Жылына 4 рет шығады



жүктеу 6.08 Mb.
Pdf просмотр
бет42/56
Дата28.12.2016
өлшемі6.08 Mb.
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   56

Әдебиеттер
1.
 
Богданов  В.В.  Семантико–синтаксическая  организация  предложения.  –  Л.:  Изд. 
Ленинградский университет, 1977. – 202 с. 
2.
 
Хомский Н. Аспекты теории синтаксиса. – М.: Изд. МГУ, 1992. – 110 с. 
3.
 
Теньер Л. Основы структурного синтаксиса. – М.: Прогресс, 1988. – 656 с. 
4.
 
Нуршаихова Ж.А. Алгоритмизированный синтаксис. – Алматы: қазақ университеті, 2002. 
– 294 с. 
5.
 
Бондарко А.В. Функциональная грамматика.  – Л.: Наука, 1984. – 136 с. 
6.
 
Қазақ  грамматикасы.  Фонетика.  Сөзжасам.  Морфология.  Синтаксис  /  жауапты  ред. 
Жанпейісов Е.  – Алматы, 2002. – 184 б. 
7.
 
Аханов К. Тіл білімі негіздері. – Алматы: Санат, 2003. – 496 б. 
8.
 
Оразов М. Семантика казахского глагола: автореф. дис. д-ра филол. наук.  – Алматы, 1983. 
– 45 с. 
 
 
Мусаева Г.А. 
Функции языковых материалов (усвоение казахского языка) 
В  статье  говорится  о  том,  каким  образом  грамматический  материал  функционирует  в  структуре 
предложения. Автор предлагает оригинальные пути усвоения языка инофоном через моделирование простого 
предложения.  При  процессе  усвоения  структуры  простого  предложения  казахского  языка,  инофон  может 
свободно  работать  со  структурой  предложения,  рассматривая  его  с  функциональной  позиций.  Для  этого 
каждое  новое  слово  усваивается  как  функционирующий  член  предложения,  т.е.  как  синтаксема.  Внимание 
слушателя, изучающего казахского как иностранный, должно быть акцентировано на роли каждого нового 
слова в комплексе, как члена предложения его связей с другими языковыми единицами. 
Ключевые  слова:  структурная  лингвистика,  усвоение  языка,  синтаксис,  моделирование, 
функциональная грамматика.   
 
Musayeva G.А. 
Functions of language materials 
(assimilation of kazakh language)
 
The article discusses the  functions of grammatical  material within the  structural  model proposals, as well as 
comprehensive optimal ways of their assimilation in the study of language in the foreign audience. In the process of 
mastering  the  structure  of  the  simple  sentence  of  the  Kazakh  language  inofon  can  freely  work  with  a  sentence 
structure, consider it from functional positions. For this purpose each new word is acquired as the functioning sentence 
part, as syntaxeme. The attention of the listener learning the Kazakh language as foreign has to be accented for roles of 
each new word in a complex, as sentence part of its communications with other language units. 
Keywords: structural linguistics, assimilation of language, 
syntax, modeling, 
functional grammar. 
 
 
УДК: 81’367.335 
 
Жигалин Н.С. – кандидат филологических наук, доцент, 
ЗКГУ им. М. Утемисова 
Мокрецова М.М. – магистрант ЗКГУ им. М. Утемисова 
(г.Уральск, Казахстан), E-mail: margaritka-7171@mail.ru 
 
СТРУКТУРНЫЕ СХЕМЫ СЛОЖНОПОДЧИНЕННЫХ ПРЕДЛОЖЕНИЙ С 
КОНСТРУКТИВНЫМ УТВЕРЖДЕНИЕМ 
 
Аннотация.  Анализируются  сложноподчиненные  предложения  с  обязательным  утверждением  в 
одной из частей. 
Ключевые слова: структурная схема, утверждение, отрицание, сложноподчиненное предложение. 
 
В  теории  синтаксиса,  опирающейся  на  структурно-семантический  подход  к  его  единицам, 
важное  место  занимает  вопрос    о  строении  частей  сложного  предложения,  в  том  числе    о 
возможности употребления в них утвердительных и отрицательных предикативных единиц [1,  с. 7]. 
Категория  утверждения/отрицания  –  одна  из  основополагающих  категорий  философии, 

 
                                                                 
 
 
Хабаршы 
№2- 2015 ж. 
   
 
 
253 
логики и лингвистики, отражающая наиболее существенные черты и стороны действительности и 
закономерности  познания,  что  характеризует  её  как  одну  из  важнейших  категорий  языка  и 
определяет необходимость  дальнейшего исследования. 
Категория  утверждения/отрицания  –  это  грамматическая  категория,  которая  при  помощи 
определенных языковых средств указывает на наличие или отсутствие в реальной действительности 
связей между предметами и предикативными признаками. 
Утвердительность/отрицательность  с  различной  силой  пронизывает  все  уровни  языковой 
структуры.  В  сложноподчинённом  предложении  она  оказывает  влияние  на  строение  частей, 
налагает ограничения на их модальный, временной и аспектуальный планы. 
Данная  категория    относится  к  числу  наиболее  сложных  в  теоретическом  отношении. 
Некоторые вопросы, касающиеся данной категории остаются остродискуссионными,  до сих пор нет 
единого истолкования языковой сущности данной категории, например, Калинина в своей  работе 
обращает  на  себя  внимание,  что  при  исследовании  категории  утверждения/отрицания  лингвисты 
оперируют  либо  с  формальной  стороной  данного  явления,  либо,  наоборот,  все  внимание 
сосредотачивают  на  семантике  этой  категории,  рассматривая  ее  в  отрыве  от  языковой 
(грамматической) формы выражения. Налицо разрыв формальной и содержательной сторон единой 
в  своей  языковой  сущности  категории  утверждения  /отрицания  при  ее  изучении  сторонниками 
научных направлений [2, с. 8]. 
К проблеме утверждения/отрицания языковеды обращаются уже давно, но преимущественно 
в  плане  общетеоретическом,  при  рассмотрении  вопроса  об  отношении  языка  и  мышления.  Ей  в 
русском и других языках посвящено сравнительно много работ  лингвистов самых разных школ и 
направлений.  Ещё  М.  В.  Ломоносов  указывал  на  необходимость  выделения  утвердительных  и 
отрицательных предложений [3]. 
Вместе  с тем некоторые учёные не признают наличия особых отрицательных конструкций. 
А. А. Шахматов, например, писал:  «В русском языке отрицательный оборот, можно сказать, совпал 
вообще с утвердительным» [4, с. 482].  Этой же точки зрения придерживались А. Г. Руднев [5, с. 30] 
и  М.  С.  Лалевич.  Так,  последний  не  видел  оснований  для  разграничения  утвердительных  и 
отрицательных  предложений  и  рассматривал  отрицание  как  «утверждение  того,  чего  не 
существует» [6]. 
С  другой  стороны,  многими  синтаксистами  отстаивается  положение  о  том,  что  в  языке 
наличествуют  утвердительные  и отрицательные  предложения  (работы  А.  М.    Пешковского,  А.  А.  
Сухаревой,  А.  К.  Кочеткова  и  др.).    А.  М.    Пешковскому  принадлежит  мысль  о  том,  что 
«утверждение и отрицание взаимно обусловливают друг друга» [7,  с. 351-355]. 
Сложное  предложение,  как  структура  статическая,  имеет  свои  формулы,  специфические 
схемы 
построения. 
Анализ 
возможности/невозможности 
употребления 
утвердительной 
предикативной единицы в сложноподчиненном предложении проводится на уровне его структурной 
схемы,  т.  е.  выявляется  наличие  или  отсутствие  позиции  для  отрицательной  частицы  не  как 
формального показателя  перед теми компонентами, которые являются структурно необходимыми. 
Для  каждого  класса  сложноподчиненных  предложений  набор  структурно  необходимых 
компонентов разный, но обязательными для всех структурных схем являются сказуемые главной и 
придаточной части и средства связи. 
При  анализе  функционирования  категория  утверждения/отрицания  используются  понятия 
факультативности  и  обязательности  (конструктивности)  утверждения/отрицания.  Эти  понятия 
нуждаются в некотором уточнении. 
Категория  утверждения/отрицания  обязательна  для  всякого  предложения:  в  любом 
предложении  либо  что-то  утверждается,  либо  что-то  отрицается.  Но  не  во  всяком  предложении 
могут  употребляться  оба  члена  данной  категории.  Двучленный  её  характер  и  обусловил 
особенности  функционирования,  которые  заключаются  в  том,  что  факультативность  одного  из 
членов  оппозиции  предполагает  факультативность  другого  в  этой  же  позиции,  а  обязательность 
одного - невозможность в той же позиции другого. Структурные схемы, которые допускают в одной 
из  частей  или  в  обеих  частях  только  один  из  членов  данной  категории  -  только  утверждение,- 
составляют круг схем с конструктивным утверждением. 
Под  структурной  схемой  понимается  совокупность  компонентов,  необходимых  для 
построения сложноподчиненного предложения минимальной конструкции. Структурная схема- это 
абстрактный 
компонент, 
включающий 
такое 
минимальное 
количество 
строевых 
(конструктитуирующих)  элементов,  которое  необходимо  для  того,  чтобы,  наполнив  схему 
определенным  лексическим  материалом,  получить  конкретное  высказывание.  Такими  строевыми 

 
                                                                 
 
 
Хабаршы 
№2- 2015 ж. 
   
 
 
254 
элементами  для  всех  сложноподчиненных  предложений  являются  сказуемые  как  носители 
предикативных  категорий  модальности  и  времени,  составляющих  существо  предложения,  и 
подчинительные союзы или союзные слова. Кроме этого, в отдельных классах сложноподчиненных 
предложений имеются и другие  строевые элементы, специфичные только для них [1, c. 29]. 
Таким  образом,  количество  структурных  схем  связано  с  количеством    средств  связи.  Однако 
структурные  схемы  могут  отличаться  и  другими  строевыми  элементами-  семантикой  опорных  слов, 
соотносительными  словами  и  другими  элементами.  Так,  например,    изъяснительные  предложения  с 
союзом чтобы строятся по двум структурным схемам.  Первая из них предполагает опорные слова со 
значением желания  и  волеизъявления (требовать, приказать,  хотеть,  желать  и  т.п.)  и допускает  и 
утверждение  и  отрицание  (Я  хочу/я  не  хочу,  чтобы  он пел), а  вторая  имеет  в  качестве  опорных  слов 
слова  со  значением  мыслительной  деятельности,  чувства,  внутреннего  состояния  с  обязательным 
наличием отрицательной частицы не перед ними (Не заметил, чтобы это кому-то помешало). 
Двучленный  характер  этой  категории  предопределяет  особенности  её  функционирования
необязательность  одного  из  членов  предполагает  необязательность  другого  члена  в  этой  же 
позиции, обязательность одного из членов данной категории предполагает невозможность другого. 
Например, в предложении  Я хочу, чтобы он пел утверждение в главной части необязательно, так 
как  в  ней  возможно  и  отрицание,  которое, в  свою очередь,  тоже  является  необязательным  -  Я  не 
хочу, чтобы он пел. В предложении Не заметил, чтобы он волновался отрицание в главной части 
обязательно, так как в этой позиции невозможно утверждение. 
Утвердительное  (как  и  отрицательное)  высказывание  может  представлять  собой  реакцию 
говорящего    на  истинностное  содержание  чужого  высказывания.  Однако  вполне  возможны  и 
нейтральные утвердительные или отрицательные высказывания, воспроизводящие  положительный 
или отрицательный факт реальной действительности.  Например:  Он не придет как высказывание 
объективно-информативного характера и Он не придет как отклонение утвердительного коррелята 
Он придет [2, c. 11]. 
Анализ  структурных  схем  показал,  что  конструктивная  роль  утверждения  или  отрицания 
обусловливается двумя факторами: 1) отрицание и утверждение являются равноправными  с другими 
строевыми  элементами,  они  вместе  с  ними  организуют  структурную  схему  сложноподчиненного 
предложения; 2) отрицание и утверждение могут быть обусловлены какими-то элементами структурное 
схемы - семантикой опорного слова и союзом, целостной семантикой придаточной части и т.д. Но и при 
первом,  и  при  втором  факторе  отрицание  и  утверждение  участвуют  в  структурной  организации 
сложноподчиненного предложения, играют конструктивную роль. 
В сложноподчиненных предложениях с конструктивным (обязательным) утверждением (как и 
отрицанием) возможны только две комбинации: 1) с  утверждением в одной части и отрицанием в 
другой, 2) с утверждением в обеих частях. 
Существуют структурные схемы СПП, в которых утверждение является строевым элементом 
составляющих  его  предикативных  единиц  и  не  обусловлено  другими    его  компонентами. 
Утвердительность  одной  из частей  (или обеих)  является обязательным  признаком  их  формальной 
организации.  Такие  схемы  имеют  сложноподчиненные  предложения  нескольких  структурно-
семантических разрядов. 
В  предложениях  образа  действия  и  степени  главная  часть  содержит  конструктивное 
местоименное  слово,  указывающее  на  количественную  или  качественную  характеристику 
предикативной  основы  (события),  которая  раскрывается,  подчеркивается  событием,  названным  в 
придаточной части. Придаточная часть присоединяется асемантическими союзами что, будто, как 
будто, словно, точно, как если бы
В  предложениях  со  значением    степени  проявления  признака  с  союзом  что  обязательность 
утверждения в главной части (при факультативности его в придаточной) обусловлена их структурой и 
семантикой. В них в главной части называется наличествующее или предполагаемое явление (событие), 
сопровождающееся  обязательной  качественной  или  количественной  характеристикой,  намеченной 
местоименным словом, которая акцентируется, раскрывается в придаточной части через вызываемые им 
последствия. Такая семантика не позволяет ввести в главную часть отрицание, так как его возможность 
означала  бы  отсутствие    явления  с  данной  качественной  или  количественной  характеристикой  и 
предопределяло  бы  невозможность  явления  придаточной  части  как  связанного  с  ним  следствием. 
Пальцы на левой ноге закоченели настолько, что я не ощущаю их (Е. Гинзбург) –невозможно: * Пальцы 
на левой ноге не закоченели настолько, что я не ощущаю их; Тусклая болтовня с Инессой заняла его 
настолько, что он не заметил, как они очутились в узком переулке, чисто и гладко устланном снегом 
(Ю. Нагибин) – невозможно: * Тусклая болтовня с Инессой не заняла его настолько, что он не заметил, 
как 
они 

 
                                                                 
 
 
Хабаршы 
№2- 2015 ж. 
   
 
 
255 
очутились  в  узком  переулке,  чисто  и  гладко  устланном  снегом;Поведение  кота  настолько  поразило 
Ивана, что он в неподвижности застыл у бакалейного магазина на углу…(М.А. Булгаков) - невозможно 
предложение:  *Поведение  кота  настолько  не    поразило  Ивана,  что  он  в  неподвижности  застыл  у 
бакалейного  магазина  на  углу;  Тут  безумный  расхохотался  так,  что  из  липы  над  головами  сидящих 
выпорхнул воробей (М. А.  Булгаков) – невозможно: *Тут безумный не хохотал так, что из липы не 
выпорхнул воробей; Здесь было так хорошо и уютно, жизнь китайцев казалась такой тихой и мирной, 
что я решил остаться у них на днёвку (В.К. Арсеньев); Старик до того растерялся, что уронил кружку 
на землю и разлил чай (В.К. Арсеньев). 
В  предложениях  образа  действия  (ᴓсказуемое  +так  –  что  +  сказуемое)  и    (ᴓсказуемое  + 
таким образом  – что  +  сказуемое)  утверждение  также  является  конструктивным элементом    их 
структуры. Главная часть не допускает отрицания: 
Жизнь  Берлиоза  складывалась  так,  что  к  необыкновенным  явлениям  он  не  привык.  (М.А.  
Булгаков);  И  тут  же будто  невзначай  неторопливо переместился  на пару  шагов  влево  так,  что 
оказался между Алехиным и засадой (В.О. Богомолов); Они встали таким образом, что полукругом 
обступили  Алехина  и  помощника  коменданта.  Невозможна  конструкция:  *Жизнь  Берлиоза  не 
складывалась так, что к необыкновенным явлениям он привык
Предложения  с  соотносительным  словом  столько,  построенные  по  типу  (ᴓсказуемое  + 
столько – что + сказуемое), содержат в главное части указание на меру  действия с усилительно-
количественным  оттеноком  значения,  наличие  которой  вызывает  определенные  последствия, 
поэтому в главной части не может употребляться отрицание: 
…Тут  столько  напутано  всего,  что  и  не  разберёшься  (М.  А.  Булгаков);  Тут  возникает 
столько вопросов, столько неясного и неизвестного, что и после детального обдумывания многое 
просто невозможно предугадать (В.О. Богомолов). 
В  сложноподчиненных  предложениях,  построенных  по  данным  структурным  схемам, 
действие, заключенное в главной части, осуществляется только при непременном наличии для этого  
количественной  или  качественной характеристики,  намеченной  соотносительным  словом,  которая 
раскрывается в придаточной части. Ввести отрицательную частицу не в главную часть невозможно, 
так  как  это  существенно  меняет  ее  семантику:  при  наличии  отрицания  в  главной  части  будет 
сообщаться  об  отсутствии  качественной  или  количественной  характеристики,  которые    присущи 
содержащемуся  в  ней  явлению,  событию,    а  это  приводит  к  тому,  что  явление,  действие, 
заключенное  в  придаточной  части,  заведомо  не реальное:  такое  значение  несовместимо  с союзом 
что,  поэтому  он  с  необходимостью  должен  быть  заменен  союзом  чтобы.  Сравните:    Картина 
настолько  красива,  что  все  ею  восхищались  –  Картина  не  настолько    красива,  чтобы  ею 
восхищаться;  Лес  на  гребне  горы  выделялся  так  резко,  что  можно  было  рассмотреть  каждое 
отдельное  дерево (В.К.  Арсеньев)  -    Лес  на  гребне горы    не  выделялся  так резко,  чтобы  можно 
было рассмотреть каждое дерево. 
Придаточные образа действия и степени с союзами  будто, как будто, как если бы, словно, точно 
раскрывают    качественную  или  количественную  характеристику  явления,  намеченную 
соотносительным  местоименным  словом  в  главной  части,  через  недостоверное,  нереальное 
уподобление, сравнение; событие главной части с названной степенью качества или способа действия 
наличествует  в  действительности  (реально  или  условно)  и  поэтому  не  может  быть  представлено 
отрицательной предикативной единицей: … Она смотрела на него так, будто видела если не впервые, 
то после долгого перерыва (А.С. Иванов);   … Все чувствовали себя так, как будто вернулись домой 
(В.К. Арсеньев) - невозможно: *Они не чувствовали себя так, как будто вернулись домой); Через пять 
минут я был таким же мокрым, как если бы окунулся головой в реку (В.К. Арсеньев) – невозможно: * Я 
не  был  таким  мокрым,  как  если  бы  не  окунулся  головой  в  реку;  …Спросил  Валентик  таким  тоном, 
будто ничего и не произошло (А.С. Иванов) – невозможно: Валентик не спросил таким тоном, будто 
ничего и не произошлоЛуна, посеребрённая лучами восходящего солнца, была такой ясной, точно она 
вымылась  и  приготовилась  к  празднику.  Каждый  порыв  ветра  сыпал  на  землю  сухой  снег  с  таким 
шумом, точно это был песок (В.К. Арсеньев) – невозможно предложение: * Каждый порыв ветра  не 
сыпал на землю сухой снег с таким шумом, точно это был песок
Таким  образом,  конструктивное  утверждение  в  сложноподчиненных  предложениях  с 
союзами  что,  словно,  точно,  будто,  как  будто,  как  если  бы  является  компонентом  структурных 
схем, обусловленным их семантикой. 
Прикомпаративные  предложения  содержат  сообщение  о  двух  близких,  имеющих  что-то 
общее  явлениях,  которые  сопоставляются  по  разной  степени  проявлении  в  них  признака, 
названного  в  главной  части  сравнительной  степенью  наречия  или  прилагательного.  Наряду  с 

 
                                                                 
 
 
Хабаршы 
№2- 2015 ж. 
   
 
 
256 
союзом  чем  и  обязательным  компаративом    их  строевым  элементом  выступает  утверждение  в 
придаточной части (сказуемое+компаратив - чем+ᴓсказуемое).  
Компаратив,  распространяемый придаточной частью, предполагает сравнение по названному 
признаку  с  соответствующим  ему  явлением,  которое  обязательно  должно  наличествовать. 
Характеризуемое  компаративом  событие  не  может  быть  сравнено  с  отсутствующим  событием, 
поэтому придаточная часть, обозначающая объект сравнения, может быть только утвердительной: 
Долина  её  шире,  чем  долина  реки  Сакхомы…(В.К.  Арсеньев);    При  этом  освещении  тени  в  лесу 
казались  глубокими  ямами,  а  огонь  —  краснее,  чем  он  есть  на  самом  деле  (В.К.  Арсеньев); 
Бесконечные допросы, зверские избиения, издевательства – все Назаров переносил вроде бы даже 
легче, чем он, Василий (А.С. Иванов); …События разворачивались для многих людей совсем иначе, 
чем они представляли себе это раньше. Это было страшнее, чем если бы она его и в самом деле 
похоронила (П.Л. Проскурин); Это гораздо больше, чем я намерен запросить.(И.С. Тургенев). Ни в 
одном из приведенных предложений придаточная часть не допускает отрицания. 
Утверждение  в  главной  части  факультативно,  и  частица  не  может  занимать  позицию  как 
перед глагольным сказуемым, так и перед компаративом в той же функции;   Не притворяйся более 
глупым, чем ты есть. (М.  Булгаков); Никто не написал о любви лучше, чем это сделал Шекспир
Привыкнуть к её голосу  не труднее, чем к пению петуха, будившего её у мамы по утрам   (Л.М. 
Леонов); Но опасности, которым мы здесь подвергаемся, ничуть не меньше, чем на фронте (В.М. 
Кожевников); Нефть дешевеет, а цены на бензин не ниже, чем были раньше. 
Отрицание при форме сравнительной степени в функции второстепенного члена предложения 
(в присловной связи) формирует частно-отрицательное значение, а предикативная единица остается 
утвердительной:  Взрослые  были  одеты  не  лучше,  чем  дети, –  в  обтрепанные,  измызганные 
одежонки, в залатанные кофты и юбки  (А.С. Иванов); Я знаю не больше, чем кто-нибудь другой 
(П.Л. Проскурин); Я бывал у Николаевых не чаще, чем у других моих знакомых (А.И. Куприн). 
В  сложноподчиненных  предложениях  соответствия  выражается  взаимосвязанность  двух 
явлений  по  степени  их  интенсивности:  количественная  характеристика    одного  явления 
соответствует  количественной  характеристике  другого.  Такая  взаимосвязь  создает  отношения 
обусловленности между частями:  По мере того как становилось темнее, он  /туман/ сгущался всё 
больше и больше…(В.К. Арсеньев); По мере того как Лахновский философствовал, красивые ярко-
коричневые  глаза  Полины  все  расширялись,  расширялись  (А.С.  Иванов);  Чем  дальше  будет 
тянуться восстание, тем  больше  жертв  будет  с обеих сторон (М.А. Шолохов). 
Как  показывают  приведенные  примеры,  предложения  соответствия  строятся  по  двум 
структурным схемам: 1) с союзом по мере того как и 2) с союзным сочетанием тем…чем
Предложения  с  союзом  по  мере  того  как  выражают  соответствие    интенсивности  двух 
одновременно развивающихся событий. Семантика длительности создается глаголами несовершенного 
вида. Сравнительная степень наречия/прилагательного в них не обязательна. Специфические отношения 
обусловленности  приводят  к  тому,  что  явление  главной  части  может  развиваться  только  при 
обязательном  наличии  явления,  обозначенного  в  придаточной  части.  Оба  действия  характеризуются 
длительностью протекания, а отрицание предполагает их прекращение, отсутствие, что несовместимо с 
этим  значением.  Такая  обусловленность  явлений  приводит  к  соответствующим  структурным 
особенностям:  обе  части,  обозначая  обязательно  наличествующее  явление,  всегда  содержат 
утверждение. Следовательно, утверждение играет конструктивную роль и вместе с глаголом-сказуемым 
несовершенного вида, характерным для обеих частей, формирует структурную схему: По мере того как 
мальчики шли, все малолюднее и темнее становились улицы(А.И. Куприн) – невозможно: *По мере того 
как  мальчики  шли,  улицы  не  становились  малолюднее;    По  мере  того
 
как  Лахновский  говорил  это 
тихим,  ровным  голосом,  спокойствие  Полипова  исчезало,  улетучивалось  (А.С.  Иванов);    Дети 
относились  к  нему  с  не  меньшим  равнодушием,  но  по  мере  того  как  они    росли  -  росла  и  их 
привязанность к отцу (М.А. Шолохов) – невозможно: * По мере того как они не  росли - не росла и их 
привязанность к отцуПо мере того как становилось темнее, туман не сгущался всё больше и больше
В предложениях с союзным сочетанием чем…тем интенсивность двух явлений формируется 
формами  сравнительной  степени,  которые  обязательны  в  обеих  частях,  при  этом,  в  отличие  от 
конструкций с союзом по мере того как, явления могут протекать как в одно время, так и в разное. 
Компаративами и выражается их соответствие по степени интенсивности. Действия, предикативные 
признаки,  характеризуемые  сравнительной  степенью,  представляются  как  имеющие  место  в 
действительности,  поэтому  обе  части  являются  утвердительными.  Невозможно  отрицание,  если 
компаратив является сказуемым: 
...Чем  ни  богаче  человек,  тем  он жаднее  (М.А. Шолохов); … Чем прямее путь, тем он 

 
                                                                 
 
 
Хабаршы 
№2- 2015 ж. 
   
 
 
257 
безжалостнее  и  жестче,  тем  больше  жертв  (П.Л.  Проскурин);  Чем  ближе  к  морю,  тем  горы 
становятся  ниже…(В.К.  Арсеньев);  И  чем  дальше  отходил  от  берега,  тем  свободнее  и  крепче 
становилось его  тело  (П.Л.  Проскурин);    –  невозможно:  * Чем    не    богаче    человек,   тем   он  не 
жаднее* Чем ближе к морю, тем горы не были ниже
Не употребляются отрицательные предикативные единицы и с глагольными сказуемыи: 
 …  Чем  ближе  подходил  Захар,  тем  нестерпимее  становилась  боль (П.Л.  Проскурин); …  Чем 
ближе подвигался он  к  Дону,  тем  чаще  встречались  ему  подводы беженцев (М.А. Шолохов); Чем 
ближе мы подходили, тем озорней и нестерпимей заливался баян, сбивая походку  (А.Т. Твардовский) - 
*Чем ближе подходил он  к  Дону,  тем  чаще не встречались  ему  подводы беженцев. 
Редко употребляемые в обеих схемах конструкции с частицей не в главной части сохраняют 
семантику утверждения: По мере того как приближался срок испытаний, он все чаще не появлялся 
в кабинете (= он все реже появлялся в кабинете); И чем больше тебя любили, тем острей не любили 
начальника…(Б.Л. Горбатов) - =тем меньше любили начальника. 
Частица не является словообразующей. 
Утверждение в усилительно-уступительных предложениях с относительными местоимениями 
в сочетании с частицей ни  играет конструктивную роль. Частица ни как усилительная формирует 
семантику  обобщения  такого  явления,  которые  наличествуют,  но  вопреки  этому  явление  главной 
части  может  либо  осуществляться,  либо  не  осуществляться.  В  придаточной  части  сообщается  о 
событии,  которое  противодействует реализации  того, о чем говорится  в  главной  части:  И  все они 
давно решили, что бы ни случилось, никуда не уходить с родного места (А.А. Фадеев); Сколько ни 
бился Ерофей Кузьмич, сын не давал согласия на женитьбу (М.С.  Бубеннов); Как ни сиаралась она 
быть веселой и улыбаться, глаза ее были безучастны (А.А. Фадеев). 
Отрицание в придаточной части невозможно, так как позиция перед сказуемым занята в ней 
усилительной  частицей  ни.  Утверждение  формирует,  наряду  со  сказуемыми,  относительными 
местоимениями и частицей ни, структурные схемы усилительно-уступительных предложений. 
Конструктивное  утверждение  в  главной  части  имеют  предложения  антицели.  Это 
обусловлено тем, что в ней называется явление непроизвольное, имевшее место в действительности, 
завершенное:  Рука его как бы  невзначай  коснулась ее пальцев, уловила  их трепет и отпустила, 
чтобы тут же снова притронуться (А. Андреев); Заходили в буфет на полчаса и бормотали что-
то, по обыкновению пошлое, и уходили, чтобы никогда уже больше не увидеть ни этой станции, ни 
рыжей официантки (Ю. Казаков). 
При  такой  семантике  главная  часть  не  может  содержать  отрицание.  Придаточная  же  часть 
обозначает действие как реальный факт и может быть и утвердительной, и отрицательной. 
 


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   ...   56


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет