Национальные стратегии развития тюркоязычных стран


ТҮРКІТІЛДЕС ЕЛДЕР ДАМУЫНЫҢ ҰЛТТЫҚ СТРАТЕГИЯЛАРЫ



жүктеу 5.46 Mb.
Pdf просмотр
бет5/58
Дата03.03.2017
өлшемі5.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   58

ТҮРКІТІЛДЕС ЕЛДЕР ДАМУЫНЫҢ ҰЛТТЫҚ СТРАТЕГИЯЛАРЫ

56         Түркітілдес елдер  әлеуметтанушыларының V Конгресі

борьбу за лидерство между кыргызами и узбеками в масштабах 

всей республики;

-  притязания  на  �первичность�,  �автохтонность�, 

характерное для узбеков и кыргызов юга Кыргызстана;

- муссирование в этнических сообществах кыргызов и узбеков 

вопроса  о  неверном  осуществлении  советским  руководством 

национально-государственного размежевания 1924 года; 

-  нерешенность  проблем,  связанных  с  приграничными 

территориями; 

-  распространение  среди  узбекского  этноса  неверной 

информации о том, что на территории Кыргызстана более 50% 

населения  –  узбеки,  а  на  юге  более  60%  населения  –  узбеки, 

что  дает  повод  лидерам  узбекского  этноса  ставить  вопрос  о 

предоставлении узбекам юга автономии; 

-  требования  лидеров  узбекского  этноса  о  60% 

представительстве  в  органах  государственной  власти  и 

правоохранительных органах;

-  моноэтнизация  отдельных  областей,  районов,  сельских 

населенных пунктов, городских кварталов (либо только кыргызы, 

либо только узбеки, либо только турки и т.д.), что ведет к росту 

этнонационализма, ксенофобии, формированию образа �врага� 

в лице представителя �не своего� этноса;

-  политизация  населения  республики,  формирование 

религиозно-конфессиональной 

нетерпимости, 

рост 


этноконфессионального  экстремизма  и  межэтнического 

терроризма; 

-  рост  регионализма:  он  –  �с  юга�  или  �с  севера�  или  из 

нашей  области,  района,  города,  села,  квартала  и  т.д.,  который 

характерен как для кыргызов, так и для узбеков;

- родоплеменное расслоение, проявление трайбализма – �я и 

мой народ�, �я и мой клан� и т.д. Деление населения на �своих� 

и �чужих�, �коренных� и �пришлых�;

-  потеря  высококвалифицированных  специалистов,  отток 

востребованных трудовых рабочих рук (как после событий июня 

1990 г., так и после событий июня 2010 г.);

- сужение сферы применения русского языка – большая часть 

молодого поколения кыргызов и узбеков, а также представители 

других этносов не знают языка межнационального общения; 



НАЦИОНАЛЬНЫЕ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ТЮРКОЯЗЫЧНЫХ СТРАН

                  

 

 V Конгресс социологов тюркоязычных стран                      57    



- демографическая ситуация: снижение роста рождаемости 

у  кыргызов,  повышение  роста  рождаемости  у  представителей 

других этносов; 

-  дисбаланс  интересов  этнических  групп  региона  – 

дискриминационный  доступ  разных  этнических  групп  к 

жизнеобеспечивающим ресурсам;

- нарушение прав и свобод по этническому признаку;

-  неконтролируемая  внутренняя  и  внешняя  миграция 

населения Кыргызстана, потеря приграничных земель;

-  отчуждение  этносов,  особенно  малочисленных,  �уход  в 

себя� социальная апатия, поиск душевного равновесия в религии, 

потеря политической активности;

-  имеющаяся  дискриминация  в  кадровой  политике  по 

этническому признаку;

- проблемы, связанные с языковой политикой государства.

Всего – около 20 наиболее существенных рисков и проблем 

в  развитии  этносферы  региона,  которые  были  вчера,  имеются 

сегодня и которые будут углубляться и расширяться в будущем, 

если государство, гражданское общество не найдут действенных 

механизмов  единения  этнических  сообществ,  повышения 

уровня  межэтнического  доверия  и  стимулирования  процессов 

межэтнической консолидации.

Как  отмечают  Д.  Омукеева  и  Д.  Эрмеков,  случившиеся 

межэтнические противостояния в республике, особенно крупные 

и  кровопролитные  межэтнические  конфликты  на  юге  страны, 

должны  напоминать  и  государству,  и  гражданскому  обществу 

о  том,  что  нельзя  �разыгрывать�  этническую  карту  в  любых 

удобных  ситуациях  (политических,  экономических,  личных  и 

т.д.) [4].

В качестве основы конфликтов между кыргызами и узбеками, 

как считает молодая ученая с юга Кыргызстана С. Ибраимова, 

были и остаются определенные цивилизационные различия, так 

как  кыргызы  и  узбеки  принадлежат  к  общностям  с  сильными 

традиционалистскими признаками [5].

Необходимо отметить, что более жесткая позиция ученых юга 

Кыргызстана обусловлена жесткостью позиций всего населения 

юга, дважды пережившего трагические события и убедившегося 


ТҮРКІТІЛДЕС ЕЛДЕР ДАМУЫНЫҢ ҰЛТТЫҚ СТРАТЕГИЯЛАРЫ

58         Түркітілдес елдер  әлеуметтанушыларының V Конгресі

на  горьком  личном  опыте,  что  те  же  проблемы,  которые  были 

озвучены еще 20 лет назад, практически не решены. И сегодня 

существует опасность, что эти же проблемы будут усугубляться, 

пока не приведут к рецидиву и повтору трагических событий как 

в масштабах всей страны, так и в отдельных регионах. 

Как  правильно  отметил  В.А.  Харченко,  реальные 

этнополитические  процессы  протекают  не  только  на  уровне 

отношений между государствами, регионами, экстерриториально 

организованными  этническими  группами,  но  и  на  уровне 

полиэтничных  сообществ  небольших  поселений  (городов 

и  сельских  районов),  что  требует  дополнить  проблематику 

этнополитической конфликтологии серьезным и систематическим 

изучением межэтнических конфликтов микроуровня [6].

Данные  конфликты  оказывают  непосредственное  влияние 

на состояние систем макро- и мегауровня, т.е. этнополитические 

процессы  на  уровне  внутригосударственного  региона  и  на 

общегосударственном  уровне,  в  отдельных  случаях,  могут 

привести  к  их  качественному  преобразованию:  изменению 

политико-правового  статуса  региона,  выходу  отдельных 

территорий из состава государства и даже к распаду государства.

В то же время понятийный инструментарий, позволяющий 

ввести  данный  вид  конфликтов  в  определенную  типологию, 

до  недавнего  времени  отсутствовал.  В.А.  Харченко  предложил 

восполнить  этот  понятийный  пробел,  обозначив  новый  тип 

внутригосударственного конфликта – локальный межэтнический 

конфликт  (ЛМК)  [7],  развернутая  характеристика  которого 

представляется весьма эвристичной:

• 

ЛМК  непосредственно  связаны  с  региональными 



конфликтами,  выступая  формой  проявления  назревающих 

региональных  конфликтов,  и  обусловлены  динамичным 

изменением этнического состава населенных пунктов;

• 

  в  основе  ЛМК  лежат  нерешенные  проблемы  в 



экономической  (распределение  собственности,  земельные  и 

трудовые отношения), политической (представительство в органах 

власти,  формы  политического  участия),  социальной  (включая 

миграцию  и  демографию),  духовно-культурной  (образование, 

культура, язык и религия) сферах. ЛМК, как правило, протекают 


НАЦИОНАЛЬНЫЕ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ТЮРКОЯЗЫЧНЫХ СТРАН

                  

 

 V Конгресс социологов тюркоязычных стран                      59    



в форме межобщинных этнических столкновений, доходящих до 

силовых, и носят очень динамичный характер;

• 

 ЛМК отличаются составом субъектов, в качестве которых 



выступают  администрации  муниципальных  образований, 

представители  местных  силовых  структур,  объединения 

старожильческого  (коренного)  населения,  формальные  и 

неформальные  этнические  объединения  (диаспоры),  местные 

СМИ и работники образовательных учреждений;

• 

территориально 



ЛМК 

охватывают 

небольшие 

географические пространства (небольшие городские и сельские 

поселения – муниципальные образования), но вовлекают в свою 

орбиту практически все население этих районов;

• 

  ЛМК  возникают  в  городах  и  районах,  принимающих 



значительное  число  мигрантов  и  характеризующихся  быстрой 

сменой этнического состава населения [8].

Анализ  локальных  и  региональных  конфликтов  выступает 

необходимым  условием  стабилизации  ситуации  на  этом 

уровне  социальной  жизни,  поскольку  способствует  разработке 

и  обеспечению  реализации  научно  обоснованной  политики 

по  предупреждению,  прогнозированию  и  урегулированию 

конфликтов,  в  особенности  насильственных  и  деструктивных. 

Кроме  этого,  он  способен  оказать  благотворное  влияние 

на  стабилизационные  процессы  и  в  общенациональном 

масштабе (как и наоборот), тем самым превращаясь в важную 

исследовательскую и практическую задачу. 

С  периода  достижения  независимости  Кыргызская 

Республика пережила несколько тяжелых потрясений, включая 

мартовскую  2005  года  и  апрельскую  революции  2010  года, 

свергнувшие  семейно-клановые  режимы  первого  и  второго 

президента  Кыргызской  Республики,  повлекшие  за  собой 

кардинальные  перемены  в  общественно-политической  жизни 

страны и замену президентского правления на парламентское.

В  этот  же  период  произошло  несколько  локальных 

межэтнических  конфликтов  в  Чуйской  области,  два  крупных 

межэтнических конфликта между кыргызами и узбеками в 1990 

и 2010 гг. в Ошской и Джалал-Абадской областях. 

Так, в с. Искра Чуйского района Чуйской области с 31 января 

по 6 февраля 2007 года произошел конфликт между дунганами и 


ТҮРКІТІЛДЕС ЕЛДЕР ДАМУЫНЫҢ ҰЛТТЫҚ СТРАТЕГИЯЛАРЫ

60         Түркітілдес елдер  әлеуметтанушыларының V Конгресі

кыргызами. Освещение данного конфликта в СМИ и реальные 

причины весьма разнятся. Так, проведенные в данном айыльном 

округе фокус-группы показали, что поводом для разгоревшегося 

межэтнического столкновения стал конфликт между ребятами-

дунганами,  приближенными  к  хозяевам  игорного  зала  – 

этническим дунганам, и девочками кыргызской национальности, 

которым  захотелось  поиграть  в  сетевые  компьютерные  игры. 

Кыргызкие  девочки  получили  от  дунганских  мальчиков 

дерзкий  отрицательный  ответ  и  насильно  были  вытолканы  из 

помещения  игорного  зала.  За  обиженных  девочек  кыргызской 

национальности  заступились  около  10  мальчиков  русской 

национальности, которые в этот момент тоже находились в зале; 

дунганские  ребята  их  избили,  продемонстрировав  тем  самым 

�кто в доме хозяин�. За побитых русских мальчиков заступились 

кыргызские  ребята  постарше,  и  пострадало  помещение 

компьютерного клуба. Так и закрутился конфликт, впоследствии 

названный межэтническим, хотя там перемешались: 

-  гендерные  понятия  –  �запрет�  на  посещение  девочками 

компьютерного игорного зала; 

-  социальные  –  расслоение  общества  на  богатых  хозяев  и 

бедных игроков; 

-  психологические  –  стремление  психологического 

превосходства  над  ровесниками  других  национальностей  на 

основании близости к хозяевам зала; 

-  межэтнические  –  объединение  русских  и  кыргызских 

ребят  против  дунганских  мальчиков  на  основе  социальной 

справедливости и протеста против притеснений.

Хронология  событий  показала,  что  вместо  того,  чтобы 

вызвать на помощь правоохранительные органы и локализовать 

конфликт, хозяева клуба вызвали на подмогу криминальных лиц 

дунганской национальности, один из которых, чтобы разогнать 

возмущенную  толпу  кыргызов,  произвел  целенаправленный 

выстрел и ранил лошадь одного из всадников. Выстрел произвел 

обратное  действие  –  кыргызы,  возмущенные  применением 

огнестрельного  оружия  со  стороны  дунганской  криминальной 

группировки, начала активные действия против всего дунганского 

населения села. В результате 6 человек были ранены, 32 человека 

арестованы или находились под следствием. 70 дунганских семей 



НАЦИОНАЛЬНЫЕ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ТЮРКОЯЗЫЧНЫХ СТРАН

                  

 

 V Конгресс социологов тюркоязычных стран                      61    



в разгар столкновений выехали из села, но потом вернулись. Было 

сожжено несколько стогов сена и один сарай с сеном. 30 домов 

пострадали  от  погромов,  в  них  были  выбиты  стекла.  11  домов 

пострадали особенно сильно: в них были выбиты стекла, разбита 

мебель и двери, пострадала штукатурка от ударов ломами. Но ни 

один дом не был сожжен [9]. 

В  ответ  на  запрос  о  событиях  в  с.  Искра  Чуйской  области 

МВД  КР  сообщило,  что  5  февраля  2006  года  примерно  в  17-30 

часов в с. Искра по ул. Биянху на автодороге �Бишкек-Торугарт� 

из  автомашины  был  осуществлен  целенаправленный  выстрел 

во всадника, в результате произведенного выстрела пуля попала 

в левое бедро коня. В результате принятых мер была задержана 

автомашина, в салоне которой находились четверо лиц дунганской 

национальности.  При  досмотре  машины  были  обнаружены  и 

изъяты: пистолет марки ПМ с 6 патронами и 3 боевые гранаты РГД-

5. Об этом факте широкая общественность через СМИ извещена 

не была, и большинство жителей страны остались в неведении и 

недоумении по поводу причин возникновения данного конфликта. 

Чтобы  предотвратить  дальнейшее  нагнетание  обстановки 

и  предотвратить  возможные  межэтнические  столкновения, 

сотрудники ОВД в ночное время суток вынуждены были выставить 

на  въезде  в  село  блокпосты  и  установить  круглосуточное 

патрулирование. Помимо этого по инициативе Чуйской районной 

госадминистрации  в  селе  были  организованы  сельские  сходы 

с  участием  актива  района,  аксакалов,  авторитетных  лиц, 

представителей  национальных  диаспор  по  недопущению  и 

предупреждению  межнациональных  конфликтов.  В  результате 

неоднократных  проведенных  профилактических  мероприятий 

межнациональная обстановка в с. Искра стабилизировалась [10]. 

26  апреля  2009  года  в  с.  Петровка  Московского  района 

Чуйской  области  произошло  столкновение  между  кыргызами 

и  русскими,  с  одной  стороны,  и  курдами  –  с  другой.  Поводом 

послужил  акт  педофилии  со  стороны  насильника  курдской 

национальности по отношению к малолетней русской девочке и 

последовавшей смерти ее бабушки от этого потрясения, а также 

отказа районных органов внутренних дел возбудить по данному 

делу  уголовное  преследование.  Возмущенные  актом  педофилии 


ТҮРКІТІЛДЕС ЕЛДЕР ДАМУЫНЫҢ ҰЛТТЫҚ СТРАТЕГИЯЛАРЫ

62         Түркітілдес елдер  әлеуметтанушыларының V Конгресі

местные  жители  кыргызы  и  русские  взяли  на  себя  функции 

восстановления  справедливости  и  начали  активные  действия 

против всего курдского населения села. В результате столкновения 

пострадало порядка 80 человек. Погромам подверглись 15 домов. 

Были выбиты стекла и двери, разрушены заборы и хозяйственные 

постройки. Некоторые курдские семьи, боясь погромов, временно 

покинули свои дома. Брошенные дома подверглись мародёрству. 

Впоследствии  насильник  был  осужден  судом,  а  руководство 

районного органа внутренних дел было уволено [11]. 

19  апреля  2010  года  в  с.  Маевка,  на  окраине  Бишкека, 

имели  место  массовые  беспорядки,  спровоцированные 

сторонниками  свергнутого  президента,  под  предлогом  захвата 

земельных пахотных участков, прилегающих к столице страны и 

принадлежащих  туркам-месхетинцам.  В  результате  беспорядков 

погибло 4 человека, более 40 граждан пострадали, было подожжено 

11 домов, 4 из них сгорели полностью. В домах было имущество: 

мебель,  ковры,  одежда,  бытовая  техника  –  все  уничтожено, 

разграблено  или  сломано.  Погромщиками  было  самовольно 

захвачено 857 гектаров пахотных земель, принадлежащих жителям 

Маевки,  и  распределено  под  строительство  индивидуального 

жилья. Загублены посевы под урожай. Впоследствии действиями 

правоохранительных органов и добровольной народной дружины 

захваченные  земли  были  возвращения  законным  владельцам, 

а  зачинщики  погромов  арестованы,  под  суд  было  отправлено  5 

человек, вина их была полностью доказана. Один из них, Аширов 

Исабай, был осужден к 7 годам лишения свободы [12].

Произошло еще несколько малых межэтнических конфликтов, 

причинами  которых  выступали  различные  основания:  от 

возмущенных действий по защите детей от педофила, до явной 

провокации  со  стороны  сторонников  бывшего  президента 

К.Бакиева.

Анализируя  происшедшие  локальные  межэтнические 

конфликты,  можно  прийти  к  выводу,  что  в  разных  ситуациях 

и  разных  конфликтах  участвуют  различные  движущие  силы; 

причины,  вызвавшие  конфликты,  разные  и  интерпретируются 

они тоже по-разному. Явно видно, что теоретическое объяснение 

происшедших событий не укладывается в рамки какой-то одной 


НАЦИОНАЛЬНЫЕ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ТЮРКОЯЗЫЧНЫХ СТРАН

                  

 

 V Конгресс социологов тюркоязычных стран                      63    



парадигмы, здесь необходимо применение полипарадигмального 

подхода.


В  случае  с  конфликтом  в  с.  Искра  более  всего  подходит 

применение теории «коллективного действия» Ч. Тилли, явно 

было видно, что кыргызская часть населения действовала сообща 

и  в  целях  достижения  определенных  коллективных  интересов, 

в  частности  –  в  стремлении  �наказать�  дунганскую  сторону  за 

неправомерное  использование  �криминальной�  составляющей 

при разрешении конфликта.

В  случае  с  конфликтом  в  с.  Петровка  также  действует 

концепция «коллективного действия» Ч. Тилли, где кыргызское 

и русское население объединились и выступили против курдской 

диаспоры, которая не осудила педофила – курда по национальности, 

а, наоборот, попыталась его защитить и поддержать. 

В случае с конфликтом в с. Маевка в качестве теоретического 

объяснения  причин  конфликта  более  всего  подходит  теория 



депривации  и  теория  человеческих  потребностей,  когда 

пробакиевские  силы  смогли  столкнуть  наиболее  обездоленные 

слои  кыргызских  внутренних  мигрантов  на  погромы  и  захват 

в  пригороде  столицы  пахотных  земель,  принадлежащих  лицам 

турецкой национальности. 

Во всех этих случаях наблюдаются стихийные действия толпы, 

что  очень  даже  хорошо  описывается  концепцией  психологии 

толпы Г. Лебона.

ЛИТЕРАТУРА

1.  См.:  Омуралиев  Н.А.  Ферганская  долина:  центр  дружбы  или 

источник разногласий? // Будущее государств Центральной Азии: вме-

сте или…? Материалы региональной конференции. – Бишкек, 2001. – 

С. 179-181.

2.  См.:  Кадырова  Р.  Предупреждение  лучше  лечения  //  Салам, 

Азия! – 2002. – февр.

3.  См.:  Омукеева  Дж.А.,  Эрмеков  Д.Ж.  Анализ  этнической  сфе-

ры  юга  Кыргызстана:  риски  и  проблемы  взаимодействия  этнических 

сообществ  //  Взаимодействие  государства  и  гражданского  общества 

в  предотвращении  и  урегулировании  межэтнических  конфликтов  в 

Кыргызстане:  Сб.  материалов  научно-практ.  семинаров.  –  Бишкек, 

2011. – С.74-78.


ТҮРКІТІЛДЕС ЕЛДЕР ДАМУЫНЫҢ ҰЛТТЫҚ СТРАТЕГИЯЛАРЫ

64         Түркітілдес елдер  әлеуметтанушыларының V Конгресі

4. См.: Омукеева Дж.А., Эрмеков Д.Ж. Указ. раб. – С. 78.

5.  См.:  Ибраимова  С.С.  Историко-культурные  аспекты 

межэтнических  конфликтов  (политологический  анализ  событий  1990 

и 2010 гг.): Автореф. … дис. канд. полит. наук. – Бишкек, 2012. – С.13. 

6  См.:  Харченко  В.А.  Внутригосударственные  межэтнические 

конфликты  на  постсоветском  пространстве:  теория  и  практика 

политического управления (на материалах Юга России и Киргизстана). 

– Бишкек, 2011. – С. 59.

7. Харченко В.А. Политическое управление локальными межэтни-

ческими конфликтами: теоретическая модель и технологии ее реали-

зации: Дис. ... канд. полит. наук. – Ростов н/Д.: Изд-во СКАГС, 2003. 

– С. 45–46.

8.  См.:  Харченко  В.А.  Внутригосударственные  межэтнические 

конфликты на постсоветском пространстве: теория и практика полити-

ческого управления (на материалах Юга России и Киргизстана). – Биш-

кек, 2011. – с. 59-60.

9.  См.:  Пятый,  шестой  и  седьмой  периодические  доклады 

Кыргызской Республики о выполнении Международной Конвенции о 

ликвидации всех форм расовой дискриминации / Сост.: Н.А. Омуралиев 

/ МИД КР. – Бишкек, 2011. 

10.  См.:  Письмо  МВД  КР  //Текущий  архив  ЦМНиСИ  НАН  КР/ 

Дело № 06.12 

11.  См.:  Пятый,  шестой  и  седьмой  периодические  доклады 

Кыргызской  Республики  о  выполнении  Международной  Конвенции 

о  ликвидации  всех  форм  расовой  дискриминации  /  Составитель 

Омуралиев Н.А. – Бишкек, МИД КР, 2011 г. 

12. Пятый, шестой и седьмой периодические доклады Кыргызской 

Республики о выполнении Международной Конвенции о ликвидации 

всех форм расовой дискриминации / Сост.: Н.А. Омуралиев / МИД КР. 

– Бишкек, 2011. 



НАЦИОНАЛЬНЫЕ СТРАТЕГИИ РАЗВИТИЯ ТЮРКОЯЗЫЧНЫХ СТРАН

                  

 

 V Конгресс социологов тюркоязычных стран                      65    



РЕЛИГИОЗНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ 

И ИДЕНТИФИКАЦИЯ В КЫРГЫЗСТАНЕ

Б.А. Малтабаров,

заведующий кафедрой социологии Бишкекского гуманитарного

 университета им. К. Карасаева, вице-президент 

Социологической Ассоциации Кыргызстана, кандидат 

социологических наук

Проблема религиозной идентичности в Кыргызстане связана 

с необходимостью выборов новых алгоритмов сосуществования 

различных социо-культурных организмов. Как показывает опыт 

прошлого,  во  время  переходного  периода,  народных  бедствий, 

краха  привычных  социально-политических  идентификаций, 

долгое  время  насаждаемых  всеми  каналами  официальной 

пропаганды,  воцарения  идеологической  неразберихи  и 

отсутствия мобилизационной общегосударственной идеи – резко 

возрастает роль традиционных этнокультурных – национальных 

и религиозных – идентичностей. 

В  социологическом  энциклопедическом  словаре  – 

идентичность (лат. identifi care – отождествлять, позднелат. iden-

identificare – отождествлять, позднелат. iden-

 – отождествлять, позднелат. iden-

iden-


tifico  –  отождествлять)  –  рассматривается  как  соотнесенность 

чего-либо  с  самим  собой  в  связанности  и  непрерывности 

собственной  изменчивости  и  мыслимая  в  этом  качестве. 

Идентичность  –

 

представляет  собой  процесс  непрерывного 



поиска и постоянного развития своего истинного �Я�. Социально-

групповой аспект идентичности представляет собой социальный 

капитал  освоенных  с  момента  рождения  и  находящихся  в 

постоянном  динамическом  движении  групповых  отношений  и 

идентификации в социуме [4, 344].

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   58


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет