Виноваты звезды



Pdf көрінісі
бет7/9
Дата08.09.2022
өлшемі0.51 Mb.
#38686
1   2   3   4   5   6   7   8   9
 
Глава 5
 
Я не разговаривала с Огастусом почти неделю. Я звонила ему в Ночь разбитых наград, и
теперь по традиции была его очередь. Но он не звонил. Не думайте, что я целыми днями дер-
жала мобильник в потной ладошке и не сводила с него взгляд и по утрам надевала свое особое
желтое платье, терпеливо ожидая, пока мой вызывающий абонент и настоящий джентльмен
дорастет до своего имени
3
. Я вела привычную жизнь: разок выпила кофе с Кейтлин и ее бой-
френдом (красив, но до Огастуса ему далеко), каждый день переваривала прописанную дозу
фаланксифора, посетила три утренних лекции в колледже, а по вечерам ужинала с мамой и
папой.
В воскресенье мы ели пиццу с зеленым перцем и брокколи, сидя на кухне за малень-
ким круглым столом, как вдруг зазвонил мой сотовый. Мне не позволили кинуться отвечать,
потому что у нас в семье строгое правило – «никаких звонков во время ужина».
Поэтому я продолжила есть, а мама с папой говорили о землетрясении, случившемся в
Папуа – Новой Гвинее. Они познакомились в Корпусе мира в Папуа – Новой Гвинее, и всякий
раз, как только там что-нибудь происходило, пусть даже трагедия, мама с папой из крупноте-
лых домоседов снова превращались в юных идеалистов, самодостаточных и волевых, и сейчас
они настолько были поглощены разговором, что даже не глядели на меня. Я ела быстрее, чем
когда-либо в жизни, метала куски с тарелки в рот так неистово, что начала задыхаться. Я пере-
пугалась: неужели это из-за того, что мои легкие снова плавают в скопившейся жидкости? Я
старательно отогнала от себя эту мысль. Через пару недель меня ожидало сканирование. Если
что-нибудь не так, я скоро узнаю, а пока все равно нет смысла волноваться.
И все же я волновалась. Мне нравилось быть человеком. Я за это держалась. Волнение
– еще один побочный эффект умирания.
Наконец я доела, извинилась и встала из-за стола. Родители даже не прервали разговор
о плюсах и минусах инфраструктуры Гвинеи. Я выхватила мобильный из сумки, валявшейся
на кухонном столе, и проверила последние входящие. Огастус Уотерс.
Я вышла через заднюю дверь в сумерки. Увидев качели, подумала: «Может, покачаться,
пока буду говорить с ним?» Но побоялась не дойти – меня порядком утомила еда.
Поэтому я улеглась на траву у края патио, нашла глазами Орион – единственное созвез-
дие, которое я знаю, – и позвонила Огастусу.
– Хейзел Грейс, – произнес он.
– Привет, – ответила я. – Как дела?
– Прекрасно, – сказал он. – Я все время хотел тебе позвонить, но выжидал, пока у меня
сформируется связное мнение в отношении «Царского недуга».
(Он так и сказал – «в отношении». Вот это парень!)
– И? – спросила я.
– Я думаю, она, ну, читая ее, я чувствовал, что, ну…
– Ну что? – поддразнила я.
– Будто это подарок? – вопросительно сказал он. – Будто ты подарила мне что-то важное.
– Оу, – негромко вырвалось у меня.
– Пафосно прозвучало, – признал он. – Извини.
– Нет, – сказала я. – Нет. Не извиняйся.
– Но она ничем не заканчивается.
– Верно, – согласилась я.
– Китайская пытка. Я понял, что она умерла или потеряла сознание.
3
От лат. Augustus – величественный.


Д. Грин. «Виноваты звезды»
33
– Да, я тоже так предполагаю.
– Ладно, все это честно, но ведь существует же неписаный контракт между автором и
читателем! По-моему, неоконченный сюжет – это своего рода нарушение контракта.
– Не знаю, – недовольно начала я, готовая защищать Питера ван Хутена. – Отчасти
именно поэтому я так люблю эту книгу. Здесь правдиво изображена смерть – человек умирает,
не дожив, на полуфразе. Хотя я тоже очень хочу узнать, что сталось с остальными. Об этом я
спрашивала в письмах, но он ни разу не ответил.
– Ясно. Ты говорила, он живет затворником?
– Правильно.
– Его невозможно найти?
– Правильно.
– И совершенно невозможно связаться? – уточнил Огастус.
– К сожалению, нет.
– «Уважаемый мистер Уотерс, – ответил он. – Спешу поблагодарить вас за электронное
письмо, полученное мною шестого апреля через мисс Влигентхарт из Соединенных Штатов
Америки, если география еще что-нибудь значит в нашей с большой помпой оцифрованной
современности».
– Огастус, что ты несешь?
– У него есть помощница, – сказал Огастус. – Лидевью Влигентхарт. Я ее нашел и напи-
сал. Она передала письмо ван Хутену Он ответил с ее электронного адреса.
– Ясно, понятно, читай дальше.
– «Свой ответ я по старой доброй традиции пишу чернилами и на бумаге. Позже эти
строки, переведенные мисс Влигентхарт в длинный ряд единиц и нулей, отправятся в путь по
бездушной Паутине, в которую не так давно попался наш биологический вид. Заранее изви-
няюсь за все ошибки и упущения, которые могут последовать.
Учитывая вакханалию развлечений, открытых вашему поколению, я благодарен каждому
молодому человеку в любом уголке планеты, уделяющему целые часы моему скромному про-
изведению. Вам, сэр, я глубоко признателен за добрые слова о «Царском недуге» и любезное
уведомление, что эта книга, цитирую дословно, «значила» для Вас «хренову тучу».
Эта фраза заставила меня задуматься: что Вы имели в виду, написав «значила»? Коль
скоро мы видим безнадежную тщету всякой борьбы, дблжно ли нам ценить скоропреходящее
потрясение, которое дает нам искусство, или же его единственной ценностью следует считать
наивозможнейше приятное препровождение времени? Чем должна быть книга, Огастус? Тре-
вожной сиреной? Призывом к оружию? Инъекцией морфия? Как и все вопросы во Вселенной,
эти неизбежно приведут нас к истокам: что означает быть человеком и, заимствуя фразу у
снедаемых тревогой за будущее шестнадцатилетних, которых Вы, несомненно, гневно осужда-
ете, – на кой все это нужно?
Боюсь, что смысла в существовании человечества нет, друг мой, и от дальнейшего зна-
комства с моими трудами Вы получили бы весьма скудное удовольствие. Отвечаю на ваш
вопрос: больше я ничего не написал и не напишу. И далее делиться мыслями с читателями
вряд ли будет полезно: и им, и мне. Еще раз благодарю за Ваш великодушный и-мейл.
Преданный вам Питер ван Хутен (через Лидевью Влигентхарт)».
– Вау, – сказала я. – Сам придумал?
– Хейзел Грейс, как бы я с моими скромными интеллектуальными возможностями сочи-
нил бы письмо от имени Питера ван Хутена с перлами вроде «с большой помпой оцифрован-
ной современности»?
– Не осилил бы, – признала я. – А можно, а можно мне его электронный адрес?
– Ну конечно, – ответил Огастус, будто и не сделал мне только что лучший в жизни
подарок.


Д. Грин. «Виноваты звезды»
34
Следующие два часа я составляла и-мейл Питеру ван Хутену. По мере вносимых исправ-
лений письмо становилось все хуже, но остановиться я уже не могла.


Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9




©emirsaba.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет