Биология. Медицина. География сериясы



жүктеу 1.93 Mb.
Pdf просмотр
бет2/11
Дата24.12.2016
өлшемі1.93 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

0

2

4

6

8

0

20

40

60

1

2

3

 

Рис. 1. Изменение  содержания  ТБК-активных  продуктов  в  микросомах  лактирующей  молочной 



железы при сочетанном введении витамина  С  и ацетата свинца:  по оси абсцисс — время индук-

ции, мин; по оси ординат — содержание МДА, нмоль/мг белка; 1 — контроль, 2 — интоксикация 

+ витамин С, 3 — интоксикация 

Предварительное  применение  антиоксиданта  витамина  С  снимает  токсическое  действие  ионов 

свинца. Прирост уровня  ТБК-активных продуктов понижается во все моменты измерения. Так, при 

20-минутной индукции содержание продуктов перекисного окисления уменьшается до 185 %, а при 

индукции 60 минут — до 235 %. Исходное значение достигает 1,513 нмоль/мг белка.  

На рисунке 2 представлены данные по влиянию витамина Е в сочетании с ионами свинца (2) на 

процессы ПОЛ. При применении витамина Е резко снижается исходное значение ТБК-активных про-

дуктов. Индукция системой Fe

2+

+аскорбат не приводит к существенному приросту продуктов пере-



кисного окисления во все моменты замера, и к 60-й минуте индукции уровень МДА понижается до 

2,923 нмоль/мг белка по сравнению с изолированным действием ацетата свинца.  

 

0

2

4

6

8

0

20

40

60

1

2

3

 

Рис. 2. Сочетанное действие витамина Е и ацетата свинца на накопление продуктов ПОЛ в микро-



сомах секреторных клеток молочной железы: по оси абсцисс — время индукции, мин; по оси ор-

динат — содержание МДА, нмоль/мг белка; 1 — контроль, 2 — интоксикация + витамин Е, 3 — 

интоксикация 




0

2

4

6

8

0

20

40

60

1

2

3

 

Рис. 3. Влияние ЕGb 761 на накопление продуктов ПОЛ в микросомах лактирующей молочной же-



лезы при свинцовой интоксикации: по оси абсцисс — время индукции, мин; по оси ординат — со-

держание МДА, нмоль/мг белка;1 — контроль, 2 — интоксикация + ЕGb 761, 3 –интоксикация 

В следующей серии экспериментов при свинцовой интоксикации были проведены исследования 

антиокислительного действия стандартизированного экстракта Гинкго билоба (ЕGb 761) (рис. 3). ЕGb 

761 также повышает резистентность мембран клеток лактирующей молочной железы. Уровень при-

роста продуктов ПОЛ при 60-минутной индукции — 280 %, тогда как при интоксикации их значение 

во время 60-минутной индукции увеличивалось до 380 %. Следует заметить, что при этом исходное 

значение при введении ЕGb 761 намного ниже.  



Заключение 

Таким образом, повреждение клеточных мембран молочной железы при свинцовой интоксика-

ции  повышает  чувствительность  мембран  к  индуцированному  ПОЛ.  Очевидно,  это  происходит  за 

счет  изменения  естественной  антиоксидантной  защиты  и,  несомненно,  вызывает  нарушение  секре-

торных процессов.  

Свинец,  обладая  высоким  кумулятивным  свойством,  избирательно  депонируется  в  различных 

органах  и  оказывает  токсическое  воздействие  длительное  время.  При  этом  наблюдается  усиление 

ПОЛ, сопровождающееся угнетением активности антиоксидантных ферментов (СОД, каталазы, глу-

татионпероксидазы, глутатионредуктазы) [13, 14]. В ряде работ показана эффективность применения 

классического  антиоксиданта  α-токоферола  при  окислительном  стрессе [15, 16]. Поэтому  уровень 

снижения прироста ТБК-активных веществ аскорбиновой кислотой и EGb 761 мы оцениваем в срав-

нении с витамином Е.  

Результаты наших исследований показали, что витамин С и EGb 761, как и 

α -токоферол, защи-

щают мембраны секреторных клеток молочной железы от повреждающего действия окислительных 

агентов, следовательно, предотвращают негативное воздействие интоксикации на процесс молокооб-

разования.  

 

 



Список литературы 

1.  Тасекеев  М.  Биоремедиация  токсичных  промышленных  отходов // Промышленность  Казахстана. – Алматы, 2004. – 

№ 5(26). – С. 59–63.  

2.  Трахтенеберг  И.М.,  Тычинин В.А., Талакин  Ю.Ю.,  Лампека  Е.Г.  и  др.  К  проблеме  носительства  тяжелых  металлов // 

Журн. акад. мед. наук Украiни. – 1999. – Вып. 5. – № 1. – С. 87–95.  

3.  Косенко Т.П., Абылаев Ж.А. Общие закономерности и различия реакции системы гипофиз-гонады на воздействия вред-

ных факторов фосфорного и свинцового производства // Эндокринная система организма и вредные факторы внешней 

среды: Тез. докл. III всесоюз. конфер. – Л., 1987. – С. 112.  

4.  Кирбасова Н.П., Пономарева Л.П. Особенности водного фактора внешней среды и молока родильниц в регионах эколо-

гического неблагополучия // Иммунореабилитация и реабилитация в медицине: Тез. докл. IV междунар. конгресса. – 

Сочи, 1998. – С. 25.  


10 

5.  Gonzales-Cossio T., Peterson K.E., Sanin L.N., Fishbein E. et al. Decrease in birth weigth in relation to maternal bone lead bur-

den // FASEB J. [МФИШ]. – 1997. – Vol. 11. – № 3. – P. 610.  

6.  Carbone R., Naforgia N., Crollo E. et al. Maternal and neonatal lead exposure in southern Italy // Biol. Neonato. – 1998. – 

Vol. 73. – № 6. – P. 362–366.  

7.  Truska P., Rosival L. Концентрация кадмия, свинца и ртути в крови и плаценте матерей и их новорожденных // Журн. 

гигиены, эпидемиологии, микробиол. и иммунолог. – 1989. – 33. – 2. – С. 141–147.  

8.  Абрамова Ж.И., Оксенгендлер Г.И. Человек и противоокислительные вещества. – Л.: Наука, 1985. – 350 с.  

9.  Irshad M., Chaudhuri PS. Oxidant-antioxidant system: role and significance in human body // Indian J Exp Biol. – 2002. – 

№ 40(11). – P. 1233–9.  

10.  Gardes-Albert M., Feraadini C., Sekaki A., Droy-Lefaix M.T. Oxygen-centered free radicals and their interaction with Egb 761 

or CP 202 // In: Feraadini C., Droy-Lefaix M.T., Christen Y. (eds): Ginkgo biloba extract as free radical scavenger. Advances in 

Ginkgo biloba extract research. – 1993. – Vol. 2. – P. 1–12.  

11.  Сейдахметова З.Ж., Мурзахметова М.К. Влияние хлорида кадмия и антиоксидантов на процессы пероксидации липи-

дов мембран секреторных клеток молочной железы лактирующих крыс // Изв. МОН РК, НАН РК. Сер. биол. и мед. – 

2005. – № 1. – С. 37–44.  

12.  Ohkawa H.O., Ohishi N., Yagi K. Assay for lipid peroxides in animal tissues by thiobarbituric acid reaction // Annal. вiochem. – 

1979. – Vol. 95. – № 2. – P. 351–358.  

13.  Sandhir R., Gill K.D. Effect of lead on lipid peroxidation in liver of rats // Biol. Trace Elem. Res. – 1995. – Vol. 48. – № 1. – 

P. 91–97. – К 13. 

14.  Sandhir R., Julka D., Gill K.D. Lipoperoxidative damage on lead exposure in rat brain and its implications on membrane bound 

enzymes // Pharmacol. Toxicol. – 1994. – Vol. 74. – № 2. – P. 66–71.  

15.  Guaiquil VH, Vera JC, Golde DW. Mechanism of vitamin C inhibition of cell death induced by oxidative stress in glutathion- 

depleted HL-60 cells // J. Biol. Chem. – 2001. – Vol. 276(44). – P. 40955–61.  

16.  Sen G., Mukhopadhaya R., Ghosal J., Biswas T. Combination of ascorbate and alpha-tocopherol as a preventive therapy against 

structural and functional defects of erythrocytes in visceral leishmaniasis // Free Radic Res. – 2004. – Vol. 38(5). – P. 527–534.  

 

 

 



 

 

УДК  616-89.22+612.018+111 



З.Ж.Сейдахметова, Г.К.Ташенова, Х.Д.Дюсембин, Ш.С.Шыныбекова  

Институт физиологии человека и животных ЦБИ МОН РК, Алматы 



РЕАКТИВНОСТЬ  СИМПАТО-АДРЕНАЛОВОЙ  СИСТЕМЫ  И  ГЕМОЛИТИЧЕСКАЯ 

СТОЙКОСТЬ  ЭРИТРОЦИТОВ  ПРИ  ДЕЙСТВИИ  СТРЕССА  У  САМОК  КРЫС 

Жедел  жəне  қайталама  иммобилизациялық  стресс  кезінде  жүкті  жəне  сүт  түзуші  егеу-

құйрықтардың симпатты-адреналды жүйесінің өзгеру заңдылығы зерттелді. Симпатты-ад-

реналды  жүйесінің  реакциясы  берілген  стимулдардың  санына  тəуелді.  Иммобилизациялық 

стресс норадреналиннің мөлшерін едəуір көбейтеді. Сүт түзуші егеуқұйрықтарға қарағанда 

жүкті  егеуқұйрықтарда  стресс-реакция  анық  байқалады.  Жедел  иммобилизациялық  стресс 

кезінде  эритроциттердің  мембранасының  тұрақтылығын  бұзып, оның  өткізгіштілігін арт-

тырып,  тотығу  тұрақтылығын  төмендетеді.  Сүт  түзуші  егеуқұйрықтардың  эритроцит 

мембранасының резистенттілігі жүкті егеуқұйрықтарға қарағанда едəуір тұрақты.  

In given investigation were studied regularities of the change of sympathetic adrenal system of the 

pregnant and nursing rats at action acute and repeated immobilization stress. There is shown that re-

action SAS differs depending on quantitative presented stimulus. It is installed that immobilization 

stress causes more strong increase an amount noradrenaline. The stress-reaction of the pregnant fe-

males was more denominated, than nursing rats. It is shown that at influence immobilization stress 

occurs the breach to stabilities of erythrocytes membranes of the rats, bring about increase of perme-

ability and reduction of peroxide resistance of membranes of erythrocytes, herewith resistance of 

erythrocytes of the nursing females was more stable, than pregnant rats.  

 

Выявление  причин  недостаточной  секреции  молока  и  поиск  методов  их  устранения  возможны 



только  при  тщательном  изучении  физиолого-биохимических  механизмов  регуляции  секреторной 

функции молочной железы. Любое внешнее негативное воздействие отражается на функционирова-

нии молочной железы, являющейся наиболее чувствительным органом лактирующего организма. Ис-

следования,  направленные  на  изучение  влияния  стресса  на  процессы  становления  и  развертывания 

лактации, к сожалению, немногочисленны. Тем не менее анализ работ по данному направлению поз-

воляет говорить о том, что под воздействием стрессорных раздражителей происходит нарушение сек-



11 

реции молока, его выведения из молочной железы и развитие гипогалактии [1, 2]. Стресс является од-

ним  из  пусковых  механизмов  в  патогенезе  различных  заболеваний  и  может  играть  не  последнюю 

роль в возникновении и развитии гипогалактических явлений [3].  

При психоэмоциональных стрессах происходит активация САС, что резко негативно влияет на 

процесс маммо- и лактогенеза и тормозит молоковыделительную реакцию в дальнейшем, приводя к 

возникновению гипогалактии [4, 5]. В основе патологических изменений многих органов лежат про-

цессы активации ПОЛ [6]. При стресс-воздействиях возникает гемолитическая ситуация в сыворотке 

крови, степень которой зависит от силы воздействия раздражителя и исходной резистентности попу-

ляции клеток [7, 8].  

Выбор эритроцитов в качестве объекта исследования при экстремальных воздействиях и стрессе 

целесообразен  потому,  что  структура  мембран  эритроцитов  отражает  особенности  биохимического 

строения мембран других тканей.  

В данной работе было проведено исследование влияния острого и повторного иммобилизацион-

ного  стресса  на  содержание  катехоламинов  и  резистентность  эритроцитов  беременных  и  лактиру-

ющих крыс.  



Методика 

Эсперименты проведены на самках белых лабораторных крыс массой 150–200 г. Животные бы-

ли  разделены  на  следующие  группы: 1-я — интактные  небеременные,  беременные  и  лактирующие 

крысы, 2-я — небеременные, беременные и лактирующие крысы, подверженные воздействию остро-

го иммобилизационного стресса, 3-я — небеременные, беременные и лактирующие крысы, подвер-

женные повторному иммобилизационному стрессу. Острому иммобилизационному стрессу подверга-

ли в течение 3 часов в иммобилизационных камерах, повторному — также по 3 часа в течение 5 дней. 

Иммобилизацию проводили в пластиковых пеналах. После стрессорного воздействия животных дека-

питировали под легким эфирным наркозом.  

Для выделения фракции эритроцитов кровь центрифугировали 10 мин при 1000 g. Плазму и лей-

коциты удаляли, а эритроциты дважды промывали средой инкубации, содержащей 150 мМ NaCl, 5 

мM Na


2

HPO


(рН — 7,4).  

Перекисную  резистентность  эритроцитов  определяли  по  методу Jager F.C. [9]. Проницаемость 

эритроцитарной мембраны определяли по ранее описанному методу [10].  

Для определения катехоламинов кровь центрифугировали 10 минут в рефрижераторной центри-

фуге (1000 g), плазму отделяли, замораживали и хранили до проведения исследования при t –20 

°С. 

Содержание  адреналина  и  норадреналина  определяли  спектрофлюориметрическим  методом  по 



Э.Ш.Матлиной [11].  

Полученные  результаты  статистически  обрабатывали  с  использованием  программы «Microsoft 

Excel», достоверность различий оценивалась по t-критерию Стьюдента.  

Результаты  

На рисунке 1 представлены данные по изменению количества адреналина в плазме крови самок 

крыс при влиянии острого и повторного иммобилизационного стресса. Острая иммобилизация вызва-

ла повышение содержания адреналина более сильное у беременных и лактирующих крыс по сравне-

нию с небеременными — на 0,041±0,003 и 0,027±0,005 нг/мл. При этом стрессорная система лактиру-

ющих крыс реагировала слабее, чем у беременных животных. Повторная иммобилизация привела к 

значительно меньшей возбудимости симпато-адреналовой системы. Реакция беременных и лактиру-

ющих крыс на повторный стимул была сильней, чем у небеременных самок.  

Количество норадреналина в плазме крови у беременных самок при воздействии острой иммо-

билизации увеличилось на 0,063±0,005 нг/мл по сравнению с небеременными и лактирующими — на 

0,021±0,007 нг/мл (рис. 2). Аналогичные изменения обнаружены и при повторном стрессе, хотя реак-

тивность системы была менее значительной, чем при влиянии острой иммобилизации.  



12 

0

0,02

0,04

0,06

0,08

0,1

0,12

             К        1        2                   К         1         2                     К        1         2

          небеременные                  беременные                       лактирующие

*

*

** 

**

 

Рис. 1. Содержание адреналина в плазме крови самок крыс при влиянии острого и повторного им-



мобилизационного стресса. По оси ординат — концентрация адреналина, нг/мл; по оси абсцисс: К 

—  контроль, 1 — острый  иммобилизационный  стресс, 2 — повторный  иммобилизационный 

стресс; * — Р≤0,05; ** — Р≤0,01 

 

0



0,05

0,1

0,15

0,2

0,25

        К         1         2                   К          1        2                    К         1          2

       небеременные                   беременные                      лактирующие

*

*

**

**

 

 



Рис. 2. Содержание норадреналина в плазме крови самок крыс при влиянии острого и повторного 

иммобилизационного стресса. По оси ординат — концентрация норадреналина, нг/мл; по оси аб-

сцисс: К — контроль, 1 — острый иммобилизационный стресс, 2 — повторный иммобилизацион-

ный стресс; * — Р≤0,05, ** — Р≤0,01  

Результаты по исследованию проницаемости эритроцитарных мембран (ПЭМ) показаны на ри-

сунке 3. За 100 % принимается  величина  выхода  гемоглобина  при  инкубации  в  среде,  содержащей 

1,8 г/100 мл мочевины. При минимальном содержании мочевины в среде инкубации проницаемость 

эритроцитарных мембран небеременных крыс практически не менялась.  



13 

0

20

40

60

80

100

120

1  2  3    1  2  3     1  2  3       1  2  3    1  2  3     1  2  3     1  2  3  1  2  3     1  2  3

                      I                                                 II                                              III   

А

Б

В

А

Б

В

А

Б

В

 

Рис. 3. Проницаемость мембран эритроцитов крыс при остром и повторном иммобилизационном 



стрессе.  По  оси  ординат — уровень  гемолиза, %;  по  оси  абсцисс — соотношение  концентраций 

мочевины/физиологического  раствора, %: 1 — интактные, 2 — острый  стресс, 3 — повторный 

стресс; А — небеременные, Б — беременные, В — лактирующие крысы 

Острый  иммобилизационный  стресс  вызвал  усиление  проницаемости  мембран  у  беременных 

крыс на 8,2, у лактирующих — на 7,7 %. Повторная иммобилизация существенных изменений ПЭМ 

не  вызвала.  При  повторном  иммобилизационном  стрессе  с  повышением  концентрации  мочевины 

проницаемость мембран эритроцитов увеличивалась в группах небеременных и беременных живот-

ных. Эритроциты лактирующих крыс отвечали высокой степенью гемолиза в данной среде инкуба-

ции на острое воздействие, тогда как повторный стресс не привел к сколько-нибудь значимым изме-

нениям  ПЭМ.  Добавление  среды  с  максимальным  содержанием  мочевины  вызвало  рост  проница-

емости эритроцитарных мембран как у интактных, так и у стрессированных животных. При этом бо-

лее высокий уровень ПЭМ наблюдался при повторном стрессе у небеременных и беременных крыс, а 

при остром воздействии — только у лактирующих самок.  

0

20

40

60

          1        2        3                      1         2         3                     1          2          3

                                                                Н

2

О

2

А

Б

В

**

*

**

**

**

 

Рис. 4. Перекисная  резистентность  эритроцитов  крыс  при  остром  и  повторном  иммобилизацион-



ном стрессе. По оси ординат — уровень гемолиза, %; по оси абсцисс: 1 — интактные, 2 — острый 

стресс, 3 — повторный стресс; А — небеременные, Б — беременные, В — лактирующие крысы. 

Н

2

О



2

 — 50 мМ; * — Р≤0,01; ** — Р≤0,05 



14 

Приведенные  на  рисунке 4 данные  по  исследованию  перекисной  резистентности  эритроцитар-

ных  мембран  показывают,  что  добавление  перекиси  водорода  вызывает  снижение  резистентности 

эритроцитов на воздействие острого иммобилизационного стресса во всех группах стрессированных 

животных. Повторная иммобилизация приводит к менее интенсивному гемолизу. Наиболее остро ре-

агируют  уменьшением  резистентности  на  острую  иммобилизацию  мембраны  эритроцитов  беремен-

ных крыс. Тогда как величина выхода гемоглобина из красных кровяных клеток лактирующих жи-

вотных после острого стресса была незначительна.  



Заключение 

Стрессоры  во  время  беременности,  прежде  всего,  могут  вызывать  у  самок  такие  реакции,  как 

стимуляция  симпато-адреналовой  системы.  Изучение  изменения  реакции  симпато-адреналовой  сис-

темы на острый и повторный стимулы выявило следующие закономерности. При остром иммобили-

зационном воздействии стрессорная система лактирующих крыс реагировала слабее, чем у беремен-

ных животных. Эти данные подтверждают результаты некоторых зарубежных исследований о низкой 

реактивности стресс-реализующих систем у животных и людей в период лактации [2, 12]. Повторная 

иммобилизация привела к значительно меньшему накоплению адреналина во всех группах, чем ос-

трая иммобилизация. Аналогичные изменения обнаружены и относительно характера изменения ак-

тивности норадреналина.  

Активация симпато-адреналовой системы также происходит при психоэмоциональных стрессах, 

что  резко  негативно  влияет  на  процесс  лактогенеза  и  тормозит  молоковыделительную  реакцию  в 

дальнейшем, часто приводя к возникновению гипогалактии [4, 5]. Следует отметить, что при иммоби-

лизационном  стрессе  наблюдалось  более  сильное  выделение  норадреналина,  чем  адреналина.  Мы 

объясняем  это  характером  стрессорного  раздражения:  иммобилизация  является  эмоциональным 

стрессом, при котором усиливается именно синтез норадреналина. Данная закономерность подтвер-

ждается литературными данными [13, 14].  

При остром иммобилизационном стрессе наблюдается более значительное снижение гемолити-

ческой  стойкости  эритроцитов.  Плазматическая  мембрана  эритроцитов  беременных  животных  под 

воздействием острого иммобилизационного стресса становится более проницаемой, чем у неберемен-

ных и лактирующих самок, вследствие чего усиливается гемолиз, что подтверждается сериями опы-

тов по изучению перекисной резистентности и проницаемости мембран эритроцитов. Повторный им-

мобилизационный стресс существенных изменений резистентных свойств эритроцитов не вызвал. В 

группе лактирующих самок изменения резистентности мембран эритроцитов носили менее выражен-

ный характер.  

Таким образом, на основании анализа вышеизложенных результатов можно предположить, что 

резистентность эритроцитов меняется за счет изменения физико-химических свойств мембраны в пе-

риод беременности и лактации. Результаты наших опытов выявили, что на стрессорные воздействия 

наиболее остро реагируют крысы в период вынашивания потомства. Мы объясняем это включением в 

период  лактации  защитных  механизмов,  направленных  на  сохранение  основной  на  данный  момент 

функции организма самки — лактационной.  

 

 



Список литературы 

1.  Heinrichs M., Neumann I., Ehlert U. Lactation and stress: protective effects of breast-feeding in humans // Stress. – 2002. – 

№ 5(3). – Р. 195–203.  

2.  Groer MW., Davis MW., Hemphill J. Postpartum stress: current concepts and the possible protective role of breastfeeding // J. 

Obstet. Gynecol. Neonatal. Nurs. – 2002. – № 31(4). – Р. 411–7.  

3.  Mezzacappa E.S. Breastfeeding and maternal stress response and health // Nutr. Rev. – 2004. – № 2(7 Pt. 1). – Р. 261–8.  

4.  Windle R.J., Shanks N., Shiles R.A., Wood S., Lightman S.L., Ingram C.D. Behavior and endocrine responses to a psychological 

stress in virgin and lactation rats: Abstr. Sci. Meet. Physiol. Soc. – Edinburg, 1996. 2–6 July // J. Physiol. Proc. – 1996. – 495. 

H108-109.  

5.  Windle R.J., Wood S., Shanks N., Perks P., Conde G.Z., da Costa A.P., Ingram C.D., Lightman S.L. Endocrine and behavior res-

ponses to noise stress: Comparison of virgin and lactation rats during non-disrupted maternal activity // J. Neuroendocrinol. – 

1997. – № 6. – P. 407–414.  

6.  Барабой В.А. Роль перекисного окисления в механизме стресса // Физиол. журн. – 1989. – Т. 35. – № 5. – С. 87.  

7.  Гладкова М.А., Дегтярев А.Н., Островский О.В., Спасов А.А. Исследование резистентности мембран эритроцитов к сво-

боднорадикальному гемолизу // Кл. лаб. диагностика. – 1999. – № 10. – С. 27–28.  

8.  Discher D.E. New insights into erythrocyte membrane organization and microelasticity // Curr. Opin. Hematol. – 2000. – 

Vol. 7. – № 2. – P. 117–122.  


15 

9.  Jager F.C. Determination of vitamin E requirement in rats by means of spontaneous haemolysis in vitro // Nutr. et Diets. – 

1968. – Vol. 10. – № 3. – P. 215–223.  

10.  Колмаков  В.Н.,  Радченко  В.Г.  Значение  определения  проницаемости  эритроцитарных  мембран  (ПЭМ)  в  диагностике 

хронических заболеваний печени // Терапевт. Архив. – 1982. – Т. 54. – № 2. – С. 59–62.  

11.  Матлина Э.Ш. Метод определения адреналина, норадреналина, ДОФА и дофамина // Методы исследования некоторых 

систем гуморальной регуляции. – М., 1967. – С. 136–144.  

12.  Walker CD., Deschamps S., Proulx K., Tu M., Salzman C., Woodside B., Lupien S., Gallo-Payet N., Richard D. Mother to infant 

or infant to mother? Reciprocal regulation of responsiveness to stress in rodents and the implications for humans // J. Psychiatry 

Neurosci. – 2004. – № 29(5). – Р. 364–82.  

13.  Тигранян Р.А. Стресс и его значение для организма. – М.: Наука, 1988. – 176 с.  

14.  Пшеникова М.Г. Феномен стресса. Эмоциональный стресс и его роль в патологии // Патол. физиология и эксперим. те-

рапия. – 2001. – № 1. – С. 26–23.  

 

 



 

 

 



УДК  616. 24-053-018+111 

К.К.Джаугашева, Г.Н.Кисманова 

Западно-Казахстанская государственная медицинская академия им. М.Оспанова, Актобе 


Каталог: download
download -> №3 (03) 30 қараша, 2015 жыл
download -> ӘБ жұмысының 2015-2016 оқу жылының талдау нәтижелері
download -> Вестник пгу №1, 2010 106 Түйіндеме
download -> Қазақстан республикасы білім және ғылым министрлігі
download -> А. Әшімбаев Әбілхан қастеев шығармашылығы арқылы білімгерлердің
download -> Семинар-тренинг 3-4 октября 2014 года в Таразском государствен ном педагогическом институте был проведен семи
download -> Вестник пгу №4, 2010 134 Түйіндеме Доцент Нұрманова Ж. К. мақаласы «Компаративистиканың ғылыми өрісінде қазақ әдебиеті мен кинематографының шектесуі»
download -> Көгінен нұрын шашып, гүлдері бүршік ж ары п, ба ғы нд а бұлбұлы сайр а ға н
download -> Сабақтар "Қазақ хандығының құрылуы" "Өз тарихын білмеген халық, өзін де сыйламайды "
download -> М. тынышбаев және 1916 жылғЫ Ұлт-азаттық КӨтеріліс с. К. Тулбасиева


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11


©emirsaba.org 2019
әкімшілігінің қараңыз

    Басты бет