К вопросу о классификации видов обстоятельств. Инфинитив в функции обстоятельства в английском языке



жүктеу 85.22 Kb.

Дата26.12.2016
өлшемі85.22 Kb.

Сиверцева А. В. 

К ВОПРОСУ О КЛАССИФИКАЦИИ ВИДОВ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ. ИНФИНИТИВ В ФУНКЦИИ 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ

 

Адрес статьи: 

www.gramota.net/materials/1/2007/3-2/75.html

 

Статья опубликована в авторской редакции и отражает точку зрения автора(ов) по рассматриваемому вопросу. 

 

Источник 



Альманах современной науки и образования

 

Тамбов: Грамота, 2007. № 3 (3): в 3-х ч. Ч. II. C. 183-186. ISSN 1993-5552. 

Адрес журнала: 

www.gramota.net/editions/1.html

 

Содержание данного номера журнала: 



www.gramota.net/materials/1/2007/3-2/

 

 



© Издательство "Грамота"

 

Информация о возможности публикации статей в журнале размещена на Интернет сайте издательства: 

www.gramota.net

 

Вопросы, связанные с публикациями научных материалов, редакция просит направлять на адрес: 



almanaс@gramota.net

 


 

183 


Список использованной литературы 

 

1.  Арванитопуло Э. Г. Проекты в обучении иностранным языкам в средней школе // Синтез традиций и новатор-

ства в методике изучения иностранных языков. Материлы межвуз. науч.-практич. конф. В 2 ч. Ч. 1 – Владимир: ВГПУ, 

2004. С. 123-124. 



2.  Карпова Е. В., Мочалов М. Ю. Из опыта работы по проектной методике как эффективной технологии в образо-

вательном  процессе  //  Синтез  традиций  и  новаторства  в  методике  изучения  иностранных  языков.  Материлы  межвуз. 

науч.- практич. конф. В 2 ч. Ч. 1 – Владимир: ВГПУ, 2004. С. 146-150. 

3.  Рябцева Е. В. Инженерное дело: современные подходы = “New Insights into Engineering”: Учеб. пособие для сту-

дентов инженер. - техн. специальностей / Е. В. Рябцева. - Тамбов: ТОИПКРО, 2006. – С. 202. 

 

 

К ВОПРОСУ О КЛАССИФИКАЦИИ ВИДОВ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ.  



ИНФИНИТИВ В ФУНКЦИИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ 

 

Сиверцева А. В. 



Астраханский государственный технический университет 

 

Как известно обстоятельством принято считать второстепенный член предложения, определяющий, при 



каких обстоятельствах совершается то или иное действие.   

Йофик Л.Л. отрицательно относится к идее выдвижения классификации типов обстоятельств, считая, что 

«классификация… приглагольно-зависимого элемента обстоятельства….. неопределенна и субъективна…». 

Автор обосновывает свою точку зрения тем, что «попытка провести идентификацию типов обстоятельств по 

формальному признаку на основании способа связи с глаголом не дает положительных результатов, т.к. со-

вершенно разные по значению обстоятельства имеют одинаковые способы связи с глаголом» [Йофик. 1972: 

51].  Но  доводы,  представленные  Л.  Л.  Йофик,  нельзя  считать  убедительными,  ведь  они  свидетельствуют 

лишь о том, что в основу составления классификации должен быть положен не синтаксический критерий. 

Ильиш Б.А. полагает, что невозможно составить классификацию обстоятельств согласно их значению, по-

скольку «определенное число значений можно найти довольно легко … но какой бы список ни был состав-

лен  …  обязательно  найдутся  особые  случаи,  которые  не  подойдут»  [Ильиш  1965:  234].  Но  точка  зрения 

Ильиша Б.А. допускает создание такой классификации, потому что, если можно найти «определенное число 

значений», значит, для них может быть создана и система, а если найдутся «особые случаи», то их всегда 

можно подвести под  «исключения из правил». Лингвист делает предположение о том, что классификация 

может быть построена на синтаксическом принципе, когда рассматривается принцип связи с определенным 

элементом.  Например,  «обстоятельство  может  определять  член  предложения,  выраженный  глаголом,  если 

значение определителя совместимо со значением глагола» [Ильиш 1965: 234]. Этого же мнения придержи-

ваются такие исследователи как Иванова И.П., Бурлакова В.В., Почепцов Г.Г., считая, что «система типов 

обстоятельств в значительной мере обусловлена семантической дифференциацией определителей» [Ивано-

ва, Бурлакова, Почепцов 1981: 201]. Таким образом, типы обстоятельств должны быть представлены соглас-

но значениям слов, т.е. классификация должна быть рассмотрена с точки зрения семантического критерия. 

Приведем некоторые точки зрения по поводу классификации типов обстоятельств: Бурлакова В.В. счита-

ет,  что  «…  выделяются  следующие  семантические  подклассы  обстоятельств  места,  времени,  образа  дей-

ствия, сопутствующих явлений меры и степени, причины, цели, условия, следствия или результата, уступ-

ки».  Достаточно  подробную  классификацию  дает  Каушанская  В.Л.:  «согласно  их  значению  мы  разделяем 

следующие виды обстоятельств: времени, частотности, места и направления, образа действия, сопутствую-

щих  явлений,  степени  и  меры,  причины,  результата-следствия,  сравнения,  уступки,  цели»  [Каушанская, 

1967]. Такие лингвисты, как Крылова И.П., Крылова Е.В. предлагают подтипы: «места и направления, вре-

мени и частотности, образа действия, сопутствующие обстоятельства, цели, причины, сравнения, следствия, 

уступки, условия, исключения» [Крылова, Крылова, 1989]. Ильиш Б. А. упоминает такие категории обстоя-

тельств, как «места, времени, условия, образа действия, степени, состояния» [Ильиш 1965]. 

Сравнительный  анализ  различных  классификаций  показывает,  что  определенные  виды  обстоятельств  - 

места, времени,  причины,  цели, образа действия, степени  –  повторяются в  классификациях,  данными раз-

ными лингвистами, между тем как обстоятельства следствия, уступки, сравнения входят не во все класси-

фикации, а обстоятельства сопутствующих явлений и вовсе является одной из самых спорных групп в клас-

сификации.  

В  связи  с  таким  широким  разнообразием  предполагаемых  подтипов  становится  понятна  точка  зрения 

Ильиша Б.А., который предлагает ограничиться  «установлением некоторых основных категорий и воздер-

жаться от попытки определить каждое единичное обстоятельство, которое может встретиться в предложе-

нии, в группу, приготовленную для него» [Ильиш 1965: 234]. Но тогда встает вопрос о том, какие категории 

обстоятельства можно считать основными и по какому принципу должно происходить деление на «основ-

ные» и «не основные» виды. В связи с возникшими вопросами было бы интересно рассмотреть теорию Бар-

хударова  Л.С.  о  классификации  видов  обстоятельств.  Его  система  отличается  краткостью.  Все  известные 

виды обстоятельств он подразделяет на две большие группы: «внутренних признаков» и «внешних отноше-

ний».  Обстоятельства  внутренних  признаков  дают  «качественную  характеристику  самого  действия»,  в  то 

время как обстоятельства внешних отношений дают указание на «внешние пространственные отношения», 



 

184 


ничего не сообщая о том, каким был сам процесс (Бархударов, Штеллинг, 1973: 354). Точку зрения Бархуда-

рова Л.С. разделяет Смирницкий А.И., считающий, что «обстоятельства ситуации (обстоятельства внешних 

отношений  по  Бархударову  Л.С.)  обозначают  условия  протекания  процесса»  [Смирницкий  1957:  227]  и 

Хаймович Б.С., предлагающий для группы обстоятельств, обозначающих условия протекания процесса тер-

мин «circumstantial adverbial» [Хаймович 1967: 264].  

Исходя  из  теоретического  материала  по  данному  вопросу,  представляется  возможным  выделить  не-

сколько основных типов обстоятельств инфинитива. 

Обстоятельство  цели  называет  некоторое  желаемое  событие,  которое  ожидается  в  результате  предше-

ствующей активной, сознательной деятельности. Иными словами цель- это событие чисто умозрительное, а 

не реально происходящее, оно всегда связано с каким-то другим событием, действием, намеренно соверша-

емым  для  того,  чтобы  возникла  возможность  совершить  первое,  причем  оно  связано  с  сознательной  дея-

тельностью, а значит в нашем случае субъект действия инфинитива всегда некто одушевленный, способный 

к  такой  деятельности:  Then  she  put  her  hands  over  her  ears  to  shut  out  the  half-animal  sounds  that  followed. 

[Chase 2005: 39]. Инфинитивное обстоятельство цели соотносится не только с глаголом, но и с сочетанием 

«связка + присвязочный член», потому что и такое сочетании может передаваться идея намеренности. Целе-

вое  значение  инфинитива,  как  правило,  определяется  без  затруднениия  и  всегда  может  быть  однозначно 

установлено  подсказкой  союза  in  order.  Однако,  хотя  этот  союз  может  вводить  инфинитив  цели  в  любом 

случае  его  употребления,  фактическое  использование  его  довольно  ограниченно.  Вместе  с  тем,  факт  воз-

можности подстановки этого союза в любую структуру с инфинитивом цели очень важен, так как возмож-

ность или невозможность его подстановки в ту или иную структуру может служить диагностирующим при-

знаком при определении принадлежности инфинитива к разряду обстоятельств цели там, где другие его па-

раметры совпадают с параметрами каких-либо иных разрядов, например, обстоятельство последующих дей-

ствий. Обстоятельство цели - одно из немногих инфинитивных обстоятельств, позиция которого по отноше-

нию к модифицируемому компоненту подвижны, однако это справедливо только применительно к инфини-

тиву, модифицируемому сказуемому – если он модифицирует какой-либо другой член предложения (выра-

женный, например, причастием, герундием или инфинитивом же), то его положение по отношению к этому 

члену всегда строго фиксировано: это постпозиция. 

Обстоятельство  следствия  также  прочно  вошло  в  набор  инфинитивных  обстоятельств,  описываемых  в 

грамматиках  английского  языка,  однако  набор  структур,  которым  приписывается  это  значение,  не  везде 

одинаков. К этому разряду относятся инфинитивные обстоятельства, коррелирующие с too, enough, sufficient 

(ly), so/such (as), very, little, модифицирующими разнообразные признаковые слова, некоторые структуры, в 

которых  инфинитив  коррелирует  непосредственно  с  признаковыми  словами,  а  также  две  синтаксические 

структуры иного типа have only to…+ V(inf) и have but to +V(inf). По семантическим и структурным призна-

кам в обстоятельстве следствия выделяется четыре  подразряда. Первый подразряд на формальном  уровне 

характеризуется тем, что в составе структуры, с которым соотнесен инфинитив, наличествует наречие  too. 

На семантическом уровне он передает отношение отрицательного следствия – действие инфинитива не мо-

жет осуществиться вследствие наличия слишком большого количества какого-то признака:  

“I’m too weak to travel, “ Maressa protested [Bentley 1993: 79]. 

Во  второй  подразряд  входит  обстоятельство,  в  которых  инфинитив  модифицирует  enough,  во  всех  его 

частеречных репрезентациях, наречие sufficiently и прилагательное sufficient. Семантически этот подразряд 

передает отношения следствия, вытекающего из наличия достаточного количества какого-то признака для 

возможности осуществления действия инфинитива: 

Courage was not always enough to survive [Bentley 1993: 91] 

When he had recovered sufficiently to put on the kettle for a cup of tea, he examined the envelope with curious 

eyes [Chase 2005: 69].  

Третий  подразряд  включает  структуры,  в  которых  инфинитив  вводится  союзом  as,  коррелирующим  с 

прилагательным such и наречием so, и значение следствия у него связывается с наличием некоторой опреде-

ленной  степени  признака,  которой  как  раз  достаточно  для  осуществления  действия  инфинитива.  С  точки 

зрения модальных характеристик этот  подразряд отличается от первых  двух тем,  что, если в первых  дей-

ствие  инфинитива  всегда  гипотетично,  в  третьем  его  гипотетичность  находится  в  зависимости  от  опреде-

ленных характеристик опорного глагола.  

Обстоятельством  образа  действия  считаются  инфинитивы,  характеризующие  действие  через  уподобле-

ние его другому действию. Оно вводится союзами as if/ though, so as и бессоюзно:  

When first he opened the door he had given a convulsive start, had opened his mouth to as if to shout, and shut it 

again grimly, as if he was not even going to speak [Chesterton 2001: 14]. 

They guffawed loudly and one of them took a step towards Angel, to as though to carry out his threat [Bentley 

1993: 124]. 

Обстоятельства образа действия, вводимые союзом so as, омонимичны обстоятельствам цели с таким же 

союзом. Представляется, что различия между ними лежат в семантической завершенности/незавершенности 

группы  головного  компонента:  при  его  завершенности,  т.е.  отсутствии  характеристики  выражаемого  им 

действия, обстоятельство может  прочитываться  как такое завершение, т.е.  как обстоятельство образа  дей-

ствия, как Hurstwood turned away and set his lips so as best to express and conceal his feelings [Dreiser 1968: 

248].  Введение  компонента,  который  сделал  бы  структуру  семантически  завершенной,  например,  наречия 


 

185 


образа действия, изменяет грамматическое значение обстоятельства на значение цели. Ср.: … set his lips so 

as best to express…= таким образом, чтобы (образ действия) и … set his lips firmly so as best to express…= 

….для  того,  чтобы  (цель).  От  омонимичных  обстоятельств  последующих  действий  такие  обстоятельства 

отличаются характером модальности: первые передают модальность реальности, выражаемые ими действия, 

действительно происходят в реальном мире, тогда как действия обстоятельств образа действия всегда гипо-

тетичны - это желательное или необходимое действие. По содержанию и форме в этом обстоятельстве мож-

но выделить два подразряда. В первом инфинитив вводится союзом as if/ though, во втором- so as или бес-

союзно.  Позиционные  характеристики  этого  обстоятельства  различны  у  союзных  и  бессоюзных  структур: 

хотя нормой в обоих случаях является постпозиция обстоятельства, для союзных возможна и препозиция; и 

те и  другие структуры  дают примеры  как  контактного, так  и дистантного положения инфинитива,  но для 

союзных наиболее типично дистантное положение, а для бессоюзных - контактное. 

Обстоятельство условия модифицирует не отдельный член предложения, а все предложение в целом:  

To hear them talk, one would imagine they were in their first childhood [Chase 2005: 183). 

Основной массив обстоятельств условия представлен глаголами to judge, to hear, to see, to look, to listen, 

которые называют действия, дающие возможность делать определенные умозаключения. В структуре пред-

ложения с инфинитивом условия эти умозаключения представлены как следствие, вытекающие из заданного 

инфинитивом  условия. При трансформации  инфинитива в  придаточное  условия эти отношения эксплици-

руются. Очень часто следствие, вытекающее из условия, называемого инфинитивом, в предложении не вы-

ражено, но оно всегда имплицируется как необходимая логическая ступень к утверждению, которое делает-

ся в предложении. Более сложные отношения между условием и следствием прослеживаются в предложе-

ниях,  где  инфинитив  представлен  какими-либо  другими  глаголами,  обычно  конкретного  действия  как 

You’re not English – you cannot be English – to dance as you do [Christie 1976: 60], где связь опосредованная, 

осуществляемая через не эксплицированные в предложении логические звенья, которые и находятся в от-

ношении «условие- следствие». Эти звенья в общем виде выглядят примерно так: «если судить по тому, как 

вы танцуете, то можно сделать заключение, что вы не англичанин». Позиционно обстоятельственный инфи-

нитив в структурах первого типа может находиться в начале предложения, в конце и середине. Во втором 

типе – только в конце предложения.  

Обстоятельство  времени  неоднократно  упоминалось  и  описывалось  рядом  ученых.  В  этом  обстоятель-

стве  можно  выделить  два  подразряда.  В  первом  подразряде  оно  выражается  глаголами  чувственного  вос-

приятия  или  психической  деятельности,  которые  следуют  за  сравнительно  небольшим  кругом  глаголов  и 

специфических словосочетаний, которые прямо или косвенно выражают разного рода эмоциональные реак-

ции человека на это восприятие. Т.е. инфинитив показывает, когда, после какого действия наступила реак-

ция, описываемая головным глаголом: Angel’s father frowned to hear that [Bentley 1993: 211]. 

В этом подразряде почти всегда соприсутствует и значение причинности. Во втором подразряде обстоя-

тельство времени выражается различными глаголами. Оно показывает, до какого момента времени продол-

жается действие головного глагола: I have lived to see strange days [Bentley 1993: 132]. Семы причинности в 

этом подразряде нет. Все обстоятельства времени находятся в постпозиции к модифицируемому слову, как 

правило, в контактном положении.  

К обстоятельству сравнения можно отнести только инфинитивы, маркированные союзом than и коррели-

рующие с прилагательным/наречием в сравнительной степени либо с наречием rather: “I’d rather die than be 

a cripple, he screamed [Bentley 1993: 159].  

Обстоятельство  сравнения  всегда  находится  в  постпозиции  к  головному  глаголу;  с  точки  зрения  кон-

тактности/дистантности  в  нем  выделяются  структуры,  для  которых  характерно  контактное  положение,  и 

структуры, для которых характерно дистантное положение. 

Обстоятельство исключения называет действие, которое одно только реально производилось или могло 

производиться в данной ситуации. Оно встречается либо в структурах в разного рода отрицательными мар-

керами, либо в вопросительных структурах с  what и вводится союзом except или but: Mr. Pond did not say 

anything, except curse all of them [Chesterton 2001: 49]. Обстоятельство это стоит в постпозиции к головному 

слову.  

Каждое  из  видов  обстоятельств  характеризуется  полевой  структурой  как  на  семантическом,  так  и  на 

структурном  уровне,  т.е.  обладает  ядром,  в  котором  признаки,  присущие  данному  разряду  реализуются  с 

наибольшей  полнотой,  и  периферией,  где  признаки разряда либо представлены не в  полном наборе, либо 

соприсутствуют с признаками других разрядов. Для рассмотренных обстоятельств очень характерно явле-

ние  омонимии,  причем  омонимичными  структурами  могут  обладать  и  три,  и  четыре  вида  одновременно. 

Способы разрешения омонимии разнообразны и специфичны для каждой конкретной пары разрядов и в ос-

новном сводится к особенностям лексического наполнения компонентов структуры, возможности варьиро-

вания местоположения компонентов структуры по отношению друг к другу и другим членам предложения, 

специфика распространения инфинитивного компонента. В совокупности эти приемы позволяют достаточно 

объективно идентифицировать каждую конкретную структуру.  

 


 

186 


Список использованной литературы 

 

1.  Бархударов Л.С. Грамматика английского языка.- М., 1973. 



2.  Иванова И.П., Бурлакова В.В., Почепцов Г.Г. Теоретическая грамматика современного английского языка, - 

М., 1981. 



3.  Ильиш Б.А. Строй английского языка. – М., 1965. 

4.  Йофик Л.Л. Структурный синтаксис английского языка. – Ленинград, 1972. 

5.  Каушанская В.Л. Грамматика английского языка. - Ленинград, 1967. 

6.  Крылова И.П., Крылова Е.В. Английская грамматика для всех. – М., 1989. 

7.  Смирницкий А.И. Синтаксис английского языка.- М., 1957. 

8.  Хаймович Б.С. Теоретическая грамматика английского языка. - М., 1967.  

9.  Bentley P. Fallen angels. – London, 1993. 

10. Chase J. H. Make the corpse walk. - Moscow, 2005. 

11. Chesterton G. K. The house of peacock // Honeymoon and other stories by English writers. – Moscow, 2001.  

12. Christie A. Selected stories. - Moscow, 1976. 

13. Dreiser T. Sister Carrie. - Moscow, 1968.  

 

 



ОБСТОЯТЕЛЬСТВО КАК ЧЛЕН ПРЕДЛОЖЕНИЯ В АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКЕ 

 

Сиверцева А. В. 



Астраханский государственный технический университет 

 

Категория обстоятельств является одной из самых спорных категорий в синтаксисе. Об этом свидетель-

ствует такой факт, что в трактовке этой группы второстепенных членов предложения сосуществуют различ-

ные точки зрения. Первая проблема заключается в том, признавать ли вообще такую категорию предложе-

ния как «обстоятельство». Большинство ученых склонно положительно ответить на этот вопрос. 

Бархударов Л.С. считает, что «предложение может состоять только из подлежащего и сказуемого, но оно 

может  включать  в  свой  состав  и  другие  слова  и  сочетания  слов,  группирующиеся  вокруг  подлежащего  и 

сказуемого. Эти слова и группы слов … называют второстепенными членами предложения. Второстепенные 

члены предложения классифицируются в зависимости от того, какие слова они представляют» [Бархударов 

1973: 346].  

Смирницкий  А.И.  также  же  относит  обстоятельство  к  второстепенным  членам  предложения,  так  как 

«оно не участвует в создании основного предикативного узла, состоящего из сочетания подлежащего и ска-

зуемого»  [Смирницкий  1957:  219].  Смирницкий  А.И.  дает  следующее  определение:  «обстоятельство-  это 

второстепенный  член  предложения,  который  вводится  в  предложение  посредством  комплетивной  связи  и 

который  со  стороны  содержания  характеризуется  тем,  что  обозначает  условия  протекания  процесса,  а  не 

предмет,  участвующий в  процессе». Обстоятельство является компонентом структурной схемы  предложе-

ния, но благодаря «преимущественно свободной дистрибуции» [Иванова, Бурлакова 1981: 186] не находится 

в прямой зависимости от определяемого члена предложения. Обстоятельство, таким образом, не входит  в 

центральную зону в английском предложении, которую «образует глагол-сказуемое с сильно примыкающи-

ми к нему компонентами глагольной синтагмы; подлежащим и дополнениями» [Плоткин 1989: 112]. Также 

«обстоятельство не трансформируется в подлежащее» [Плоткин 1989: 114], что является существенным от-

личием от дополнения. Отличие обстоятельства от дополнения, по мнению Смирницкого А.И., состоит «не 

в характере связи с ведущим членом предложения, а в содержании этой связи». Обстоятельство не может 

характеризоваться  предметностью  содержания,  референт,  обозначаемый  обстоятельством,  мыслится  как 

условие протекания действия. «В связи с этим отношение обозначаемого обстоятельством реального факта к 

процессу  более  пассивно,  чем  отношение  того,  что  обозначается  дополнением.  Условия  протекания  дей-

ствия непосредственного участия в осуществлении процесса не принимают, они как бы только присутству-

ют при осуществлении  процесса, сопровождают его» [Смирницкий 1957: 219]. По мнению этого  ученого, 

существенные  различия  между  обстоятельством  и  дополнением  заключаются  в  следующем:  «обстоятель-

ство более нейтрально по отношению к глаголу, чем дополнение; оно менее сосредоточено на одном глаго-

ле»;  «для  обстоятельства  характерно  отсутствие  специфической  зависимости  от  одного  члена  предложе-

ния», обстоятельство может относиться к группе слов в предложении, «оно относительно подвижно в пред-

ложении и может занимать в предложении различные места».  

Йофик  Л.Л.  считает  обстоятельство  «приглагольно-зависимым  элементом»  [Йофик  1972:  121]  Однако 

данная трактовка не раскрывает значения исследуемого явления, поскольку, во-первых, может быть приме-

нена и к другим «приглагольно-зависимым элементом», а во-вторых, не характеризует ни синтаксическую 

связь с членами предложения, выраженными определенными частями речи, ни лексические значения харак-

теристики процесса либо свойства. 

Для Блоха М.Я. «обстоятельство- это определитель свойства (в широком смысле) процессуального члена 

предложения или всего предложения (т.к. выражает полный результат, неотъемлемый от отражаемых собы-

тий)» [Blokh 1983: 269].  

К  обстоятельству  относят  различные  по  своим  функциям  типы  второстепенных  членов  предложения. 



Под  функцией  мы  понимаем  роль,  или  задание,  выполняемые  одной  формально  выделимой  частью  кон-




©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал