Уфимского научного центра российской академии наук совет молодых ученых иэи унц ран этносы и культуры



жүктеу 9.62 Mb.
Pdf просмотр
бет32/42
Дата15.03.2017
өлшемі9.62 Mb.
түріПротокол
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   42
часть жителей сел Уфа-Шигири, Усть-Баяк и других.  
1
 
Мазур Л.Н. Этнокультурное развитие сельской местности в Свердловской области в XX 
в.:  статистический  анализ  по  материалам  базы  данных  //  Круг  идей:  электронные  ресурсы 
исторической информатики. М.-Барнаул, 2003. С. 409. 
192
Основная  масса татарского  населения  появилась на Урале после взятия  Казани
войсками Ивана IV и с началом  насильственного  крещения  населения  завоеванных 
территорий. Татары, приходя на Средний Урал, селились на землях на правах припуска и
вступали в контакт с местным населением этого края, в первую очередь, с башкирами, что 
было обусловлено этнокультурной и религиозной близостью данных народов.
Особенно  многочисленной татарская  диаспора (точнее кунгурские татары),
оказалась в селах Усть-Бугалыш, Верхний Бугалыш, Новый Бугалыш и Средний Бугалыш, 
Рахмангул,  Бакийково
1
.
В 1926  г.  татарские деревни составляли на территории
Свердловской области 2,5 % , в 1956 г. – 0,97 % , в 1970 г. – 1,5 % , в 1979 г. – 2,1 % , 1989 
г.  – 2,1 %  .  Всего  на территории Свердловской области было  выявлено  88  сельских 
поселений с преимущественно  татарским населением, из них 12 имели смешанный
башкиро-татарский состав»
2
.
На сегодняшний день татары проживают главным образом в 
областном центре (г. Екатеринбург) и, относительно компактно в четырех районах юго-
запада Свердловской области: Нижнесергинском (12,5 %), Ачитском (10,7 %), Артинском
(8,2 %
) и Красноуфимском (19,7 %)»
3
.
Что касается башкир, то в настоящее время ситуация выглядит таким образом, что
некогда многочисленное коренное население Среднего Урала, является меньшинством на
данной территории.  Так,  по  данным Всероссийской переписи 2002  г.,  на территории
Свердловской области было  зафиксировано 37  296  башкир, а татар  – 168 143,  по 
результатам переписи 2010  г.  – 31 183  и 143 803  человека,  соответственно.  Результаты
последних переписей в  данном регионе входят в  полнейший диссонанс с результатами
предыдущих учетов населения. Все исторические, архивные источники (в первую очередь
ревизские сказки)  свидетельствуют о  башкирском этническом происхождении и
самосознании жителей сел  Уфа-Шигири,  Урмикей,  Арти-Шигири,  Азигул,  Акбаш, 
Аракай, Шакур, Рахмангул, Бишково, Биткино, Гайны, Верхний Баяк и Усть-Баяк, Сызги, 
Озерки (Табанлыкуль) и других сел  юго-западного  региона Свердловской области, 
считающих себя на данный момент татарами
4

Статья написана по полевым материалам автора собранным при работе в деревне
Уфа-Шигири,  населенном пункте со  смешанным татаро-башкирским населением, 
Свердловской области в  августе 2015 г.  и данным этнологических экспедиций
совершенных под руководством А.В. Головнева в 2011 г., 2014 г. и 2015 гг. на территории
Свердловской области и Башкортостана среди татар, башкир и других народов, которые
хранятся в архиве «Этнографического Бюро» в г. Екатеринбурге. 
Деревня  Уфа-Шигири расположенная на  берегу р. Уфа, «заселилась в 1647 г. на 
земле, пожалованной башкирам царем Алексеем Михайловичем, но проданной Строганову за
300  рублей»
5

Выбор  места для  проведения  исследования  был  обусловлен тем,  что  на
данной территории долгое время проживали башкиры, и эти земли являлись их вотчиной,
но  к концу 1950-х гг.  жители Уфа-шигири стали считать себя  татарами. Во  время
переписи 2002 г. в деревне вновь стали появляться башкиры. И поэтому одной из задач
экспедиции являлось понять причины столь частой смены этничности. 
На основании экспедиционных материалов  в  башкиро-татарском дискурсе было
условно выделено три позиции в самоидентификации местных жителей. 
1
Асылгужин Р.Р., Гумеров А. Я. Башкиры верховьев реки Уфа. Уфа. 2012. С. 27.
2
Мазур Л.Н. Указ. соч. С. 422.
3
Головнев  А.В. Русские и  татары  Среднего  Урала: опыт  локального исследования
идентичности.  Этнографическое
бюро.
[Электронный  ресурс].
URL: 
http://ethnobs
.ru/expeditions/268
(дата обращения: 02.06.2016).
4
Асылгужин Р.Р. Башкиры – коренное население Среднего Урала [Электронный ресурс]. 
URL: http://so.bashkort.org/?p=86
(дата обращения: 02.06.2016).
5
Асфандияров  А.З. История сел  и  деревень Башкортостана  и  сопредельных территорий.
Уфа, 2009. С. 74
193
193
Основная  масса  татарского  населения  появилась  на  Урале  после  взятия  Казани 
войсками  Ивана  IV  и  с  началом  насильственного  крещения  населения  завоеванных 
территорий. Татары, приходя на Средний Урал, селились на землях на правах припуска и 
вступали в контакт с местным населением этого края, в первую очередь, с башкирами, что 
было обусловлено этнокультурной и религиозной близостью данных народов. 
Особенно  многочисленной  татарская  диаспора  (точнее  кунгурские  татары), 
оказалась в селах Усть-Бугалыш, Верхний Бугалыш, Новый Бугалыш и Средний Бугалыш, 
Рахмангул,  Бакийково
1

В  1926  г.  татарские  деревни  составляли  на  территории 
Свердловской области 2,5 % , в 1956 г. – 0,97 % , в 1970 г. – 1,5 % , в 1979 г. – 2,1 % , 1989 
г.  –  2,1  %  .  Всего  на  территории  Свердловской  области  было  выявлено  88  сельских 
поселений  с  преимущественно  татарским  населением,  из  них  12  имели  смешанный 
башкиро-татарский состав»
2

На сегодняшний день татары проживают главным образом в 
областном центре (г. Екатеринбург) и, относительно компактно в четырех районах юго-
запада Свердловской области: Нижнесергинском (12,5 %), Ачитском (10,7 %), Артинском 
(8,2 %
) и Красноуфимском (19,7 %)»
3

Что касается башкир, то в настоящее время ситуация выглядит таким образом, что 
некогда многочисленное коренное население Среднего Урала, является меньшинством на 
данной  территории.  Так,  по  данным  Всероссийской  переписи  2002  г.,  на  территории 
Свердловской  области  было  зафиксировано  37  296  башкир,  а  татар  –  168 143,  по 
результатам  переписи  2010  г.  –  31 183  и  143 803  человека,  соответственно.  Результаты 
последних  переписей  в  данном  регионе  входят  в  полнейший  диссонанс  с  результатами 
предыдущих учетов населения. Все исторические, архивные источники (в первую очередь 
ревизские  сказки)  свидетельствуют  о  башкирском  этническом  происхождении  и 
самосознании  жителей  сел  Уфа-Шигири,  Урмикей,  Арти-Шигири,  Азигул,  Акбаш, 
Аракай, Шакур, Рахмангул, Бишково, Биткино, Гайны, Верхний Баяк и Усть-Баяк, Сызги, 
Озерки  (Табанлыкуль)  и  других  сел  юго-западного  региона  Свердловской  области, 
считающих себя на данный момент татарами
4
.  
Статья написана по полевым материалам автора  собранным при работе в деревне 
Уфа-Шигири,  населенном  пункте  со  смешанным  татаро-башкирским  населением, 
Свердловской  области  в  августе  2015  г.  и  данным  этнологических  экспедиций 
совершенных под руководством А.В. Головнева в 2011 г., 2014 г. и 2015 гг. на территории 
Свердловской области и Башкортостана среди татар, башкир и других народов, которые 
хранятся в архиве «Этнографического Бюро» в г. Екатеринбурге.  
Деревня  Уфа-Шигири  расположенная  на  берегу  р.  Уфа,  «заселилась  в  1647  г.  на 
земле, пожалованной башкирам царем Алексеем Михайловичем, но проданной Строганову за 
300  рублей»
5

Выбор  места  для  проведения  исследования  был  обусловлен  тем,  что  на 
данной территории долгое время проживали башкиры, и эти земли являлись их вотчиной, 
но  к  концу  1950-х  гг.  жители  Уфа-шигири  стали  считать  себя  татарами.  Во  время 
переписи 2002 г. в деревне вновь стали появляться башкиры. И поэтому одной из задач 
экспедиции являлось понять причины столь частой смены этничности.  
На  основании  экспедиционных  материалов  в  башкиро-татарском  дискурсе  было 
условно выделено три позиции в самоидентификации местных жителей.  
1
 
Асылгужин Р.Р., Гумеров А. Я. Башкиры верховьев реки Уфа. Уфа. 2012. С. 27. 
2
 
Мазур Л.Н. Указ. соч. С. 422. 
3
 
Головнев  А.В.  Русские  и  татары  Среднего  Урала:  опыт  локального  исследования 
идентичности.  Этнографическое  бюро.  [Электронный  ресурс].  URL:  http://ethnobs 
.ru/expeditions/268 
(дата обращения: 02.06.2016). 
4
 
Асылгужин Р.Р. Башкиры – коренное население Среднего Урала [Электронный ресурс]. 
URL: http://so.bashkort.org/?p=86 
(дата обращения: 02.06.2016). 
5
 
Асфандияров  А.З.  История  сел  и  деревень  Башкортостана  и  сопредельных  территорий. 
Уфа, 2009. С. 74 
193

194
Первую группу составляют те, кто считает себя чистыми башкирами. «Мы говорим 
на  башкирском  языке. Наши  предки  башкиры.  Мы  произошли  от  башкир,  может  потом 
мы  перемешались  с  татарами.  По  первой  переписи  мы  были  башкирами».  Они 
утверждают,  что  данная  территория  издревле  принадлежала  башкирам.  По  словам 
Нафисы  Тюменцевой,  бывшей  главы  представительства  республики  Башкортостан  в 
Свердловской  области:  «Красноуфимский,  Нижнесергинский  районы  –  это  все  земли 
башкир.  К  башкирам  отношение  изменилось  после  пугачевского  восстания,  даже  имя 
Салават было запрещено. Их называли разбойниками. Поэтому отношение последующих 
правителей  было  соответствующим.  Когда  в  2001  г.  ездила  по  деревням  вместе  с 
башкирским телевидением, нас даже в деревни не пускали, говорили: «у нас башкир нет, у 
нас башкир нет». Это все потому, что живут здесь такие активные татары, что они всех 
башкир  ассимилировали  и  под  себя  переписали.  Хотя  там  должны  жить  одни  башкиры 
испокон веков. У нас долгое время не было своей грамоты, приезжали татарские муллы, и 
они всех учили татарскому языку, а потом начали говорить, раз вы говорите на татарском, 
значит вы татары. У нас целые районы называются татарскими, только потому, что они 
говорят на татарском языке. Это не правильно!». 
Жители деревни приводят и другие причины массового перехода башкир в татары. 
В числе прочих называется политика советской власти:  «Сталин вообще после переписи 
сказал, что башкир много развелось. Поэтому все башкирские деревни были переписаны в 
татарские» (Тюменцева Н.) или «при Сталине начали переписывать всех в татары, чтобы 
не  отдавать  земли  башкирам»  (Ахметова  Ш.Н.).  Еще  одной  причиной,  по  мнению 
респондентов, является языковая близость башкир и татар. «Поскольку язык почти один и 
тот  же,  смешались  с  башкирами.  А  татары  были  грамотные,  в  каждой  деревне  медресе 
было. А башкиры – кочевники. До 26-го года все башкирами записаны. Ну, некоторые до 
30-
го. Потом пошли татары» (Нигаматов А.)
1
. 
А «В 1926 г. при переписи счетчики писали 
людей по языку. Выходило: если родной язык татарский, то и национальность – татарин» 
(Нигаматов Акрам). По мнению других, это было связано с деятельностью мулл, которые 
приезжали из Казани: «Муллы же татарами были, поэтому обучение шло на татарском». 
Вторая группа респондентов, считающая себя татарами, утверждает, что их предки 
изначально жили на Среднем Урале. «Наша деревня образовалась 1520-х гг. Наша деревня 
идет  от  булгар,  не  от  башкир,  как  говорят.  А  башкирская  граница  проходит  между 
Акбашом,  Шокурово.  Но  мы  натуральные  татары.  У  меня  есть  книга  «Демидовское 
гнездо», где так и сказана, что Демидов покупал эти земли у татар!».  
Тот  факт,  что  раньше  в  документах  жители  этих  территорий  были  записаны 
башкирами, респонденты объясняют так: «Татары, которые сюда первые приехали, начали 
записывать себя башкирами потому, что башкирам можно было носить оружие, а затем 
переписывались обратно». А источниками поступления башкир в эти земли являлись, по 
их  мнению,  межнациональные  браки.  «Местные  на  местных  не  могли  жениться,  чтобы 
сохранить  здоровую  нацию.  В  основном  невест  привозили  из  Башкирии»
2

Также  с 
межнациональными  браками  связывают  и  особенности  местного  языка:  «Так  как  им 
запрещалось брать в жены русских девушек, они выбирали себе жен из башкирок. Потому 
у  нас язык такой и стал, так как он татарин, а она башкирка. А вообще здесь в каждой 
деревне  свой  говор.  Мы  даже  когда  встречаемся  в  Михайловске  с  человеком,  при 
разговоре сразу понятно из какой он деревни. В Урмикеево по-своему говорят, в Аракаево 
тоже»
3

 
Респонденты этой группы озабочены тем, что по результатам переписи 2002 г. в 
некоторых  населенных  пунктах  Среднего  Урала  увеличилась  численность  башкир. 
Причину этого они видят в активной пропаганде представителей Башкортостана. Со слов 
местного  поэта  Шамси  Абхаровича:  «В  2002  г.  во  время  переписи  башкирское 
1
 
Архив Этнографического бюро (далее АЭБ). Ф. 1. Д. 3. 
2
 
Там же. Д. 18. 
3
 
Там же. 
194
правительство вело агитацию. Сюда специально приезжали люди, которые убеждали, что
мы  башкиры.  После этой агитации 50  человек записали себя  башкирами».  Это  явление
получило в народе название «башкиризация».
Между двумя полюсами, башкирским и татарским, находятся те, кто считает, что 
они «произошли от башкир, может, потом перемешались с татарами, которые появились
во времена Пугачева». Некоторые информанты в принципе затрудняются с определением
национальной принадлежности своих предков.  Часто  встречаются  такие мнения:  «Есть, 
наверно,  татары,  у которых предки башкирами были.  Но  вообще-то  мы  считаем себя
татарами».  Именно  у представителей этой группы  наиболее ярко  проявляется  феномен
«дрейфа  этничности» или «ситуативной этничности».  Показательным является  такой
момент:  когда  фольклорные коллективы ездят в  Уфу,  они называют себя  башкирами,  а
когда  их приглашают выступать в  Казань,  они относят себя  к татарам.  Соседи-русские 
тоже замечают эту тенденцию. Например, директор школы в с. Урмикеево говорит, что
«они себя  считают теми,  кем им удобно.  Они этот момент используют во  благо»
1
.
Представителей этой группы  больше волнует не башкиро-татарский вопрос,  а
усиливающиеся  процессы  обрусения как башкир,  так и татар.  Они с грустью замечают:
«башкиры отатарились, а татары обрусели»
2
.
Результаты  экспедиции позволяют сделать вывод,  что  на дрейф  этнической
идентичности у жителей Уфа-Шириги большое влияние оказывает элита как татарская, 
так и башкирская.  Особенно  соперничество  между Татарстаном и Башкортостаном
обостряется в период переписи, а в повседневной жизни представители этих республик не
проявляют какого-то активного участия в жизни населения данной территории. 
За период долгого совместного проживания татар и башкир в Уфа-Шигири у них 
образовалось самобытное сообщество, которое включает в себя элементы как татарской,
так и башкирской культуры.  Этому способствует сходство  религиозной и культурно-
исторической традиций. Уфа-шигиринцы комфортно сочетают в себе обе идентичности.
Таким образом,  культурное и религиозное сходство  башкир  и татар
способствовало  их консолидации на Среднем Урале.  Ими было создано  самобытное
этническое сообщество,  вобравшее в  себя  культуру,  традиции и язык  родственных 
народов-соседей – башкир  и татар.  Они осознают свою  принадлежность к особой
этнокультурной группе, отличной от других этнографических групп татар и башкир. «Мы 
живем на Урале,  мы  самобытны.  У  нас своя культура,  самобытная. В Казани в  сапогах 
выступают, а мы в лаптях, потому что всю жизнь в лаптях прожили»
3
.
© Фахрутдинова Н.Р., 2016 
1
АЭБ. Ф. 1. Д. 18. 
2
Там же.
3
Там же.
195
195
правительство вело агитацию. Сюда специально приезжали люди, которые убеждали, что 
мы  башкиры.  После  этой  агитации  50  человек  записали  себя  башкирами».  Это  явление 
получило в народе название «башкиризация». 
Между двумя полюсами, башкирским и татарским, находятся те, кто считает, что 
они «произошли от башкир, может, потом перемешались с татарами, которые появились 
во времена Пугачева». Некоторые информанты в принципе затрудняются с определением 
национальной  принадлежности  своих  предков.  Часто  встречаются  такие  мнения:  «Есть, 
наверно,  татары,  у  которых  предки  башкирами  были.  Но  вообще-то  мы  считаем  себя 
татарами».  Именно  у  представителей  этой  группы  наиболее  ярко  проявляется  феномен 
«дрейфа  этничности»  или  «ситуативной  этничности».  Показательным  является  такой 
момент:  когда  фольклорные  коллективы  ездят  в  Уфу,  они  называют  себя  башкирами,  а 
когда  их  приглашают  выступать  в  Казань,  они  относят  себя  к  татарам.  Соседи-русские 
тоже замечают эту тенденцию. Например, директор школы в с. Урмикеево говорит, что 
«они  себя  считают  теми,  кем  им  удобно.  Они  этот  момент  используют  во  благо»
1

Представителей  этой  группы  больше  волнует  не  башкиро-татарский  вопрос,  а 
усиливающиеся  процессы  обрусения  как  башкир,  так  и  татар.  Они с  грустью  замечают: 
«башкиры отатарились, а татары обрусели»
2

Результаты  экспедиции  позволяют  сделать  вывод,  что  на  дрейф  этнической 
идентичности  у  жителей  Уфа-Шириги  большое  влияние  оказывает  элита  как  татарская, 
так  и  башкирская.  Особенно  соперничество  между  Татарстаном  и  Башкортостаном 
обостряется в период переписи, а в повседневной жизни представители этих республик не 
проявляют какого-то активного участия в жизни населения данной территории.  
За период долгого совместного проживания татар и башкир в Уфа-Шигири у них 
образовалось самобытное сообщество, которое включает в себя элементы как татарской, 
так  и  башкирской  культуры.  Этому  способствует  сходство  религиозной  и  культурно-
исторической традиций. Уфа-шигиринцы комфортно сочетают в себе обе идентичности.  
 
Таким  образом,  культурное  и  религиозное  сходство  башкир  и  татар 
способствовало  их  консолидации  на  Среднем  Урале.  Ими  было  создано  самобытное 
этническое  сообщество,  вобравшее  в  себя  культуру,  традиции  и  язык  родственных 
народов-соседей  –  башкир  и  татар.  Они  осознают  свою  принадлежность  к  особой 
этнокультурной группе, отличной от других этнографических групп татар и башкир. «Мы 
живем  на  Урале,  мы  самобытны.  У  нас  своя  культура,  самобытная.  В  Казани  в  сапогах 
выступают, а мы в лаптях, потому что всю жизнь в лаптях прожили»
3

© Фахрутдинова Н.Р., 2016 
1
 
АЭБ. Ф. 1. Д. 18. 
2
 
Там же. 
3
 
Там же. 
195

196
УДК 81 
Фефелова Г.Г. 
г. Уфа 
 
РЕПРЕЗЕНТАНТ КОНЦЕПТА «СМЕХ» В РУССКОМ ЯЗЫКЕ 
 
Аннотация: Статья посвящена одному из актуальных вопросов лингвистики – изучению концептов 
в  лингвокультурологическом  аспекте.  Особе  внимание  уделяется  анализу  концепта  «смех»  и  его  роли  в 
культуре смеха, в языковой картине мира. 
Ключевые слова: концепт, культура смеха, языковая картина мира, юмористический дискурс. 
 
Annotation:  The  article  is  devoted  to  one  of  the  topical  issues  of  linguistics  –  the  study  of  concepts  in 
linguistic a
nd culturological aspect. Special attention is paid to the analysis of the concept «laughter» and its role in 
the culture of laughter in the language picture of the world . 
Key word: the concept, the culture of laughter, language picture of the world, humorous discourse. 
 
В  настоящее  время  исследование  языковой  картины  мира  автора  становится  все 
более  актуальным.  Это  обусловлено  тем  фактом,  что  семантика  слова  пересекается  с 
интенциями  автора,  в  результате  чего  происходит  образование  исключительной 
концептосферы каждого текста
1

В современной лингвистике концепт является одним из самых популярных объектов 
исследования.  Также  его  изучением  занимаются  такие  науки,  как  лингвокультурология, 
философия,  психология  и  другие  гуманитарные  науки.  Изучение  языковой  картины  мира 
необходимо  при  описании  концептов
2
.  Концепт  представляет  собой  объединение  знаний, 
понятий, ассоциаций, образов, представлений, где происходит связь семантики и языковых 
единиц.  Совокупность  концептов  или  концептосфера,  в  свою  очередь,  формирует 
национальную языковую личность. По словам В.А. Масловой, «концептом становятся только 
те  явления  действительности,  которые  актуальны  и  ценны  для  данной  культуры,  имеют 
большое количество языковых единиц...»
3
. Этим и определяется актуальность данной темы. 
Концепт «смех» является лингвокультурологическим, одним из фундаментальных для 
национального самосознания русского  человека, имеет важное значение для характеристик 
национального  характера,  вследствие  чего  активно  используется  как  в  устной,  так  и  в 
письменной речи (чаще в проявлениях авторской речи), во всех сферах человеческой жизни. 
Концептом, по определению Н.Д. Арутюновой и В.Н. Телия, является «понятие, погруженное 
в культуру»
4
.  
Культура  смеха  на  сегодняшний  день  исследована  недостаточно.  На  основании 
вышесказанного рассмотрим, как представлен концепт «смех» в концептосфере комического 
дискурса. Рассмотрим  языковые единицы, репрезентирующие концепт  «смех»  в различных 
словарях.  Согласно  словарю  В.И.  Даля,  «Смех  –  хохот,  невольное,  гласное  проявление  в 
человеке  чувства  веселости,  потехи,  взрыв  веселого  расположения  духа;  но  есть  и  смех 
осмеяния,  смех  презрения,  злобы  и  пр...  Смех  есть  среднее  выражение  между  улыбкой  и 
хохотом. Смех злостный, злорадный, сардонический. Смех задушевный». Толковый словарь 
С.И. Ожегова определяет смех как: 1. Короткие характерные голосовые звуки, выражающие 
веселье,  радость,  удовольствие,  а  также  насмешку,  злорадство  и  другие  чувства.  2.  Нечто 
смешное, достойное насмешки. 
                                           
1
 
Габбасова А.Р., Фаткуллина Ф.Г Языковая картина мира: ее основные признаки, типология и 
функции  //  Современные  проблемы  науки  и  образования  //  2013.  №  4.  Электронный  ресурс  URL: 
http://www.science-education.ru/110-
9954  (дата  обращения  26.08.2013);  Фаткуллина  Ф.Г.  Категория 
деструктивности в современном русском языке. Дисс… докт. филол. наук. Уфа, 2002. С. 151. 
2
 
Фаткуллина  Ф.Г.  О  классификации  прецедентных  единиц  //  Международной  научно-
практической  конференции  «Актуальные  проблемы  русской  и  сопоставительной  филологии: 
теория и практика», 12-13 мая 2016. Уфа, 2016. С. 61-66; Fatkullina F.G. Typology of concepts in 
modern linguistics 
//  Педагогический журнал Башкортостана. 2015. № 1 (15). С. 241. 
3
 
Маслова В. А. Введение в когнитивную лингвистику: учеб. пособие. М., 2011. С. 38. 
4
 
Там же. С. 51. 
196
В философском словаре содержится следующая информация о значении слова «смех»: 
– 
культурно-психологический  феномен  как  специфическая  оценочная  реакция  человека  на 
действительность...  Традиция  понимания  смеха  в  философии  заложена  еще  Аристотелем. 
Смеховая реакция на зло демонстрирует, что зло преодолимо и неопасно. Смех уничтожает 
зло,  страх,  насилие...  Смех  –  инструмент  общения,  ломающий  границы  между  людьми, 
помогающий сблизиться. Диапазон смеха очень широк: от мягкого юмора и доброй улыбки 
до едкого сарказма и злой иронии. Смех неуправляем, свободен...
1

Литературная  энциклопедия  определяет  смех  как  «психофизиологическое  явление, 
лежащее в основе комизма и определяемых им литературных эффектов от просто смешного, 
забавного  до  сатиры  и  комедии.  Смех,  начиная  с  улыбки,  есть  выражение  какой-то 
жизненной  радости,  чувствуемой,  и  в  той  или  иной  мере  осознанной.  В  смехе  есть  также 
некоторые элементы, утверждающие какое-то превосходство того, кто смеется, над тем, что 
вызывает смех, забаву над собой, осмеяние. Смех есть явление по преимуществу социальное; 
он  доставляет  человеку  наибольшую  долю  удовольствия,  когда  разделен  с  кем-либо,  в 
действительном общем заразительном смехе»
2

Таким  образом,  мы  находим  много  общего  в  репрезентации  концепта  «смех»  в 
рассматриваемых словарях
3
. Анализ приведенных толкований позволяет выявить следующие 
характерные признаки: 1. Смех с положительной оценкой – радость, веселье, улыбка. 2. Смех 
с  отрицательной  оценкой  –  насмешка,  презрение,  сарказм.  Прежде  всего  смех  связан  с 
эмоциональной сферой человека. В зависимости от речевой ситуации смех может вызывать 
различные эмоциональные реакции. Посредством смеха происходит выражение отношения к 
действительности.  По  своей  природе  смех  является  двойственным,  т.  к.  он  стоит  на  грани 
«добра» и «зла», балансирует между доброй улыбкой и едким сарказмом
4
. Если обратиться к 
словарю  эпитетов,  то  мы  увидим  обилие  примеров  с  положительной  и  отрицательной 
оценкой смеха, например, беззлобный, беззаботный, безмятежный, беспечный, благодарный, 
веселый,  добродушный,  дружелюбный,  задорный,  заразительный,  искренний,  кокетливый, 
ласковый  и  т.д.  и  беспощадный,  глупый,  горький,  дерзкий,  дурацкий,  ехидный,  желчный, 
злорадный, льстивый, надменный и т. д. Данные эпитеты подчеркивают, что концепт «смех» 
является как социальным явлением, так и индивидуальным проявлением русского языкового 
сознания  и  занимает  отдельную  нишу  в  языковой  картине  мира.  Значимость  данного 
концепта  подчеркивает  и  наличие  огромного  количества  фразеологизмов,  пословиц, 
поговорок
5
.  Яркое  отражение  концепта  «смех»  мы  наблюдаем  в  оригинальных 
художественных текстах русских писателей,  в  экранизации юмористических  произведений 
(например,  «Двенадцать  стульев»).  Таким  образом,  в  современном  юмористическом 
дискурсе концепт «смех» отражен широко и многогранно. 
© Фефелова Г.Г., 2016 
                                           
1
 
Словари и энциклопедии на Академике [Электронный ресурс] URL:  http://dic.academic.ru 
(дата обращения: 26.09.2016). 
2
 
Там же. 
3
 T.I. Kobiakova, N L. Suntsova, Z.M. Raemguzhina, A.S. Tumanova, F.G. Fatkullina Russian Approach 
to the Problem of Correlation of Linguistic Consciousness and National State of Mind // Mediterranean Journal 
of Social Sciences MCSER Publishing, Rome-
Italy Vol 6 № 6S 2 November 2015. 111-121 рр. [Электронный 
ресурс]  URL:    http://www.mcser.org/journal/index.php/mjss/article/view/8072/7736;  Морозкина  Е.А., 
Фаткуллина  Ф.Г.  Национальная  языковая  картина  мира  в  герменевтической  модели  перевода: 
Материалы  Международной  конференции  «Профессионально  ориентированное  обучение 
иностранному языку и переводу в вузе. Москва, 2015. С. 68. 
4
 
Фаткуллина Ф.Г., Фефелова Г.Г. Анекдот как составляющая юмористического дискурса 
//  Научная  дискуссия:  вопросы  филологии,  искусствоведения  и  культурологии.  сб.  ст.  по 
материалам  LII  междунар.  науч.-практ.  конф.  №  9  (48).  М.,  2016.  С.  102–107;  9.  Фефелова  Г.Г. 
Дискурс  как  единица  лингвокультурологии  //  Современные  тенденции  развития  науки  и 
технологий. Белгород, 2016, № 6–5. С. 84. 
5
 
Фефелова Г. Г. Языковые средства выражения комического в юмористическом дискурсе 
// Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2016. № 9 (63): в 3-х ч. Ч. 2. С. 171. 
197
197
В философском словаре содержится следующая информация о значении слова «смех»: 

культурно-психологический  феномен  как  специфическая  оценочная  реакция  человека  на
действительность...  Традиция  понимания  смеха  в  философии  заложена  еще  Аристотелем. 
Смеховая реакция на зло демонстрирует, что зло преодолимо и неопасно. Смех уничтожает 
зло,  страх,  насилие...  Смех  –  инструмент  общения,  ломающий  границы  между  людьми, 
помогающий сблизиться. Диапазон смеха очень широк: от мягкого юмора и доброй улыбки 
до едкого сарказма и злой иронии. Смех неуправляем, свободен...
1

Литературная  энциклопедия  определяет  смех  как  «психофизиологическое  явление, 
лежащее в основе комизма и определяемых им литературных эффектов от просто смешного, 
забавного  до  сатиры  и  комедии.  Смех,  начиная  с  улыбки,  есть  выражение  какой-то 
жизненной  радости,  чувствуемой,  и  в  той  или  иной  мере  осознанной.  В  смехе  есть  также 
некоторые элементы, утверждающие какое-то превосходство того, кто смеется, над тем, что 
вызывает смех, забаву над собой, осмеяние. Смех есть явление по преимуществу социальное; 
он  доставляет  человеку  наибольшую  долю  удовольствия,  когда  разделен  с  кем-либо,  в 
действительном общем заразительном смехе»
2

Таким  образом,  мы  находим  много  общего  в  репрезентации  концепта  «смех»  в 
рассматриваемых словарях
3
. Анализ приведенных толкований позволяет выявить следующие 
характерные признаки: 1. Смех с положительной оценкой – радость, веселье, улыбка. 2. Смех 
с  отрицательной  оценкой  –  насмешка,  презрение,  сарказм.  Прежде  всего  смех  связан  с 
эмоциональной сферой человека. В зависимости от речевой ситуации смех может вызывать 
различные эмоциональные реакции. Посредством смеха происходит выражение отношения к 
действительности.  По  своей  природе  смех  является  двойственным,  т.  к.  он  стоит  на  грани 
«добра» и «зла», балансирует между доброй улыбкой и едким сарказмом
4
. Если обратиться к 
словарю  эпитетов,  то  мы  увидим  обилие  примеров  с  положительной  и  отрицательной 
оценкой смеха, например, беззлобный, беззаботный, безмятежный, беспечный, благодарный, 
веселый,  добродушный,  дружелюбный,  задорный,  заразительный,  искренний,  кокетливый, 
ласковый  и  т.д.  и  беспощадный,  глупый,  горький,  дерзкий,  дурацкий,  ехидный,  желчный, 
злорадный, льстивый, надменный и т. д. Данные эпитеты подчеркивают, что концепт «смех» 
является как социальным явлением, так и индивидуальным проявлением русского языкового 
сознания  и  занимает  отдельную  нишу  в  языковой  картине  мира.  Значимость  данного 
концепта  подчеркивает  и  наличие  огромного  количества  фразеологизмов,  пословиц, 
поговорок
5
.  Яркое  отражение  концепта  «смех»  мы  наблюдаем  в  оригинальных 
художественных текстах русских писателей,  в  экранизации юмористических  произведений 
(например,  «Двенадцать  стульев»).  Таким  образом,  в  современном  юмористическом 
дискурсе концепт «смех» отражен широко и многогранно. 
© Фефелова Г.Г., 2016 
1
 
Словари и энциклопедии на Академике [Электронный ресурс] URL:  http://dic.academic.ru 
(дата обращения: 26.09.2016). 
2
 
Там же. 
3
 T.I. Kobiakova, N L. Suntsova, Z.M. Raemguzhina, A.S. Tumanova, F.G. Fatkullina Russian Approach 
to the Problem of Correlation of Linguistic Consciousness and National State of Mind // Mediterranean Journal 
of Social Sciences MCSER Publishing, Rome-
Italy Vol 6 № 6S 2 November 2015. 111-121 рр. [Электронный 
ресурс]  URL:    http://www.mcser.org/journal/index.php/mjss/article/view/8072/7736;  Морозкина  Е.А., 
Фаткуллина  Ф.Г.  Национальная  языковая  картина  мира  в  герменевтической  модели  перевода: 
Материалы  Международной  конференции  «Профессионально  ориентированное  обучение 
иностранному языку и переводу в вузе. Москва, 2015. С. 68. 
4
 
Фаткуллина Ф.Г., Фефелова Г.Г. Анекдот как составляющая юмористического дискурса 
//  Научная  дискуссия:  вопросы  филологии,  искусствоведения  и  культурологии.  сб.  ст.  по 
материалам  LII  междунар.  науч.-практ.  конф.  №  9  (48).  М.,  2016.  С.  102–107;  9.  Фефелова  Г.Г. 
Дискурс  как  единица  лингвокультурологии  //  Современные  тенденции  развития  науки  и 
технологий. Белгород, 2016, № 6–5. С. 84. 
5
 
Фефелова Г. Г. Языковые средства выражения комического в юмористическом дискурсе 
// Филологические науки. Вопросы теории и практики. 2016. № 9 (63): в 3-х ч. Ч. 2. С. 171. 
197

198
 
 
УДК 297.1 
Хабибуллина З.Р. 
г. Уфа 
 
ХАДЖ: ЖЕНСКИЙ ВЗГЛЯД (ПО МАТЕРИАЛАМ ЮЖНОГО УРАЛА) 
 
Аннотация: В докладе рассматривается проблема женской религиозности в условиях современного 
паломничества на примере мусульманских общин Южного Урала. На основе статистических материалов и 
данных  интервью  с  паломниками  анализируется  роль  хаджа  в  мусульманском  сообществе,  влияние 
паломничества на религиозность, поведение и статус женщин. 
Ключевые  слова:  Ислам,  мусульмане,  хадж,  хаджи,  женская  религиозность,  социальный  статус, 
Южный Урал. 
 
Annotation: The report is devoted to the problem of female religiosity in the modern pilgrimage by the example on 
the Muslim community of South Urals. On the basis of statistical data and interviews it analyzes the role of Hajj pilgrims in 
the Muslim community, the influence of pilgrimage on the religious, behavior and status of women.  
Key words: Islam, Muslim, Hajj, Hajji, female religiosity, social status, South Urals. 
 
Хадж или ритуальное паломничество к главным святыням ислама является пятым 
столпом вероучения, побывать в Мекке и совершить все необходимые обряды хотя бы раз 
в  жизни  обязан  каждый  мусульманин,  если  ему  позволяют  здоровье.  В  1989  г.  после 
десятилетий  ограничений хаджа  в  СССР,  он стал  официально  разрешен  для  российских 
мусульман,  открылся  свободный  путь  для  поездок  в  Мекку.  В  этот  процесс  активно 
включились  женщины-мусульманки  и  до  настоящего  времени  они  составляют 
большинство  паломников.  В  докладе  на  основе  данных  интервью  с  паломниками  и 
статистических  материалов  анализируется  роль  хаджа  в  мусульманском  сообществе 
Южного Урала, влияние паломничества на религиозность, поведение и статус женщин.  
Количество  российских  мусульман,  желающих  совершить  паломничество,  растет 
ежегодно. Первые группы в 1990-х гг. состояли из нескольких тысяч человек, а с 2007 г. 
мусульманские  святыни  в  Мекке  и  Медине  посещает  более  20  тысяч  российских 
паломников.  Для  каждого  государства  с  мусульманским  населением  Королевство 
Саудовская  Аравия  устанавливает  квоту  –  одно  место  от  тысячи  мусульман  (квота  для 
России – 20500 паломников, за основу берется максимально возможное число мусульман 
в стране). По сведениям Совета по Хаджу РФ ежегодно без путевок остаются 3–4 тысячи 
желающих
1

Проблема  распределения  квот  на  паломничество  остается  наиболее  острой. 

Каталог: sites -> default -> files
files -> Мұратбеков Сайын
files -> ҚазҰТУда «Ерлігі жүрегінде елінің» атты Зейнеп Ахметовамен кездесу өтті
files -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрінің
files -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрінің
files -> БАҒдарламасын дамыту жолдары ақашева Ә. С г.ғ. к., доц., Дүйсебаева К. Ж. г.ғ. к., доц
files -> А. Т. Селкебаева
files -> Бағдарламасы (оқыту қазақ тілінде жүргізілетін мектептер үшін) Түсінік хат
files -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрінің


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   28   29   30   31   32   33   34   35   ...   42


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет