929. С. 25. 
поселенческой  структуры  населения  бахмутинской  культуры  Уфимско-Бельского  междуречья  // 
Поволжская археология № 3 (17). 2016. С. 59–82. 
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА УКРЕПЛЕННЫХ ПОСЕЛЕНИЙ БАХМУТИНСКОЙ 
КУЛЬТУРЫ УФИМСКО-БЕЛЬСКОГО МЕЖДУРЕЧЬЯ 

88
расположение  укрепленных  поселений,  образующих  линию  защиты  с  востока,  юга  и 
запада. Последний вывод озвучивается не впервые.
1
 
Мощность  культурного  слоя  городищ  Уфимско-Бельского  междуречья 
представляет собой широкий интервал от 0,1 до 3 м. Для группировки данного признака, 
некоторые  поселения  были  исключены  нами  из  выборки.  В  виду  своей  уникальности  в 
отношении  мощности  культурных  напластований,  а  также  многослойности  поселений  в 
выборку  не  вошли  городища  Кара-Абызское  и  Уфа-2,  которые  имеют  культурный  слой 
мощностью  более  1,5  м.  Эти  значения  резко  выбиваются  из  общей  картины  по 
выбранному  признаку.  Представленные  в  работе  расчёты  производились  по 
математической  формуле  интервалов  вариационных  рядов  используемой  Г.А. 
Федоровым-Давыдовым, а также В.Ф. Генингом и др.
2
 
Полученные при расчётах данные 
сопоставлялись  с  результатами  визуализации  результатов  путем  построения 
математических графиков и гистограмм. 
Преследуя  цели  более  выразительной  визуализации  основных  характеризующих 
признаков, а также определения традиций сооружения  укрепленных поселений, расчёты 
производились  как  по  общему  количеству  объектов  имеющих  материалы  бахмутинской 
культуры,  так  и  по  однослойным  памятникам.  Проведенное  исследование,  в  будущем, 
обязательно будет расширено как за счёт привлечения материалов предшествующих эпох, 
так и за счёт синхронных материалов смежных в географическом плане регионов. 
В  общем  количестве  городищ  Уфимско-Бельского  междуречья  наиболее 
встречаемой  величиной  мощности  культурного  слоя,  является  интервал  «0,3-0,4  м.» 
включающий  в  себя  16  (33%)  укрепленных  поселений.  Наименьшая  мощность 
культурного  слоя  прослеживается  на  12  (25%)  городищах  и  не  превышает  0,3  м. 
Наибольшие  показатели  глубины  залегания  находок  превышают  интервал  в  0,4  м. 
Мощность культурного слоя в интервале от 0,4 до 0,5 прослежена на 9 (18%) поселениях, 
от  0,5  до  0,6  м.  включительно  на  7  (14%)  поселениях.  Самым  мощным  оказался 
культурный  слой  на  городищах,  где  его  показатели  превышали  0,6  м.  –  3  (6%)  и  2  (4) 
поселения имели мощность культурного слоя в пределах от 0,8 до 1 м (Рисунок 1). 
Таким  образом,  средневзвешенный  показатель  мощности  культурного  слоя 
многослойных городищ Уфимско-Бельского междуречья, на которых встречены находки 
бахмутинской археологической культуры равен 0,4 м. 
Немного иначе обстоит дело с однослойными городищами бахмутинской культуры 
с известной нам мощностью культурного слоя. С самым бедным находками культурным 
слоем  (менее  0,3  м.)  нам  известно  о  10  (29%)  городищах.  Интервал  от  0,3  до  0,4  м. 
заполняют 15 (44%) городищ, что является едва ли не половиной от общего количества. 
Большая  мощность  культурного  слоя  определена  в  пределе,  превышающем  0,5  м.,  где 
сконцентрированы 6 (18%) поселений. Самый мощный культурный слой (0,6 м. и более) 
встречен на 3 (9%) укрепленных поселениях (Рисунок 2). 
В результате однослойные городища бахмутинской культуры чётко объединены в 4 
условные группы: 
– 
городища имеющие «слабый культурный слой» (до 0,27 м) – 10 (29%) объектов; 
– 
«средняя мощность» культурного слоя (от 0,3 до 0,4 м) – 15 (44%) памятников, 
что является наиболее распространенным показателем; 
– 
«мощный культурный слой» (от 0,4 до 0,6 м) – встречен на 6 (18%) объектах; 
– 
«очень мощный культурный слой» (свыше 0,6 м) – 3 (9%) городищ. 
                                                           
1
 
Иванов  В.А.,  Останина  Т.И.  К  вопросу  о  бахмутинско-мазунинской  проблеме  (по 
88
Средневзвешенный  показатель  мощности  культурного  слоя  указанных  поселений 
равен 0,33 м. 
Следующим  критерием  анализа  укрепленных  поселений  бахмутинской  культуры 
стал  показатель  площади  укрепленных  площадок  городищ.  Целесообразным,  на  наш 
взгляд,  является  оценка  многослойных  поселений,  имеющих  археологический  материал 
бахмутинской культуры, как и однослойных поселений. 
Все городища имеющие материалы бахмутинской культуры были объединены в 5 
групп в соответствии с площадью. Так, 27 (39%) из них имеют площадь менее 8 тыс. кв.м; 
20 (29%) – 
от 8 до 15 тыс. кв. м; 10 (14%) -  площадью 16-24 тыс. кв.м; 6 (9%) площадью 
от 24 до 30 тыс. кв.м и столько же поселений, площадь которых превышает показатель в 3 
га. Средняя величина по данному признаку равна 13856 кв.м. (Рисунок 3). 
В  свою  очередь  однослойные  памятники  бахмутинской  культуры  также  были 
объединены в 5 групп.  Наименьшая площадь (менее 6 тыс. кв.м) встречена на 16 (33%) 
поселениях,  20  (41%)  поселений  имеют  площадь  от  6  до  12  тыс.  кв.м;  6  (9%)  городищ 
имеют  площадь  в  интервале  от  12  до  18  тыс.  кв.м;  городища  с  площадью  выше  18,  но 
менее  24  тыс.  кв.м.  встречены  4  (8%)  раза;  3  (6%)  городища  имеют  самую  большую 
площадь,  которая  превышает  2,5  га.  Средний  показатель  по  однослойным  городищам 
равен 10682 кв.м. (Рисунок 4). 
В результате, внимание на себя обращает тот факт, что количественные показатели 
таких  признаков,  как  мощность  культурного  слоя  и  площадь  защищенных  площадок 
многослойных  городищ,  значительно  выше,  чем  у  однослойных  городищ.  Всё  это, 
разумеется, объясняется тем,  что некоторые  площадки поселений заселялись множество 
раз на протяжении, как всего раннего железного века, так и в эпоху средневековья
В ходе исследования отдельное внимание было обращено на наличие естественных 
преград и форм ландшафта, которые могли бы служить подобием защиты от внезапного 
нападения,  и  являлись  одним  из  аспектов  для  выбора  древним  населением  площадки  и 
последующим  строительством  на  нем  укрепленного  поселения.  Большинство  городищ 
бахмутинской  культуры  находится  на  мысовидных  площадках  и  отрогах  речных 
коренных террас и водоразделов. Поэтому, основными элементами естественных преград 
служат  реки  и  прочие  водотоки  (47%),  39  %  городищ  ограждены  оврагами,  около  12% 
укрепленных  поселений  прикрыты  с  мысовой  части  озерами-старицами  и  столько  же 
объектов  расположены  на  возвышенностях  имеющих  довольно  крутые  и  затяжные 
склоны,  одно  городище  (Укмановское),  с  напольной  стороны  имеет  преграду  в  виде 
глубокого  карстового  провала.  Большинству  укрепленных  поселений  бахмутинской 
культуры свойственны комбинированные формы естественной фортификации. 
Можно  предположить,  что  схожие  цели  (естественная  фортификация) 
преследовались  строителями  раннесредневековых  городищ  и  при  выборе  высоты 
площадок. При характеристике поселений по данному признаку, опять же стоить учесть, 
что большинство городищ расположены на коренных террасах и водораздела крупнейших 
в регионе рек. Потому и высота площадки замерялась от уровня прибрежной линии или 
пойменного  участка  суши  перед  укрепленным  поселением,  в  случае,  когда  городище 
находилось  на  горе  или  отдельной  возвышенности,  уровнем  «нулевого  репера» 
становилось их основание. В результате, самыми «низкими» (высота площадки не более 
26 м) оказались городища (19 объектов или 26% от общего количества), расположенные 
на  останцах  и  пойменных  террасах,  что  вполне  закономерно,  в  виду  морфологии  их 
локального  ландшафта.  Также  в  вышеуказанную  группу  полностью  вошли  и  городища, 
расположенные  внутри  коренных  террас.  «Средняя»  высота  площадки  свойственна  19 
(26%) городищам, занимающим коренные террасы водотоков второго порядка, то есть в 
большинстве случаем – это объекты, сконцентрированные по притокам рек Белая и Кама. 
Наибольшее  количество  (24  объекта  (33%),  но  не  наибольшая  высота  характерна  для 
поселений площадки которых расположены на высоких коренных террасах крупных рек 
(Белая, Уфа). Почти полностью в эту группу вошли городища, расположенные на горах и 
89
материалам  поселений)  //  Поселения  и  жилища  древних  племен  Южного  Урала.  Уфа, 1983. 
С. 105–106. 
 
Рычков  Н.А.  Формализованно-статистические  методы  в  археологии  (анализ  погребальных 
памятников) / Отв. ред. Пачкова С.П. Киев, 1990. С. 48–50. 
2
 
Федоров-Давыдов Г.А. Статистические методы в археологии: Учеб. Пособие для вузов по 
спец. «История». М.: Высшая школа, 1987. С. 26–27; Генинг В.Ф., Бунятян Е.П., Пустовалов С.Ж.,
89
Средневзвешенный  показатель  мощности  культурного  слоя  указанных  поселений 
равен 0,33 м. 
Следующим  критерием  анализа  укрепленных  поселений  бахмутинской  культуры 
стал  показатель  площади  укрепленных  площадок  городищ.  Целесообразным,  на  наш 
взгляд,  является  оценка  многослойных  поселений,  имеющих  археологический  материал 
бахмутинской культуры, как и однослойных поселений. 
Все городища имеющие материалы бахмутинской культуры были объединены в 5 
групп в соответствии с площадью. Так, 27 (39%) из них имеют площадь менее 8 тыс. кв.м; 
20 (29%) – 
от 8 до 15 тыс. кв. м; 10 (14%) -  площадью 16-24 тыс. кв.м; 6 (9%) площадью 
от 24 до 30 тыс. кв.м и столько же поселений, площадь которых превышает показатель в 3 
га. Средняя величина по данному признаку равна 13856 кв.м. (Рисунок 3). 
В  свою  очередь  однослойные  памятники  бахмутинской  культуры  также  были 
объединены в 5 групп.  Наименьшая площадь (менее 6 тыс. кв.м) встречена на 16 (33%) 
поселениях,  20  (41%)  поселений  имеют  площадь  от  6  до  12  тыс.  кв.м;  6  (9%)  городищ 
имеют  площадь  в  интервале  от  12  до  18  тыс.  кв.м;  городища  с  площадью  выше  18,  но 
менее  24  тыс.  кв.м.  встречены  4  (8%)  раза;  3  (6%)  городища  имеют  самую  большую 
площадь,  которая  превышает  2,5  га.  Средний  показатель  по  однослойным  городищам 
равен 10682 кв.м. (Рисунок 4). 
В результате, внимание на себя обращает тот факт, что количественные показатели 
таких  признаков,  как  мощность  культурного  слоя  и  площадь  защищенных  площадок 
многослойных  городищ,  значительно  выше,  чем  у  однослойных  городищ.  Всё  это, 
разумеется, объясняется тем,  что некоторые  площадки поселений заселялись множество 
раз на протяжении, как всего раннего железного века, так и в эпоху средневековья. 
В ходе исследования отдельное внимание было обращено на наличие естественных 
преград и форм ландшафта, которые могли бы служить подобием защиты от внезапного 
нападения,  и  являлись  одним  из  аспектов  для  выбора  древним  населением  площадки  и 
последующим  строительством  на  нем  укрепленного  поселения.  Большинство  городищ 
бахмутинской  культуры  находится  на  мысовидных  площадках  и  отрогах  речных 
коренных террас и водоразделов. Поэтому, основными элементами естественных преград 
служат  реки  и  прочие  водотоки  (47%),  39  %  городищ  ограждены  оврагами,  около  12% 
укрепленных  поселений  прикрыты  с  мысовой  части  озерами-старицами  и  столько  же 
объектов  расположены  на  возвышенностях  имеющих  довольно  крутые  и  затяжные 
склоны,  одно  городище  (Укмановское),  с  напольной  стороны  имеет  преграду  в  виде 
глубокого  карстового  провала.  Большинству  укрепленных  поселений  бахмутинской 
культуры свойственны комбинированные формы естественной фортификации. 
Можно  предположить,  что  схожие  цели  (естественная  фортификация) 
преследовались  строителями  раннесредневековых  городищ  и  при  выборе  высоты 
площадок. При характеристике поселений по данному признаку, опять же стоить учесть, 
что большинство городищ расположены на коренных террасах и водораздела крупнейших 
в регионе рек. Потому и высота площадки замерялась от уровня прибрежной линии или 
пойменного  участка  суши  перед  укрепленным  поселением,  в  случае,  когда  городище 
находилось  на  горе  или  отдельной  возвышенности,  уровнем  «нулевого  репера» 
становилось их основание. В результате, самыми «низкими» (высота площадки не более 
26 м) оказались городища (19 объектов или 26% от общего количества), расположенные 
на  останцах  и  пойменных  террасах,  что  вполне  закономерно,  в  виду  морфологии  их 
локального  ландшафта.  Также  в  вышеуказанную  группу  полностью  вошли  и  городища, 
расположенные  внутри  коренных  террас.  «Средняя»  высота  площадки  свойственна  19 
(26%) городищам, занимающим коренные террасы водотоков второго порядка, то есть в 
большинстве случаем – это объекты, сконцентрированные по притокам рек Белая и Кама. 
Наибольшее  количество  (24  объекта  (33%),  но  не  наибольшая  высота  характерна  для 
поселений площадки которых расположены на высоких коренных террасах крупных рек 
(Белая, Уфа). Почти полностью в эту группу вошли городища, расположенные на горах и 
89

90
отдельно  стоящих  возвышенностях.  Заключительная  группа,  объединенная  по  признаку 
высоты  площадок  укрепленных  поселений  включает  в  себя  11  (15%)  городищ.  Эти 
памятники,  практически  исключительно,  представляют  собой  укрепленные  поселения, 
расположенные на правом, высоком берегу р. Белая. (Рисунок 5). 
Большим  разнообразием  отличается  следующий  признак  –  форма  площадки 
городища. Наибольшую встречаемость – 17 (25%) объектов, имеют городища, имеющие 
узкую продолговатую форму, они были объединены в группу «языковидной». Следующие 
две  группы  насчитывают  по  10  (15%)  городищ  и  именуются  в  соответствии  с  формой 
площадок  –  «тупой  треугольник»  и  «подпрямоугольная».  Городища,  форма  которых  не 
представляла  собой  сходство  с  известными  нам  геометрическими  фигурами,  а  также 
различалась особой изощренностью были объединены в категорию «сложная»  – 9 (13%) 
объектов.  Городища  «округлой»  формы  встречены  нами  8  (11%)  раз.  Укрепленные 
поселения  также  имели  «овальную»,  «трапециевидную»  и  «подтреугольную»  формы 
имели количественные показатели – 5, 2 и 1 соответственно. 
Различны типы городищ бахмутинской культуры Уфимско-Бельского междуречья 
и  в  плане  количества  их  укрепленных  площадок.  Характер  изученности 
раннесредневековых  поселений  не  позволяет  нам  определить,  каким  образом  на  них 
протекала  жизнь.  Однако  мы  имеем  чётко  ограниченные  укреплениями  (валами,  рвами, 
эскарпами, естественными преградами) площадки городищ, которые наверняка и являлись 
жилыми  (обитаемыми).  Именно  количество  защищенных  площадок  городищ  и  является 
следующим  классифицируемым  признаком.  Самыми  распространенными  стали 
одноплощадочные городища, их количество равно 45 (67%). Две площадки защищенные 
линиями  фортификации  встречены  на  14  (21%)  укрепленных  поселениях,  три 
укрепленные  площадки  имеют  5  (8%)  городищ.  Два  (2,5%)  городища  имеют  четыре 
укрепленные площадки и одно (1,5%) насчитывает 5 укрепленных площадок (Рисунок 6). 
Уникальным  в  этом  плане  является  Юмакаевское  городище,  оно  ограничено  девятью 
линиями фортификации, которые образуют 8 площадок. Данный случай не учитывался в 
нашей выборке, и на наш взгляд анализ подобных (нетипичных) объектов возможен лишь 
после проведения масштабных стационарных археологических исследований городища. 
Соответственно  следующим  классифицирующим  признаком  является  количество 
линий и вид фортификационных укреплений городищ бахмутинской культуры Уфимско-
Бельского  междуречья.  Для  удобства,  данный  критерий  был  выражен  нами  в  виде 
соотношения,  где  числитель  –  количество  валов,  а  знаменатель  соответственно  рвов.  В 
результате,  самым  распространенным  видом  фортификации  бахмутинских  городищ 
явились укрепления в одну линию состоящие из вала и рва (Рисунок 7). Таких городищ 
28,  что  составляет  42%  от  их  общего  числа  (66  укрепленных  поселений  имеют 
сохранившуюся  до  наших  дней  информацию  об  их  фортификации,  как  в  виде  самих 
археологических объектах, так и в виде письменных упоминаниях о них). Вдвое меньше 
городищ  имеют  двойную  линию  укрепления  из  двух  валов  и  рвов.  Конструкции  в  виде 
двух валов и одного рва имеют 6 (9%) городищ. Одна линия  укреплений в виде одного 
вала без рва зафиксирована на 5 (8%) объектах. Остальные вариации линий укреплений 
достаточно  разнообразны  и  скорее  всего,  просто  не  характерны  для  фортификационных 
традиций населения бахмутинской культуры. 
Отдельного  внимания  заслуживает  и  состав  линий  укреплений.  Самой 
распространенной  является  конфигурация  фортификационных  линий  в  один  ряд, 
состоящая из вала и рва перед ним. Эти городища составляют примерно половину (49%) 
от общего количества – это 29 объектов. Менее распространенной является конфигурация 
в  две  линии  валов  и  рвов,  ограждающих  городища  с  напольной  стороны.  Встречено  12 
(20%)  таких  памятников.  Следующая  группа  из  5  (8%)  городищ  имеет  одну  линию 
укреплений,  состоящую  из  вала,  не  подкрепленного  рвом.  Скорее  всего,  данный  тип 
является  не  традицией  населения  бахмутинской  культуры,  а  результатом  разрушения 
укреплений, чаще антропогенным влиянием, что иногда упоминается и исследователями 
90
данных городищ
1

Следующие два типа, включившие в себя по 2 объекта,  укрепленных 
двумя линиями (первая – вал и ров перед ним, вторая – вал без рва) и тремя линиями (три 
вала  без  рвов),  на  наш  взгляд  также  являются  результатом  плохой  сохранности 
фортификационных  сооружений  и  вряд  ли  в  дошедшем  до  нас  виде,  без  должного 
исследования  полевыми  археологическими  методами,  могут  быть  включены  в  выборку. 
Подобного  нельзя  сказать  о  двух  городищах  имеющую  одну,  но  очень  любопытную 
линию  фортификации.  Эти  объекты  защищены  одной  линией  укреплений  состоящий  из 
двух валов и вырытом между ними глубоким рвом. Такой вид фортификации встречен как 
на  многослойном  городище  Кара-Абыз,  так  и  на  однослойном  городище  бахмутинской 
культуры  Казакларовское-1.  Таким  образом,  можно  предположить,  что  подобный  вид 
фортификации  вполне  мог  использоваться,  как  в  эпоху  раннего  железного  века  (кара-
абызская  археологическая  культура),  так  и  в  эпоху  раннего  средневековья  местным 
населением Уфимско-Бельского междуречья. 
Кроме  основных  линий  укреплений  на  17  городищах  фиксируются  ещё  и 
дополнительные.  На  12  объектах  –  это  эскарпированные  участки  склонов  площадок 
городищ.  Обваловку  по  склонам  укрепленных  поселений  имеют  4  памятника. 
Кувыковское городище имеет дополнительную форму фортификации в виде наличия двух 
валов в конце мысовой части
Основная  проблема  изучения  раннесредневековых  поселений  Уфимско-Бельского 
междуречья  в  том,  что  на  данный  момент  для  них  практически  отсутствует  какая-либо 
хронологическая  схема.  Исследование  поселенческой  керамики,  проведенное  Ф.А. 
Сунгатовым  и  В.В.  Овсянниковым,  позволяют  разделить  часть  городищ  на  ранние 
(мазунинские,  раннебахмутинские)  и  поздние  (бахмутинские  или  позднебахмутинские)
2

Однако  на  большинстве  поселений  отсутствует  датирующий  материал,  что  приводит  к 
тому, что время бытования селищ и городищ укладывается в широкие рамки двух стадий 
развития культуры (III-V и V-VIII вв), в частности и широкий диапазон III-VIII вв. н.э, в 
целом. 
Возможным  видом  развития  городищ  может  быть  принята  их  эволюция,  от 
простых  мысовидных  с  одной  линией  укрепления,  к  многоплощадным  и  сложным 
городищам,  с  развитой  дополнительной  фортификацией.  С  другой  стороны  данные 
доводы  отвергаются  тем  фактом,  что  многие  из  сложных  в  плане  фортификации  и 
конфигурации городищ были сооружены ещё в эпоху раннего железного века. 
Другая  сложность  связанна  с  классификацией  социальной  структуры  городищ. 
Предложенная  ещё  В.Ф.  Генингом  и  поддержанная  Т.И.  Останиной  схема  городищ-
крепостей (наблюдательных пунктов), городищ-поселений, в зависимости от занимаемой 
ими площади, на данный момент не подтверждена стационарными исследованиями
3

Можно  предположить,  что  статусы  укрепленных  поселений  могли  быть  более 
разнообразны.  Особенно  на  это  намекает  отсутствие  изученных  жилищ  на  городищах 
бахмутинской 
культуры 
Уфимско-Бельского 
междуречья 
(за 
исключением 
Казакларовского-1  городища,  где  на  площади  более  500  кв.  м.  изучено  лишь  одно 
                                                           
1
 
Савельев  Н.С.  Генеральный  план  города  Бирск Республики  Башкортостан  /  Проект  зон 
охраны Объектов Культурного наследия города Бирск в 2-х томах. Т.1. Уфа, 2007. С. 18; Сунгатов 
Ф.А.,  Бахшиев  И.И.,  Насретдинов  Р.Р.  Научный  отчет  об  итогах  инвентаризации  памятников 
археологии  регионального  и  федерального  значения  в  Кушнаренковском  районе  Республики 
Башкортостан в 2010 году. Уфа, 2010. С. 45–46. (Архив ГУБК НПЦ МК РБ). 
2
 
Овсянников В.В., Сунгатов Ф.А. Городище Каменная гора в среднем течении р. Уфы // 
Уфимский археологический вестник. Выпуск 5. Уфа: НМ РБ, 2004. С. 230, 236. Рис. 14. 
3
 
Генинг В.Ф. Мазунинская культура в Среднем Прикамье // Вопросы археологии Урала. 
Вып. 7 / Отв. ред. А.Ф. Медведев. Свердловск, 1967. С. 22;  Останина Т.И. Население Среднего 
Прикамья в III – V вв. Ижевск: Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН, 1997 
87–91.
 
91
91
данных городищ
1

Следующие два типа, включившие в себя по 2 объекта,  укрепленных 
двумя линиями (первая – вал и ров перед ним, вторая – вал без рва) и тремя линиями (три 
вала  без  рвов),  на  наш  взгляд  также  являются  результатом  плохой  сохранности 
фортификационных  сооружений  и  вряд  ли  в  дошедшем  до  нас  виде,  без  должного 
исследования  полевыми  археологическими  методами,  могут  быть  включены  в  выборку. 
Подобного  нельзя  сказать  о  двух  городищах  имеющую  одну,  но  очень  любопытную 
линию  фортификации.  Эти  объекты  защищены  одной  линией  укреплений  состоящий  из 
двух валов и вырытом между ними глубоким рвом. Такой вид фортификации встречен как 
на  многослойном  городище  Кара-Абыз,  так  и  на  однослойном  городище  бахмутинской 
культуры  Казакларовское-1.  Таким  образом,  можно  предположить,  что  подобный  вид 
фортификации  вполне  мог  использоваться,  как  в  эпоху  раннего  железного  века  (кара-
абызская  археологическая  культура),  так  и  в  эпоху  раннего  средневековья  местным 
населением Уфимско-Бельского междуречья. 
Кроме  основных  линий  укреплений  на  17  городищах  фиксируются  ещё  и 
дополнительные.  На  12  объектах  –  это  эскарпированные  участки  склонов  площадок 
городищ.  Обваловку  по  склонам  укрепленных  поселений  имеют  4  памятника. 
Кувыковское городище имеет дополнительную форму фортификации в виде наличия двух 
валов в конце мысовой части. 
Основная  проблема  изучения  раннесредневековых  поселений  Уфимско-Бельского 
междуречья  в  том,  что  на  данный  момент  для  них  практически  отсутствует  какая-либо 
хронологическая  схема.  Исследование  поселенческой  керамики,  проведенное  Ф.А. 
Сунгатовым  и  В.В.  Овсянниковым,  позволяют  разделить  часть  городищ  на  ранние 
(мазунинские,  раннебахмутинские)  и  поздние  (бахмутинские  или  позднебахмутинские)
2

Однако  на  большинстве  поселений  отсутствует  датирующий  материал,  что  приводит  к 
тому, что время бытования селищ и городищ укладывается в широкие рамки двух стадий 
развития культуры (III-V и V-VIII вв), в частности и широкий диапазон III-VIII вв. н.э, в 
целом. 
Возможным  видом  развития  городищ  может  быть  принята  их  эволюция,  от 
простых  мысовидных  с  одной  линией  укрепления,  к  многоплощадным  и  сложным 
городищам,  с  развитой  дополнительной  фортификацией.  С  другой  стороны  данные 
доводы  отвергаются  тем  фактом,  что  многие  из  сложных  в  плане  фортификации  и 
конфигурации городищ были сооружены ещё в эпоху раннего железного века. 
Другая  сложность  связанна  с  классификацией  социальной  структуры  городищ. 
Предложенная  ещё  В.Ф.  Генингом  и  поддержанная  Т.И.  Останиной  схема  городищ-
крепостей (наблюдательных пунктов), городищ-поселений, в зависимости от занимаемой 
ими площади, на данный момент не подтверждена стационарными исследованиями
3

Можно  предположить,  что  статусы  укрепленных  поселений  могли  быть  более 
разнообразны.  Особенно  на  это  намекает  отсутствие  изученных  жилищ  на  городищах 
бахмутинской 
культуры 
Уфимско-Бельского 
междуречья 
(за 
исключением 
Казакларовского-1  городища,  где  на  площади  более  500  кв.  м.  изучено  лишь  одно 
                                                           
1
 
Савельев  Н.С.  Генеральный  план  города  Бирск Республики  Башкортостан  /  Проект  зон 
охраны Объектов Культурного наследия города Бирск в 2-х томах. Т.1. Уфа, 2007. С. 18; Сунгатов 
Ф.А.,  Бахшиев  И.И.,  Насретдинов  Р.Р.  Научный  отчет  об  итогах  инвентаризации  памятников 
археологии  регионального  и  федерального  значения  в  Кушнаренковском  районе  Республики 
Башкортостан в 2010 году. Уфа, 2010. С. 45–46. (Архив ГУБК НПЦ МК РБ). 
3
 
Генинг В.Ф. Мазунинская культура в Среднем Прикамье // Вопросы археологии Урала. 
Вып. 7 / Отв. ред. А.Ф. Медведев. Свердловск, 1967. С. 22;  Останина Т.И. Население Среднего 
91
2
 
Овсянников В.В., Сунгатов Ф.А. Городище Каменная гора в среднем течении р. Уфы // 
Уфимский археологический вестник. Выпуск 5. Уфа, 2004. С. 230, 236. Рис. 14. 
Прикамья в III – V вв. Ижевск: Удмуртский институт истории, языка и литературы УрО РАН, 1997 
87–91.
 

92
жилище)
1
.  Возможно,  наряду  с  городищами  сторожевыми  крепостями  и  поселениями 
могли существовать и городища, выполняющие иные функции. 
Таким образом, данное исследование позволило выявить основные характеристики 
укрепленных  поселений,  определить  присущие  им  черты  и  наиболее  встречаемые 
признаки городищ бахмутинской культуры в Уфимско-Бельском междуречье. 
 
 
 
Рисунок 1. Мощность культурного слоя городищ бахмутинской культуры  
Уфимско-Бельского междуречья включая многослойные. 
 
 
Рисунок 2. Мощность культурного слоя однослойных городищ  
Уфимско-Бельского междуречья. 
                                                           
1
 
Иванов В.А. Отчёт о разведках и раскопках в Башкирской АССР. Уфа, 1981 / Научный 
архив ИЭИ УНЦ РАН. 
92
 
Рисунок 3. Показатели площади городищ бахмутинской культуры,  
включая многослойные объекты. 
 
 
Рисунок 4. Показатели площади городищ бахмутинской культуры  
Уфимско-бельского междуречья. 
 
 
Рисунок 5. Высота площадок укрепленных поселений бахмутинской культуры. 
 
93
93
 
Рисунок 3. Показатели площади городищ бахмутинской культуры,  
включая многослойные объекты. 
 
 
Рисунок 4. Показатели площади городищ бахмутинской культуры  
Уфимско-бельского междуречья. 
 
 
Рисунок 5. Высота площадок укрепленных поселений бахмутинской культуры. 
 
93
1   ...   11   12   13   14   15   16   17   18   ...   42


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет