Литературная, культурно-просветительская газета 3-чю саны, никкол ай (июнь), 2011



жүктеу 0.71 Mb.

бет3/8
Дата15.03.2017
өлшемі0.71 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Н

аучное творчество Фатимы Урусбиевой – 

одно из ярких, значимых и самобытных в ре-

гиональной филологии. Уточнение здесь тер-

риториального пространства обозначает толь-

ко силу заговора обстоятельств в человеческой 

судьбе, которые вне выбора. Постигающий дух 

крылат, и он – над границами. Частично это под-

тверждают и представленные на этой полосе ма-

териалы, обращенные к ее слову. Утверждение кан-

дидата исторических наук из Москвы Н. Нефляше-

вой: «Данная монография Ф. Урусбиевой  сделала 

бы честь любому мировому востоковедческому 

центру (речь идет о книге «Метафизика колеса». – 

Р.К.), практически приложимо ко всем ее работам.

Здесь я позволю себе отклониться от торже-

ственного тона, принятого в юбилейном жанре. 

Наш институт Гуманитарных исследований, как 

известно, к мировым научным центрам не принад-

лежит.  И от этой перспективы он, к сожалению, 

видимо, застрахован надолго. Возможно, только 

одна из причин скрыта в том, что руководство 

ИГИ даже не в силах осознать, ученный какого мас-

штаба трудится в его коллективе. Или обратное. 

Осознает и убеждено – наличие научного таланта и 

собственного мнения – наказуемая бестактность.

В статье «Механизмы торможения в науке 

крупный ученный М. Франк-Каменецкий опреде-

ляет ряд таких механизмов. Это быстрое пре-

вращение в республиканских институтах АН 

директоров  в  мелких  диктаторов,  которые 

производят отбор по принципу родства с лич-

ной идеологией, послушности и т.д. Это усилие 

создать безликий управляемый фон с привле-

чением репрессивного механизма. Тогда – цити-

рую – «махровым цветом расцветает национа-

лизм, шовинизм, кумовство. И здесь кончается 

наука и начинается совсем другое, как правило, 

директор-диктатор, не способный решать слож-

ные проблемы, не заинтересованный в обеспе-

чении всем необходимым для научных занятий, 

бросается укреплять дисциплину. Как правило, 

приобретающий форму настоящей паранойи. 

А самый быстрый способ искоренить науку – 

заставить всех научных сотрудников вовремя 

приходить и вовремя уходить» («Иного не дано», 

М. 1988, с. 642). Есть способы другие – столь же 

примитивные, разрушительные. Наш Институт 

гуманитарных исследований, опасаюсь, мог бы 

значительно дополнить упомянутые «Механизмы 

торможения в науке». 

Ф

атима Урусбиева относится к 

редчайшему типу женщин, об-

ладающих  таким  качеством, 

как научно-философский интеллект, 

то есть уникальной интеграции  спо-

собностей познавать, обучаться, мыс-

лить логически, систематизировать ин-

формацию, определять ее примени-

мость, находить в ней связи, законо-

мерности и отличия, ассоциировать 

ее с подобной и т. д.

Читая то, что она написала, обща-

ясь с ней невозможно не заметить пыт-

ливость и глубину ее ума, его гибкость 

и подвижность, умение отделять глав-

ное от второстепенного, необходимое 

от случайного.

Меня подкупает ее дар  исследова-

ния предметов и явлений в новых свя-

зях и отношениях, преодолевая ша-

блонность мышления. Чувствитель-

ность Фатимы Анваровны к новому, 

актуальным проблемам, к тенденци-

ям возможного развития научной си-

туации, отсутствие у нее боязни ново-

го, непривычного позиционируются в 

монографии «Метафизика колеса»,в 

которой  автор исследует важнейшие 

аспекты культурогенеза тюрков, опи-

раясь в своей доказательной базе на 

фольклор и мифологию балкарцев и 

карачаевцев, а также  множественные 

литературные источники. Урусбиева 

обладает  безупречным литератур-

ным вкусом и являет собой нетипич-

ный (увы) случай неангажированности 

в литературной критике, что осложняет 

во многом ее социализацию, но толь-

ко благодаря таким литературоведам 

сохраняется принципиальность в оце-

ночных подходах в наше, прямо ска-

жем, непростое для духовной культу-

ры время.    Есть один момент, на ко-

тором хочется остановиться подроб-

нее, и касается он проблемы женщи-

ны в науке. 

Характерные, доминантные черты 

науки носят определенно мускулин-

ный характер – объективность, рацио-

нальность, строгость, свобода от цен-

ностей, и даже сам характер произ-

водства знаний выражается в маску-

линности европейской науки, посколь-

ку она  отвергает чувственное позна-

ние, интуицию, что традиционно ас-

социируется с исконно женским нача-

лом. Но, как ни парадоксально, Урус-

биева сочетает в себе трогательную 

женственность с ярким и неординар-

ным интеллектом, отточенную интуи-

цию с научной логикой, глубокий такт 

с бескомпромиссностью, доказывая, 

что  разделённость мужского и женско-

го начал  есть духовный, а не онтоло-

гический или гносеологический прин-

цип. Фатима, аристократка по проис-

хождению, воплощает собой аристо-

кратию духа, т.к. истинный аристокра-

тизм – это свойство накапливать,  со-

хранять и передавать культурные  цен-

ности, это  строгость  и требователь-

ность по отношению к себе и по отно-

шению ко всем остальным – близким  

и  дальним  людям, это умение видеть 

культурные ценности даже в  формах  

материальных  вещей. Конечно, с та-

кими людьми очень нелегко – они не 

суетятся перед сильными мира сего, 

они отличаются жесткими нормами и 

канонами поведения, их невозмож-

но перестроить в угоду чему-либо и 

кому-либо. Но именно такие люди во 

все времена определяют лицо эпохи.

Юбилей, как известно, повод для 

того, чтобы соизмерить свой жизнен-

ный путь с высшими категориями бытия. 

Фатиме  Анваровне Урусбиевой  есть 

что сказать себе и людям в этом плане.

Людмила ШАУЦУКОВА,

зав. кафедрой общих 

гуманитарных дисциплин СКГИИ

Ф

ольклорист, критик, литерату-

ровед, публицист, культуролог 

– все это об одном человеке 

– Фатиме Анваровне  Урусбиевой. Ее 

талант чувствовать, понимать и про-

ницать явления культуры – уникален. 

Возможно, в уникальности ее таланта 

аккумулированы дарования ее замеча-

тельных предков, предшественников-

просветителей Исмаила Мирзакулови-

ча, Науруза и Сафарали Урусбиевых. 

И теперь, через Фатиму Анваровну то, 

что когда-то, в силу разных причин, не 

было реализовано, возвращено в мир 

сторицей. И как возвращено! По сути, 

каждая книга Ф.Урусбиевой – «Путь 

к  жанру»,  «Карачаево-балкарский 

фольклор», «Портреты и проблемы», 

«Метафизика колеса», «Карачаево-

балкарская сказка» – монолит, кра-

еугольный камень. Необыкновенная 

плотность мысли, целые россыпи но-

вых идей и прозрений.

Исследования,  полемические  и 

критические статьи Ф.Урусбиевой от-

личаются честностью и отвагой перво-

проходца. Открытие новых смыслов, 

направлений, перспектив присутству-

ет в каждой работе. За этим – неустан-

ный труд души, ее сверхтонкая вос-

приимчивость и отзывчивость на все 

истинно значимое и ценное, что про-

исходит в области духа. И неважно, 

пишет ли Фатима Анваровна о древ-

них тюрках или о современной лите-

ратуре, – в сфере культуры все явле-

ния и проявления, независимо от ме-

ста и времени, одномоментны, и под 

пером Ф.Урусбиевой актуальны.

Можно быть эрудитом, обладать 

энциклопедическими  знаниями,  но 

оставаться при этом скучным схола-

стом и догматиком. Как рождается 

чудо открытия – никто не знает, ду-

маю и сама Фатима Анваровна не ска-

жет, как это ей удается открывать но-

вое? Ее метод анализа пленяет сво-

ей поэтичной и в тоже время научной 

точностью, опровергая мнение, что в 

сфере гуманитарной позволительна 

и легко доказуема любая словесная 

эквилибристика. Приведу лишь один 

пример из статьи «Три паломничества 

Саида Шахмурзаева»:

«Труды и дни» Гесиода, античного 

поэта и мудреца, и «Календарь гор-

ца»  Саида 

Шахмурзаева 

своим полным жанровым совпа-

дением обозначают в наиболее 

общем виде непрерывную ли-

нию, сущностную и статичную 

с VIII века до н. э. до времени 

С. Шахмурзаева».

Вот  так,  до  гениальности 

просто, в одном предложении изло-

жена тема целой диссертации! Одной 

фразой Ф.Урусбиева встраивает «Ка-

лендарь горца» в контекст мировой 

культуры. Изящно, без видимых уси-

лий. И удивляешься в очередной раз

– как же ты сам это не увидел, ведь 

– на поверхности! На поверхности – 

благодаря чудесному дару Фатимы Ан-

варовны извлекать нужное из глубин 

мировой культуры, извлекать на по-

верхности нашего с вами здесь и сей-

час бытия.

Развивая эту метафору, я пред-

ставляю, что в виде своей книги «Ме-

тафизика колеса» Фатима Урусбие-

ва извлекала из глубин целый конти-

нент, который предстоит теперь изу-

чать и осваивать.

На фоне монологических, монотон-

ных трудов иных ученых работы Фа-

тимы Анваровны – живой, увлекатель-

ный и плодотворный диалог культур, 

диалог автора с прошлым и будущим.

В своей статье о Кайсыне Кулиеве 

(«Избранные труды») Ф.Урусбиева го-

ворит: «Мало ощутить в себе талант, 

заложенный природой, нужно возвра-

тить его людям. Надо жить этим та-

лантом, отдавая его с истинно при-

родной щедростью. Земля нам дарит 

щедро чудеса и ждет взамен труда и 

удивленья .»

Когда-то Кайсын Кулиев удивился 

и восхитился первой книгой Фатимы 

Урусбиевой, выразив свое восхище-

ние ее талантом в дарственной надпи-

си на своем сборнике: «Живому чуду 

родной земли».

Восхищается и мы. Фатима Урусби-

ева – воплощение самосознания куль-

туры, исполненное красоты и досто-

инства. Она отдает нам свой талант, 

как и говорила, – с истинно природ-

ной щедростью!

Джамбулат КОШУБАЕВ

ЖИВОЕ ЧУДО РОДНОЙ ЗЕМЛИ

АРИСТОКРАТИЗМ ДУХА

ТАЛАНТ

чувствовать, 

            понимать и 

                 проницать…


Литературная Балкария и Карачай

№ 3, никкол ай (июнь), 2011

7

ВЕЧНОЕ ДВИЖЕНИЕ 

«МЕТАФИЗИКИ КОЛЕСА»

В

се, что пишет Фатима Урусбиева, в определенном 

смысле построено по законам обратной перспективы. 

Временные цепочки и связи здесь произвольно разо-

рваны. За феноменами современными появляются пласты, 

которые по логике вещей должны были бы им предшество-

вать, но в той истории тюркского мира, которую она созда-

ет в широкой парадигме постмодернизма, хронологическая 

последовательность не имеет значения, да собственно и 

неизвестно, что было раньше, что было позже, что совме-

щалось во времени, что оставалось неизменным, что по-

вторялось скачками над безднами и провалами глубиною в 

века. Между эпохами и странами здесь существуют необъ-

яснимые с точки зрения обыденного сознания, загадочные 

связи, в силу которых Аристотель может оказаться свиде-

телем историческо¬го прогресса тюркского мира, а Пушкин 

или Гёте, Юнг или Ницше – интерпретаторами его поэтики. 

Когда Урусбиева пишет «тюрки», не следует допытываться 

и уточнять, кого она имеет в виду – современных балкар-

цев и карачаевцев или древних воинов Тюркского кагана-

та, великих ученых и поэтов мусульманского Востока (в том 

числе писавших свои произведения на фарси) или нынеш-

них членов Союза писателей Российской Федерации. Как 

в многокрасочном калейдоскопе, в волшебном стеклыш-

ке которого с каждым поворотом обрушиваются и возника-

ют вновь целые звездные миры, бесследно исчезая и рит-

мично повторяясь, почти не меняя общего мозаичного узо-

ра и сверкающего великолепия, в ее литературном полотне 

разворачивается свой стабильно-изменчивый калейдоскоп 

тюркского мира, и войти в этот мир радостно и интересно.

Поток цитат, который с первых до последних страниц этой 

книги обрушивается на читателя переливчатыми струями и пе-

стрыми лентами всесветного человеческого красноречия, фи-

лософской мудрости и зоркой наблюдательности, невозмож-

но ни развести, ни отодвинуть, разобравшись, из каких источ-

ников почерпнуты эти поэтические и прозаические фрагмен-

ты, какое – прямое или косвенное – отношение имеют они к 

культурной специфике и этнокультурному генезису тюркского 

мира. В этом потоке надо плыть, отдавшись его волнам, любу-

ясь его искрами (особенно яркими в целом водопаде обрушен-

ных на нас балкарских и карачаевских пословиц и поговорок).

Но за всеми этими размытыми призраками зыбких и  ре-

анимированных преданий, всемирно-исторических закля-

тий, про¬клятий и благословений встает живой и богатый 

тюркский мир с его этическими константами, с его вечным 

движением («Рядом с колесом, которое тюрки изобрели 

на долгом пути кочевий и битв, лежит и «колея» – катего-

рия [...] определяющая для тюркского транзита в истории 

и этике. «Идти не сворачивая» – вспять, к будущему, или 

вдаль, к прошлому...»), с его опасными сумерками, которые 

таят в себе катастрофу, в которых «начало и конец... неу-

тверждающее Да и неотвергающее Нет», с его неисчерпан-

ной кочевой поэтикой, с его торжествующей гармонией си-

невы и зелени (великой степи и чистого неба), оттененной 

багрово-черными красками давних и недавних историче-

ских трагедий, социальных потрясений и войн.

Эта книга написана красиво и вдохновенно. А красота 

и вдохновение стократно компенсируют те методологиче-

ские просчеты, которые, безусловно, вызовут раздражение 

у касты нетерпимых охранителей научной истины и могут 

обернуться непредвиденными достоинствами в будущем 

развитии гуманитарных наук, в контексте вечного движе-

ния, «метафизики колеса».

Светлана ЧЕРВОННАЯ,

доктор искусствоведения, академик

Академии художественной критики,

Заслуженный деятель искусств Республики 

Татарстан, Почетный доктор Тбилисского 

Государственного университета, 

Почетный доктор Карачаево-Черкесского 

Государственного университета

И в таких реалиях закономерно, что доныне офи-

циального одобрения, официального вознаграждения 

за многие годы служения науке у Урусбиевой отсут-

ствуют вообще. Присутствует прямо противо-

положное, и эта ситуация из-за сильного элемента 

антиреальности может укладываться только в 

обывательскую и искаженную логику чиновника от 

науки. О том, что в заведении, именуемом Институ-

том гуманитарных исследований Правительства 

КБР и КБНЦ РАН, происходит многое, удаленное от 

гуманизма, науки, а «исследования» которого уже обя-

зывают зачастую к расследованию, говорят многие 

непрезентабельные факты. Крайне однообразные 

повторения сюжетов истории, провозглашающие о 

том, что не только дух отменяет границы, их, увы, 

отменяют разнообразные эпидемии в виде и меха-

низмов торможения – другая тема. А здесь хочется 

выразить благодарность Урусбиевой за радость и 

гордость, которую она дарит своим словом. Поже-

лать ей сил на поиск новых отражений и постижений 

ликов нашей культуры, сил и здоровья на жизнь, а 

всем нам научиться оберегать, возвышать и пони-

мать то, чем мы одарены.

Рая КУЧМЕЗОВА 

У

русбиева очерчивает, проясняет контуры 

тюркского образа мира, прибегая для его 

установления в географическом и духовном 

простирании к точному понятию «транзит». И глава 

с вопросом «Анатолия. Конец, или начало транзи-

та?», являясь шедевром пронзительного этнического 

портрета, как и вся книга, объясняет, дополняет кон-

цепцию евразийства на уровне философии памяти, 

философии здравого смысла.

Тонкий анализ «Благодатного знания» Ю. Ба-

ласагунского, призанного одним из ярких и круп-

ных  произве-

дений  миро-

вой литерату-

ры  средневе-

ковья и в тоже 

время веками 

отклоняемого 

в тень даже в 

бытие самой тюркской культуры, – косвенный ответ 

на безграмотные версии о вторичности тюркоязыч-

ной литературы. Созданный в VIII веке, он счита-

ется первым сохранившимся произведением искус-

ства тюрков, и сам автор яркой, живой метафорой 

извещает о своей роли первооткрывателя: «Паслось 

слово тюрков оленем нагорным, а я приручил его». 

Но думается, прав А. Кононов, подчеркивающий: 

«Едва ли допустимо предположение, что такое со-

вершенное по форме, глубокое по своему философ-

скому содержанию и обширное по объему сочине-

ние явилось плодом первого опыта». Просто про-

изведения, не связанные с исламской идеологией, 

после принятия ислама беспощадно уничтожались.

Аппелируя к этому произведению, Урусбие-

ва приоткрывает его научную пер-

спективу и делает акцент также на 

самоузнавание, как и при анализе 

пословиц, песен о набегах и т. д. 

Основным фактическим материа-

лом в исследовании культурогене-

за тюрков служит духовная исто-

рия карачаево-балкарского наро-

да, представляющая собой, по убе-

дительному обоснованию автора, 

«особую область внутри тюркской 

культуры». Одно из интересных определений В. Би-

блера «Культура – это изобретенье мира впервые», 

и поиск, установление памятников духовной исто-

рии своего народа, где проступают особенные меты 

этого «мира – впервые», – ценное и редкое направ-

ление в исследовании Ф. Урусбиевой.

Факты материальной культуры, историческо-

го быта, ритуалы, информирующие о структуре 

этики,  культура  экологии,  архитектура  жилья, 

танцы, обряды, неся печать неповторяемого, раз-

вернуто обосновывают концепции ряда ученых, 

рассматривающих этнос как феномен биосферы. 

Урусбиева доказательно и 

весомо раскрывает 

особенности  бал-

карского духовного 

ландшафта на фоне 

ландшафта геогра-

фического. Впервые 

ею аргументировано 

до бесспорности ак-

сиомы  положение 

о  панлингвистич-

ности  карачаево-

балкарского  языка, 

и  строится  оно  на 

ярком,  богатом  и 

конкретном материа-

ле. Это и фольклор, и 

исторические песни, и 

современная  поэзия. 

Отталкиваясь от смыс-

ла пословиц и погово-

рок, автор выстраивает 

целостную и феноме-

нальную систему эти-

ческого и эстетического 

кодекса нации, которая 

крайне интересна тем, 

что в ней над универсальным преобладает своео-

бычное. И при этом интонация, атмосфера книги 

абсолютно не допускают и мысли о национальном 

высокомерии, противопоставлении себя другим. 

Только сравнения, параллели с другими духовными 

опытами.

Любая попытка ученого, захваченного иллюзи-

ей выстроить этику собственного народа с акцентом 

на ее превосходстве, неизбежно обрекает его труд 

на печальное поражение. Как правило, такие рабо-

ты, построенные на расплывчатых индексных суж-

дениях, торопливом натягивании на 

фоновое знание широких обобще-

ний и узких иллюзий к науке отно-

шения не имеют, даже если автор в 

других своих работах выступал как 

серьезный ученый.

Оглушенность национальным 

снобизмом, размывая опыт и вкус, 

формирует труды, где многотрудная задача по уста-

новлению особенностей народа подменяется пло-

ской идеей о его исключительности. Поскольку ло-

жен сам посыл, недостоверны, скучны и беспомощ-

ны. Думается, что сама задача обозначения концеп-

туальных, конкретных определений неповторяемых 

осо-бенностей этноса крайне редко поддается раз-

гадке не только потому, что она крайне сложна. Тре-

буется, наверное, соответствие личностной значи-

мости, масштаба самозадачи и неуклонное следо-

вание научной этике, теме. У Фатимы Урусбиевой 

оно присутствует.

Думается, что «Метафизика колеса» Ф. Урус-

биевой была отклонена в свое время государствен-

ным  издательством,  рядом  ее  коллег  по  очень 

примитивной 

причине – она 

выбивалась из 

освоенной  и 

самоутешаю-

щей  планки 

изысканий, 

обращенных 

к  проблемам 

э т н о л о г и и , 

культуроло-

гии в нашей республике. Появление работы, где 

автор демонстрирует чувство формы, свободное 

владение всем понятийным аппаратом современной 

филологической науки и обращается к духовной 

истории своего народа прежде всего для самоузна-

вания и приглашения к взаимоузнаванию, было 

событием, естественно, допускающим полемику, 

полярные оценки. Но и после публикации в ком-

мерческом издательстве в открытую дискуссию 

никто не вступил, однако форма жестко и узко 

прочерченного провинциализма в нашей науке 

проявилась в молчании тех, кто ее представляет. 

Это как констатация.

«Метафизика колеса» – портал в 

свой и иной мир, который окликает, 

обязывает, обучает. В ней – версии, 

предугадывание, знание, постижение 

загадки, драмы, величия тюркского 

мира, отраженного в культуре балкар-

цев и карачаевцев. Эта книга пред-

ставляет собой один из самобытных, 

научных опытов, обогативших совре-

менную культурологическую мысль, 

а в тюркологии является безуслов-

ным  открытием.  И  думается,  что 

властное, долговременное влияние 

стиля, конструкции исследования, 

качество самостоятельных формул, 

возможных подступов к теме в «Ме-

тафизике колеса» будут испытывать 

все ученые, ставящие перед собой 

задачу приближения к этническому 

лику народа, все кто увлечен фило-

софией мифа, времени истории, 

слова. И хочется верить, что оно 

будет благодарным и осознанным.




1   2   3   4   5   6   7   8


©emirsaba.org 2017
әкімшілігінің қараңыз

войти | регистрация
    Басты бет


загрузить материал