Уфимского научного центра российской академии наук совет молодых ученых иэи унц ран этносы и культуры



жүктеу 9.62 Mb.
Pdf просмотр
бет39/42
Дата15.03.2017
өлшемі9.62 Mb.
түріПротокол
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   42

Шарипов Р.Г. 
г. Уфа 
 
К ВОПРОСУ О ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЕ ЭТНОСА 
 
Аннотация:  Данная  статья  является  попыткой  дать  теоретическое  обобщение  научных  результатов 
исследования духовной культуры этноса (этнокультурной общности, этнической группы) проведенного автором на 
стыке  философии,  культурологии  и  этнологии,  и  легшего  в  основу  его  монографии  «Духовная  культура 
древнетюркской цивилизации»
1
. Автор приходит к выводу, что структуры т.н. «коллективного бессознательного» 
одновременно формируют этническое самосознание и духовную культуру этноса в целом.  
Ключевые  слова:  Духовная  культура,  антропосоциогенез,  культурогенез,  антропология, 
конструктивизм, архетипы. 
 
Аnnotation: This article is an attempt to give a theoretical generalization of scientific results of the research of 
spiritual culture of an ethnic group (ethno-cultural community, ethnic groups) conducted by the author at the intersection of 
philosophy,  culturology and ethnology, and  which  formed  the  basis of  his  monograph "Spiritual culture of ancient Turkic 
civilization".  The author comes to the conclusion that the structure of the so-called "collective unconscious" at the same time 
form the ethnic identity and spiritual culture of the ethnic group as a whole 
Key words: Spiritual culture, anthropologenic, cultural Genesis, anthropology, constructivism, archetypes. 
 
Культура (как материальная, так и духовная) возникает в момент отрыва человека 
от материнского лона живой природы, перехода его в качественно новое состояние  – из 
животного,  слитого  с  природой,  в  существо  разумное,  мыслящее,  активно  осваивающее 
мир  природных  объектов  в  процессе  их  преобразования  и  создания  материальных  и 
духовных артефактов. Появление духовной культуры, таким образом, неразрывно связано 
с  началом  сложного  и  длительного  процесса,  который  в  советской  науке  принято  было 
называть антропосоциогенезом
2

Сложность, с которой исследователи неизбежно сталкиваются при изучении следов 
духовной  культуры  человека  (поскольку  они  принадлежат  к  миру  идеальных  объектов, 
виртуальному  универсуму  или  ноосфере
3
)  преодолевается  путем  философско-
культурологического  анализа  материальных  артефактов  оставленных  нам  предыдущими 
поколениями, а также изучением целого набора символов существующих в современном 
духовном пространстве - мифов, легенд, святынь, эмблем. 
Процесс  формирования  мира  духовной  культуры  был  сложен  и  неоднозначен. 
Долгое  время  в  классической  науке  бытовало  мнение  о  человеке  первобытности  как  о 
существе  достаточно  примитивном,  круг  интересов  которого  сводился  к  реализации 
приземленных, по сути животных потребностей (безопасность, еда, жилище, продолжение 
рода). Таким образом, наш предок представал перед глазами европейских ученых  XIX – 
начала  ХХ  вв.  как  существо  примитивное,  грубое,  с  бедным  кругозором  и  неразвитым 
воображением,  существо  без  моральных  норм  и  представлений  о  нравственности,  чему 
прямыми  свидетельствами  являлись  такие  явления  как  промискуитет  и  каннибализм, 
якобы безраздельно царившие в первобытном обществе (человеческом стаде).  
Поступательное  развитие  антропологической  науки  (в  СССР  в  первую  очередь) 
опровергло  упрощенные  схемы  прогрессистов  и  механицистов.  Настоящую  сенсацию 
вызвала  находка  в  пещере  Шанидар,  где  было  обнаружено  захоронение  неандертальца, 
усыпанного  букетами  цветов,  что  прямо  свидетельствовало  о  существовании  весьма 
развитых  духовных  представлений  даже  не  у  кроманьонского  человека  признанного 
нашим  прямым  предком,  а  у  боковой,  многими  исследователями  считающейся 
                                                           
1
 
Шарипов  Р.Г.  Духовная  культура  древнетюркской  цивилизации.  Менталитет.  Религия. 
Искусство. Эпос. Уфа, 2015. 
2
 
Семенов  Ю.И.  Как  возникло  человечество.  М.,  1966;  он  же:  На  заре  человеческой 
истории. М., 1989. 
3
 
Вернадский В.И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружение. М., 1965. 
230
229
УДК 130.2 
Шарипов Р.Г. 
г. Уфа 
К ВОПРОСУ О ДУХОВНОЙ КУЛЬТУРЕ ЭТНОСА 
Аннотация:  Данная  статья  является  попыткой  дать  теоретическое  обобщение  научных  результатов 
исследования духовной культуры этноса (этнокультурной общности, этнической группы) проведенного автором на 
стыке  философии,  культурологии  и  этнологии,  и  легшего  в  основу  его  монографии  «Духовная  культура 
древнетюркской цивилизации»
1
. Автор приходит к выводу, что структуры т.н. «коллективного бессознательного» 
одновременно формируют этническое самосознание и духовную культуру этноса в целом.  
Культура (как материальная, так и духовная) возникает в момент отрыва человека 
от материнского лона живой природы, перехода его в качественно новое состояние  – из 
животного,  слитого  с  природой,  в  существо  разумное,  мыслящее,  активно  осваивающее 
мир  природных  объектов  в  процессе  их  преобразования  и  создания  материальных  и 
духовных артефактов. Появление духовной культуры, таким образом, неразрывно связано 
с  началом  сложного  и  длительного  процесса,  который  в  советской  науке  принято  было 
называть антропосоциогенезом
2

Сложность, с которой исследователи неизбежно сталкиваются при изучении следов 
духовной  культуры  человека  (поскольку  они  принадлежат  к  миру  идеальных  объектов, 
виртуальному  универсуму  или  ноосфере
3
)  преодолевается  путем  философско-
культурологического  анализа  материальных  артефактов  оставленных  нам  предыдущими 
поколениями, а также изучением целого набора символов существующих в современном 
духовном пространстве - мифов, легенд, святынь, эмблем. 
Процесс  формирования  мира  духовной  культуры  был  сложен  и  неоднозначен. 
Долгое  время  в  классической  науке  бытовало  мнение  о  человеке  первобытности  как  о 
существе  достаточно  примитивном,  круг  интересов  которого  сводился  к  реализации 
приземленных, по сути животных потребностей (безопасность, еда, жилище, продолжение 
рода). Таким образом, наш предок представал перед глазами европейских ученых  XIX – 
начала  ХХ  вв.  как  существо  примитивное,  грубое,  с  бедным  кругозором  и  неразвитым 
воображением,  существо  без  моральных  норм  и  представлений  о  нравственности,  чему 
прямыми  свидетельствами  являлись  такие  явления  как  промискуитет  и  каннибализм, 
якобы безраздельно царившие в первобытном обществе (человеческом стаде).  
Поступательное  развитие  антропологической  науки  (в  СССР  в  первую  очередь) 
опровергло  упрощенные  схемы  прогрессистов  и  механицистов.  Настоящую  сенсацию 
вызвала  находка  в  пещере  Шанидар,  где  было  обнаружено  захоронение  неандертальца, 
усыпанного  букетами  цветов,  что  прямо  свидетельствовало  о  существовании  весьма 
развитых  духовных  представлений  даже  не  у  кроманьонского  человека  признанного 
нашим  прямым  предком,  а  у  боковой,  многими  исследователями  считающейся 
1
 
Шарипов  Р.Г.  Духовная  культура  древнетюркской  цивилизации.  Менталитет.  Религия. 
Искусство. Эпос. Уфа, 2015. 
2
 
Семенов  Ю.И.  Как  возникло  человечество.  М.,  1966;  он  же:  На  заре  человеческой 
истории. М., 1989. 
3
 
Вернадский В.И. Химическое строение биосферы Земли и ее окружение. М., 1965. 
230
Ключевые  слова:  духовная  культура,  антропосоциогенез,  культурогенез,  антропология, 
конструктивизм, архетипы. 
Key words: spiritual culture, anthropologenic, cultural Genesis, anthropology, constructivism, archetypes. 
Аnnotation: This article is an attempt to give a theoretical generalization of scientific results of the research of 
spiritual culture of an ethnic group (ethno-cultural community, ethnic groups) conducted by the author at the intersection of 
philosophy,  culturology and ethnology, and  which  formed  the  basis of  his  monograph "Spiritual culture of ancient Turkic 
civilization".  The author comes to the conclusion that the structure of the so-called "collective unconscious" at the same time 
form the ethnic identity and spiritual culture of the ethnic group as a whole.

230
«тупиковой»  ветви  вида  Homo
1
.  По  образному  выражению  Л.Н.  Гумилева:  «…за 
высокими надбровными дугами … неандертальца видимо гнездились мысли и чувства»
2
  
Исследования советских ученых и их западных коллег во второй половине ХХ века 
(напр.  К.  Леви-Стросса
3
 
и  др.)  показали,  что  мир  первобытной  духовной  культуры  не 
менее сложен и развит, нежели у современного человека, живущего в лоне цивилизации, а 
в некоторых аспектах, возможно, и превосходит ее.  
Антропосоциогенез 
(в 
данном 
нашем 
конкретном 
случае 
– 
антропосоциокультурогенез)  уникален  как  процесс  развития  человека,  в  котором  его 
развитие,  эволюция  биологического  вида  от  высших  приматов  к  Homo  Sapiens  
(антропогенез)  шли  рука  об  руку  с  формированием  человеческого  общества,  выработки 
социальных связей и отношений, норм и институтов общественной жизни (социогенез) и 
становлением, развитием духовной сферы (то, что мы понимаем в конкретном случае как 
культурогенез).  Также  мы  не  должны  упускать  из  виду,  что  одновременно  с  развитием 
человека  и  человеческого  общества  полным  ходом  шел  процесс  этнической 
дифференциации  человечества,  в  результате  которого  современный  мир  представляет 
собой многоликую палитру народов и их самобытных национальных культур (этногенез).  
В  последнее  время  в  западной и  российской философской  и  научной  мысли  стал 
превалировать  конструктивистский  подход  к  определению  этноса  как    некоего 
искусственно  создаваемого  в  сознании  симулякра,  вымышленного  конструкта,  который 
существует  только  в  сознании  людей  его  вообразивших
4

С  этим  ни  в  коей  мере 
невозможно согласиться. 
Без  всякого  сомнения  правы  противники  этнического  конструктивизма  Ф.С. 
Файзуллин и А.Я. Зарипов, которые отмечают что: «становление этноса – процесс долгий, 
связанный  с  географическими,  территориальными,  социальными  и  психологическими 
факторами для формирования этносов как самостоятельных общностей в первоначальный 
период их становления огромное значение играли любые этноразличительные признаки, 
основываясь  на  которых  его  представители  могли  противопоставить  себя  другим»
5
.  А 
если  исходить  из  этого  вывода,  то  мы  можем  предположить,  что  первые  зачатки 
этнического  самосознания  безусловно  возникают  уже  на  заре  человеческого  общества, 
когда  формирующийся  человек  стал  четко  отделять  себя  и  представителей  своего 
сообщества (будь то человеческое первобытное стадо, род или племя – терминология не 
суть  важна)  от  представителей  иного  человеческого  коллектива,  когда  стало  возникать 
четкое деление по принципу «свой» и «чужак». Именно с этого момента и был запущен 
тот самый perpetuum mobile этногенетических процессов, которые, несмотря на уверения 
этноконструктивистов,  шли,  идут  и  будут  идти  и  развиваться,  поскольку  являются  той 
пресловутой формой движения материи «в которой наряду с социальной и независимо от 
нее живут люди уже больше 50 тыс. лет и которая, будучи природной, является формой 
существования Homo sapiens»
6

Бытие  этноса  не  определяется  и  не  исчерпывается  ни  расой,  ни  языком,  ни 
территорией,  ни  государственным  суверенитетом,  хотя,  безусловно,  все  эти  признаки 
очень важны для обнаружения национального бытия.  
Также  нация  –  не  есть  только  ныне  живущее  поколение,  но  есть  и  своеобразная 
сумма всех поколений, она есть нечто изначальное - вечно живой субъект исторического 
процесса, в котором живут и пребывают все прошлые поколения, не менее, чем поколения 
                                                           
1
 
Семенов Ю.И. На заре человеческой истории…  С. 230–231. 
2
 
Гумилев Л.Н. Этносфера. История людей и история природы. М., 2004. С. 41 
3
 
Леви-Стросс К. Первобытное мышление. М., 1994. 

Barth  F.  Ethnic  Groups  and  Boundaries.  The  social  Organisation  of  Culture  Difference.  Oslo, 
1969; Anderson B. Imagined communities: reflections on the origin and spread of nationalism. London – 
New York, 1995; 
Тишков В.А. Очерки теории и политики этничности в России. М., 1997. 
5
 
Файзуллин Ф.С., Зарипов А.Я. Этнос как субъект общественных отношений. Уфа, 2013. С. 19 
6
 
Гумилев Л.Н. Этносфера. История людей и история природы. М., 2004.С.16 
231
современные.
1
 
Этническое  сознание  предполагает  идентификацию  индивида  с 
историческим  прошлым данной этнокультурной общности и акцентирует идею «корней». 
Этнос,  мировосприятие  и  самосознание  этнической  группы  вырабатывается  символами 
общего прошлого – мифов, легенд, святынь, эмблем.  Поэтому национальную общность 
следует  рассматривать  прежде  всего  как  общность  самосознания  ее  членов,  а  не  только 
как  саму  по  себе  групповую  культурную  отличительность,  существовавшую  с  самого 
начала человеческой истории.  
Наличие  общих  мировоззренческих  категорий,  некоего  набора  универсальных 
ценностей, характерных как для старых так и для новых поколений, вне зависимости от их 
возраста и социального статуса в обществе,  на наш взгляд является одним из основных 
маркеров  реального  бытия  того  или  иного  этноса.  Существование  той  или  иной 
этнической  группы  может  быть  зафиксировано  документально,  признано  де-юре,  но 
говорить  о  жизни  этноса,  пожалуй,  бессмысленно,  если  не  существует  в  реальности  то, 
что  составляет  духовную  основу  этноса  –  общая  историческая  память,  мировоззрение, 
ценности  присущие  только  этой,  и  более  никакой  другой  этнической  группе, 
элементарная  гордость  за  свой  народ.  Этнос  может  перестать  быть  носителем 
материнского языка-основы, но в случае если полностью исчезла духовная связь между 
представителями  разных  поколений  и  представителей  разных  социальных  групп 
представляющих  этнос  в  общечеловеческом  пространстве,  то  можно  заявить  о  его 
практической гибели, распаде  – это тот самый случай, когда тот или иной народ, племя 
сначала  переходят  в  «красную  книгу»  этногенеза,  а  затем  и  полностью  считаются 
мертвыми,  сошедшими  с  исторической  арены.  Подобное  явление  можно  проследить  не 
только на уровне локальных этносов, этнических групп, но и на макроуровне – на уровне 
суперэтносов.  Нечто  подобное  произошло  в  свое  время  с  представителями  античного 
суперэтноса,  когда  «вымерли»  не  просто  древние  римляне  и  греки,  а  ушла  в  небытие 
целая цивилизация, получившая в свое время гордое название Pax Romana. Тем не менее, 
даже когда это произошло, культурное наследие греко-римской эпохи не исчезло втуне. 
Вергилий  стал  проводником  Данте:  образы  античной  мифологии,  античного  театра  и 
литературы  вдохновили  искусство,  драматургию,  и  литературу  западноевропейского 
Возрождения и Нового Времени.  
Таким образом, можно сделать вывод, что культура может пережить цивилизацию, 
язык  и  этноним  могут  пережить  своего  первоначального  носителя  (хотя  бывает  и 
наоборот). Но для того, чтобы это случилось, чтобы культурная традиция не оборвалась 
полностью,  необходимо  сохранение  неких  глубинных  слоев  –  «коллективного 
бессознательного»,  неких  духовных  инвариантов  культуры  -  долговременных  структур 
архетипического  или  ценностного  порядка.  Именно  эти  структуры,  обладающие  и 
большей  исторической  длительностью  и  гораздо  большей  устойчивостью  относительно 
изменений  общественно-политической  жизни  и  материальной  сферы,  одновременно 
формируют этническое самосознание и духовную культуру этноса в целом. 
 
© 
Шарипов Р.Г., 2016 
                                                           
1
 
Бердяев Н.А. Философия неравенства. М., 1994. С. 48. 
232
231
современные.
1
 
Этническое  сознание  предполагает  идентификацию  индивида  с 
историческим  прошлым данной этнокультурной общности и акцентирует идею «корней». 
Этнос,  мировосприятие  и  самосознание  этнической  группы  вырабатывается  символами 
общего прошлого – мифов, легенд, святынь, эмблем.  Поэтому национальную общность 
следует  рассматривать  прежде  всего  как  общность  самосознания  ее  членов,  а  не  только 
как  саму  по  себе  групповую  культурную  отличительность,  существовавшую  с  самого 
начала человеческой истории.  
Наличие  общих  мировоззренческих  категорий,  некоего  набора  универсальных 
ценностей, характерных как для старых так и для новых поколений, вне зависимости от их 
возраста и социального статуса в обществе,  на наш взгляд является одним из основных 
маркеров  реального  бытия  того  или  иного  этноса.  Существование  той  или  иной 
этнической  группы  может  быть  зафиксировано  документально,  признано  де-юре,  но 
говорить  о  жизни  этноса,  пожалуй,  бессмысленно,  если  не  существует  в  реальности  то, 
что  составляет  духовную  основу  этноса  –  общая  историческая  память,  мировоззрение, 
ценности  присущие  только  этой,  и  более  никакой  другой  этнической  группе, 
элементарная  гордость  за  свой  народ.  Этнос  может  перестать  быть  носителем 
материнского языка-основы, но в случае если полностью исчезла духовная связь между 
представителями  разных  поколений  и  представителей  разных  социальных  групп 
представляющих  этнос  в  общечеловеческом  пространстве,  то  можно  заявить  о  его 
практической гибели, распаде  – это тот самый случай, когда тот или иной народ, племя 
сначала  переходят  в  «красную  книгу»  этногенеза,  а  затем  и  полностью  считаются 
мертвыми,  сошедшими  с  исторической  арены.  Подобное  явление  можно  проследить  не 
только на уровне локальных этносов, этнических групп, но и на макроуровне – на уровне 
суперэтносов.  Нечто  подобное  произошло  в  свое  время  с  представителями  античного 
суперэтноса,  когда  «вымерли»  не  просто  древние  римляне  и  греки,  а  ушла  в  небытие 
целая цивилизация, получившая в свое время гордое название Pax Romana. Тем не менее, 
даже когда это произошло, культурное наследие греко-римской эпохи не исчезло втуне. 
Вергилий  стал  проводником  Данте:  образы  античной  мифологии,  античного  театра  и 
литературы  вдохновили  искусство,  драматургию,  и  литературу  западноевропейского 
Возрождения и Нового Времени.  
Таким образом, можно сделать вывод, что культура может пережить цивилизацию, 
язык  и  этноним  могут  пережить  своего  первоначального  носителя  (хотя  бывает  и 
наоборот). Но для того, чтобы это случилось, чтобы культурная традиция не оборвалась 
полностью,  необходимо  сохранение  неких  глубинных  слоев  –  «коллективного 
бессознательного»,  неких  духовных  инвариантов  культуры  -  долговременных  структур 
архетипического  или  ценностного  порядка.  Именно  эти  структуры,  обладающие  и 
большей  исторической  длительностью  и  гораздо  большей  устойчивостью  относительно 
изменений  общественно-политической  жизни  и  материальной  сферы,  одновременно 
формируют этническое самосознание и духовную культуру этноса в целом. 
 
© 
Шарипов Р.Г., 2016 
                                                           
1
 
Бердяев Н.А. Философия неравенства. М., 1994. С. 48. 
232

232
УДК 93/94 
Шаяхметова И.З. 
г. Уфа 
 
ДЕПУТАТСКИЙ КОРПУС ГОРОДСКИХ СОВЕТОВ ЮЖНОГО УРАЛА 
 
В ПОСЛЕВОЕННЫЕ ДЕСЯТИЛЕТИЯ 
 
Ключевые слова: депутат, городской совет, Южный Урал, город, деятельность. 
 
Annotation:
 The results of the study the status and content of the activity of deputies of municipal councils of 
the Southern Urals in 1946–1991 gg. on the basis of unpublished documents and materials. Deputies became workers and 
employees, the Party and non-Party, YCL members. The first addressed the social and domestic issues. Observe the rules 
of representation of women in elected bodies. the elective principle was violated during the Great Patriotic War. He was 
replaced  by  co-optation.  After  the  war,  co-optation  was  banned.  Electoral  Politics  Soviet  state  gradually  unify  the 
appearance of the national representative of the authorities, turning it into an obedient executor of party directives. Voting 
in  municipal  councils  was  of  plebiscitary  character:  worked  out  a  majority  decision  was  confirmed  unanimously.  City 
Council had generated a political culture of the peoples of Russia and expressed this culture. 
Key words: deputy city council, the Southern Urals, city, activity. 
 
 
В  настоящее  время  в  ряде  регионов  Российской  Федерации  продолжается 
осуществление  реформы  органов  местного  самоуправления.  При  этом  важно  учитывать 
наследие  прошлого.  Одной  из  организационных  форм  местного  управления  советского 
периода  российской  истории  были  городские  советы,  которые  стали  основой  для 
трансформации традиционной системы дореволюционного управления. 
 
 
До Великой Отечественной войны, в общем и целом, сложилась советская система 
местного управления. Чрезвычайные военные условия внесли изменения ив структуру, и в 
содержание деятельности органов местного управления и самоуправления.  В 1939–1946 
гг. выборы в горсоветы не проводились. Великая Отечественная война нанесла огромный 
урон кадрам депутатов. Из более 27 тысяч депутатов местных советов на 1 декабря 1941 г. 
осталось  10392  человека.  На  1  января  1945  г.  в  горсоветах  было  56,3  %  депутатов
1

Большая их часть продолжала нести военную службу, многие погибли на фронте. В целом 
к  1947  г.,  к  первым  послевоенным  выборам  в  местные  советы,  в  составе  горсоветов 
оставалось 42,9 % общего числа ранее избранных депутатов. Около 70 % председателей 
горсоветов  Южного  Урала  не  являлись  депутатами,  а  были  кооптированы  в  местные 
органы  государственного  управления
2
.  Так,  в  1941–1943  гг.  в  должности  председателя 
городского  совета  Стерлитамака  были  поочередно  А.У.  Гирфанов,  Я.Г.  Казимир,            
П.Л. Черненко и З.Ш. Мурзахан
3

Такая частая смена руководителей мало способствовала 
оперативному  решению  насущных  вопросов  в  чрезвычайных  условиях.  После  Великой 
Отечественной войны кооптация в местные советы была запрещена и был восстановлен 
принцип выборности
4
.  
                                                           
1
 
Национальный рхив Республики Башкортостан (далее НА РБ). Ф. Р–394. Оп. 3. Д. 1062. Л. 128.
 
2
 
Там же. Ф. Р–2281. Оп. 1. Д. 8 а. Л. 1 об.
 
3
 
НАРБ. Ф. Р-2281. Оп. 1. Д. 8 а. Л. 18, 20, 26, 31.
 
4
 
Известия. 1947. 28 марта. 
233
 
В  1947–1957  гг.  увеличился  процент  женщин  в  составе  депутатов:  с  34,8  до        
39,4  %,  при  одновременном  снижении  процента  членов  КПСС    и  кандидатов  в  члены 
КПСС: с 46,1 до 45,5 %
1
. В числе народных избранников были известные деятели науки и 
культуры:  Р.Г.  Кузеев,  М.  Карим  и  др.
2

В  этот  период  численность  депутатов  советов 
городов  находилась  в  прямой  зависимости  от  численности  их  населения.  Положением 
была установлена минимальная численность депутатов горсоветов – 35 и максимальная – 
700. По социальному составу депутаты горсоветов Южного Урала в 1947 – 1957 гг. – это 
рабочие (45,62 %) и служащие (54,38 %)
3

 
В  1958–1967  гг.  выборы  в  местные  советы  проводились  пять  раз  со  строгой 
периодичностью один раз в два года
4
. Одной из особенностей выборов в местные советы в 
1959,  1963  и  1967  гг.  являлось  то,  что  они  происходили  одновременно  с  выборами 
депутатов в Верховные Советы союзных и автономных республик.  
 
В  1959  г.  были  отменены  прежде  действовавшие  нормы  представительства 
депутатов  в  горсоветах.  Указом  Верховного  Совета  РСФСР  от  29  декабря  1958  г.  было 
установлено,  что  в  городские  и  районные  советы  в  городах  избиралось  не  менее  50 
депутатов вместо 35 избиравшихся ранее.  
 
В  1960-е  гг.  пристальное  внимание  стало  уделяться  обновлению  депутатского 
корпуса городских советов. Так, в 1959–1967 гг. процент обновления в городах Южного 
Урала колебался от 56,2 до 72,4 %
5
. В составе депутатов горсоветов в 1959 г. было 38,3 % 
женщин,  в  1967  г.  –  42,8  %,  с  ростом  удельного  веса  лиц  в  возрасте  от  30  до  39  лет      
(38,95  %)
6
, в возрасте от 25 до 29 лет (14,15 %), старше 50 лет (19,83 %). Членов КПСС 
было 49,0 %, беспартийных – 51,0 %, среди последних членов ВЛКСМ – около 7,0 %
7
.  
 
Поскольку к этому времени в СССР было введено всеобщее среднее образование, 
на  Южном  Урале  расширилась  сеть  высших  учебных  заведений,  среди  депутатов 
горсоветов  стало  больше  представителей  со  средним  и  неоконченным  средним 
образованием  (соответственно  28,48  и  30,96  %),  с  высшим  образованием  (13,05  %),  с 
начальным  образованием  (35,48  %)
8
.  По  социальной  принадлежности  народные 
избранники были служащими, пенсионерами и представителями интеллигенции (48,84 %), 
рабочими (51,16 %)
9

 
Профессиональное  представительство  депутатов  горсоветов  сказывалось  на 
преимущественном  решении  тех  вопросов  местной  жизни,  которые  периодически 
ставились перед горсоветами. В 1959  – 1991 гг. неуклонно возрастала численность лиц, 
занятых  в  промышленности,  строительстве,  на  транспорте  и  связи  (38,8  %).  Небольшой 
процент  депутатов  горсоветов  был  занят  в  коммунальном  хозяйстве  и  общественном 
питании  (4,8  %).  Довольно  значительна  была  доля  научных  работников,  деятелей 
культуры,  просвещения  и  здравоохранения  (27,6  %).  Остальная  часть  депутатского 
корпуса  горсоветов  в  указанный  период  –  это  председатели,  заместители  председателя, 
секретари  исполкомов  и  другие  сотрудники  советских  учреждений  (14,4  %),  партийные 
работники  (3,8  %),  профсоюзные  деятели  (0,8  %),  комсомольские  работники  (0,6  %), 
военнослужащие  (1,2  %),  домашние  хозяйки,  пенсионеры  и  учащиеся  (5,2  %),  всего  –    
                                                           
1
 
НАРБ. Ф. Р-91. Оп. 5. Д. 125. Л. 12, 27; Д. 130. Л. 2; Д. 136. Л. 1; Оп. 6. Д. 5. Л. 15; Ф. Р–2281.    
Оп. 1. Д. 20. Л. 3, 12 об.; Д. 59. Л. 12; Д. 92. Л. 93; Ф. 122. Оп. 27. Д. 541. Л. 30; Оп. 32. Д. 892. Л. 121.  
2
 Там же. Ф. Р–91. Оп. 6. Д. 5. Л. 15.
   
3
 
Там же. Ф. 122. Оп. 32. Д. 892. Л. 121.
 
4
 
Сафаров  Т.А.  Совершенствование  деятельности  местных  Советов  Башкирской  АССР 
(1945 – 
1958 гг.) // Вопросы истории Башкирии. Вып. 1 (Советский период). Уфа, 1972. С. 117. 
5
 
Советская Башкирия. 1967. 25 марта. 
6
 
НАРБ. Ф. Р–2281. Оп. 1. Д. 119 а. Л. 1, 35. 
7
 
Там же. Ф. Р-91. Оп. 6. Д. 10. Л. 15. 
8
 
Там же. Ф. 122. Оп. 33. Д. 950. Л. 27; Оп. 66. Д. 51. Л. 19.
 
9
 
Там же.
 
 
234
233
В  1947–1957  гг.  увеличился  процент  женщин  в  составе  депутатов:  с  34,8  до 
39,4  %,  при  одновременном  снижении  процента  членов  КПСС    и  кандидатов  в  члены 
КПСС: с 46,1 до 45,5 %
1
. В числе народных избранников были известные деятели науки и 
культуры:  Р.Г.  Кузеев,  М.  Карим  и  др.
2

В  этот  период  численность  депутатов  советов 
городов  находилась  в  прямой  зависимости  от  численности  их  населения.  Положением 
была установлена минимальная численность депутатов горсоветов – 35 и максимальная – 
700. По социальному составу депутаты горсоветов Южного Урала в 1947 – 1957 гг. – это 
рабочие (45,62 %) и служащие (54,38 %)
3

В  1958–1967  гг.  выборы  в  местные  советы  проводились  пять  раз  со  строгой 
периодичностью один раз в два года
4
. Одной из особенностей выборов в местные советы в 
1959,  1963  и  1967  гг.  являлось  то,  что  они  происходили  одновременно  с  выборами 
депутатов в Верховные Советы союзных и автономных республик.  
В  1959  г.  были  отменены  прежде  действовавшие  нормы  представительства 
депутатов  в  горсоветах.  Указом  Верховного  Совета  РСФСР  от  29  декабря  1958  г.  было 
установлено,  что  в  городские  и  районные  советы  в  городах  избиралось  не  менее  50 
депутатов вместо 35 избиравшихся ранее.  
В  1960-е  гг.  пристальное  внимание  стало  уделяться  обновлению  депутатского 
корпуса городских советов. Так, в 1959–1967 гг. процент обновления в городах Южного 
Урала колебался от 56,2 до 72,4 %
5
. В составе депутатов горсоветов в 1959 г. было 38,3 % 
женщин,  в  1967  г.  –  42,8  %,  с  ростом  удельного  веса  лиц  в  возрасте  от  30  до  39  лет 
(38,95  %)
6
, в возрасте от 25 до 29 лет (14,15 %), старше 50 лет (19,83 %). Членов КПСС 
было 49,0 %, беспартийных – 51,0 %, среди последних членов ВЛКСМ – около 7,0 %
7
.  
Поскольку к этому времени в СССР было введено всеобщее среднее образование, 
на  Южном  Урале  расширилась  сеть  высших  учебных  заведений,  среди  депутатов 
горсоветов  стало  больше  представителей  со  средним  и  неоконченным  средним 
образованием  (соответственно  28,48  и  30,96  %),  с  высшим  образованием  (13,05  %),  с 
начальным  образованием  (35,48  %)
8
.  По  социальной  принадлежности  народные 
избранники были служащими, пенсионерами и представителями интеллигенции (48,84 %), 
рабочими (51,16 %)
9

Профессиональное  представительство  депутатов  горсоветов  сказывалось  на 
преимущественном  решении  тех  вопросов  местной  жизни,  которые  периодически 
ставились перед горсоветами. В 1959  – 1991 гг. неуклонно возрастала численность лиц, 
занятых  в  промышленности,  строительстве,  на  транспорте  и  связи  (38,8  %).  Небольшой 
процент  депутатов  горсоветов  был  занят  в  коммунальном  хозяйстве  и  общественном 
питании  (4,8  %).  Довольно  значительна  была  доля  научных  работников,  деятелей 
культуры,  просвещения  и  здравоохранения  (27,6  %).  Остальная  часть  депутатского 
корпуса  горсоветов  в  указанный  период  –  это  председатели,  заместители  председателя, 
секретари  исполкомов  и  другие  сотрудники  советских  учреждений  (14,4  %),  партийные 
работники  (3,8  %),  профсоюзные  деятели  (0,8  %),  комсомольские  работники  (0,6  %), 
военнослужащие  (1,2  %),  домашние  хозяйки,  пенсионеры  и  учащиеся  (5,2  %),  всего  – 
1
 
НАРБ. Ф. Р-91. Оп. 5. Д. 125. Л. 12, 27; Д. 130. Л. 2; Д. 136. Л. 1; Оп. 6. Д. 5. Л. 15; Ф. Р–2281.  
Оп. 1. Д. 20. Л. 3, 12 об.; Д. 59. Л. 12; Д. 92. Л. 93; Ф. 122. Оп. 27. Д. 541. Л. 30; Оп. 32. Д. 892. Л. 121.  
2
 Там же. Ф. Р–91. Оп. 6. Д. 5. Л. 15.
   
3
 
Там же. Ф. 122. Оп. 32. Д. 892. Л. 121.
 
4
 
Сафаров  Т.А.  Совершенствование  деятельности  местных  Советов  Башкирской  АССР 
(1945 – 
1958 гг.) // Вопросы истории Башкирии. Вып. 1 (Советский период). Уфа, 1972. С. 117. 
5
 
Советская Башкирия. 1967. 25 марта. 
6
 
НАРБ. Ф. Р–2281. Оп. 1. Д. 119 а. Л. 1, 35. 
7
 
Там же. Ф. Р-91. Оп. 6. Д. 10. Л. 15. 
8
 
Там же. Ф. 122. Оп. 33. Д. 950. Л. 27; Оп. 66. Д. 51. Л. 19.
 
9
 
Там же.
 
 
234
Аннотация:  Предложены  результаты  исследования  статуса  и  содержания  деятельности  депутатов
 городских  советов  Южного  Урала  в  1946–1991  гг.  на  основании  неопубликованных  документов  и 
материалов. Депутатами становились рабочие и служащие, партийные  и беспартийные, члены ВЛКСМ. В 
первую очередь решались социально-бытовые вопросы. Соблюдались нормы представительства женщин в 
выборных  органах.  Принцип  выборности  был  нарушен  в  годы  Великой  Отечественной  войны.  Он  был 
заменен  кооптацией.  После  войны  кооптация  была  запрещена.  Избирательная  политика  советского 
государства постепенно унифицировала облик народного представителя власти, превратив его в послушного 
исполнителя  партийных  директив.  Голосование  в  городских  советах  носило  плебисцитарный  характер: 
выработанное  большинством  решение  подтверждалось  единогласно.  Городские  советы  были  порождены 
политической культурой народов России и выражали эту культуру.  

234
26,0 %
1
. Таким образом, в 1959–1991 гг. в горсоветах Южного Урала были представлены 
интересы  различных  профессиональных  групп  занятого  населения,  что  способствовало 
постановке и решению широкого спектра социальных проблем городов.  
 
Вся избирательная кампания по выборам в местные советы  организовывалась по 
предварительно составленному бюро обкома плану. Этот план включал последовательное 
осуществление мероприятий:  образование избирательных округов по выборам в местные 
советы  с  опубликованием  их  списков  в  печати  до  определенного  бюро  обкома  партии 
календарного  срока,  организация  подбора  качественного  состава  кандидатов  в  депутаты 
городских советов и организация выдвижения общественными организациями кандидатур 
в  состав  городских  избирательных  комиссий  и  в  состав  окружных  избирательных 
комиссий  по  выборам  в  горсоветы.  В  плане  также  были  обозначены:  образование 
городских избирательных комиссий и избирательных  участков по выборам в горсоветы, 
подготовка и публикация в печати данных о зарегистрированных кандидатах в депутаты 
горсоветов,  составление  и  вывешивание  списков  для  всеобщего  обозрения.  Для 
проведения агитационно-массовой работы на избирательных  участках организовывались 
агитпункты  для  работы  среди  избирателей  по  месту  жительства.    Планировалось  также 
систематическое освещение предвыборной кампании в печати, по радио и телевидению
2
.  
 
Некоторые  изменения  в  существующую  избирательную  систему  были  внесены  в 
годы перестройки. 17 февраля 1987 г. было издано постановление Политбюро ЦК КПСС 
«О  проведении  выборов  в  местные  советы  народных  депутатов,  народных  судей  и 
народных  заседателей  районных  (городских)  народных  судов»
3
.  В  постановлении 
основной  акцент  был  сделан  на  процедуре  выдвижения  и  обсуждения  кандидатов  в 
депутаты. Предписывалось проводить обсуждение на альтернативной основе (выдвигать 
несколько  кандидатур)  на  собраниях  в  трудовых  коллективах  и  по  месту  жительства. 
Выдвижение  кандидатов  в  депутаты  местных  советов  должно  было  осуществляться  в 
отдельных  цехах,  отделах  и  других  подразделениях  крупных  трудовых  коллективах. 
Указанным постановлением вменялось в обязанность выдвигать в окружные по выборам в 
местные  советы  и  участковые  избирательные  комиссии  представителей  первичных 
общественных организаций трудовых коллективов, уличными, квартальными, домовыми 
комитетами, женсоветами, советами ветеранов войны и труда. 
 
Несмотря на директивные указания о соблюдении демократических основ выборов 
в  части  выдвижения  кандидатов  в  депутаты  местных  советов,  бюро  обкомов  КПСС 
рассматривали  каждую  кандидатуру  из  выдвиженцев,  принимая  по  этому  поводу 
соответствующие  решения.  Так,  на  заседании  бюро  обкома  КПСС  Башкирской  АССР  5 
мая 1987 г. было отмечено поверхностное изучение выдвигаемых кандидатур в депутаты в 
городах Нефтекамск, Октябрьский, Салават
4
. При подведении итогов выборов в местные 
советы 1 сентября 1987 г. указывалось, что решения о выдвижении кандидатов в депутаты 
принимались  на  основе  свободного  обсуждения  кандидатур  открытым  голосованием, 
причем 68,2 % из них были выдвинуты на собраниях трудовых коллективов, 31,4 % – на 
сходах граждан, 0,4 % – на заседаниях общественных организаций. В 1987 г. 4042 (11,2 
%),  не  предусмотренные  заранее  для  выдвижения,  но  названные  избирателями,  были 
избраны депутатами
5

                                                           
1
 
НАРБ. Ф. Р–91. Оп. 6. Д. 141. Л. 13–14; Ф. 122. Оп. 221. Д. 224. Л. 50–54.
 
2
 
Там же. Ф. Р–91. Оп. 6. Д. 138. Л. 79; Ф. Р–933. Оп. 11. Д. 1494. Л. 8; Ф. 122. Оп. 7. Д. 26; 
Оп. 10. Д. 169; Оп. 13. Д. 31. Л. 211; Д. 286. Л. 10, 11 об., 12 об.; Оп. 19. Д. 155; Оп. 27. Д. 231; Оп. 
30. Д. 513. Л. 21, 94; Оп. 76. Д. 21. Л. 203–206; Оп. 78. Д. 21. Л. 22, 93, 203–208; Оп. 85. Д. 57. Л. 6–
8; Оп. 186. Д. 67. Л. 8; Д. 79. Л. 3; Оп. 189. Д. 225. Л. 85–86, 90–91, 99, 110; Оп. 212. Д. 190. Л. 77–
83; Оп. 218. Д. 120. Л. 2; Ф. 8827. Оп. 1. Д. 101. Л. 6–7. 
235
 
Процент протестного голосования (против всех кандидатов в депутаты) в течение всего 
советского периода колебался незначительно: от 0,53 до 1,9 %
1
. Если до перестройки причины 
этого  явления  не  подвергались  детальному  исследованию,  то  в  годы  перестройки  было 
выяснено, что 53,4 % протестных голосов были поданы без каких-либо мотивов, 34,3 % – по 
причине  нерешенного  жилищного  вопроса,  1,8  %  были  вызваны  неудовлетворительной 
работой советских органов, 1,4 % – плохой организацией торговли и бытового обслуживания 
населения,  9,1  %  –  другими  причинами;  увеличилось  число  голосов  против  кандидатов  в 
депутаты горсоветов из сферы коммунальных служб и пассажирского транспорта
2

В 1987 г. 
резко возросло количество надписей на    бюллетенях 
3

 
Рост протестного голосования при довольно высокой явке избирателей (98– 99,2 %, 
в  среднем  за  1946–1991  гг.)
4
  
свидетельствовал  о  наметившемся  кризисе 
представительных органов управления на местах. Проявлениями кризисных явлений были 
нерешенные  социальные  вопросы  и  элементарное  сомнение  населения  в  возможности 
решения  насущных  проблем  местными  советами.  Указанные  тенденции  не  были 
оставлены  без  внимания  партийными  и  советскими  органами.  В  связи  с  этим  были 
предприняты некоторые шаги по реформированию избирательной системы. В 1985 – 1986 
гг.  были  четко  разделены  обязанности  партийных  органов  и  советов.  Фактически  была 
провозглашена  передача  власти  из  рук  КПСС  Советам.  Был  учрежден  новый  орган    
власти  –  Съезд  народных  депутатов  СССР,  из  числа  депутатов  которого  избирался 
Верховный  Совет,  который  превращался  в  постоянно  действующий  парламент
5
.  В 
качестве  эксперимента  в  1987  г.  были  проведены  выборы  в  местные  советы  РСФСР  по 
многомандатным  округам  (до  этого  выборы  осуществлялись  по  одномандатным 
округам)
6
.  Так,  в  Башкирской  АССР  в  14  городах  республиканского  подчинения  было 
образовано 3397 округов по выборам в горсоветы, в трех городах районного подчинения – 
соответственно  149  округов,  в  семи  районах  г.  Уфа  –  1640  округов
7
.  В  конце  1988  г. 
Верховный Совет СССР принял закон об изменении системы выборов в советы. Причины 
малоэффективности  деятельности  местных  органов  управления  виделись  в  характере 
представительства  в  советах  различных  социальных  групп  населения.  Неоднократно 
указывалось, что совет по своему составу должен быть как бы срезом общества, выражать 
интересы  всех  слоев  населения.  Решение  этой  задачи  в  пореформенное  время  видели  в 
сохранении принципов альтернативности выборов и демократических начал выдвижения 
кандидатов в депутаты
8

 
Кризисные явления системы местного управления в городах стали появляться еще 
до  Великой  Отечественной  войны.  Последние  перед  Великой  Отечественной  войной 
выборы в горсоветы были проведены в 1939 г., первые послевоенные выборы – в 1947 г. 
На  протяжении  восьми  лет  все  функции  управления  городами  были  сосредоточены  в 
руках  горкомов  партии  и  горисполкомов  советов.  Великая  Отечественная  война 
способствовала  оформлению  правила,  при  котором  горисполком  в  лице  председателя, 
заместителя  председателя  совместно  с  отделом  кадров  обязательно  в  присутствии 
председателя  горкома  партии  утверждал  кандидатуры  потенциальных  кадровых 
                                                           
1
 
Там же. Ф. Р–91. Оп. 6. Д. 141. Л. 11; Ф. 122. Оп. 4. Д. 29. Л. 89; Оп. 7. Д. 36. Л. 30 об.; Оп. 
14. Д. 3. Л. 201; Оп. 18. Д. 718. Л. 6; Оп. 27. Д. 541. Л. 29; Оп. 32. Д. 892. Л. 119, 127; Оп. 224. Д. 48. 
Л. 60–61. 
2
 
Там же. Ф. 122. Оп. 221. Д. 93. Л. 43.
 
3
 
Советская Башкирия. 1987. 22 июня.
 
4
 
Там же. Ф. Р-91. Оп. 6. Д. 141. Л. 11; Ф. 122. Оп. 4. Д. 29. Л. 89; Оп. 7. Д. 36. Л. 30 об.; Оп. 
14. Д. 3. Л. 201; Оп. 18. Д. 718. Л. 6; Оп. 27. Д. 541. Л. 29; Оп. 32. Д. 892. Л. 119, 127; Оп. 224. Д. 48. 
Л. 60- 61. 
5
 
Кара-Мурза С.Г. Истмат и проблема Восток – Запад. М., 2002. С. 53.
 
6
 
Правда. 1987. 20 июня. 
7
 
НАРБ. Ф. 122. Оп. 221. Д. 221. Л. 3, 4 об.
 
8
 
Там же.
 
236
235
 
Процент протестного голосования (против всех кандидатов в депутаты) в течение всего 
советского периода колебался незначительно: от 0,53 до 1,9 %
1
. Если до перестройки причины 
этого  явления  не  подвергались  детальному  исследованию,  то  в  годы  перестройки  было 
выяснено, что 53,4 % протестных голосов были поданы без каких-либо мотивов, 34,3 % – по 
причине  нерешенного  жилищного  вопроса,  1,8  %  были  вызваны  неудовлетворительной 
работой советских органов, 1,4 % – плохой организацией торговли и бытового обслуживания 
населения,  9,1  %  –  другими  причинами;  увеличилось  число  голосов  против  кандидатов  в 
депутаты горсоветов из сферы коммунальных служб и пассажирского транспорта
2

В 1987 г. 
резко возросло количество надписей на    бюллетенях 
3

 
Рост протестного голосования при довольно высокой явке избирателей (98– 99,2 %, 
в  среднем  за  1946–1991  гг.)
4
  
свидетельствовал  о  наметившемся  кризисе 
представительных органов управления на местах. Проявлениями кризисных явлений были 
нерешенные  социальные  вопросы  и  элементарное  сомнение  населения  в  возможности 
решения  насущных  проблем  местными  советами.  Указанные  тенденции  не  были 
оставлены  без  внимания  партийными  и  советскими  органами.  В  связи  с  этим  были 
предприняты некоторые шаги по реформированию избирательной системы. В 1985 – 1986 
гг.  были  четко  разделены  обязанности  партийных  органов  и  советов.  Фактически  была 
провозглашена  передача  власти  из  рук  КПСС  Советам.  Был  учрежден  новый  орган    
власти  –  Съезд  народных  депутатов  СССР,  из  числа  депутатов  которого  избирался 
Верховный  Совет,  который  превращался  в  постоянно  действующий  парламент
5
.  В 
качестве  эксперимента  в  1987  г.  были  проведены  выборы  в  местные  советы  РСФСР  по 
многомандатным  округам  (до  этого  выборы  осуществлялись  по  одномандатным 
округам)
6
.  Так,  в  Башкирской  АССР  в  14  городах  республиканского  подчинения  было 
образовано 3397 округов по выборам в горсоветы, в трех городах районного подчинения – 
соответственно  149  округов,  в  семи  районах  г.  Уфа  –  1640  округов
7
.  В  конце  1988  г. 
Верховный Совет СССР принял закон об изменении системы выборов в советы. Причины 
малоэффективности  деятельности  местных  органов  управления  виделись  в  характере 
представительства  в  советах  различных  социальных  групп  населения.  Неоднократно 
указывалось, что совет по своему составу должен быть как бы срезом общества, выражать 
интересы  всех  слоев  населения.  Решение  этой  задачи  в  пореформенное  время  видели  в 
сохранении принципов альтернативности выборов и демократических начал выдвижения 
кандидатов в депутаты
8

 
Кризисные явления системы местного управления в городах стали появляться еще 
до  Великой  Отечественной  войны.  Последние  перед  Великой  Отечественной  войной 
выборы в горсоветы были проведены в 1939 г., первые послевоенные выборы – в 1947 г. 
На  протяжении  восьми  лет  все  функции  управления  городами  были  сосредоточены  в 
руках  горкомов  партии  и  горисполкомов  советов.  Великая  Отечественная  война 
способствовала  оформлению  правила,  при  котором  горисполком  в  лице  председателя, 
заместителя  председателя  совместно  с  отделом  кадров  обязательно  в  присутствии 
председателя  горкома  партии  утверждал  кандидатуры  потенциальных  кадровых 
                                                           
14. Д. 3. Л. 201; Оп. 18. Д. 718. Л. 6; Оп. 27. Д. 541. Л. 29; Оп. 32. Д. 892. Л. 119, 127; Оп. 224. Д. 48. 
Л. 60–61. 
2
 
Там же. Ф. 122. Оп. 221. Д. 93. Л. 43.
 
3
 
Советская Башкирия. 1987. 22 июня.
 
4
 
Там же. Ф. Р-91. Оп. 6. Д. 141. Л. 11; Ф. 122. Оп. 4. Д. 29. Л. 89; Оп. 7. Д. 36. Л. 30 об.; Оп. 
14. Д. 3. Л. 201; Оп. 18. Д. 718. Л. 6; Оп. 27. Д. 541. Л. 29; Оп. 32. Д. 892. Л. 119, 127; Оп. 224. Д. 48. 
Л. 60- 61. 
5
 
Кара-Мурза С.Г. Истмат и проблема Восток – Запад. М., 2002. С. 53.
 
6
 
Правда. 1987. 20 июня. 
7
 
НАРБ. Ф. 122. Оп. 221. Д. 221. Л. 3, 4 об.
 
8
 
Там же.
 
236
1
 НА РБ
.  Ф. Р–91. Оп. 6. Д. 141. Л. 11; Ф. 122. Оп. 4. Д. 29. Л. 89; Оп. 7. Д. 36. Л. 30 об.; Оп. 
4
 
Там же. Ф. 122. Оп. 221. Д. 47. Л. 9–10.
 
3
 
Там же. Ф. 122. Оп. 221. Д. 32. Л. 17.
 
5
 Там же. Ф. 122. Оп. 221. Д. 93. Л. 43–44.
 

236
работников и выдвиженцев при существовавшей одномандатной избирательной системе. 
Парадоксальность ситуации очевидна, поскольку о народном представительстве в таком 
случае можно говорить лишь условно. 
 
Застойные явления 1970-х – начала 1980-х гг. не возникли сами собой. Они стали 
следствием предшествующих периодов – конца 1920-х гг. и всего десятилетия 1930-х гг. 
Именно в этот  период сложилась командно-административная система
1
. К концу 1930-х 
гг.  советская  система  управления  во  многом  исчерпала  свой  преобразовательный 
потенциал. Ее сохранение в данном виде неизбежно вело к замедленному продвижению 
страны по прогрессивному пути. 
 
В  1989  г.  на  съездах  народных  депутатов  СССР  и  сессиях  Верховного  Совета 
РСФСР были приняты нормативные акты, предоставившие советам более широкие права. 
В  частности,  им  было  дано  право  самостоятельного  избрания  судебных  органов  при 
согласовании  своих  решений  с  местными  партийными  органами.    С  1989  г.  все  чаще  в 
средствах  массовой  информации  стало  звучать,  что  малоэффективность  работы  советов 
связана  с  бюрократизацией  государственного  управления,  чему  в  немалой  степени 
способствовала  КПСС
2
.  Вследствие  этого  в  марте  1990  г.  была  отменена  6  статья 
Конституции СССР 1977 г. о руководящей роли КПСС в обществе
3

 
Безальтернативность  выдвинутых  и  проверенных  партийными  органами 
кандидатов  в  депутаты  привела  к  формализации  выборов.  В  1936  –  1991  гг.  граждане 
являлись на избирательные собрания, голосовали не за хорошо известные им личности, а 
за  фамилии,  должности,  проставленные  в  избирательном  бюллетене.  Периодически 
проводимые  агитационные  мероприятия  по  сложившейся  схеме  (на  предприятиях,  в 
средствах  массовой  информации)  наглядно  продемонстрировали  возможности 
государства,  от  лица  которого  действовали  органы  ВКП  (б)  –  КПСС,  в  подчинении 
населения своим интересам. Городские советы в этих условиях не смогли стать органами 
управления парламентского типа, в которых столкновение различных интересов и мнений 
приводит к определенному консенсусу. Они объявили себя выразителями народной воли, 
смысл  которой  виделся  в  выработке  единственно  правильного  решения  подавляющим 
большинством  населения.  Таким  образом,  проводившиеся  в  советский  период 
избирательные  кампании  привели  к  формализации  представительства  населения  в 
городских  советах  и  зафиксировали  правило,  согласно  которому  партийные  органы 
контролировали все этапы предвыборной агитации и осуществления выборов.  
 
По  мнению  ряда  исследователей,  депутаты  горсоветов  –  это  часть  номенклатуры 
советского  государства.  Депутаты  Верховных  и  местных        советов  –  это  выборная 
номенклатура,  характерной  чертой  которой  является  временность
4
 [30]
.  При  этом 
господствующей  являлась  штатная  номенклатура  (лица,  назначенные  на  аппаратные 
должности),  в  нее  входили  только  сотрудники  партийных  органов  –  от  номенклатуры 
Политбюро  ЦК  (основной  и  учетной)  до  основной  номенклатуры  райкомов  КПСС 
включительно.  Депутаты  горсоветов,  представляя  часть  выборной  номенклатуры  СССР, 
были включены в элиту, но не в правящий класс. Со временем статус депутата местного 
совета любого уровня стало приятной и необходимой привилегией для карьерного роста.  
                                                           
1
 
Самоуправление:  от  теории  к  практике.  М.,  1988;  Согрин  В.В.  Политическая  история 
современной  России.  1985–2001:  от  Горбачева  до  Путина.  М.,  2001.  С.  40;  Социалистическое 
самоуправление: опыт и тенденции развития. М., 1986; Цвик М.В. Социалистическая демократия и 
самоуправление // Советское государство и право. 1985. № 4. С. 27–34. 
2
 
Борисов  В.К.  Демократизация  общества  и  преодоление  бюрократизма  (социально-
политический аспект). М., 1990. С. 86. 
3
 
Ткаченко  Б.И.  Политика  и  экономика  в  России  в  переходный  период  (1985–1994  гг.). 
Владивосток, 1995. С. 86. 
4
 
Восленский М.С. Номенклатура. Господствующий класс Советского Союза. М., 1991. С. 147.
 
 
237
 
Избирательная политика советского государства постепенно унифицировала облик 
народного  представителя  власти,  превратив  его  в  послушного  исполнителя  партийных 
директив. 
 
Депутатами горсоветов становились не профессиональные политики (как правило, 
юристы),  а  люди  из  «гущи  жизни»  –  в  идеале  представители  всех  социальных  групп  и 
национальностей.  С точки зрения парламентаризма «подбор» состава городских советов 
по  полу,  возрасту,  профессиям  и  национальностям  не  вполне  оправдан.  Однако  когда 
корпус депутатов состоит не из профессионалов, а из тех, кто знает все стороны жизни на 
личном  опыте,  этот  подход  имеет  глубокий  смысл.  Голосование  в  городских  советах 
носило плебисцитарный характер: выработанное большинством решение подтверждалось 
единогласно.  На  практике  же  выработанные  решения  реализовывали  органы  городских 
советов – исполнительные комитеты.  
 
© Шаяхметова И.З., 2016 
 
 
 
238
237
Избирательная политика советского государства постепенно унифицировала облик 
народного  представителя  власти,  превратив  его  в  послушного  исполнителя  партийных 
директив. 
Депутатами горсоветов становились не профессиональные политики (как правило, 
юристы),  а  люди  из  «гущи  жизни»  –  в  идеале  представители  всех  социальных  групп  и 
национальностей.  С точки зрения парламентаризма «подбор» состава городских советов 
по  полу,  возрасту,  профессиям  и  национальностям  не  вполне  оправдан.  Однако  когда 
корпус депутатов состоит не из профессионалов, а из тех, кто знает все стороны жизни на 
личном  опыте,  этот  подход  имеет  глубокий  смысл.  Голосование  в  городских  советах 
носило плебисцитарный характер: выработанное большинством решение подтверждалось 
единогласно.  На  практике  же  выработанные  решения  реализовывали  органы  городских 
советов – исполнительные комитеты.  
© Шаяхметова И.З., 2016 
238

УДК 39
Швыркова Е.С.
г. Самара
Аннотация:  В  статье на  основе  материала  полевого  исследования  рассматриваются  языковые
процессы,  происходящие  внутри  этнической  группы  немцев  с.  Пришиб  Благоваского  района  Республики
Башкортостан.
Ключевые слова: Республика Башкортостан; российские немцы; этническая идентичность; язык.
Annotation: The article, based on the field research material, the author considers the language processes,
occurring within the ethnic group of Germans the Prishib Village of Blagovar District of Republic Bashkortostan.
Key words: Republic Bashkortostan; Russian Germans; ethnic identity; language.
Как  утверждает В.А.  Тишков  «этническая  идентичность –  индивидуальное
соотнесение 
личности 
с 
культурно-отличительной 
общностью»
1
.
Этническая
идентичность  состоит  из  разнообразных  маркеров, из  которых язык  является одним  из
самых главных. В  нем  отражается и  выражается  многовековая  традиция  народа,
проявляются его культурные особенности, и даже исторический путь. Одновременно язык
является  и  фактором  сохранения  этнической  идентичности. Как  полагают  современные
исследователи, этническая  идентичность в  процессе  межэтнического взаимодействия
конструируется  на  основе  представлений,  образующих  систему  этнодифференцирующих
признаков,  в  качестве  которых  может  выступать  как  язык, так и  ценности,  нормы,
историческая  память,  религия,  представление  о  родной  земле,  национальный  характер,
народное творчество
2
. Язык позволяет человеку идентифицировать себя в качестве члена
той или иной этнической группы, определять другого как чужого, как не принадлежащего
к его собственной группе
3
.
В
данной  статье  рассматривается
этническая  группа
российских
немцев,
проживающих в с. Пришиб Благоварского района Республики Башкортостан с 1903 года.
Смогли ли немцы, потомки колонистов, за этот промежуток времени сохранить свой язык,
каково его современное состояние и дальнейшая судьба?
Источниковой  базой  настоящего  исследования  являются  полевые  материалы,
полученные  в  ходе  экспедиционной  работы  в  с.  Пришиб  Благоварского  района
Республики Башкортостан в сентябре 2016 г.
Немецкий  язык  на  территории  России  менее  популярен,  чем  английский.  В
школьном и вузовском образовании он занимает второе-третье место в учебном плане по
категории  иностранные  языки.  Однако  для  немцев  с.  Пришиб  немецкий  язык  не  просто
пункт в  учебном плане, а история народа. Разговаривают немцы с. Пришиб на швабском
диалекте,  но он более  мягкий в  звучании,  немного  русифицированный,  в  нем
деформированы артикли.
1
Тишков В.А. Реквием по этносу: Исследования по социально-культурной антропологии /
В.А. Тишков; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. М, 2003. С. 98.
2
Борисов Р.В. Диалог языка и этнической идентичности в поликультурном образовательном
пространстве  [Электронный  ресурс]  //  Научная  электронная  библиотека  «Киберленинка».  URL:
http://cyberleninka.ru/article/n/dialog-yazyka-i-etnicheskoy-identichnosti-v-polikulturnom-obrazovatelnom-
prostranstve (дата обращения 29.09.2016).
3
Квилинкова  Е.Н.  Гагаузский  язык  сквозь  призму  динамики  этнической  идентичности
гагаузов  //  Феномен  идентичности  в  современном  гуманитарном  знании:  к  70-летию  академика
В.А. Тишкова; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. М., 2011. С. 618.
238
В  настоящее  время  у  старшего  поколения  немцев  с.  Пришиб  немецкий  язык  по-
прежнему функционален в бытовом общении в моноэтничных семьях, так и при общении
с представителями своей этнической группы: «мы дома между собой общаемся только на
немецком  языке»
1
.
Отличное  знание  языка  связано
не  только  с  этнической
принадлежностью, но  и  с  историческими  процессами. Переселившись  на  территорию
нынешнего  Благоварского  района,  немцы  основали  11 колоний и  долгие  годы  общались
только  на  немецком  языке.  В  годы Великой  Отечественной  войны,  несмотря  на
комендантский  режим  здесь  не  запрещали  общаться  на  родном  языке; («бабушка  по
вечерам  их  пела,  например,  Росляйн»)
2
. Для  передачи,  сохранения  и  воспроизводства
фольклорной традиции в селе организовали народный ансамбль «Volksklang» («Народный
звон»).  Свой  творческий  путь  он  ведет  с  1956  г.  при  ДК  деревни  Алексеевка
Благоварского  района,  а  с  1966  г. –  при  ДК  села  Пришиб. Таким  образом,  для  старшего
поколения характерны  высокий  уровень языковой  компетентности и этнической
самоидентификации, все  информанты  знают  историю  своего  села,  которая  является

Каталог: sites -> default -> files
files -> Мұратбеков Сайын
files -> ҚазҰТУда «Ерлігі жүрегінде елінің» атты Зейнеп Ахметовамен кездесу өтті
files -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрінің
files -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрінің
files -> БАҒдарламасын дамыту жолдары ақашева Ә. С г.ғ. к., доц., Дүйсебаева К. Ж. г.ғ. к., доц
files -> А. Т. Селкебаева
files -> Бағдарламасы (оқыту қазақ тілінде жүргізілетін мектептер үшін) Түсінік хат
files -> Қазақстан Республикасы Білім және ғылым министрінің


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   34   35   36   37   38   39   40   41   42


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет