Уфимского научного центра российской академии наук совет молодых ученых иэи унц ран этносы и культуры



жүктеу 9.62 Mb.
Pdf просмотр
бет7/42
Дата15.03.2017
өлшемі9.62 Mb.
түріПротокол
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   42
часть площадки деревни до недавнего времени использовалась в качестве загона для скота. На 
территории  памятника  обнаружен  археологический  материал,  представленный  неполивной 
гончарной керамикой, произведенной не позднее XIX в. (рис. 1Б). 
Факторы разрушения: береговая абразия, антропогенная нагрузка.  
Общее состояние объекта археологического наследия: неудовлетворительное 
Площадь памятника составляет ок. 8135 кв.м. 
                                                 
1
 
Иванов  В.А.  Задачи  и  перспективы  «Археологии  нового  времени»  на  Южном  Урале  // 
Археологические  памятники  Оренбуржья.  Вып.  2.  Оренбург:  Димур,  1998.  С.  156–158;  Ахатов  А.Т., 
42
Категория государственной охраны: выявленный. 
2. 
При обследовании северо-восточной окраины с. Нагаево и оврага Арка, на мысу 
выдающемся  в  пруд  зафиксированы  признаки  постройки  этнографического  времени.  В 
непосредственной близости от нее заложены рекогносцировочные зондажи. 
Рекогносцировочный  шурф  №  8.  Заложен  на  ровной  задернованной  мысовидной 
площадке, в 500 м к северо-востоку от самого села и в 30 м от ВЛ.  Шурф ориентирован по 
сторонам  света,  размерами  1х1  м  и  глубиной  0,55-0,6 м.  При  снятии  первого  условного 
горизонта обнаружен археологический материал, встречающийся вплоть до третьего горизонта. 
Стратиграфия: 

дернина (0,05–0,15 м); 

среднекомковатый гумусовый слой черного цвета с незначительным включением 
мелкого камня (0,35–0,3 м); 

предматериковый грунт (гумусированный в верхней части слой суглинка светло-
коричневого цвета) 

материковый грунт (плотный, мелкозернистый суглинок светло-коричневого цвета).  
Обнаруженный  археологический  материал  представлен  русской  керамикой  местного 
гончарного  производства.  Отдельные  фрагменты  керамики  имеют  признаки  скульптурной 
лепки, что говорит об архаичных технологиях, применяемых в этом производстве. 
Стратиграфический разрез №1. Заложен в 40 м к северо-западу от шурфа №8 и в 
50 м от ВЛ. Общая глубина 0,65 м. 
Стратиграфия: 

дернина с обильным включением древесного тлена (0,05 м); 

среднекомковатая гумусовая прослойка темного цвета, премешанная с древесным 
тленом (0,1 м); 

гумусовый  слой  черного  цвета  с  незначительным  включением  мелкого  камня 
(0,35–
0,4 м); 

предматериковый грунт (гумусированный в верхней части слой суглинка светло-
коричневого цвета) 

материковый грунт (плотный, мелкозернистый суглинок светло-коричневого цвета).  
При  производстве  стратиграфического  разреза  обнаружены  многочисленные 
фрагменты керамики этнографического времени аналогичные находкам из шурфа. 
ОАН «Нагаево-1, культурный слой».  
Республика Башкортостан, ГО город Уфа, с. Нагаево  
Месторасположение объекта археологического наследия: располагается в 925 м 
к северо-западу (азимут 37°) от кладбища с. Нагаево, на берегу пруда, у дамбы (рис. 2А).  
Описание объекта археологического наследия: памятник занимает мысовидную 
площадку  восточного  берега  пруда.  Объект  представлен  руинизированной  постройкой, 
хорошо  фиксируемой  на  местности  в  виде  всхолмления.  При  закладке  поисковых 
зондажей  у  восточной  и  западной  частей  сооружения  обнаружен  многочисленный 
археологический  материал,  представленный  фрагментами  гончарных  сосудов.  Среди 
выявленного  материала  имеются  фрагменты,  орнаментированные  параллельными 
горизонтальными линиями (рис. 2Б). Культурный слой сформировался не позднее XIX в. 
Факторы разрушения: береговая абразия, антропогенная нагрузка.  
Общее состояние объекта археологического наследия: неудовлетворительное 
Площадь памятника составляет ок. 3520 кв.м. 
Категория государственной охраны: выявленный. 
Результаты даже локальных археологических разведок в пределах Зауфимья указывают 
на высокий историко-культурный потенциал территории. Этноархеологическое исследование 
населенных  пунктов  XVI–XIX  вв.  остается  при  этом  одним  из  перспективных  и  слабо 
разработанных  направление  археологической  науки  Башкирии.  Особую  остроту  эти 
исследования приобретаю в исторических городах, где «поздние» археологические объекты и 
участки культурного слоя находятся в зоне активного антропогенного преобразования.  
© 
Бахшиев И.И., 2016 
43
Камалеев  Э.В.  Изучение  поселенческих  памятников  XVI–XIX  вв.  на  территории  Республики 
Башкортостан:  проблемы  и  перспективы  развития  Археологии  Нового  времени  в  регионе  //  Вестник 
Кемеровского государственного университета. 2014. № 4–1(60). С. 17–21; Ахатов А.Т., Бахшиев И.И., 
Камалеев  Э.В.,  Колонских  А.Г.,  Тузбеков  А.И.  Археология  Нового  времени  и  проблемы  изучения 
городского  культурного  слоя  Уфы  (материалы  исследований  ИЭИ  УНЦ  РАН  2012–2013  годов)  // 
Вестник Челябинского государственного университета. 2016. №6(361). С. 45–56.  
Григорьев Н.Н. 
г. Уфа 
43
Категория государственной охраны: выявленный. 
2. 
При обследовании северо-восточной окраины с. Нагаево и оврага Арка, на мысу 
выдающемся  в  пруд  зафиксированы  признаки  постройки  этнографического  времени.  В 
непосредственной близости от нее заложены рекогносцировочные зондажи. 
Рекогносцировочный  шурф  №  8.  Заложен  на  ровной  задернованной  мысовидной 
площадке, в 500 м к северо-востоку от самого села и в 30 м от ВЛ.  Шурф ориентирован по 
сторонам  света,  размерами  1х1  м  и  глубиной  0,55-0,6 м.  При  снятии  первого  условного 
горизонта обнаружен археологический материал, встречающийся вплоть до третьего горизонта. 
Стратиграфия: 

дернина (0,05–0,15 м); 

среднекомковатый гумусовый слой черного цвета с незначительным включением 
мелкого камня (0,35–0,3 м); 

предматериковый грунт (гумусированный в верхней части слой суглинка светло-
коричневого цвета) 

материковый грунт (плотный, мелкозернистый суглинок светло-коричневого цвета).  
Обнаруженный  археологический  материал  представлен  русской  керамикой  местного 
гончарного  производства.  Отдельные  фрагменты  керамики  имеют  признаки  скульптурной 
лепки, что говорит об архаичных технологиях, применяемых в этом производстве. 
Стратиграфический разрез №1. Заложен в 40 м к северо-западу от шурфа №8 и в 
50 м от ВЛ. Общая глубина 0,65 м. 
Стратиграфия: 

дернина с обильным включением древесного тлена (0,05 м); 

среднекомковатая гумусовая прослойка темного цвета, премешанная с древесным 
тленом (0,1 м); 

гумусовый  слой  черного  цвета  с  незначительным  включением  мелкого  камня 
(0,35–
0,4 м); 

предматериковый грунт (гумусированный в верхней части слой суглинка светло-
коричневого цвета) 

материковый грунт (плотный, мелкозернистый суглинок светло-коричневого цвета).  
При  производстве  стратиграфического  разреза  обнаружены  многочисленные 
фрагменты керамики этнографического времени аналогичные находкам из шурфа. 
ОАН «Нагаево-1, культурный слой».  
Республика Башкортостан, ГО город Уфа, с. Нагаево  
Месторасположение объекта археологического наследия: располагается в 925 м 
к северо-западу (азимут 37°) от кладбища с. Нагаево, на берегу пруда, у дамбы (рис. 2А).  
Описание объекта археологического наследия: памятник занимает мысовидную 
площадку  восточного  берега  пруда.  Объект  представлен  руинизированной  постройкой, 
хорошо  фиксируемой  на  местности  в  виде  всхолмления.  При  закладке  поисковых 
зондажей  у  восточной  и  западной  частей  сооружения  обнаружен  многочисленный 
археологический  материал,  представленный  фрагментами  гончарных  сосудов.  Среди 
выявленного  материала  имеются  фрагменты,  орнаментированные  параллельными 
горизонтальными линиями (рис. 2Б). Культурный слой сформировался не позднее XIX в. 
Факторы разрушения: береговая абразия, антропогенная нагрузка.  
Общее состояние объекта археологического наследия: неудовлетворительное 
Площадь памятника составляет ок. 3520 кв.м. 
Категория государственной охраны: выявленный. 
Результаты даже локальных археологических разведок в пределах Зауфимья указывают 
на высокий историко-культурный потенциал территории. Этноархеологическое исследование 
населенных  пунктов  XVI–XIX  вв.  остается  при  этом  одним  из  перспективных  и  слабо 
разработанных  направление  археологической  науки  Башкирии.  Особую  остроту  эти 
исследования приобретаю в исторических городах, где «поздние» археологические объекты и 
участки культурного слоя находятся в зоне активного антропогенного преобразования.  
43
© 
Бахшиев И.И., 2016
© Григорьев Н.Н., 2016

44
А 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Б 
 
Рис. 1. Республика Башкортостан, МР Уфимский район. ОАН «Куяново-1, 
культурный  слой». А – топографический план;  
Б – Подъемный археологический материал 
44
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Рис. 2. Республика Башкортостан, МР Уфимский район. ОАН «Нагаево-1, культурный 
слой». А – топографический план; Б – археологический материал из шурфа 
45
45
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Рис. 2. Республика Башкортостан, МР Уфимский район. ОАН «Нагаево-1, культурный 
слой». А – топографический план; Б – археологический материал из шурфа 
45

46
УДК 394 
Белоруссова С.Ю. 
г. Екатеринбург 
 
КАЗАЧЕСТВО В ЭТНИЧНОСТИ НАГАЙБАКОВ 
 
Аннотация:  Нагайбаки  как  народ  возникли  в  результате  определения  крещеных  инородцев 
Южного Урала в состав Оренбургского казачьего войска. Они защищали границы, участвовали во многих 
войнах.  Легенды  о  славных  подвигах  предков  распространены  среди  нагайбаков,  и  на  них  в  немалой 
степени строится их сегодняшняя этничность.  
Ключевые слова: Казак, нагайбаки, этничность, Оренбургское казачье войско, Гражданская война, 
Дутов, Блюхер, возрождение казачества,  лошадь. 
 
Annotation:  Nagaibaks  as  a  people  have  resulted  from  the  definition  of  the  baptized  natives  of  the 
Southern Urals in the Orenburg Cossack army. They defended borders, participated in many wars. The legends of 
the glorious deeds of the ancestors common among Nagaibaks, and are to a large extent built their ethnicity today. 
Key words: Cossack, Nagaibaks, ethnicity, Orenburg Cossack army, civil war, Dutov, Blucher, the revival 
of the Cossacks, horse. 
 
Нагайбакская  крепость  во  второй половине  XVIII  в.  сыграла роль  сборного пункта и 
крещения  инородцев  и  чужеземцев  (беглых  пленников),  принимавшихся  на  поселение  или 
казачью  службу  на  степной  границе  Российской  империи.  Соответственно,  новокрещены-
выходцы  из  Нагайбакской  крепости  (будущие  нагайбаки)  изначально  представляли  собой 
людей разного происхождения (татар, башкир, черемисов, чувашей, арабов, персов, киргизов), 
но сходной судьбы. Определение в казачество обособило группу будущих нагайбаков. Все, кто 
крестился в Нагайбакской крепости, назывались «новокрещенами»; они не имели различий в 
самоназвании и постепенно смешивались между собой.  
В 1842 г. нагайбаки были переселены на Новую линию и образовали там автономные 
селения  –  Париж,  Фершампенуаз,  Кассель,  Остроленский  и  Требию.  На  сегодняшний  день 
этноотличительными  чертами  нагайбаков  являются  татарский  язык,  православная  вера  и 
казачий статус их предков. В отличие от тех пограничных казаков, которые «ориентировались 
на  конфликты,  вникая  в  противоречие  и  интриги  соседних  держав
1
,  оренбургские  казаки, 
включая нагайбаков, всегда были служилыми у государства людьми (рисунок 1). 
Легенды  о  славных  подвигах  предков  распространены  среди  нагайбаков,  и  на  них  в 
немалой  степени  строится  их  сегодняшняя  этничность.  Самой  яркой  страницей  казачьего 
прошлого нагайбаков считается Отечественная война 1812 г., заграничные походы 1813-1814 
гг.
 2
 
и Первая мировая война. Родственники павшего на поле битвы казака-нагайбака хранили 
память о нем в виде фольклорного предания. В песенном творчестве нагайбаков существовал 
жанр  героической поэмы под названием  бейят.  Темой таких  стихов  могли  быть  «геройская 
смерть молодца, богатырские подвиги силача, ловкое воровство, удальство»
3
.  
В конце  XIX  в. этничность нагайбаков подпитывалась славой казачьих подвигов, 
образом «храбрых» и «бесстрашных» воинов: 
 
На службе и в частной жизни нагайбаки отличаются неподкупной честностью 
и покорностью властям. Они преданы царю, и это вошло в сознание каждого 
из них. На войне отличаются храбростью, что видно из того, что между ними 
много георгиевских кавалеров
4

                                                             
1
 
Головнёв А. В. Феномен колонизации. Екатеринбург. 2015. С. 334–335. 
2
 
Белоруссова  С.Ю.  Из  Парижа  в  Париж:  путешествие  нагайбаков  по  дорогам  предков  // 
Уральский исторический вестник. № 3 (44). 2014. С. 129 – 130. 
3
 
Витевский  В.  Н.  Сказки,  загадки  и  песни  нагайбаков  Верхнеуральского  уезда 
Оренбургской губернии  // Труды  IV Археологического съезда в России, бывшего в Казани с 31 
июля по 18 августа 1877 года. Т. II. Казань. 1891. С. 266. 
4
 
Бектеева Е. А. Нагайбаки (Крещёные татары Оренбургской губернии)  // Живая старина. 
СПб., 1902. С. 172. 
46
В Гражданской войне офицерский корпус нагайбаков выступал преимущественно 
за  Белое  движение.  По  воспоминаниям  потомков,  большинство  офицеров-нагайбаков 
центральной  группы  вошли  в  полк  атамана  А.  И.  Дутова.  Жители  пос.  Кассель 
вспоминают, как их предки «Дутова встречали хлебом-солью»
1

Самая известная легенда 
среди  жителей  пос.  Остроленский  связана  c  женитьбой  Дутова  на  местной  уроженке. 
Согласно ей, атаману приглянулась казачка Александра Афанасьевна Васильева: в 1918 г. 
«
Дутов  предложил  Шурке  [А.  Васильевой.  –  C.  Б.]  собираться  и  увез  ее  потом  в 
автомобиле  с  собою»
2
.  В  завещании  Дутов  написал,  что  «Александра  Афанасьевна 
Васильева,  единственная  моя  наследница  всего,  что  есть  у  меня»
3

Жительница  пос. 
Остроленский  Зоя Гайсина  передала историю встречи Дутова и Васильевой следующим 
образом:  
 
[В Остроленке – С. Б.] Дутов остановился у очень зажиточного казака Васильева 
Сергея  Афанасьевича.  Приглянулась  девушка,  Александра,  он  решил  на  ней 
жениться.  Раз  такой  большой  начальник,  то  родители  не  могли  перечить.  Они 
все хотели сделать “по-людски” – обвенчаться в нашей церкви Покрова Божьей 
Матери; и даже договорились, что обвенчаются. Но дозорные доложили, что со 
стороны  Верхнеуральска  Каширинское  войско  подступает.  Так  и  не 
обвенчавшись,  Дутов  молоденькую  жену  забрал,  они  заложили  повозки  и 
бежали в Тургайские степи
4

 
Любовь  Юскина  рассказала,  что  матерью  Александры  была  Варвара  Васильева, 
сестра  прадеда  Юскиной;  исходя  из  этого,  она  считает  Дутова  своим  зятем.  Для 
остроленцев история женитьбы атамана Дутова на местной уроженке по сей день остается 
предметом гордости и своего рода местным казачьим «брендом» поселка.  
Участие  жителей  пос.  Париж  в  Гражданской  войне  проходило  по  другому 
сценарию. По их словам, наиболее зажиточные казаки вступали в белогвардейское войско 
атамана  Дутова,  а  бедное  население  перешло  на  сторону  красных  партизан  во  главе  с 
братьями  Кашириными  и  будущим  маршалом  В.  К.  Блюхером.  Во  время  войны  пос. 
Париж многократно переходил то к белым, то к красным, пока летом 1918 г. белая армия 
не была окончательно повержена. 17 апреля 1918 г. Блюхер со своей армией зашел в пос. 
Париж. По воспоминаниям, он был принят парижанами «доброжелательно, с почестями»
5

В течение недели он организовал штаб в одном из парижских домов; впоследствии в этом 
доме  работала  школа  им.  Блюхера,  а  сегодня  там  располагается  музей  с.  Париж.  В 
настоящее время жители гордятся, что Париж был выбран «маршалом Советского Союза» 
Блюхером в качестве своей резиденции
В период с 1920-х до 1980-х гг. о казачьем прошлом нагайбаков было не принято 
вспоминать.  В  условиях  советской  политики  расказачивания  слова  «казак»  и  «атаман» 
приобрели  негативное  и  порицательное  значения.  Согласно  нагайбакской  легенде 
советского времени «Утаман», слово «атаман» было чуть ли ругательством: за нерадивое 
поведение  сына  отец  от  злости  назвал  его  «У-у-таман».  Сын  знал,  что  для  отца  слово 
«атаман – самое страшное ругательство»
6

По словам Зои Гайсиной, «до 1960-х гг. было 
страшно упоминать, что ты дочь или сын казака, в противном случае обижали в школе, а в 
дальнейшем не брали в партию и комсомол»
7
.  
                                                             
1
 
Вдовина С. И. Соты памяти народной. Челябинск. 2008. С. 34. 
2
 
Головин  Л.  Связанная  совесть.  Фрагмент  дневника  /  Публикация  В.Г.  Семенова  // 
Гостиный Двор (Оренбург). 2003. № 14. С. 229. 
3
 
Ганин  А.  В.  Атаман  А. И.  Дутов  (Россия  забытая  и  неизвестная).  М.  «Центрполиграф», 
2006. С. 481 – 482.  
4
 
ПМА. Август 2012 г. Челябинская обл., Нагайбакский район, пос. Остроленский. 
5
 
Герасимова Н. Г. и др. Село Париж – малая Родина. Магнитогорск, 2015. С. 16. 
6
 
Вдовина С. И. Бабушка, расскажи мне… Челябинск. 2005. C. 41-42.  
7
 
ПМА. Август, 2012 г. Челябинская обл., Нагайбакский район, пос. Остроленский. 
47
47
В Гражданской войне офицерский корпус нагайбаков выступал преимущественно 
за  Белое  движение.  По  воспоминаниям  потомков,  большинство  офицеров-нагайбаков 
центральной  группы  вошли  в  полк  атамана  А.  И.  Дутова.  Жители  пос.  Кассель 
вспоминают, как их предки «Дутова встречали хлебом-солью»
1

Самая известная легенда 
среди  жителей  пос.  Остроленский  связана  c  женитьбой  Дутова  на  местной  уроженке. 
Согласно ей, атаману приглянулась казачка Александра Афанасьевна Васильева: в 1918 г. 
«
Дутов  предложил  Шурке  [А.  Васильевой.  –  C.  Б.]  собираться  и  увез  ее  потом  в 
автомобиле  с  собою»
2
.  В  завещании  Дутов  написал,  что  «Александра  Афанасьевна 
Васильева,  единственная  моя  наследница  всего,  что  есть  у  меня»
3

Жительница  пос. 
Остроленский  Зоя Гайсина  передала историю встречи Дутова и Васильевой следующим 
образом:  
 
[В Остроленке – С. Б.] Дутов остановился у очень зажиточного казака Васильева 
Сергея  Афанасьевича.  Приглянулась  девушка,  Александра,  он  решил  на  ней 
жениться.  Раз  такой  большой  начальник,  то  родители  не  могли  перечить.  Они 
все хотели сделать “по-людски” – обвенчаться в нашей церкви Покрова Божьей 
Матери; и даже договорились, что обвенчаются. Но дозорные доложили, что со 
стороны  Верхнеуральска  Каширинское  войско  подступает.  Так  и  не 
обвенчавшись,  Дутов  молоденькую  жену  забрал,  они  заложили  повозки  и 
бежали в Тургайские степи
4

 
Любовь  Юскина  рассказала,  что  матерью  Александры  была  Варвара  Васильева, 
сестра  прадеда  Юскиной;  исходя  из  этого,  она  считает  Дутова  своим  зятем.  Для 
остроленцев история женитьбы атамана Дутова на местной уроженке по сей день остается 
предметом гордости и своего рода местным казачьим «брендом» поселка.  
Участие  жителей  пос.  Париж  в  Гражданской  войне  проходило  по  другому 
сценарию. По их словам, наиболее зажиточные казаки вступали в белогвардейское войско 
атамана  Дутова,  а  бедное  население  перешло  на  сторону  красных  партизан  во  главе  с 
братьями  Кашириными  и  будущим  маршалом  В.  К.  Блюхером.  Во  время  войны  пос. 
Париж многократно переходил то к белым, то к красным, пока летом 1918 г. белая армия 
не была окончательно повержена. 17 апреля 1918 г. Блюхер со своей армией зашел в пос. 
Париж. По воспоминаниям, он был принят парижанами «доброжелательно, с почестями»
5

В течение недели он организовал штаб в одном из парижских домов; впоследствии в этом 
доме  работала  школа  им.  Блюхера,  а  сегодня  там  располагается  музей  с.  Париж.  В 
настоящее время жители гордятся, что Париж был выбран «маршалом Советского Союза» 
Блюхером в качестве своей резиденции. 
В период с 1920-х до 1980-х гг. о казачьем прошлом нагайбаков было не принято 
вспоминать.  В  условиях  советской  политики  расказачивания  слова  «казак»  и  «атаман» 
приобрели  негативное  и  порицательное  значения.  Согласно  нагайбакской  легенде 
советского времени «Утаман», слово «атаман» было чуть ли ругательством: за нерадивое 
поведение  сына  отец  от  злости  назвал  его  «У-у-таман».  Сын  знал,  что  для  отца  слово 
«атаман – самое страшное ругательство»
6

По словам Зои Гайсиной, «до 1960-х гг. было 
страшно упоминать, что ты дочь или сын казака, в противном случае обижали в школе, а в 
дальнейшем не брали в партию и комсомол»
7
.  
                                                             
1
 
Вдовина С. И. Соты памяти народной. Челябинск. 2008. С. 34. 
2
 
Головин  Л.  Связанная  совесть.  Фрагмент  дневника  /  Публикация  В.Г.  Семенова  // 
Гостиный Двор (Оренбург). 2003. № 14. С. 229. 
3
 
Ганин  А.  В.  Атаман  А. И.  Дутов  (Россия  забытая  и  неизвестная).  М.  «Центрполиграф», 
2006. С. 481 – 482.  
4
 
ПМА. Август 2012 г. Челябинская обл., Нагайбакский район, пос. Остроленский. 
7
 
ПМА. Август, 2012 г. Челябинская обл., Нагайбакский район, пос. Остроленский. 
47
5
 
Герасимова Н. Г. и др. Село Париж – малая Родина. Магнитогорск, 2015. С. 16. 
6
 
Вдовина С. И. Бабушка, расскажи мне… Челябинск. 2005. C. 41–42.  

48
Татьяна Калинина из пос. Кассельский сообщила, что «казачество и казачий дух в 
Касселе и Остроленке есть. В свое время казаков рубили так, что даже погоны отлетали. И 
этот  шок  стер  в  памяти  все  казачье»
1
.  Сегодня  в  местных  музеях  можно  встретить 
дореволюционные  фотографии  казаков-нагайбаков,  у  которых  затерты  изображения 
георгиевских  крестов.  По  воспоминаниям  нагайбаков,  многие  втайне  хранили  казачью 
форму и обмундирование, а главное – семейную и родовую память о казачестве.  
В  1990-е  гг.  началось  возрождение  казачьего  движения  по  всей  стране,  которое 
подхватили  и  нагайбакские  казаки.  Наиболее  увлеченно  себя  проявили  парижане;  их 
активист,  директор  Парижского  краеведческого  музея  Михаил  Фомин,  призывал: 
«Давайте возродим казачью культуру, казачий уклад, традиции обычаи, обряды». По его 
словам,  «нагайбаки послевоенного рождения в большинстве своем не знают, что они из 
казачьего  рода»
  2
.  По  воспоминаниям  Юрия  Батраева  из  с.  Париж,  идею  возрождения 
активно  продвигали  потомки  белого  движения,  которые  выступали  «связующим  звеном 
между старым и новым поколениями казаков» (рисунок 2). 
После  того  как  «имя  казаков»  было  возвращено,  назрел  вопрос  о  функциях 
современного казачества. Нагайбаки рассчитывали на свое место в системе управления и 
поддержания  порядка  в  Нагайбакском  районе,  а  также  стремились  к  возвращению  к 
традиционным  правилам  станичного  самоуправления.  По  словам  Батраева,  в  планах 
нагайбакского  казачества  было  создание  «народной  дружины»,  а  само  казачество 
рассматривалась как сила в  «наведении порядка и возрождении традиции и культуры»
3

Как отмечает А. Тептеев, казаки «рассчитывали, что будут помогать армии».  
В 1993 г. нагайбаки были включены в перечень коренных малочисленных народов, 
однако  это  не  придало  дополнительного  импульса  казачьему  движению.  Постепенно 
нагайбаки стали отходить от идеи возрождения казачества; в народной среде было немало 
скептиков,  представлявших  это  движение  как  «играющих  в  казаков»  или  «ряженых». 
Сегодня  в  риторике  нагайбаков  обозначен  поиск  перспективы  в  направлении 
восстановления  казачьего  движения.  Директор  школы  пос.  Остроленский  предложил 
«создание кадетских классов с ориентацией на воспитание порядочности, патриотизма». 
Т. Калинина из пос. Кассельский предложила создать «казачье самоуправление с общими 
сходами, обсуждениями и воспитанием детей». Н. Фирсова из с. Фершампенуаз сожалеет, 
что  «казачество  погибает»;  по  ее  словам,  «пока  корни казаков  есть,  надо  что-то  делать, 
если сейчас мы что-то упустим, то навсегда».
 
 
Сегодня  большинство  нагайбаков  (в  том  числе  и  тех,  кто  не  участвует  в 
возрождении  казачества)  с  достоинством  и  гордостью  вспоминают  о  своих  предках-
казаках.  Жительница  с.  Фершампенуаз  заявила,  что  «считает  себя  казачкой  и  всегда 
любила “показачить”». По словам Гайсиной, «казаки-нагайбаки всегда были зажиточным 
народом,  держали  себе  слуг;  они  очень  работящие,  целеустремленные,  в  случае  чего, 
надеются только на себя». 
 
Культурное  наследие  нагайбакского  казачества  подпитывается  народными 
преданиями и мифами. Николай Ишмекеев рассказал, что на службу царю (которая считалась 
наиболее престижной) брали только «уральских и сибирских казаков». По словам Фирсовой, 
во  время  Великой  Отечественной  войны  «нагайбаков  брали  в  первую  очередь,  отдавали  в 
самые горячие точки, потому что знали, что они надежные и не предадут»
4
. Среди нагайбаков 
нагайбаков есть легенда, что отец Александра Васильевича Суворова, Василий Суворов был 
«атаманом  Нагайбакской  крепости»;  в  версиях  этой  легенды  «отец  Суворова  был 
нагайбаком». Несмотря на то, что она не имеет отношения к действительности (воеводой в 
                                                             
1
 
ПМА. Июнь, 2014 г. Челябинская обл., Нагайбакский район, пос. Кассельский.  
2
 
Фомин М. Возродим традиции казачества // Всходы. № 5-6. 15 января 1991 г. С. 1.  
3
 
ПМА. Ноябрь, 2015. С. Париж. Нагайбакский район.  
4
 
ПМА.  Август,  2012  г.  Челябинская  обл.,  Нагайбакский  район,  с.  Фершампенуаз,  пос. 
Остроленский. 
48
Нагайбакской крепости, на самом деле, служил поручик В. Суворов, но он был лишь тезкой и 
однофамильцем отца полководца), она популярна среди нагайбаков. 
Одной  из  черт  нагайбакской  казачьей  идентичности  является  почитание  лошади: 
иногда ее именуют «священным животным». В военных походах лошадь была главным, а 
иногда единственным спутником казака: по представлениям нагайбаков, «лошадь – брат и 
друг». Некоторые считают недопустимым употребление конины в пищу (в этом ощутимо 
влияние христианства). Ирина Иванова из пос. Париж рассуждает: «Как коня можно было 
заколоть?  Конь  ведь  боевой  товарищ  всё-таки…»  Конина  среди  нагайбаков  считается 
деликатесом (в этом выражена тюркская пищевая традиция), однако немногие нагайбаки 
разводят  лошадей  на  забой:  «мы  ее  любим  есть,  но  не  держим».  Коневодство  и  сейчас 
престижно  среди  нагайбаков;  на  вопрос,  «что  дороже,  лошадь  или  машина,  лошадник 
Исаев из пос. Остроленский ответил: «Для меня – лошадь, мне не нужна машина, лучше 
бы я себе заграничную лошадь купил [чем иномарку]» (рисунок 3).
 
 
 
По  мнению  жителя  пос.  Остроленский  Андрея  Юскина,  казачья  (воинская) 
идентичность нагайбаков проявляется в том, что они редко избегают армейской службы и 
стремятся попасть в боевой строй
1
. Многие нагайбаки (в том числе нагайбачки) стараются 
получать  образование  в  военных  и  полицейских  учебных  заведениях.  Согласно 
анкетированию  среди  нагайбаков,  на  вопрос  «Назовите  бренд  Вашего  народа?» 
подавляющее  число  нагайбаков  дало  ответ  «казак  и  казачество»;  второе  место  заняла 
«лошадь».  Кроме  того,  в  качестве  бренда  нагайбаки  называли  и  «казачьи  атрибуты»  – 
«фуражка»,  «шашка», «мужественность»,  «храбрость»
2
. Таким образом, принадлежность 
к казачеству и сегодня занимает ключевое место в самосознании нагайбаков. 
 
 
 
 
Рисунок 1. 
 
Казаки пос. Остроленский, 
нач. XX в., музей пос. Остроленский. 
Рисунок 2.  
Казак-нагайбак, 
фото Н. Фирсовой. 
Рисунок 3.  
Нагайбак на скачках,  
фото А. Печняк. 
 
© Белоруссова С. Ю., 2016 
                                                             
1
 
ПМА. Август, 2015 г. Челябинская обл., Нагайбакский район, пос. Остроленский,  
2
 
ПМА. Август, 2012 г. Челябинская обл., Нагайбакский район,  
49
49
Нагайбакской крепости, на самом деле, служил поручик В. Суворов, но он был лишь тезкой и 
однофамильцем отца полководца), она популярна среди нагайбаков. 
Одной  из  черт  нагайбакской  казачьей  идентичности  является  почитание  лошади: 
иногда ее именуют «священным животным». В военных походах лошадь была главным, а 
иногда единственным спутником казака: по представлениям нагайбаков, «лошадь – брат и 
друг». Некоторые считают недопустимым употребление конины в пищу (в этом ощутимо 
влияние христианства). Ирина Иванова из пос. Париж рассуждает: «Как коня можно было 
заколоть?  Конь  ведь  боевой  товарищ  всё-таки…»  Конина  среди  нагайбаков  считается 
деликатесом (в этом выражена тюркская пищевая традиция), однако немногие нагайбаки 
разводят  лошадей  на  забой:  «мы  ее  любим  есть,  но  не  держим».  Коневодство  и  сейчас 
престижно  среди  нагайбаков;  на  вопрос,  «что  дороже,  лошадь  или  машина,  лошадник 
Исаев из пос. Остроленский ответил: «Для меня – лошадь, мне не нужна машина, лучше 
бы я себе заграничную лошадь купил [чем иномарку]» (рисунок 3).
 
 
 
По  мнению  жителя  пос.  Остроленский  Андрея  Юскина,  казачья  (воинская) 
идентичность нагайбаков проявляется в том, что они редко избегают армейской службы и 
стремятся попасть в боевой строй
1
. Многие нагайбаки (в том числе нагайбачки) стараются 
получать  образование  в  военных  и  полицейских  учебных  заведениях.  Согласно 
анкетированию  среди  нагайбаков,  на  вопрос  «Назовите  бренд  Вашего  народа?» 
подавляющее  число  нагайбаков  дало  ответ  «казак  и  казачество»;  второе  место  заняла 
«лошадь».  Кроме  того,  в  качестве  бренда  нагайбаки  называли  и  «казачьи  атрибуты»  – 
«фуражка»,  «шашка», «мужественность»,  «храбрость»
2
. Таким образом, принадлежность 
к казачеству и сегодня занимает ключевое место в самосознании нагайбаков. 
 
 
 
 
Рисунок 1. 
 
Казаки пос. Остроленский, 
нач. XX в., музей пос. Остроленский. 
Рисунок 2.  
Казак-нагайбак, 
фото Н. Фирсовой. 
Рисунок 3.  
Нагайбак на скачках,  
фото А. Печняк. 
 
© Белоруссова С. Ю., 2016 
                                                             
1
 
ПМА. Август, 2015 г. Челябинская обл., Нагайбакский район, пос. Остроленский,  
49
2
 
ПМА. Август, 2012 г. Челябинская обл., Нагайбакский район.  
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   42


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет