«Вітчизняна наука: сучасний стан, актуальні проблеми та перспективи розвитку»



жүктеу 4.5 Mb.
Pdf просмотр
бет17/30
Дата24.03.2017
өлшемі4.5 Mb.
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   30

Література

1. 
Десятов  Т.М.
 
Тенденції  розвитку  неперервної  освіти  в  країнах  Східної  Європи  (друга  половина  ХХ 
століття): Автореф. дис. …доктора пед. наук./ Інститут педагогіки і психології професійної освіти АПН 
України. –
 
К., 2006.
-
35 с.
 
2. 
Кирда А. Г. Тенденції розвитку цілей освіти в  розвинених країнах світу і Україні (друга половина XX 
століття):  Автореф.  дис... канд. пед. наук:  13.00.01 /  А.Г. Кирда; Київ. нац.  ун
-
т ім. Т.Шевченка.  –
 
К., 
2005. 

 
26 с.
 
3. 
Ляшенко  Л.М.
 
Реформування  професійної  освіти  у  Фінляндії  в  умовах  глобалізаційних  процесів: 
Автореф. дис. канд. пед. наук: 13.00.04 / Л.М. Ляшенко; АПН України. Ін
-
т вищої освіти. –
 
К., 2003. –
 20 
с. –
 
укp.
 
4. 
Поберез
c
ька  Г.Г.
 
Тенденції  розвитку  вищої  освіти  у  країнах  Західної  Європи  та  України:  Автореф. 
дис... канд. пед. наук: 13.00.01 [Електронний ресурс] / Г.Г. Поберезська; АПН України. Ін
-
т вищ. освіти. 

 
К., 2005. –
 
22 с.
 
5. 
Фініков Т.В. Сучасна вища освіта: світові тенденції і Україна –
 
К.: Таксон, 2002.
-
176с. С.3.
 
6.  Papadaki-Klavdianou  A.,  Menkisoglou-Spiroudi  O,  Tsakiridou  E.  Quality  of  agricultural  products  and 
protection  of  the  environment:  training,  knowledge  dissemination  and  certification.  //  Synthesis  report  of  a 
study  in  five  European  countries.  Cedefop  Referenceseries;  38,  Luxembourg:  Official  Publication  of  the 
European Communities, 2003. 
 
 
Александр Канишев
 
(Чернигов, Украина)
 
 
ПРАЗДНИК ДРЕВОНАСАЖДЕНИЯ КАК ОДНА ИЗ ФОРМ ВНЕШКОЛЬНОГО ЗЕМСКОГО 
ОБРАЗОВАНИЯ В КРЫМУ В КОНЦЕ В КОНЦЕ XIX –
 
НАЧАЛЕ XX ВЕКА
 
 
Анализ  архивных  материалов  и  историко
-
педагогической  литературы,  показал,  что  содержание 
деятельности  крымских  земств  в  отрасли  народного  образования  заключалось  не  только  в 
«устраивании школ», но и в открытии библиотек, музеев, организации образовательных мероприятий и 
праздников .
 
Для  земских  школ  исследуемого  периода,  было  характерным  и  проведение  разнообразных 
праздников.  Тщательным  образом  были  продуманы  вопросы  методики  проведения  «выдающихся 
исторических  дат».  В  дни  памятных  исторических  событий  в  определенное  время  в  актовом  зале 
собирались  все  ученики  школы,  директор,  инспектор,  преподаватели.  Директор  или  кто
-
нибудь  из
 
преподавателей  коротко  рассказывал  о  событиях,  объяснял  их  историческое  значение  с  целью 
актуализации  важности  события  и  формирования  в  детях  патриотических  чувств  и  воспитанию 
будущего  гражданина  страны.  Проведение  памятных  дней  отечественной  истории  сопровождалось 
соответствующей  молитвой,  пожеланием  многолетия  государю
-
императору  и  его  семье,  хор  учеников 
исполнял национальный гимн, читались тематические стихи [2].
 
С  конца  XIX  века  весной  проходил  праздник  древонасаждения.  Традиция  эта  повелась  со 
школьных  праздников  древонасаждений,  когда  школьники  вместе  с  родителями  и  учителями  сажали 
деревья  рядом  с  гимназиями  и  школами,  во  дворах,  и  ближайших  скверах.  Все  это  активно 

«Проблемы и перспективы развития
 
науки в начале третьего тысячелетия в странах СНГ»
 
99 
 
 
поддерживалось  и  поощрялось  государством  [6].  В  Толковом  словаре  русского  языка  под  ред.  Д.  Н. 
Ушакова  ДРЕВОНАСАЖДЕНИЕ  дано  в  двух  значениях,  как  посадка  молодых  деревьев  и  Праздник 
древонасаждения [1].
 
Обычай  устраивать  праздники  Дней  древонасаждения  возник  в  Соединенных  Штатах  Америки. 
Одним  из  первых  организаторов  праздника  считают  Дж.  Стерлинга  Мортона,  администратора  штата 
Небраска на севере США, впоследствии занимавшего пост министра земледелия. Хотя сама традиция 
ритуального древонасаждения была позаимствована и развита Стерлинг
-
Мортоном у древних ацтеков, 
которые торжественно высаживали  деревья в каждый день  рождения своих детей. По инициативе Дж. 
Мортона  в  1874  г.,  в  первый  День  древонасаждения  в  штате  Небраска  было  посажено  более  12 
миллионов
 
саженцев.  Спустя  два  десятка  лет  там  уже  росло  350  миллионов  деревьев.  После  чего 
праздничек  древонасаждения  распространился  в  соседних  штатах  Айова,  Канзас,  Мичиган  и  Огайо,  а 
через  некое  время  охватил  всю  страну.  К  началу 
XX 
века  он  стал  активно  проводиться  в  странах 
Европы, Азии, Индокитая. В праздник организуется бесплатная доставка саженцев, а среди населения 
ведется  пропаганда  посадки  деревьев,  озеленения  родных  мест  и  облесения  территорий.  Если  Вы 
посадили дерево, значит, Вы были участником праздника. И по сей день этот праздник одни отмечают в 
последнюю  пятницу  апреля,  другие  –
 
как  День  Земли  22  апреля,  в  день  рождения  Дж.  Мортона  [7]. 
Среди  школьников  Америки  был  организован  Союз  оберегания  деревьев.  Для  народных  школ  начали 
устраивать  весенние  праздники,  сначала  в  разные  дни,  а  потом  остановились  на  последней  пятнице 
апреля. К проведению Праздника древонасаждения подключаются детские организации, Нью
-
Йоркское 
Общество  детских  садов  и  комнатных  растений.  Его  руководители  раздают  ребятам  на  День  леса
 
саженцы  цветов,  а  затем  осенью  награждают  тех,  кто  вырастил  лучший  цветок.  Цель  праздника: 
пропаганда  посадки  деревьев,  облесение  территорий  и  украшение  родных  мест.  Если  Вы  посадили 
дерево,  значит,  вы  отметили  этот  день  [9].  Как  указывает  А.Л.  Рейман  Школьные  праздники 
древонасаждения, которые принято относить к традициям 1920–
1930-
х годов, на самом деле восходили 
к самому концу XIX века [7].
 
По  данным  Хлюстова  В.К.,  первоначально  датой  проведения  праздника  был  определен  день  1 
августа (по старому стилю) или 14 августа (по новому стилю). Он связан с православным праздником –
 
Днем происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня, который отмечался в это время. 
Этот  день  являлся  профессиональным  праздником  лесоводов.  Так,  в  1898  году  в  честь  столетия
 
Лесного департамента России празднование Дней древонасаждения стало отмечаться в конце апреля –
 
начале  мая.  Студенты  и  профессора  Лесного  института  Санкт
-
Петербурга,  чиновники  Лесного 
департамента,  более  1500  учеников  городских  училищ  приняли  участие  в  первом  празднике  Дней 
древонасаждения. Праздник начался  утром возле пристани на Неве рядом с Летним садом. Под звуки 
марша все двинулись к «Дубкам» –
 
роще, которую когда
-
то посадил Петр I. Протоирей Николай Розанов 
сказал  на  открытии  праздника:  «Кто  сам  посадил  дерево  и  ухаживал  за  ним,  тот  никогда  не  станет 
неосмотрительно ломать и истреблять деревья» [9].
 
Как  указывает  Хлюстов  В.К.,  инициатором  Дней  древонасаждения  был  первый  декан  лесного 
отделения  Петровской  земледельческой  и  лесной  академии  Василий  Тарасович  Собическкий.  В 
столичных газетах сообщалось: «Предложение вице
-
директора Лесного департамента В.Т.Собичевского 
считать  посадки  деревьев  началом  ежегодных  российских  праздников,  Дней  древонасаждения, 
присутствующие  встретили  дружным  одобрением».  В.Т.Собичевский  вспоминал:  «Самое  пылкое 
воображение  не  в  состоянии  представить  всей  прелести  ожившей  перед  нами  картины,  когда  сотни 
ребятишек,  оставив  школьные  скамьи,  с  невыразимым  удовольствием  под  руководством  своих 
наставников  для  общего  дела,  для  общего  блага  сажали  деревья».  В  эти  дни  особое  внимание 
уделялось массовости, проводились народные гуляния. [9].
 
По  данным  исследований  Рейман  А.Л.  [7]  и  Канишевой  М.А.  [2]  в  Черниговской  и  Таврической 
губернии, в частности в Крыму, намного раньше, чем в других земствах стали популярными «праздники 
древонасаждения».  Так,  в  газете  «Крымский  вестник»  (Севастополь)  от  15  июля  1899  г.  писали,  что 
праздники  древонасаждения,  получили  в  Крыму  значительное  распространение,  начинали  проникать 
они  и  в  сельскую  среду  полуострова.  «Об  этом  довольно  деятельно  хлопочут  учителя  некоторых 
земских  школ  и  в  этих  праздниках  видят  средство  к  выполнению  грандиозных  задач  по  облесению 
наших сел. Как на характерный в этом отношении пример, мы можем указать на поступившую в уездную 
земскую
 
управу  пространную  докладную  записку  учителя  Насыпкойcкой  земской  школы  господин 
Татаринова,  трактующую  об  устройстве  праздников  древонасаждения.  Ссылаясь  на  предложения 
инспектора  народных  училищ  Таврической  губернии  об  устройстве  таких  праздников,  господин 
Татаринов, после разъяснения цели их и значения, ясно указывает на то, что он видит в них средство к 
облесению наших пустынных сел, деревень, их площадей и дорог…. Господин Татаринов указывает на 
ряд  посадочных  работ,  которые  он  намерен  произвести  при  помощи  учащихся  во  время  «праздников 
древонасаждения»,  а  именно  обсадить  церковную  ограду  в  Насыпи  Кое,  произвести  двухрядное 
насаждение шелковицы по двум сторонам сада владельца экономии, обсадить деревенское кладбище и 
даже  обсадить  по  обе  стороны  шоссе,
 
начиная  от  экономии  Насыпи
-
Кой  до  города  Феодосии,  т.е.  на 
протяжении  8  верст…  Будучи,  очевидно,  вполне  уверенными,  что  земская  управа  отнесется  с  полным 
одобрением к этим предначертаниям, г. Татаринов, увлекаясь сам, стремится еще увлечь и других…. г. 
Татаринов, устроивший прекрасный школьный сад, считается в этом деле довольно компетентным и с 
его мнением, вероятно, будет считаться и земство» [2].
 
В отчете о состоянии Черниговской губернии за 1899 год губернатор сообщал, что в городе, как и 
«во  всех  уездных  и  некоторых  заштатных  городах  были  устроены  для  учеников  весенние  праздники 

100 
«Проблемы и перспективы развития науки в начале третьего тысячелетия в странах СНГ»
 
 
 
древонасаждения  и  что  дети  с  удовольствием  насаждают  деревья,  а  затем  с  любовью  ухаживают  за 
своими посадками...». В связи с этим начинанием император наложил резолюцию: «Желательно, чтобы 
этот  добрый  почин  прочно  у  нас  привился».  Позже  один  из  популяризаторов  идеи  отмечал:  «Такое 
внимание  со  стороны  Престола,  к  недавно  зародившемуся  у  нас  делу,  придаст  этим  праздникам 
общегосударственное  значение».  В  1901  году,  во  исполнение  высочайшей  воли,  министр  народного 
просвещения предлагал обсудить вопрос «о способах устроения для учащихся в средних и низших всех 
типов, учебных заведениях Санкт
-
Петербургского учебного округа праздников древонасаждения, с тем, 
чтобы при первой ближайшей возможности применить выработанное к выполнению в текущем году» [9].
 
Большое внимание празднику уделяла Православная Церковь. К 1902 году праздник проводился 
более чем в сорока регионах России. Основными организаторами их стали лесничие и учителя местных 
школ.  Почти  везде  в  праздновании  участвовали  священнослужители.  Свое  содействие  оказывали 
губернаторы, земские и волостные начальники, а помещики выделяли бесплатные саженцы участникам 
Дней  древонасаждения.  Подготовку  к  праздникам  проводили  специальные  комиссии,  куда  входили 
представители  различных  обществ  и  частные  лица,  вносившие  на  проведение  праздников 
значительные  средства.  Главными  участниками  Дней  древонасаждения  были  учебные  заведения. 
Организаторы  торжеств  считали,  что  посадка  саженцев  лучше  всего  помогает  достичь  главной  цели 
праздника –
 
воспитания у подрастающего поколения любви к природе, понимания важности сохранения 
садов  и  парков.  Все  это  способствовало  существенному  обустройству  населенных  пунктов,  приданию 
им  эстетической  привлекательности.  Размах  озеленения,  проводимого  в  России,  оказался  настолько 
велик,  что  на  заседании  Санкт
-
Петербургского  лесного  общества  в  1906  г.рассматривалось 
предложение об открытии Общества покровительства древонасаждениям. Лесное ведомство получило 
реальную  пользу  от
 
праздников  Древонасаждения:  в  начале  века  были  приняты  правительственные 
решения  о  развитии  лесной  науки,  об  укреплении  Корпуса  лесничих  и  привлечении  земств  к  лесным 
делам [8].
 
В  соответствии  «Циркуляру  о  проведении  праздника  древонасаждения»  школьная  комиссия 
привлекала  учеников городских  училищ не только к посадке деревьев, но и к делу  ухода и надзора за 
ними.  Ученики  с  энтузиазмом  высаживали  деревья  и  на  дому.  Подготовку  к  празднику  проводили 
специальные комиссии, куда входили представители различных обществ и частные лица, вносившие на 
проведение праздников значительные средства. После праздника устраивались концерты и лотереи [6]. 
Особое  внимание  уделяла  празднику  городская  общественность  (представители  общественных 
организаций и органов городского самоуправления, учителя местных школ, священнослужители).
 
Датой  проведения  школьных  праздников  древонасаждений  могли  быть  весенние,  летние  и 
осенние  дни  (1  августа  по  старому  стилю,  что  было  связано  с  православным  праздником  –
 
Днем 
происхождения  Честных  Древ
 
Животворящего  Креста  Господня,  в  конце  апреля  –
 
начале  мая  после 
столетия  Лесного  департамента  России  в  его  честь,  а  также  в  сентябре,  а  иногда  и  в  октябре  –
 
в 
соответствии с природно
-
климатическими условиями) [3].
 
Большую  воспитательную  роль  этому  празднику  придавали  и  в  России.  Так,  в  начале  ХХ  в.  в 
России  была  популярна  книга  известной  детской  писательницы,  педагога,  члена  Русского  женского 
благотворительного  общества  Клавдии  Лукашевич  «Праздник  древонасаждений»,  в  которой 
повествовалось  о  морально
-
нравственной  пользе  праздника,  содержались  материалы  и  предложения 
по его организации. Автор книги начинает свое изложение, вспоминая народную мудрость: «Кто посадит 
дерево, того благословят внуки», «Без труда  –
 
нет плода», «Лес да вода  –
 
поле красят», «Лесу нет, и 
гриб  не  родится»,  «Безлесье  –
 
неугожее  поместье»[8].  В  переписке  между  Главным  Управлением 
землеустройства  и  земледелия  и  Министерством  народного  просвещения  отмечалось:  «…весьма 
полезно  воспитывать  в  населении  здравые  понятия  о  лесе,  о  необходимости
 
бережного  отношения  к 
лесным  богатствам,  накопленным  природой  в  течение  долгих  лет,  и  любовь  к  лесу.  Эта  любовь  с 
наибольшим успехом может быть воспринята детьми школьного возраста, и за последнее время на эту 
сторону воспитания уже обращено внимание; некоторые земства и частные лица организуют для детей 
в  свободное  от  школьных  занятий  время  так  называемые  праздники  древонасаждения,  и  лесное 
ведомство  всегда  идет  навстречу  этим  начинаниям,  отпуская  бесплатно,  по  возбужденным 
ходатайствам, потребный посадочный материал». Главное Управление землеустройства и земледелия 
обращалось  в  Министерство  народного  просвещения  с  ходатайством  «об  организации  в  учебных 
заведениях праздников древонасаждения в определенный для каждого климатического района день», а 
лесное  ведомство  обязалось  помогать  в  бесплатном  отпуске  посадочного  материала.  Министерство 
народного  просвещения  призывало  «озаботиться  более  широкой  и  правильной  организацией  в 
свободное от  учебных занятий время праздников  древонасаждения  для  учащихся  в средних
 
и низших 
учебных  заведениях  округа».  В  русле  этой  политики  главными  участниками  праздника  были 
представители учебных заведений [3] .
 
По  данным  Хлюстова  В.К.,  после  революции  1917  года  православная  традиция  отмечать  День 
Происхождения Честных Древ Животворящего Креста Господня в России была нарушена. В 1920 году в 
Москве  станция  юных  любителей  природы  в  Сокольниках  возродила  проведение  Дней 
древонасаждения. Но с 1922 года в стране стал отмечаться День леса, который также сопровождался 
посадкой  лесных  культур.  Как  и  в  старые  времена,  работники  лесного  хозяйства  отмечали  праздник 
очень  торжественно.  Вывешивались  флаги,  сочинялись  песни  и  стихи,  выпускались  специальные 
сборники.  О  значении  Дня  леса  не  приходится  говорить,  во  многих  городах  именно  в  эти  дни 
закладывались городские скверы, парки, аллеи [9].
 

«Проблемы и перспективы развития
 
науки в начале третьего тысячелетия в странах СНГ»
 
101 
 
 
Таким  образом,  проанализированный  материал  позволяет  заключить,  что  в  начале  ХХ  в. 
праздник древонасаждения стал заметным явлением в общественной жизни не только Крыма, но и всей 
Российской империи, и будучи важным элементом общественной природоохранной и соответствующей 
просветительской  деятельности.  Думается,  что  использование  исторического  опыта,  форм  и  способов 
пропаганды  идей  охраны  окружающей  среды  среди  населения  и  соответствующих  праздничных  форм 
полезно
 
и  в  современных  условиях,  когда  в  Крыму  возрождаются  многие  исторические  традиции. 
Сегодня  настало  время  Возрождения  Дней  древонасаждения,  которое  должно  осуществляться  по 
инициативе  областных  администраций,  мэров  городов,  руководителей  предприятий  и  учебных 
заведений.  У  нас  ещё  есть  возможность  сохранить  окружающую  среду,  пока  проводятся  подобные 
праздники, а тем более, если прививать подобные традиции с детства
 
 
Литература

1. 
Большой  толковый  словарь  русского  языка  /  [под  ред.  Д.Н.
 
Ушакова].  –М.:  Издательства  Астрель, 
АСТ, 2009. –
 1280 
с.
 
2. 
Канишева  М.А.  РАЗВИТИЕ  НАЧАЛЬНОГО  ОБРАЗОВАНИЯ  В  КРЫМУ  КОНЕЦ  XIX  –
 
НАЧАЛО  XX 
СТОЛЕТИЯ). Монография. –
 
Х. Издательство «Экспресс книга», 2011. –257 с.
 
3. 
Праздник древонасаждения. –
 
Вестник садоводства, плодоводства и огородничества. СПб., 1908, № 
8, с. 392.
 
4. 
Праздник  древонасаждения  в  дореволюционной  Росси  .statehistory.ru/.../Prazdnik
-drevonasazhdeniya-
v-dorevolyutsionnoy-Ros. 
5. 
Праздник древонасаждения. [Электронный ресурс]. –
 
Режим доступа:
 
http://krskru.wordpress.com/2011/10/25/prazdnik/ 
6. 
Праздник древонасаждения. [Электронный ресурс]. –
 
Режим доступа:
 
http://www.absent.ru/articles/prazdniki/prazdniki_amyeriki/prazdnik_dryevonasazhdyeniya 
7. 
Рейман  А.Л.  "Праздник  древонасаждения".  [Электронный  ресурс].  –
 
Режим  доступа: 
http://nickolaynew.ya.ru/replies.xml?item_no=40 
8. 
Школьный праздник древонасаждений. Сост.: Кл. Лукашевич.
 
СПб., 1911, вып. 5, с. 3.
 
9. 
Хлюстов  В.К.  Из  истории  празднования  Дней  древонасаждения.  [Электронный  ресурс].  –
 
Режим 
доступа: http://denlesa.forest.ru/news/?id=7
 
 
Научный руководитель:
 
член
-
корреспондент НАПН Украины, доктор педагогических наук, профессор, ректор 
Черниговского Национального педагогического университета имени Т.Г. Шевченко

Носко Н.А.
 
 
 
Марианна Канишева
 
(Ялта, Украина)
 
 
ПОДГОТОВКА ПЕДАГОГИЧЕСКИХ КАДРОВ ДЛЯ КРЫМСКОТАТАРСКИХ НАЦИОНАЛЬНЫХ 
ШКОЛ В XIX –
 
НАЧАЛЕ XX СТОЛЕТИЯ
 
 
Украина  имеет  богатый  опыт  деятельности  учебных  заведений  занимающихся  подготовкой 
педагогических  кадров  для  национальных  школ  Крыма,  результат  которых  проверен  временем. 
Становление и развитие подготовки педагогических кадров для крымскотатарской национальной школы 
имеет  глубокие  исторические  корни  и  связана  с  образованием  крымскотатарского  народа  как 
самостоятельного этноса, с политической и экономической самостоятельностью.
 
История  становления  и  развития  педагогического  образования,  в  ХIХ  –
 
начале  ХХ  столетия 
раскрыта  в  трудах  известных  отечественных  педагогов,  общественных  деятелей,  историков, 
представителей  культуры.  Вопросы  развития  и  структуры  конфессионального  образования,  дающего 
право работать учителями в начальной школе и духовных училищах, в Крыму ХIХ –
 
начале XX столетия 
рассматривались в отдельных работах Ф.Андриевского, Э. Бекировой, У.Боданинского, С. Вишневского, 
В.Ганкевича,  И.Гаспринского,  В.Григорьянца,  И.Зайченко,  Д.  Прохорова,  Л.Редькиной,  С.Тигранян,  Т. 
Шушары и др.
 
Роль  национально
-
религиозных  обществ  и  духовенства  в  подготовке  педагогических  кадров, 
содержание  и  характер  их  деятельности  в  Крыму  в  ХІХ  –
 
ХХ  вв.  отражены  в  трудах  Ф.
 
Андриевского, 
У.
 
Боданинского, Е.
 
Бойцовой, А.
 
Булатова, В.
 
Ганкевича, И.
 
Гаспринского, Н.
 
Остроумова, Л.
 
Редькиной, 
М.
 
Хайруддинова  и  др.  В  конце 
XIX 
в.  в  Крыму  появляется  ряд  работ  крымскотатарских  ученых, 
посвященных подготовке педагогических кадров для национальных школ (Т.
 
Бояджиев, А.
 
Боданинский, 
И.
 
Гаспринский,  А.
 
Медиев  и  др.).  Педагогическая  деятельность  И.
 
Гаспринского,  педагогические 
персоналии,  которые  внесли  существенный  вклад  в  подготовку  педагогических  кадров  для 
крымскотатарской  школы,  исследована  в  работах  Д.
 
Абибуллаевой,  Э.
 
Аблаева,  А.
 
Беннигсена, 
В.
 
Ганкевича,  С.
 
Гафарова,  Н.
 
Горошкова,  Ю.
 
Кочубея,  А.
 
Куркчи,  Ю.
 
Османова,  Д.
 
Прохорова, 
М.
 
Прохорчик,  Ш.
 
Рамазанова,  Д.
 
Урсу,  Р.
 
Фазыла,  С.
 
Червонной  и  др.  Структура  государственной 
системы  образования  крымских  татар  в 
XIX 
в.,  в  частности,  Симферопольской  татарской  учительской 
школы,  исследована  в  трудах  Д.
 
Абибуллаевой,  Э.  Бекировой,  В.
 
Ганкевича,  Б.
 
Змерзлого, 
Д.
 
Прохорова, М. Скипи, М. Эрденмеза и др. Вопросы реформирования этноконфессиональных учебных 
заведений  мусульман,  которые  осуществляли  подготовку  педагогических  кадров  в  Таврической 

102 
«Проблемы и перспективы развития науки в начале третьего тысячелетия в странах СНГ»
 
 
 
губернии  в  XIX
 

 
начале  ХХ  вв.,  раскрыты  в  трудах  В.
 
Ганкевича,  подготовки  педагогических  кадров  в 
государственных заведениях –
 
Д.
 
Абибуллаевой и Э. Бекировой.
 
Как  указывает  в  своём  исследовании  Э.  Бекирова,  с  развитием  и  становлением  системы 
национального  крымскотатарского  образования  возникает  потребность  и  в  подготовке  педагогических 
кадров для крымскотатарских школ, которая в своем развитии прошла несколько этапов.
 

этап –
 XIII-XV 
вв. –
 
распространение ислама, возникновение национальной школы, подготовка 
священнослужителей для обучения мусульман чтению Корана.
 
II 
этап  –
  XVI 

  XVII 

 
распространение  образовательных  идей  в  Крымском  ханстве;  открытие 
учебных  заведений  (медресе,  мектебе);  включение  в  планы  учебных  заведений  предметов  светского 
характера (география, история, астрономия, математика).
 
III 
этап –
 XVIII 

 
начало ХХ вв. –
 
присоединение Крыма к Российской империи, русификаторская 
политика  в  отношении  образования  нерусских  народов,  доступ  в  высшие  учебные  заведения 
представителям  татарского  народа,  открытие  государственных  учебных  заведений  по  подготовке 
педагогических кадров, в том числе и для крымскотатарских школ.
 
IV 
этап  –
 
конец  ХХ  в.  –
 
открытие  национальных  школ,  культурно
-
просветительских  обществ; 
крымскотатарская  школа  и  подготовка  педагогических  кадров  в  годы  депортации;  возрождение 
национальной  школы,  педагогической  мысли  и  системы  подготовки  педагогических  кадров  с 
возвращением в Крым крымских татар [1].
 
Рассмотрим  состояние  образования  и  вопрос  подготовки  педагогических  кадров  для 
крымскотатарских национальных школ в XIX –
 
начале XX столетия.
 
Подготовка  педагогических  кадров  у  крымских  татар  до  середины  Х
I
Х  в.  в  основном 
осуществлялась  в  медресе  и  мектебе,  но  уже  отделение  татарского  класса  при  Симферопольском 
уездном училище было открыто в 1810
-
1811 уч. гг.
 
Татарское отделение по подготовке преподавателей для татарских школ было открыто только 14 
февраля  1827  года  при  Симферопольской  гимназии.  В  проекте  Положения  о  татарском  училищном 
отделении  указывалась  главная  причина  организации  этого  учебного  заведения:  незнание  крымскими 
татарами русского языка, столь необходимого для общения с россиянами, в особенности для понимания 
татарами постановлений и российских законов.  Цель его состояла в подготовке татарских  учителей из 
молодых людей. По окончании обучения их направляли  учителями в города и селения по  усмотрению 
начальства в татарские школы и медресе. В это учебное заведение согласно положению Министерства 
народного просвещения, должны поступать татарские дети в количестве 20 человек, в возрасте от 8 до 
12 лет, которые по окончании получали право работать  учителями в начальных национальных школах 
[3]. 
27  марта  1872  года  было  утверждено  «Положение  о  татарских  учительских  школах  в  городах 
Уфе и Симферополе», что ознаменовало начало подготовки педагогов для  начальных  училищ татар в 
государственных  учебных  заведениях.  12  декабря  1872
 
г.  по  распоряжению  попечителя  Одесского 
учебного  округа  С.
 
Голубцова  была  открыта  Симферопольская  татарская  учительская  школа  (далее 
СТУШ),  как  государственное  учреждение,  которое  сыграло  огромную  роль  в  развитии  национального 
педагогического образования крымскотатарского народа [7]. СТУШ подчинялась попечителю Одесского 
учебного  округа  и  находилась
 
в  ведомстве  Министерства  народного  просвещения.  Это  учебное 
заведение пользовалось правами, утвержденными 30 июля 1871 года уставом ведомства Министерства 
народного  просвещения,  имела  печать  с  государственным  гербом  и  надписью  «Симферопольская 
татарская учительская школа» [6, л.1
-6]. 
Устав Симферопольской  татарской  учительской школы был  разработан согласно Положению  о 
татарских  учительских  школах  с  некоторыми  изменениями,  согласно  которым  обучение  составляло  5 
классов:  четыре  первые  класса  с  предметами  общеобразовательного  цикла,  а  пятый  предназначался 
для изучения основ педагогики и практики в преподавании. При учительской школе состояло татарское 
начальное училище для практических занятий. За счет казны в этом училище должны были содержаться 
30 учащихся. При наличии помещений в СТУШ могли принимать стипендиатов земства, разных обществ 
и  учреждений,  а  также  частных  лиц.  Что  касается  национального  состава,  то  студентами  СТУШ  могли 
быть  только  юноши
-
татары  всех  сословий  в  возрасте  от  13  до  18  лет  включительно
 
[5,  л.18
-19]. 
Деятельность  учебного  заведения  строго  регламентировал  Устав,  по  которому  учебный  год  в  СТУШ 
начинался  в  августе;  занятия  проводили  шесть  дней  в  неделю  (кроме  пятницы  и  праздничных  дней). 
Летние  каникулы  длились  с  пятнадцатого  июня  по  первое
 
августа.  Устав  также  предусматривал 
следующий  состав  должностных  лиц:  почетный  попечитель,  инспектор,  преподаватели  и  воспитатели, 
врач,  эконом  [4,  л.18
-
19].  В  Положении  о  татарских  учительских  школах  в  Симферополе  и  Уфе  был 
четко  определен  круг  обязанностей  инспектора,  согласно  которому  «…  инспектор  был  ответственным 
начальником  учительской  школы  и  руководителем  педагогической  практики  воспитанников.  В  порядке 
службы  инспектору  подчинялся  весь  личный  состав  учительской  школы  и  начального  училища,  где 
проводилась  педагогическая  практика»  [5].  Что  касается  штатов  СТУШ,  то  инспектора  учительской 
школы  избирал  и  утверждал  в  должности  попечитель  учебного  округа.  На  должность  инспектора 
назначали  лиц,  имеющих  высшее  образование  и  практическое  знание  татарского  языка.  Инспектор 
подчинялся  непосредственно  попечителю  учебного  округа,  а  ему  подчинялся  весь  личный  состав 
школы. Кроме того, на него возлагалось преподавание в учительской школе педагогики и дидактики [1].
 
На  основе  государственных  документов  (Устав  о  народных  училищах  1786  г.,  Устав  1804  г., 
«Правила о мерах к образованию населяющих Россию инородцев» 1870 г.), регулирующих открытие и 
функционирование учебных заведений в Крыму, в 
XIX 
в. были открыты:
 

«Проблемы и перспективы развития
 
науки в начале третьего тысячелетия в странах СНГ»
 
103 
 
 
-
 
отделение татарского класса при Симферопольском уездном училище (1810
-
1811 гг.);
 
-
 
Татарское отделение при Симферопольской гимназии (1827
-
1859 гг.);
 
-
 
Симферопольская татарская учительская школа (1872 –
 
1917 гг.);
 
-
 
Русско
-
татарские министерские училища.
 
Эти  учебные  заведения  готовили  педагогические  кадры  для  национальной  крымскотатарской 
школы  со  второй  половины  XIX  в.  до  начала  ХХ  в.  Опыт  их  деятельности  в  Крыму  в  XIX  –
 
начале  XX 
столетия  позволяет  раскрыть  особенности  становления  и  развития  педагогического  образования  на 
конкретном  историческом  этапе;  обосновать  основные  тенденции  и  особенности  становления 
педагогического  образования  в  Крыму  на  фоне  общего  развития  системы  образования  в  империи; 
актуализировать  и  творчески  использовать  опыт  становления  учебных  заведений  прошлого,  который 
приобрел 
в 
современных 
условиях 
характер 
пандемических 
процессов, 
обусловленных 
глобализационными  факторами.  Особое  место  в  этом  процессе  занимает  Крым,  т.к.  именно  в  Крыму 
были заложены основы педагогического образования малых этносов 
[2]. 
Анализ  архивных  материалов  позволил  выявить
 
тенденции  подготовки  педагогических  кадров 
для крымскотатарских национальных школ:
 
-
 
борьба за светское образование;
 
-
 
борьба за преподавание на родном языке;
 
-
 
признание  необходимости  включения  в  учебно
-
воспитательный  процесс  этнонациональных 
традиций;
 
-
 
использование идей народности;
 
-
 
поиск новых форм профессиональной подготовки педагогов с учетом потребностей региона;
 
-
 
повышение требовательности к личности учителя;
 
-
 
разработка  учебно
-
методической  литературы  для  национальных  школ  с  учетом  достижений 
отечественной и
 
мировой педагогической науки [1].
 
Анализ  деятельности  учебных  заведений  начала 
XIX-
конца  ХХ  вв.  в  Крыму,  готовивших 
педагогические  кадры  для  татарских  национальных  школ  (СТУШ,  РТМУ),  свидетельствует,  что  их 
функционирование носило позитивный характер: доступность для всех слоев населения, применение в 
учебном  процессе  новых  методик,  изучение  наряду  со  светскими  дисциплинами  основ  вероучения  и 
родного языка, возможность получения образования женщинами.
 
Задачи,  стоящие  перед  учебными  заведениями,  готовившими
 
педагогические  кадры  для 
крымскотатарских школ, заключались в усвоении татарами государственного языка, профессиональном, 
интеллектуальном,  духовном  их  росте.  Решение  этих  задач  успешно  осуществлялось  в 
Симферопольской  татарской  учительской  школе  –
 
единственном  учебном  заведении  светского 
характера,  которое  готовило  учителей  для  крымскотатарских  школ  в  конце  XIX
-
начале  XX
 
вв. 
Выпускники СТУШ овладевали новыми формами, методами, приемами обучения и воспитания детей в 
национальной  школе  на  основе  этнонациональных  традиций  татарского  народа,  достижений 
педагогической  мысли  России  и  Европы,  что  свидетельствовало  о  достаточно  высоком  уровне 
подготовки  национальных  педагогических  кадров.  Заслугой  СТУШ  является  формирование 
крымскотатарской  педагогической  интеллигенции,  среди  которой  известные  представители  народа: 
А.
 
Абиев, У.
 
Балич, А.
 
Боданинский, У.
 
Боданинский, О.
 
Заатов, А.
 
Чергеев, И.
 
Леманов и др.
 
К новому типу  учебных заведениий государственной системы народного образования крымских 
татар  относятся  созданные  со  второй  половины  XIX  века  русско
-
татарские  министерские  училища, 
которые  способствовали  русификации  татарского  населения  и  решению  политических  задач 
российского правительства.
 
Во  второй  половине  ХIX  века,  не  взирая  на  попытки  правительства  по  усовершенствованию 
подготовки педагогических кадров, учебными заведениями, готовившими учителей начальных школ, по
-
прежнему  оставались  мектебе  и  медресе,  которые  открывались  по  разрешению  Духовного 
магометанского правления и не подчинялись Министерству народного просвещения.
 
Включение  в  программу  конфессиональных  учебных  заведений  наряду  с  предметами 
религиозного  характера  светских  дисциплин  способствовало  реформированию  медресе  и  мектебе.  В 
конце 
XIX 
в.  подготовка  учителей  для  национальных  школ  в  основном  осуществлялась  в  мектебе
-
руштие,  деятельность  которых  была  основана  на  учении  джадидизма,  основателем  которого  был 
И.
 
Гаспринский.  Своеобразие  мектебе
-
руштие  заключалось  в  том,  что  основными  предметами  были 
татарский,  арабский  и  русский  языки,  математика,  основы  вероучения,  Коран.  Борьба  джадидистов  во 
главе  с  И.
 
Гаспринским  с  официальными  властями  за  реформирование  конфессиональных  мектебе  и 
изучение наряду с религиозными предметами математики, русского и татарского языков способствовала 
появлению  «Правил  о  начальных  училищах  для  инородцев»  1907
 
г.,  которые  предусматривали 
расширение  программ  обучения;  издание  учебных  пособий  на  родном  языке;  освобождение 
национально
-
конфессиональных 
учебных 
заведений
 
от 
контроля 
Министерства 
народного 
просвещения.  Однако,  законодательные  акты  («Правила  о  мерах  к  образованию  населяющих  Россию 
инородцев»  1870  г.;  «Правила  о  начальных  училищах  для  инородцев»  1907  г.),  принятые  Российским 
правительством,  тем  не  менее  оказали  позитивное  влияние  на  развитие  государственной  системы 
образования  крымских  татар,  т.к.  на  их  основе  была  расширена  программа  подготовки  учительских 
кадров и введена педагогическая практика в программу обучения.
 
Таким  образом,  во  второй  половине 
XI
Х  в.
 
активизировалась  деятельности  царского 
правительства по организации обучения нерусских народов России. Им неоднократно предпринималась 
попытка  преобразовать  и  существовавшую  систему  подготовки  национальных  педагогических  кадров. 

104 
«Проблемы и перспективы развития науки в начале третьего тысячелетия в странах СНГ»
 
 
 
На  основе  анализа  архивных
 
материалов  выделены  типы  учебных  заведений,  которые  в  начале 
XIX-
конце  ХХ  вв.  в  Крыму  осуществляли  подготовку  педагогических  кадров  для  крымскотатарской 
национальной  школы.  К  концу  ХХ  века  подготовка  педагогических  кадров  для  крымскотатарских 
национальных
 
школ  осуществлялась  в  метебе
-
руштие  и  в  Сиферопольской  татарской  учительской 
школе, носила светский характер, способствовала формированию национальной интеллигенции.
 

Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   13   14   15   16   17   18   19   20   ...   30


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет