Кинематограф арабского востока: пути развития и поиски национальной идентичности


Степень разработанности темы исследования



Pdf көрінісі
бет7/37
Дата07.01.2022
өлшемі2.59 Mb.
#20709
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   37
Степень разработанности темы исследования 

Вопросы  возникновения,   специфики   развития  и  современного 

состояния кинематографий обширного ареала Арабского Востока с широким 

привлечением арабоязычных источников и литературы ни у нас в стране, ни 

в  Европе  и  Америке  не  рассматривались.  В  советский  период  данная 

проблематика  затрагивалась,  но  крайне  редко  и  сводилась  в  основном  к 

 

8



кратким  интервью  с  арабскими  кинематографистами,  участвовавшими  в 

Московских  и  Ташкентских  международных  кинофестивалях  или  же 

рецензиям на демонстрировавшиеся в их программах кинофильмы. 

Наиболее  известными  публикациями,  связанными  с  отдельными, 

лежавшими  на  поверхности  явлениями,  посвященными  кинематографу 

ближневосточного и североафриканского ареала, были вышедшие много лет 

назад  работы  С.  М.  Чертока  «Фестиваль  трех  континентов». (Ташкент, 

Издательство  литературы  и  искусства  имени  Гафура  Гуляма, 1978), Л.  М. 

Будяк «Кино стран Азии и Африки». (Москва, Издательство «Знание», 1983) 

и  Р.  П.  Соболева  и  О.  В.  Тенейшвили  «Кинематография  развивающихся 

стран  Азии  и  Африки» (Москва,  Издательство  «Наука», 1986). Опираясь  на 

переведенную  с  европейских  языков  фрагментарную  информацию, 

названные авторы сумели высказать и ряд собственных интересных оценок и 

наблюдений  по  поводу  увиденных  ими  кинокартин  арабского  мира.  Но  при 

всех  положительных  моментах  указанные  работы  содержали  и  досадные 

недочеты.  Непрезентабельность  научного  аппарата  и  ограниченность 

диапазона  затронутых  проблем  объяснялись,  в  первую  очередь,  незнанием 

арабского 

языка 

и 

недостаточным 



привлечением 

материалов 

страноведческого  характера.  Например,  в  книге  Л.  М.  Будяк  не  в  меру 

упрощенно  и  поверхностно  интерпретирован  знаменательный  в  истории 

египетского кинематографа фильм «Лейла» (1927, С. 83 – 84) режиссеров В. 

Урфи  и  И.  Рости,  выпущенный  на  средства  коренной  египтянки,  актрисы  и 

продюсера  Азизы  Амир.  То  же  самое  относится  и  к  щедро  проплаченной 

Ираком и посвященной раннему этапу распространения ислама пронизанной 

религиозными 

мотивами 

пропагандистской 

масштабной 

киноленте 

египтянина  Салаха  Абу  Сейфа  «Аль-Кадисия» (1981, С. 88). Требуют,  в 

частности,  корректировки  и  вызывают  недоумение  не  подкрепленные 

фактами  рассуждения  Р.  П.  Соболева  и  О.  В.  Тенейшвили  о  том,  будто 

 

9



«фильмы Ливана, Сирии, Ирака и почти всех стран Магриба, за исключением 

разве  Алжира,  создаются  не  только  для  местного  зрителя,  но  для  всех 

арабских  стран» (С. 139). Подобный  посыл  выглядит  довольно  странным  и 

умозрительным:  к 1986 г.  Алжир  уже  являлся  участником  авторитетных 

межарабских  киносмотров  в  Карфагене  и  Дамаске,  с 1960-х  гг.  его игровые 

картины  с  большим  успехом  показывались  на  фестивальных  экранах 

Москвы,  Ташкента,  Канн,  Венеции,  демонстрировались  также  в  массовом 

советском кинопрокате. 

Удручающие 

серьезные 

недоработки 

и 

изъяны 



содержит 

опубликованная  в  «Кино:  Энциклопедическом  словаре» (Москва, 

Издательство  «Советская  энциклопедия», 1986) статья  В.  Н.  Кислова, 

посвященная  египетской  кинематографии,  которая,  к  сожалению,  на 

сегодняшний  день  активно  растиражирована  в  сети  Интернет.  В  ней 

искажены и не точно переданы названия снятых итальянцами на территории 

Египта  кинофильмов 1917 и 1918 гг. – вместо  «На  краю  пропасти»  и 

«Сорванная  роза»  надо  было  «К  пропасти»  и  «Убийственные  цветы» (С. 

135)).  То  же  самое  можно  сказать  о  второй  в  истории  египетского  кино 

полнометражной  постановочной  киноленте  братьев  Ляма:  вместо  «В 

пустыне» – надо  было  «Поцелуй  в  пустыне» (Там  же).  Дебютным 

национальным  звуковым  полнометражным  фильмом  был  «Дети  знатных 

родителей» режиссера Мухаммеда Карима, а не «Песня сердца», (Там же). В 

другой  статье  в  том  же  издании  тот  же  автор  почему-то  посчитал 

«настоящим»  именем  киноактера  Омара  Шарифа  «Шальхуб».  Хотя  в 

действительности оно другое – «Мишиль Димитрий Шахлуб». Кинокартина 

выдающегося  кинорежиссера  Юсефа  Шахина,  где  дебютировал  О.  Шариф, 

загадочным  образом  превратилась  в  «Небо  ада» (С. 493). Тогда  как  по-

арабски она звучит «Сира фи-л-вади», и с языка оригинала переводится как 

 

10




«Борьба в долине». Кстати, именно под таким правильным наименованием в 

1955 г. она вышла на экраны советских кинотеатров. 

Говоря о представителях российского киносообщества, обращавшихся 

к  изучению  экранного  искусства  арабского  мира,  со  знаком  «плюс»  стоит 

отметить  тоже  увидевшее  свет  много  лет  назад  исследование  Т.  С. 

Царапкиной  «Кино  Алжира» (Москва,  Издательство  «Искусство, 1986). В 

отличие  от  других  коллег  по  цеху,  автор  провела  скрупулезную  работу  по 

сбору и осмыслению относящихся к избранной проблематике русскоязычных 

и  франкоязычных  изданий  и  смогла  объективно  рассказать  о  поисках  и 

доминирующих художественных пристрастиях энтузиастов зародившегося в 

период  освободительной  войны  против  колониализма  Франции  молодого 

алжирского  кинематографа.  При  этом  она  обнаружила  добротные  знания 

национальной  литературы  и  театрального  искусства,  не  упустив  из  поля 

зрения  взаимосвязь  перипетий  становления  национального  кино  и 

складывавшейся  в  стране  конкретной  идеологической  и  общеисторической 

ситуации.  Рассмотрев  приблизительно  двадцатилетний  период  истории 

кинематографической отрасли Алжира, исследовательнице удалось передать 

видоизменение  жанрово-тематической  палитры  кинолент,  выпущенных  в 

данной стране западной части арабского мира. Более того, вопреки немалым 

трудностям,  Т.  С.  Царапкина  смогла  разыскать  и  посмотреть  значительное 

число труднодоступных кинофильмов не одних только алжирских, но также 

тунисских и марокканских, что дало возможность приблизиться к обрисовке 

кинематографической  картины  Арабского  Магриба  в  целом.  К  сожалению, 

данная  добросовестно  выполненная  работа  напрашивавшегося  логического 

продолжения  не  получила,  и  потому  разбор  путей  развития  алжирской 

кинематографии оказался доведен всего лишь до начала 1980-х гг. 

Любопытным  оказалось  прочтение  переведенного  на  русский  язык 

пятитомного  объемного  труда  «Всеобщая  история  кино»  француза  Жоржа 

 

11



Садуля  (Москва,  Издательство  Искусство, 1958 – 1982). Легкость  и 

увлекательность изложения  многочисленных событий и явлений,  связанных 

с  зарождением  и  первыми  десятилетиями  мирового  кинематографа 

подкупает  и  заслуживает,  конечно,  безусловного  одобрения.  Однако,  не 

владея 

должным 


образом 

проверенной 

информацией, 

автор 


непредумышленно  завысил  объем  египетского  кинопроизводства  в  период 

1931 – 1945 гг. Гораздо важнее и интереснее стало знакомство с вышедшей 

на  английском  языке  под  его  же  редакцией  книгой  «Кино  в  арабских 

странах» (Sadul G. The Cinema in the Arab Countries. Beirut, 1966). Она 

вобрала  в себя  рассуждения

 

творческих  и  административных  работников 



арабского  кинематографа,  а  также  авторитетных  исламских  богословов 

относительно  особенностей  и  потенциальных  возможностей  организации 

национальной практической кинодеятельности. 

Стоит  заметить:  при  обращении  к  услугам  сайтов  сети  Интернет, 

связанных с арабским кинематографическим регионом, как на русском, так и 

на  европейских  языках,  нельзя  не  придерживаться  давнего  и  испытанного 

временем правила: «доверяй, но проверяй». В качестве иллюстрации можно 

привести информацию о первом реалистическом постановочном кинофильме 

Египта  «Решимость» (Аль-Азима, 1939) режиссера  Камаля  Селима. 

Неточный перевод его оригинального названия на французский и английский 

языки  как  «

Volonté»


, «

Will» «благополучно»  перекочевал  из  Европы 

в русскоязычные печатные и электронные издания, и на протяжении многих 

лет  данная  кинолента  в  них  ошибочно  фигурирует  как «Воля». Между 

тем слово  «воля»  в  арабском  языке  имеет  совсем  иной  корень  и звучит  по-

другому – «Аль-Ирада», «Ар-Рагба», «Аль-Машиа».  Аналогичные  вещи 

можно сказать и по поводу имен арабских кинематографистов, которые опять 

же  заимствовались  не  из  арабоязычной  базы  данных,  а  исключительно 

 

12



европейской,  в  том  числе – из  довольно  сомнительной  с  точки  зрения 

фактографической достоверности «Википедии».

 

Что касается других изданий на русском языке, напротив оказавшихся 



продуктивными для раскрытия темы диссертации, то среди них надо назвать, 

прежде  всего,  Коран – священную  книгу  для  всех  последователей  ислама 

(

Коран. Перевод и комментарии И.Ю.Крачковского. 2-е изд. Москва, Наука, 



1986). 

Первостепенный 

интерес 

вызвали 


содержащиеся 

в 

нем 



малоисследованные  положения  и  заповеди,  имеющие  отношение  к  сфере 

изобразительных  искусств,  а  также  истолкованию  места  и  роли  человека  в 

социальной и повседневной мирской жизни. Немалую пользу принесла книга 

М.Ф.Видясовой,  В.В.Орлова  «Политический  ислам  в  Северной  Африке» 

(Москва,  Издательство  Московского  Университета. 2008)  о  современных 

политических  процессах  в  Тунисе,  Алжире,  Марокко  и  Египте, 

рассмотренных  сквозь  призму  проблемы  политизации  ислама  и  в  контексте 

социальных, 

культурных 

и 

демографических 



факторов 

развития 

североафриканского  региона.  Одновременно  стоит  отметить  монографию С. 

А. Кириллиной «Ислам в общественной жизни Египта (вторая половина XIX 

–  начало XX в.) (Москва,  Издательство  Наука, 1989), 

посвященную 

раскрытию  правового  статуса  религиозных  мусульманских  институтов  в 

социально-политическом  обустройстве  ключевой  и  влиятельной  страны 

арабского мира. 

Среди  исследований  российских  филологов-арабистов  о  путях 

формирования  национальной  литературы,  ее  жанров,  возрастания  в  ней 

индивидуально-авторского 

начала 

наибольшее 

внимание 

привлек 


двухтомный труд В. Н. Кирпиченко и В. В.Сафронова «История египетской 

литературы XIX – XX веков» (Москва,  Издательская  фирма  «Восточная 

литература  РАН, 2002 – 2003). Он  помог  основательнее  и  лучше  понять, 

каким  образом  осуществлялись  трансформации  текстов  национальной 

 

13



литературной  классики  в  киносценарии  и  последующие  их  переводы  на 

съемочной 

площадке 

в 

другой 



выразительный 

ряд 


с 

новым, 


аудиовизуальным  языком.  Надо  иметь  в  виду:  в  ареале  арабского  мира,  в 

отличие  от  стран  Запада,  приобщение  к  достижениям  отечественной 

литературы  в  основном  происходит  не  за  счет  чтения  книг,  а  благодаря  их 

экранизациям,  которые  в  дальнейшем  в  подавляющем  большинстве  случаев 

становятся кинематографической классикой и занимают свое почетное место 

в области национального экранного искусства. 

В  российской  науке  о  кино  недостаточно  и  довольно  схематично 

говорилось  о  том,  каким  образом  этапные  события  в  общеисторическом 

развитии Ближнего Востока и Северной Африки отражались и преломлялись 

в  зеркале  национального  экрана.  Существенную  поддержку  в  преодолении 

данного  момента  оказали,  прежде  всего,  фундаментальные  академические 

издания  «История  Востока.  Том V» (Москва,  Издательская  фирма 

«Восточная литература» РАН, 2006) и «История Востока. Том VI» (Москва. 

Издательская фирма «Восточная литература», 2008). В них зорко прослежен 

временной  период 1914 – 2000 гг.,  подробно  и  обстоятельно  рассмотрены 

процессы  в  области  политики  и  экономики,  проанализирована  эволюция 

общественный мысли. 

Были просмотрены и изучены публикации журналов «Искусство кино» 

(Москва), «Вестник  ВГИК» (Москва), «Советский  экран» (Москва), 

«Киноведческие  записки» (Москва),  «Азия  и  Африка  сегодня» (Москва), 

«Восток» (Москва), 

«Вестник


 

Московского  университета.  Серия 13. 

Востоковедение» (Москва) за период 1975–2015 гг.

 

 



Говоря о сугубо иностранных источниках информации, привлеченных 

для  раскрытия  темы  предпринятого  диссертационного  исследования,  здесь 

с

амыми главными и определяющими явились впервые вводимые в научный 



оборот  соответствующие  арабоязычные  печатные  издания,  вышедшие  в 

 

14




разные  годы  в  государствах  Ближнего  Востока  и  Северной  Африки.  В 

первую  очередь,  ими  стали  официальные  сборники  справочно-

статистического характера – «Ас-Синима аль-мисрийя 68» (Египетское кино 

в 1968 г. Каир, 1969); «Ас-Синима 70» (Кино 1970 г. Каир, 1971); «Далиль ас-

синима 1970» (Справочник  кино. 1970 г.  Каир, 1971; «Ас-Синима 1971» 

(Кино 1970 г. Каир, 1971); «Далиль ас-синима 1971» (Справочник кино 1971. 

Каир, 1972); «Далиль ас-синима 74 – 75, 76. (Справочник кино 1974 – 1975, 

1976.  Каир, 1977); «Ас-Синима 86» (Кино 1986 г.  Каир, 1969); «Далиль  ас-

синима 1980» (Справочник  кино 1980 г.  Каир, 1981); «Аль-Интадж  ас-

синимаий  фи-л-джазаир» (Кинопроизводство  в  Алжире».  Алжир, 1974): 

«Мин  камус  ас-синима  аль-арабийя  аль-джадда» (Из  словаря  серьезного 

арабского  кино,  Автор-составитель  Хассан  Абу  Гунейма.  Багдад, 1976); 

«Хамсун  амм  мин  ас-синима  мисрийя» (50 лет  египетского  кино.  Автор-

составитель  Абдель  Мунейм  Саад.  Каир, 1977); «Далиль  ас-синима  аль-

арабийя» (Справочник  арабского  кино.  Автор-составитель  Самир  Фарид. 

Каир, 1978); «Ас-Синима  аль-иракийя.  Дирасат  ва  васаик  (Иракское  кино. 

Исследования и документы. Автор-составитель Ахмед Салим. Багдад, 1980); 

«Интадж  аль-муассаса  аль-амма  ли-с-синима  фи  сурия  хилал  саманиа  ашар 

амм» (Производство Генеральной организации кино в Сирии за восемнадцать 

лет. Дамаск, 1981); «Аль-Афлам аль-мисрийя 95» (Египетские фильмы 1995 

г.  Автор-составитель  Камаль  Рамзи.  Каир, 1995); «Аль-Афлам  аль-мисрийя 

96» (Египетские  фильмы 1996 г.,  автор-составитель  Камаль  Рамзи.  Каир, 

1996); «Камус ас-синимаийин аль-мисрийин. Аль-Джуз аль-ауввал» (Словарь 

египетских кинематографистов, Часть первая. Авторы-составители Муна аль-

Бандари  и  Якуб  Вахби.  Каир, 1997); «Маусуат  аль-мумассил  фи-с-синима 

аль-мисрийя. 1927 – 1997» (Актерская энциклопедия египетского кино 1927 –

1997.  Авторы-составители  Махмуд  Касим  и  Якуб  Вахби.  Каир, 1997); 

«Маусуат  аль-афлам  аль-арабийя» (Энциклопедия  арабских  фильмов. 

 

15



Авторы-составители  Муна  аль-Бандари,  Махмуд  Касим,  Якуб  Вахби.  Каир, 

1994); «Вакаи  ас-синима  аль-мисрийя  фи-л-карн  аль-ишрин» (Факты 

египетского  кино  в  двадцатом  веке.  Автор-составитель  Али  Абу  Шади. 

Дамаск, 2004); двухтомник  «Маусуат  аль-афлам  ар-ривайия  фи  миср  ва-л-

алам аль-арабий (Энциклопедия игровых фильмов Египта и арабского мира. 

Автор-составитель  Махмуд  Касим.  Каир, 2006); «Маусуат  аль-мухриджин 

фи-л-алам аль-арабий» (Режиссерская энциклопедия арабского мира. Автор-

составитель Махмуд Касим. Каир, 2010). 

Весомую  пользу  принесло  знакомство  с  мемуарами  известных  и 

авторитетных кинематографистов Египта – книгой сценариста и кинокритика 

Абдель 

Хамида 


Гуды 

ас-Саххара 

«Зикрийят 

ас-синимаийя» 

(Кинематографические  воспоминания.  Каир, 1975) и  с  двухтомником 

«Музаккярат  Мухаммед  Карим» (Воспоминания  Мухаммеда  Карима.  Каир, 

1972).  Первый  из  них  в  течение  длительного  периода  времени  занимал 

высокие посты в управленческих структурах национального кинематографа, 

хорошо  знал  и  тесно  сотрудничал  со  многими  ведущими  кинодеятелями, 

многократно  выступал  в  качестве  консультанта  и  редактора  кинофильмов 

«арабского Голливуда». Его автобиографические заметки помогли составить 

более  полное  представление  о  специфической  атмосфере  и  организации 

кинодеятельности  в  старейшей  и  самой  влиятельной  кинематографии 

арабского  мира.  Что  касается  двух  книг  первого  профессионального 

кинорежиссера  Египта  Мухаммеда  Карима,  то  они  включили  в  себя 

редкостную  информацию,  связанную  не  только  с  кинематографической 

ситуацией  на  его  родине  на  ранней  стадии  распространения  «движущихся 

фотографий».  Также  в  них  содержательно  воссоздана  обстановка, 

складывавшаяся и вокруг экрана, освещены деловые и творческие отношения 

в  среде  национальных  кинодеятелей  в 1920 – 1960-х  гг.,  представлены 

проблемы  и  трудности,  с  которыми  М.  Кариму  приходилось  многократно 

 

16




сталкиваться в ходе подготовки и реализации своих добивавшихся массового 

зрительского успеха постановочных кинофильмов. 

Чрезвычайно  полезным  и  важным оказалось  тщательно  выверенное  с 

фактографической 

точки 

зрения 


и 

изобилующие 

уникальным 

информационным  материалом  двухтомное  исследование  известного 

архивиста  и  педагога  Ахмада  аль-Хадари  «Тарих  ас-синима  фи  миср.  Аль-

Джуз аль-аввал» (История кино в Египте, Часть первая. Каир, 1989) и «Тарих 

ас-синима  фи  миср.  Аль-Джуз  ас-сани» (История  кино  в  Египте,  Часть 

вторая. Каир, 2007). Добросовестно изучив во Франции архивные хранилища 

Музея  братьев  Люмьер  и  Французской  синематеки,  собрав  множество 

раритетных  статей  о  кино 1896 – 1940-х  гг.  в  газетах  и  журналах  Египта, 

автор  доподлинно  отразил  в  хронологическом  порядке  ежегодные 

знаменательные  явления  и  факты  не  только  кинематографической,  но  и 

общественной  жизни,  проливающие  свет  на  перипетии  прихода  на  его 

родину  аттракциона  «живых  фотографий»,  рост  их  популярности, 

зарождение 

и 

не 



простое 

дальнейшее 

развитие 

национального 

кинопредприятия. 

Существенным  подспорьем  при  раскрытии  вопросов  генезиса  и 

структурных  изменений  финансово-организационной  базы  египетской 

кинематографии  послужила  книга  Мухаммеда  аль-Ашари  «Иктисадийят 

синаат 

ас-синима 

фи 

миср» (Экономические 



показатели 

кинопромышленности  в  Египте.  Каир, 1968). Уникальные  данные,  как 

правило,  не  обнародуемые  мелкими  частными  кинокомпаниями,  которые  с 

конца 1920-х 

гг. 

преобладали 



в 

сфере 


национального 

кинопредпринимательства,  помогли  в  правильной  ориентации  относительно 

коммерческих  оценок  области  кинопроизводства  и  кинопроката,  эволюции 

социального  и  материального  статуса  наиболее  именитых  представителей 

кинематографического сообщества. 

 

17




Особенности появления отечественных производственных и прокатных 

кинокомпаний  и  правительственных  законодательных  актов  в  сфере 

кинопредпринимательской  деятельности  нашли  частичное  отражение  и  в 

работах  Эль-Хами  Хасана  «Тарих  ас-синима  аль-мисрийя» (История 

египетского  кино  Каир. 1972), Абдель  Мунейм  Саада  «Муджаз  тарих  ас-

синима аль-мисрийя» (Краткая история египетского кино, Каир, 1976) и Саад 

ад-Дин  Тауфика  «Киссат  ас-синима  фи  миср» (Рассказ  о  египетском  кино. 

Каир, 1969). Также  заслуживает  внимания  в  данной  связи  публикация 

известного  кинокритика  и  общественного  деятеля  Самира  Фарида  «Ас-

Синима аль-мисрийя фи нисф аль-карн» (Египетское кино за полвека, Тунис. 

1974),  знакомящая  с  несколькими  поколениями  заслуживших  признание 

специалистов  и  рядовых  зрителей  интересных  и  видных  кинорежиссеров. 

Помимо  фильмографических  сведений  в  ней  помещены  высказывания 

кинодеятелей о собственном творчестве, традиционно для прессы Арабского 

Востока  рассказывается  о  подробностях  их  личной  жизни,  побудительных 

мотивах 


прихода 

в 

кинематографическое 



поле 

деятельности. 

Информативность,  четкая  схема  монографии  привлекательны,  но  в  ней 

отсутствует  научный  аппарат,  и  отдельные  положения,  к  сожалению, 

оказались переданы в несколько поверхностном пунктирном изложении. 

В  значительной  степени  «белые  пятна»  в  истории  «Голливуда 

Арабского  Востока»  восполнили  книги  Галаля  аш-Шаркави  «Дирасат  фи 

тарих ас-синима аль-мисрийя» (Исследования по истории египетского кино, 

Каир, 1974); Салаха  Абу  Сейфа  «Ас-Синима  фанн» (Кино – это  искусство, 

Каир, 1977) и  «Фанн  китабат  ас-синариу» (Искусство  написания  сценария. 

Каир, 1982), где  присутствуют  сведения  о  жизненном  и  творческом  пути 

пионеров  национального  кинематографа – Азизы  Амир,  братьев  Ляма, 

Юсуфа  Вахби,  Мухаммеда  Карима,  Камаля  Селима,  Того  Мизрахи,  Ниязи 

Мустафы.  Наряду  с  этим  в  них  вошли  фильмографические  материалы, 

 

18



применительно  к  условиям  Египта  отображается  специфика  создания 

постановочных 

кинофильмов, 

оценивается 

просветительский 

и 

образовательно-воспитательный 



потенциал 

кинематографических 

произведений. 

Любопытной  в  познавательном  отношении  оказалась  монография 

Саада  ад-Дин  Тауфика  «Фаннан  аш-шааб» (Народный  художник,  Каир. 

1968),  посвященная  основоположнику  реалистического  направления  в 

египетском  экранном  искусстве  Салаху  Абу  Сейфу.  Преобладающее 

внимание в ней оказалось сфокусировано на реалистических игровых лентах 

кинорежиссера,  созданных  в  содружестве  с  великим  арабским  писателем, 

лауреатом Нобелевской премии Нагибом Махфузом. Данный подход автора 

вполне  оправдан,  поскольку  именно  эти  два  выдающихся  художника  в 

начале 1950-х  гг.  вывели  кино  постмонархической  молодой  республики  на 

международные  экраны  и  оказали  весомое  влияние  на  формирования 

художественного  сознания  не  одного  поколения  деятелей  египетского 

киноискусства. 

К  разряду  серьезных  изысканий  принадлежит  книга  сценариста  и 

критика 

Валида 


Сейфа 

«Алам 


Нагиб 

Махфуз 


ас-синимаий» 

(Кинематографический  мир  Нагиба  Махфуза.  Каир, 2001). В  ней  оказались 

подняты  злободневные  вопросы  о  том,  с  какой  степенью  адекватности 

кинематографистам  удавалось  передать  дух  и  смысл  произведений  самого 

известного  читаемого  в  мире  арабского  писателя,  насколько  полно  фильмы 

соответствовали  изначальным  замыслам  всемирно  признанного  мастера 

слова, какое мнение о незаурядном литераторе складывалось у пришедших в 

кинотеатры зрителей. При этом В. Сейфом не без оснований высказывается 

мысль  о  том,  что  в  арабском  обществе,  в  силу  высокого  процента 

неграмотности  населения,  литературные  сочинения  Н.  Махфуза  и  их 

многочисленные  экранизации  переплелись  в  единое  целое – персонажи 

 

19




принадлежащих  его  перу  произведений  воспринимаются  массовой 

зрительской  аудиторией  через  экранные  образы,  воссозданные  известными 

киноактерами Египта. 

Важной  поддержкой  для  уяснения  целостной  картины  процессов  в 

ведущей  кинематографии  арабского  мира  явились  сборники  статей 

известных  кинокритиков  Али  Абу  Шади  «Хамсун  фильм  мин  киласикийят 

ас-синима  аль-мисрийя» (Пятьдесят  фильмов  из  классики  египетского 

кино.Дамаск, 2004) и  Самира  Фарида  «Аль-Мауджа  аль-джадида  фи-с-

синима  аль-мисрийя  (Новая  волна  в  египетском  кино.  Дамаск, 2005). В  них 

речь  идет  об  успешно  прошедших  испытание  временем  классических 

национальных  игровых  кинолентах 1938 – 1991 гг.,  а  также  режиссерах, 

успешно  заявивших  о  себе  в  период 1980 – 1990-х  гг.,  многие  из  которых 

впоследствии сделались ведущими мастерами отечественного кино. 

Главными  источниками  информации  по  кинематографии  Ирака  стали 

книги известного сирийского кинокритика и историка Жана аль-Касана «Ас-

Синима  фи-л-ватан  аль-арабий» (Кино  в  арабской  отчизне,  Кувейт, 1982) и 

вышедшее  в  Багдаде  на  английском  языке  правительственное  издание 

«Culture and Arts in Iraq» (Культура  и  искусства  в  Ираке. Bahgdad, 1978)). 

Сирийский исследователь, работавший по приглашению иракской стороны в 

национальных  архивах,  подготовил  содержательный  очерк  данной 

кинематографии,  снабдив  его  немалым  количеством  любопытных  фактов  и 

личных наблюдений. Что касается второй книги, то в ней нашли отражение 

наиболее 

существенные 

события 

кинематографической 

жизни 

и 

законодательные акты высших органов исполнительной власти, связанные с 



путями потенциального развития и регулирования в стране сферы экранного 

творчества. 

Для 

понимания  



особенностей 

формирования 

кино 

Сирии 


немаловажными оказались труды Жана аль-Касана «Ас-Синима ас-сурийя фи 

 

20




хамсин амм» (Пятьдесят лет сирийского кино. Дамаск, 1978); Маньи Байтари 

«Аль-Кисса  фи-с-синима  ас-сурийя» (Рассказ  о  сирийском  кино.  Дамаск, 

2004);  Ибрахима  ад-Дасуки  «Иттиджахат  ас-синима  ас-сурийя» (Тенденции 

сирийского  кино.  Дамаск, 2005); Бишары  Ибрахима  «Синима  аль-кита  аль-

хасс  фи  сурия» (Кино  частного  сектора  в  Сирии,  Дамаск, 2006). Они 

предоставили  возможность  составить  целостную  картину  возникновения  и 

эволюции 

национального 

кинопроизводства, 

жанрово-тематического 

содержания  кинофильмов  как  государственного,  так  и  частного  сектора, 

творческих и идейных устремлений ведущих сирийских кинематографистов. 

В  познании  обстоятельств  начального  этапа  становления  тунисского 

кино  наибольшую  помощь  оказала  вышедшая  на  французском  языке  книга 

«Omar Khlifi. L’histoire du Cinema en Tunisie. Tunis, 1970» (Омар  Хлифи. 

История кино в Тунисе. Тунис, 1970). В ней один из пионеров национального 

экранного  искусства  рассказал  о  знакомстве  в  его  стране  с  изобретением 

братьев Люмьер в период, когда она находилась в колониальной зависимости 

от  Франции  и  являлась  исключительно  съемочной  площадкой  и  рынком 

сбыта  для  кинокомпаний  Запада.  Также  автор  обрисовал  мероприятия 

правительства  в  области  кино  после  провозглашения  Тунисом  в 1956 г. 

политической независимости и первых национальных игровых кинофильмах 

антиколониального содержания, созданных им в конце 1960-х гг. 

Что касается кинематографа Марокко, находившегося, как и Тунис, до 

1956  г.  под  иностранным  владычеством – французским  и  испанским 

протекторатом,  то  здесь  самым  ценной  оказалась  работа  кинокритика  и 

социолога  Мустафы  аль-Меснауи  «Абхас  фи-с-синима  аль-магрибийя» 

(Исследования марокканского кино. Рабат, 2001). В ней автор не ограничился 

изложением  первоначального  распространения  аттракциона  «движущихся 

фотографий»  и  деятельности  западных  кинодеятелей,  снимавших  свои 

кинофильмы 

в 

регионе 



Дальнего 

Магриба. 

Одновременно 

он 


 

21



аргументированно 

проследил 

сопровождавшие 

формирование 

отечественного  кино  ключевые  события  и  факты  вплоть  до  конца XX в., 

причем выполнил это профессионально и с фактографической точки зрения 

достоверно. 

Много  важных  дополняющих  сведений  удалось  почерпнуть  из 

периодических  арабоязычных  газет  и  журналов  Египта – «Аль-Джарида  ар-

расмийя, «Роз  аль-Юсеф», «Ас-Синима  ва-н-нас» «Аль-Хилаль», «Аль-

Кятиб», «Аль-Кавакиб», Сирии – «Аль-Хаят ас-синимаийя»,

 

«Аль-Маарифа»; 



Ирака – «Афак арабийя»; Алжира – «Аш-Шашатан». 

Большую  пользу  в  первые  годы  изучения  кинематографий  Арабского 

Востока  принесло  знакомство  с  франко-  и  англоязычной  периодикой – в 

частности,  журналами  «

Cinéma» (Париж), «Ecran» (Париж), «Image et Son» 

(Париж), «

Cahiers du Cinéma»  (Париж), «Cineast» (Нью-Йорк),  время  от 

времени 


печатавших 

статьи, 


касавшиеся 

некоторых 

аспектов 

кинематографий Ближнего Востока и Северной Африки и рассказывавшие о 

показанных  на  экранах  Запада  арабских  игровых  кинофильмов  и  их 

создателях.  Не  лишним  оказалось  прочтение  изданных  во  Франции  и  США 

обзорных 

информационных 

книг 

Ги 


Эннебеля 

«Африканские 

кинематографии 1972» (Hennebelle G. Les cinémas africains 1972. Paris, 1972), 

Ива  Тораваля  «Взгляды  на  египетское  кино» (

Thoraval Y. Regards sur le 

cinéma egyptien. 1895 – 1975. Paris, 1988) и 

Джекоба Ландау «Исследование 

арабского  театра  и  кино» (Landau Jacob M. Studies in the Arab Theatre and 

Cinema. Philadelphia, 1958). Однако  при  всем  том  автор  опирался,  в  первую 

очередь,  на  собственное  мнение  относительно  прочитанных  иностранных 

публикаций, а также увиденных в разные годы кинокартин арабского ареала, 

не  упуская,  конечно,  из  вида  отдельные  оценки  зарубежных 

киноспециалистов. 

 

22




Что  касается  кинофильмов  арабского  мира,  то  в  разные  годы 

они демонстрировались на Московских, Ташкентских, Каирских, Дамасских, 

Александрийском  и  Луксорском  международных  кинофестивалях,  в  работе 

которых автор принимал участие. Помимо этого – во время проходивших в 

Москве  Неделях  алжирского,  египетского,  иракского,  сирийского  и 

тунисского  кино  и  в  ходе  поездок  в  страны  Ближнего  Востока  и  Северной 

Африки, диссертант  имел  возможность  посмотреть  большой  массив 

кинолент  на  языке  оригинала.  По  причине    богатой  синонимики, 

полизначности  слов  арабского  языка,  отсутствия  в  нем  прописных  букв 

оригинальные названия фильмов в диссертации даются в скобках в русской 

транскрипции. 

 



Достарыңызбен бөлісу:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   37




©emirsaba.org 2022
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет